Роль Императорского Русского Географического Общества в развитии отечественной науки во второй половине XIX в

Подробнее

Размер

149.25K

Добавлен

31.03.2021

Скачиваний

16

Добавил

Анастасия Рощина
Дипломная работа по географии на 151 лист по теме 4 Роль Императорского Русского Географического Общества в развитии отечественной науки во второй половине XIX в
Текстовая версия:

Роль Императорского Русского географического общества в развитии русской науки во второй половине XIX века


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Развитие русской науки в первой половине XIX века и учреждение Императорского Русского географического общества

.1 научная жизнь дореформенной России и предпосылки создания Императорского Русского географического общества

.2 основание Ирго

Глава II деятельность структурных подразделений Ирго

.1 устав Ирго: порядок осуществления деятельности общества

.2 основатели и первые руководители Императорского Русского географического общества

.3 местные отделы Ирго

Глава III основные направления научной деятельности Императорского Русского географического общества

.1 научная деятельность кафедр Ирго

.2 роль экспедиционной деятельности Ирго в развитии географических, этнографических, статистических и других наук

.3 научная и издательская деятельность Ирго

.4 научно-просветительская работа Ирго (формирование библиотек, музейное дело)

Вывод

Список источников и ссылок


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Для современной российской науки одним из ключевых вопросов является проблема консолидации и организации научного сообщества, объединения его усилий для решения важнейших научных и социальных проблем. Накопленный в этой области исторический опыт может быть очень востребован сегодня в процессе социально-экономической модернизации страны и структурирования гражданского общества. Общественные организации, в том числе и научные, являются весьма значимым элементом последней - ее институциональной единицей.

По определению видного исследователя общественных объединений Российской империи А. Д. Степанского, общественная организация-это "добровольное, самоуправляющееся, правильно сформированное объединение граждан, регулярно действующее для достижения определенных политических, социально-экономических или культурных целей непроизводственного и некоммерческого характера."

Деятельность общественных организаций, объединяющих представителей научного сообщества различных специальностей, служит необходимым условием развития науки и институтов гражданского общества.

Императорское Русское географическое общество (далее-Ирго) внесло огромный вклад в развитие российской науки и общественной жизни во второй половине 19 века. Руководители и видные деятели Ирго сыграли большую роль в организации выдающихся научных исследований и экспедиций, а также в проведении "Великих реформ" 1860-х и 1870-х годов. Этот поистине уникальный пример в российской истории заслуживает самого всестороннего изучения.

Целью диссертационного исследования является анализ места и роли Ирго в развитии российской науки во второй половине XIX века.

Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи::

выявить предпосылки создания Императорского Русского географического общества;

2. анализ деятельности структурных подразделений Ирго;

. охарактеризовать основные направления научной деятельности Ирго.

Объектом исследования является развитие русской науки во второй половине XIX века.

Предметом исследования является роль Ирго в развитии российской науки.

Гипотеза исследования состоит в предположении, что Ирго играло ключевую роль в организации научно-исследовательской деятельности в России по ряду ключевых направлений, что выражалось в целой системе мер по решению важнейших научных и социальных проблем.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1845 по 1892 год - период от основания Ирго до смерти его первого председателя, Великого князя Константина Николаевича.

Степень знания темы. Исследуемая тема была предметом исследования как в дореволюционный и советский периоды, так и на современном этапе.

Дореволюционная историография представлена фундаментальным трехтомным трудом великого русского географа, заместителя председателя Ирго П. П. Семенова-Тян-Шанского "история полувековой деятельности Императорского Русского географического общества. 1845-1895", который и по сей день является наиболее полным и подробным изложением истории географического общества от его основания до конца XIX века. Автор, в частности, очень подробно описывает экспедиционную деятельность Ирго. В то же время она в меньшей степени отражает научную, издательскую и просветительскую деятельность общества.

В советское время Ирго было переименовано во Всесоюзное географическое общество и продолжало свою деятельность, сохраняя верность своим традициям и отсчитывая свое существование с 1845 г. в 1946 г. президент Всесоюзного географического общества Л. С. Берг опубликовал книгу, посвященную юбилею общества и подведению итогов его 100-летней деятельности. Однако данная работа носит обзорно-описательный характер, не затрагивая деталей научной деятельности Ирго и ее влияния на развитие отечественной науки.

Четверть века спустя, в 1970 году, по случаю нового юбилея, под редакцией тогдашнего президента Всесоюзного географического общества был опубликован коллективный труд о 125-летней деятельности общества. Это очень обширный и подробный обзор многогранной научной деятельности общества - гораздо более полный, чем предыдущая работа Л. С. Берга. Таким образом, в книге раскрывается роль Ирго в развитии новых отраслей науки. В то же время работа изобилует официальными идеологическими оценками прошлого и настоящего.

Важное место в историографии занимают работы Т. А. Лукиной , видного советского исследователя эпистолярного наследия К. М. Баера, ставшего одним из основателей географического общества. Основываясь на переписке К. М. Баера, Ф. П. Литке и Ф. П. Врангеля и архивных документах, опубликованных л. с. Бергом, Т. А. Лукина доказывает, что идея создания Ирго принадлежала К. М. Баеру, получившему в своем начинании поддержку моряков Ф. П. Литке и Ф. П. Врангеля.

Однако этот вопрос был и остается дискуссионным. Если в 1870 году в своей речи, посвященной 25-летию Ирго, секретарь общества Ф. Р. Остен-Сакен назвал инициаторами создания Ирго К. М. Баера, Ф. П. Литке и Ф. П. Врангеля, то П. П. Семенов-Тян-Шанский в своей" истории полувековой деятельности Императорского Русского географического общества " оказал эту честь Ф. П. Литке, а также выдающемуся ученому-историку, статистику и географу К. И. Арсеньеву.

Статьи Н. Г. Суховой посвящены предыстории создания Ирго и его основания. Вслед за Т. А. Лукиной она признает К. М. Баера автором идеи основания общества.

Крупный советский и современный исследователь в области истории общественных и научных учреждений и организаций дореволюционной России А. Д. Степанский в своих работах не дал подробного анализа деятельности Ирго, но в целом высоко оценил его вклад в развитие научной жизни дореволюционной России. Говоря о дореформенном периоде, он назвал Ирго "самым крупным и активным научным обществом".

В современной историографии большое внимание уделяется деятельности местных отделов и других структурных подразделений Ирго. В работе Т. Н. Шиловой показана роль Ирго в проведении исследований по истории и этнографии народов Якутии. Существует ряд работ, посвященных деятельности Восточно - Сибирского отделения Ирго. Его краеведческие и выставочные аспекты нашли отражение в работах А. О. Левченко; создание и функционирование кафедры - в работах И. И. Пименовой; деятельность кафедры по изучению истории монгольских народов - в работах Л. Г. Арсеньевой. История Западно-Сибирского отдела со второй половины 1870-х годов по 1919 год описана в работе И. А. Скалабана, а его действия по изучению южной части Западной Сибири (ныне северо-восток Казахстана) - в работе А. С. Ильясовой. Деятельность Кавказского отдела по изучению народного фольклора исследуется в работе Н. П.Мудровой. В работе А. И. Васкуля отражена специфика функционирования отдела этнографии Ирго.

Среди немногих работ современных исследователей, затрагивающих общие вопросы научной и общественной деятельности Ирго, можно выделить диссертацию М. Е. Ураловой, в которой описывается социально-политическая роль Ирго. Деятельность великого князя Константина Николаевича как главы Ирго и "святого покровителя" русской науки анализируется в исследовании М. А. Краюхиной. Связь между научными исследованиями членов Ирго и общественно - политической жизнью, где ведущая роль принадлежала также Великому Князю Константину Николаевичу, отчасти прослеживается в монографиях В. Е. Воронина.

В то же время в современной историографии отсутствуют комплексные исследования, отражающие содержание всей научной деятельности Ирго.

Исходная база данных исследования. Существует широкий круг источников по исследуемой проблеме, как опубликованных, так и хранящихся в архивных фондах.

Использованы материалы из двух фондов архива Русского географического общества (АРГО) из неопубликованных источников. На основе документов Арго реконструируется процесс подготовки устава общества, исследуется специфика издательской деятельности общества.

На основе официальных и документальных материаловподробно анализируются учредительные документы общества: Временный устав Русского географического общества 1845 года , постоянный Устав Русского географического общества 1849 года, а также Положение об отделениях Русского географического общества. Эти нормативные документы определяли задачи и процесс деятельности Ирго. Особый интерес представляет

"Высочайший указ об учреждении общества", положивший начало существованию и функционированию Ирго.

Большой объем официальной документации представлен ежегодными отчетами Ирго. Они включают в себя информацию об изменениях в кадровом составе компании и ее руководящих органах, текущих делах и деятельности Ирго, состоянии казначейства, сметах доходов и расходов. Он также включал обзоры статей, написанных членами Ирго, оценки научных работ деятелей общества, а также объявления о награждениях, деятельности Совета Ирго, общих собраниях общества и библиотеке Ирго.

Доклады местных отделов Ирго (Оренбургского, Юго-Западного и многих других) раскрывают специфику их компетенции, задач и функционирования.

Важными источниками мемуарно-эпистолярного характера являются дневники, мемуары и переписка видных деятелей Ирго. Ценные сведения о создании Ирго и его научно-исследовательской деятельности (открытия, экспедиции и др.) содержатся в воспоминаниях основателя общества П. А. Чихачева1и переписке другого основателя общества академика К. М. Баера2. Оба были выдающимися учеными: первый-географом и путешественником, второй-биологом. Роль Ирго в подготовке отмены крепостного права и других "великих реформ" царствования Александра II отражена в воспоминаниях П. П. Семенова-Тян-Шанского и А. В. Головнина. Они отмечают огромную политическую роль, которую играл в то время председатель Ирго великий князь Константин Николаевич. Роль Ирго в организации и проведении грандиозных экспедиций Н. Н. Миклухо-Маклая на Новую Гвинею показана в его записках и переписке с Ирго и различными официальными органами.

Наиболее широко в исследовании используются материалы журналистики и периодическойпечати . Это материалы о деятельности Ирго и его структурных подразделений, опубликованные в его периодических изданиях - " Записках Русского географического общества "(1846-1864), "Вестнике Ирго" (1851-1860), "Записках Ирго по общей географии" (1867-1893), "Записках Ирго по этнографии" (1867-1893), "Записках Ирго по статистическому ведомству" (1866-1893), а также в "Этнографическом сборнике", "живой старине".»,

Географические Известия, Вопросы географии и др. Роль Ирго и его сибирского подразделения в изучении и освоении Азиатской России отражена в следующих работах

"Записки Сибирского отдела Ирго". Богатый фактический материал, содержащийся в этих публикациях, позволяет воссоздать картину текущей повседневной деятельности общества, охарактеризовать организованные им научные исследования и полученные результаты.

"Записки" общества включают в себя широкий спектр исследовательских материалов, представленных деятелями Ирго во многих областях знаний.

В "записках Ирго о Департаменте статистики" содержатся статистические данные, собранные под руководством компании. Среди них - данные о рождаемости и смертности в России, в том числе детской.

В "Этнографическом сборнике"публиковались этнографические материалы, фольклор, описания быта и обрядов разных народов. Эти материалы были собраны на основе этнографических программ Ирго.

Периодические издания Ирго никогда не переиздавались, и они до сих пор представляют большую научную ценность.

Методологической основой исследования является сочетание различных методов, основанных на принципах историзма и объективности. Принцип историзма требует изучения процесса становления и деятельности Ирго в их конкретно-исторической обусловленности. Принцип объективности ориентирован на всесторонний анализ и достоверную оценку исторических фактов.

Историко-ситуационный метод позволяет исследовать проблему в контексте соответствующей исторической ситуации.

Историко - генетический метод позволяет выявить мотивацию научной и общественной деятельности руководителей ИРГ.

Историко-сравнительный (компаративный) метод предполагает сопоставление событий, явлений и процессов в их пространственно-временном сходстве и различии, а также выявление на основе имеющихся фактов как общих и закономерных, так и качественно различных. Она дает возможность изучить деятельность Ирго на широком социокультурном фоне.

Научная новизна данной работы заключается в том, что впервые в современной историографии было проведено всестороннее исследование роли Императорского Русского географического общества в развитии русской науки во второй половине XIX века. В то же время охарактеризована деятельность структурных подразделений Ирго и выявлен конкретный вклад общества в развитие различных отраслей науки.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы на учебных занятиях по социально-политической истории и культуре России XIX века, на факультативных и специальных курсах по развитию отечественной науки, а также при подготовке соответствующих научно-методических работ.

Проверка работы. По теме диссертационного исследования статья опубликована в научном журнале "Вестник магистратуры"1.

Структура диссертационного исследования соответствует поставленным целям и задачам. Статья состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы.


Развитие русской науки в первой половине XIX века и учреждение Императорского Русского географического общества

1.1 научная жизнь дореформенной России и предпосылки создания Императорского Русского географического общества

Становление русской науки, в частности естествознания, связано прежде всего с преобразованиями Петра I и преобразованиями послепетровской эпохи. Петр I сознавал важнейшую роль географических исследований, как в самой стране, так и на сопредельных территориях, в дальнейшем социально-экономическом развитии России. "Все, что Петр делал для распространения географических сведений, происходило отчасти от жгучего желания оживить торговлю и привести своих подданных в тесные отношения с другими народами, отчасти от очевидной потребности каждого правителя знать СРЕДСТВА своей страны и, наконец, от живого любопытства его ума, который жаждал всех знаний, особенно когда любопытство возбуждалось чем-то доселе невиданным."

При Петре I были проведены первые значительные научные экспедиции, созданы научно-исследовательские и образовательные организации, такие как морская академия, Кунсткамера и Академия наук. Составление новой карты Российской империи, инициированное Петром I, способствовало ускорению развития картографии в России.

Одной из приоритетных задач политики Петра I было издание общих (генеральных) карт, связанных с изучением обширных территорий страны, созданием военно-морского флота, а также поиском и освоением природных ресурсов местности.

В связи с этим возникает потребность в отечественных кадрах картографов, штурманов, геодезистов. В 1701 году по указу Петра I в Москве была создана Школа математических и навигацких наук, готовившая первых специалистов в области геодезических работ.

В 1715 году. Петр создал такое высшее учебное заведение, как военно-морская академия, выпускающая специалистов по морскому и военному делу на более высоком уровне, чем навигационное училище, в области морской артиллерии, навигации, фортификации и судостроения, а позднее картографии, геодезии и топографии.

Уже в 1719 году экспедицию на Дальний Восток возглавили геодезисты морской академии: И. М. Евреинов и Ф. Ф. Лужин. Петр I придавал большое значение вопросам, связанным с восточными окраинами государства: определению границ, укреплению и расширению владений в Сибири и на Дальнем Востоке. В связи с этой задачей экспедиция была такова: "от Тобольска до Камчатки, там, где вы указываете и описываете места, там: Америка сошлась вместе с Азией, что надо тщательно сделать, не только юг или восток, но и Восток и запад, и все на карте должно быть правильно нанесено"1. Результатом экспедиции стала карта Сибири, Камчатки и Курильских островов, основанная на точных данных. До этой экспедиции были составлены карты и чертежи различных территорий, но они не были столь точными и надежными.

Петр I организовал первую Камчатскую исследовательскую экспедицию (1725-1730) под руководством русского морского офицера В. И. Беринга, чтобы решить вопрос о том, связана ли Азия с Америкой, а также изучить прибрежные районы этих континентов. Следует отметить, что на вопрос о соединении двух континентов ответил ранее русский исследователь Семен Дежнев, открывший пролив между Северной Америкой и Азией гораздо раньше в 1648 году. Однако данные о его обнаружении не были опубликованы и не были известны. Они были обнародованы только в 1736 году во время Великой Северной или, как ее еще называют, Второй Камчатской экспедиции (1733-1743). По результатам Первой Камчатской экспедиции была составлена карта и описание маршрута от Тобольска до Камчатки "все наше существование от Тобольска реками и морем возвратиться", полностью изменившие существующие представления "о протяженности Сибири с запада на Восток и о восточном побережье Тихого океана от Камчатки до Чукотского носа". Большое значение имели географические наблюдения, сделанные его участниками. По результатам этих наблюдений были составлены описания флоры и фауны, топографии, течений, погоды, этнографических и экономических особенностей регионов. Необходимо также отметить политическое значение этой экспедиции, определившей границы России в Северо-Восточной Азии.

В царствование Петра I было проведено научное исследование Юго - Восточной окраины Европейской России с Каспийским морем и Закаспийской земли с Аральским морем. Это было связано с желанием Петра Великого проложить путь через эти территории в Среднюю Азию и Индию. В течение 1715-1719 годов была составлена опись Каспийского моря, согласно которой в 1720 году была опубликована карта Каспийского моря - "плоская картина Каспийского моря от устья Ярковского до Астробатского залива". Карта, составленная на основе астрономических наблюдений и отражающая очертания Каспийского моря, близкие к современным, изменила представления о Каспии, существовавшие в начале XVIII века, и стала значительным событием в географии.

С 1720 года начались работы по топографической съемке и картографированию внутренней территории России, главным образом ее европейской части. Материалы, собранные геодезистами в ходе этих работ, были направлены главному секретарю Сената И. К. Кирилову, имевшему "высочайшее разрешение на издание первого атласа России".

Петр I внес свой вклад в становление и развитие музейной и библиотечной деятельности в Российской империи. В 1714 году по настоянию Петра I была создана государственная научная коллекция - музей-Кунсткамера. Кунсткамера функционировала и как культурно-образовательное учреждение, и как научно-исследовательский институт. Для Кунсткамеры собирали не только "курьезы", но и этнографический, археологический и исторический материал, а также различные коллекции животного и растительного мира. Созданы минералогический и анатомический отделы.

Почти одновременно с Кунсткамерой была создана первая публичная государственная научная библиотека, ставшая впоследствии библиотекой Академии наук. Создание библиотеки отвечало насущным культурно - просветительским и воспитательным потребностям Российской империи и сыграло огромную роль в развитии библиотечного дела.

Еще одним большим событием в развитии российской науки стал указ Петра I от 28 января 1724 года Об учреждении в Санкт-Петербурге Академии наук, ставшей важнейшим научным центром страны.

Официальное открытие Академии наук состоялось в декабре 1725 года после смерти Петра I.

Академия включала в себя Кунсткамеру и библиотеку в качестве научно-исследовательских учреждений, а также позднее образованные физический кабинет, астрономическую обсерваторию, химическую лабораторию, анатомический театр и Ботанический сад.

С 1726 года академия уделяла особое внимание вопросу составления географической карты России. Работу Академии наук по составлению карт возглавлял астроном И. Н.Делиль.

В то же время к 1726 году главный секретарь Сената И. К. Кирилов уже собрал значительный материал, были изданы общая карта России и атлас Российской империи. Первоначально планировалось издать 3 тома атласа со 120 картами в каждом. Но позже выяснилось, что это очень долгое и дорогое предприятие. Сенат не спешил публиковать накопленные материалы, и Кирилов решил издать карты за свой счет. "В течение 1726-1734 гг. И. К. Кирилов составил 31 карту России, из которых 14-15 были напечатаны в 1734 г. как первый выпуск атласа Всероссийской империи. Общая карта России была включена в Атлас Всероссийской империи и неоднократно переиздавалась.

Общая карта Российской империи и "атлас России", "состоящий из девятнадцати специальных карт, представляющих всероссийскую империю с пограничными землями, составленных по географическим правилам..." , были завершены академией наук только в 1745 году.

Хотя Атлас академии наук нуждался в усовершенствованиях и корректировках, он явился новым качественным этапом в развитии отечественной научной картографии как с точки зрения полноты используемых данных, уровня их обработки, так и техники получения картографических изображений. Атлас состоял из тринадцати карт Европейской части России и шести карт Сибири. В нем нашли отражение результаты обследований территорий 190 уездов. В общей карте Кирилова использованы съемки только 115 уездов. Атлас академии наук отличался значительно большей последовательностью в оформлении карт, единообразием и точностью изложения материала съемки, богатством и разнообразием содержания. В предисловии к Атласу поясняется принятая в нем проекция, перечисляются астрономические ориентиры, на которых основаны карты, и указываются математические методы, используемые при составлении отдельных карт, и дается (впервые на русских картах) таблица условных знаков, отражающая богатство их картографического языка.

К 1739 году в Академии наук образовался географический отдел, в котором сосредоточилась вся картографическая работа академии.

Географический отдел был первым и в течение многих лет оставался единственным картографическим учреждением в стране. Помимо И. Н. Делиля в его работе принимали участие такие видные ученые, как математик л. Эйлер и естествоиспытатель М. В. Ломоносов. Департамент выполнял свою работу до 1799 года. Но в связи с тем, что картографические работы стали развиваться вне академии уже к концу XVIII века, а также с изменением направления государственной политики в издании карт Российской империи, первостепенное значение географического отдела как центра научной картографии было утрачено.

В 1763 году. Екатерина II создала Генеральный штаб, который отвечал за военную картографию империи. По словам русского генерала Н. П .Глиноецкого,"... основные мероприятия Генерального штаба в мирное время ... сосредоточился на составлении карт расположения войск в постоянных квартирах, на выборе мест для лагерей, в которые войска были выведены летом. О составлении маршрутов между точками локации и, наконец, прежде всего, о производстве съемок целыми провинциями и большими пространствами."

В 1797 году Павел I создал собственное Е. И. В. Депо карт, в котором сосредоточил управление геодезической съемкой империи. Картографический склад был не только военным, но и полным государственным архивом планов и карт.

В 1798 году Павел I издал указ о цензуре карт, который обязывал академию наук направлять географические карты на предварительное рассмотрение в географический отдел при Сенате, а топографические, крепостные и военные работы-в специальное хранилище карт при Кабинете Е. И. В. в связи с этими обстоятельствами деятельность географического отдела академии наук в 1812 году не имела значения. Картографическое депо было переименовано в военно-топографическое депо и вошло в состав Военного министерства, которое отвечало за издание и составление карт. Под руководством Военно-топографического депо в 1822 году для централизованного проведения государственных картографических съемок был создан корпус военных топографов, который проводил триангуляционные и топографические съемки.

Научные экспедиции, проводимые Академией, также способствовали развитию русской географической науки. В частности, подготовка и участие во Второй Камчатской экспедиции В. И. Беринга (1733-1743); крупных академических экспедициях 1768-1774 гг., охватывающих обширные территории Империи - П. Палласа, С. Г. Гмелина, И. Гильденштедта, И. И. Лепехина, И. Георгия.

В последней четверти XVIII века и в XIX веке в связи с развитием экспедиционной деятельности в морском и военном министерствах, а также с созданием Русского географического общества в 1845 году экспедиционная деятельность Академии наук пошла на спад. Но в первой половине XIX в. Академией были проведены такие значительные комплексные экспедиции, как экспедиция К. М. Бэра на Новую Землю (1837) и Сибирская экспедиция А. Ф. Миддендорфа (1842-1845).

В начале XIX века наряду с Академией наук важнейшими научными центрами стали университеты. В то же время географическая наука не получила должного развития ни в Академии наук, где было упразднено географическое отделение, ни в университетах. В то же время с ростом промышленности, расширением государственных границ и общественно-политическими реформами возросла потребность в географических исследованиях. Это послужило поводом для целого ряда кругосветных плаваний в первой половине XIX века, которыми руководили офицеры русского флота. Речь идет о кругосветном путешествии И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского (1803-1806) с целью выгодного прямого торгового сообщения между русскими портами на Балтике и Русской Америкой.

Кругосветные путешествия В. И. Головнина 1807-1809 и 1817-1819 годов, целью которых была доставка материалов и продовольствия для Восточнорусских поселенцев, а также проведение научных исследований: в первом плавании - описание Курильских островов, во втором - районов Русской Америки.

Кругосветное плавание 1815-1818 и 1823-1826 годов О. Э. Коцебу экспедиция 1815-1818 годов была предпринята для решения проблемы Северо-западного морского прохода из Берингова пролива. Экспедиция 1823-1826 годов должна была доставить на Камчатку морское снаряжение и продовольствие, а затем в течение года осуществлять охрану североамериканских колоний.

Большое значение имело также кругосветное плавание Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева (1819-1821), открывших Антарктиду.

В 1825-1827 годах барон Ф. П. Врангель совершил кругосветное плавание, доставляя грузы в Петропавловск и Новоархангельск.

Следует отметить, что Ф. П. Литке и М. Н. Станюкович совершили кругосветное плавание в 1826-1829 годах, основной задачей которого было изучение северной части Тихого океана и описание противоположных берегов Америки и Азии.

Проведенные экспедиции способствовали накоплению обширной базы фактического географического материала, но в то же время в стране не было организации или учреждения, которые могли бы объединить, систематизировать и направить ход географических исследований.

Конечно, к середине XIX века в России действовали Санкт-Петербургская Академия наук, военно-топографическое депо Генерального штаба, Гидрографическое управление, статистическое управление при Министерстве внутренних дел. Все эти учреждения занимались тем или иным видом географических исследований, но не рассматривали географическую исследовательскую деятельность как центральное и приоритетное направление своей работы. В условиях возросшего интереса к научной деятельности в стране, роста гражданской активности, силами социально активной части российского общества стали создаваться общественные организации в различных областях науки, в частности географических. При университетах создавались научные общества. Например, Общество русской истории и древностей (1804), Императорское общество испытателей природы (1805) при Московском университете, общество наук при Харьковском университете (1812).

Кроме того, за стенами университетов стали появляться научные сообщества. Ученые, путешественники, исследователи стали объединяться в частные кружки, Кружки, устраивать вечера, где обсуждалось развитие науки и общества. Некоторые из них переросли в целые общественные организации, научное значение которых постоянно росло.

Организационная структура таких обществ создавала благоприятные условия для занятия научной деятельностью.

Такая форма организации науки поддерживалась правительством, поскольку не представляла прямой угрозы монархическому государственному строю и в то же время способствовала решению экономических, производственных и социальных проблем государства посредством его научной деятельности.

Например, в январе 1817 года на квартире известного исследователя в области минералогии и геодезии Л. И. Панснера группа "любителей неорганической природы" решила основать в Петербурге минералогическое общество в связи с их "склонностью к науке и истинной любовью к Отечеству". Это общество стало ведущим в области геолого-минералогических наук в стране.

В начале 1940-х годов в Петербурге стал собираться кружок статистиков и путешественников под руководством академика, русского статистика и этнографа П. И. Коппена для обсуждения вопросов, связанных с географией, этнографией и статистикой России. Активное участие в деятельности кружка принимали будущие организаторы и основатели Русского географического общества (далее - РГО): Ф. П. Литке, К. М. Бер, И. Ф. Крузенштерн, Ф. П. Врангель.

Таким образом, развитие географической науки, начавшееся с эпохи петровских преобразований; активное социально-экономическое развитие и промышленный рост, требовавшие масштабного изучения территорий и ресурсов страны; обширные научные материалы, накопленные в ходе экспедиций и морских путешествий по всему миру; отсутствие в государственном аппарате института, координирующего географическую работу по изучению страны; появление общественных научных кругов, послужили предпосылками, сыгравшими важную роль в организации Русского географического общества.

1.2 основание Ирго

научный Императорский русский географический институт

На сегодняшний день нет точных подтвержденных данных о том, кто был главным идеологом создания Русского географического общества.

Секретарь общества Ф. Р. Остен-Сакен в 1782 году назвал основателями Ирго К. М. Баера, Ф. П. Литке и Ф. П. Врангеля. Стимулом к творчеству, по мнению Ф. Р. Остен-Сакена, послужил обед 1845 года в честь А. Ф. Миддендорфа, только что вернувшегося из сибирской экспедиции (1842-1845).

П. П. Семенов-Тян-Шанский отводит ведущую роль в создании общества Ф. П. Литке и К. И. Арсеньеву. "Необычайная любознательность молодого и талантливого великого князя, для которого разностороннее изучение обширной территории нашего Отечества представлялось делом первостепенной важности, побудила как главного руководителя великокняжеского образования вице-адмирала генерал-адъютанта Ф. П. Литке, так и преподавателя географии и статистики у двух старших сыновей императора Николая I К. И. Арсеньева основать Русское географическое общество при императорском дворе.

Т. А. Лукина считает, что сама идея создания общества принадлежала К. М. Бэру. И появился он гораздо раньше 1845 года. В письме от 14 апреля 1844 года К. М. Баер пишет Ф. П. Литке: "уважаемый мой покровитель, я также постоянно имею в виду этот предмет, и я также считаю, что необходимо как можно скорее начать… Кроме того, Бэр-плохой президент. Адмирал сам должен поднять здесь флаг". К. М. Бер предлагает Ф. П. Литке стать президентом, и создание общества должно начаться как можно скорее, тем лучше. В своих письмах К. М. Баер называет себя, Литке и Врангеля первыми основателями

Компании. "Не могли бы вы, - писал он Литке 9 мая 1845 года, - приехать сегодня к Врангелю? С одной стороны, было бы хорошо, если бы все основатели общества-вы, Врангель И я-еще немного поговорили бы об эмбрионе."

Исследователь Н. Г. Сухова приходит к своей версии событий, соглашаясь с Т. А. Лукиной в том, что идея создания общества принадлежит К. М. Баеру .

В марте 1845 года А. Ф. Миддендорф вернулся из экспедиции, эта экспедиция была организована академией наук по инициативе К. М. Баера и "не имела себе равных в России в первой половине XIX века ни по площади изучаемого пространства, ни по научным результатам." Миддендорф и Бер несколько раз выступали на встречах статистиков и путешественников и рассказывали о результатах исследований. 4 апреля Бер организовал гала-ужин в честь Миддендорфа. н. г. Сухова считает, что этот ужин действительно послужил толчком для активизации действий по организации общества, но на самом ужине этот вопрос не обсуждался. Еще 21 апреля Бер попросил коппена прийти "в следующую среду в 8 часов к Литке для обсуждения вопроса об основании географического общества." Бер также пригласил Ф. П. Врангеля, Г. П. Гельмерсена, П. А. Чихачева, В. И. Даля, В. Я. Струве. В письме к Струве он писал: "адмирал Литке поручил мне, если вы сегодня приедете в город, попросить вас прийти вечером к Литке, чтобы вы, как акушер, могли принять участие в рождении географического общества."

25 апреля 1845 года состоялось собрание учредителей будущего общества. На этом совещании В. И. Даль рекомендовал обратиться за помощью к министру внутренних дел Л. А. Перовскому, личным секретарем которого был В. И. Даль. Н. Г. Сухова предполагает, что именно на этом совещании К. М. Баеру было поручено написать устав общества. Ф. П. Литке должен был написать доклад для министра. Позже бер отказался составлять Устав. И устав, и доклад были написаны Ф. П. Литке. В ответ на присланные ему на рассмотрение документы Баер писал: "я нахожу и устав, и докладную записку превосходными". Н. Г. Сухова опровергает выводы Л. С. Берга о том, что докладная записка была представлена Л. А. Перовскому 1 мая. Уточняя, что оно может быть дано не ранее 6 мая, это следует из записи Кеппена от 5 мая о подписании проекта Устава членами-учредителями. "Во время встречи мы подписали устав организуемого географического общества, который начал Адмирал Литке."

Итак, хотя вопрос о главном идеологе создания общества остается открытым, но по подтвержденным фактическим данным, действительно, 5 мая 1845 года на вечере у П. И. Коппена учредители, состоявшие из 17 человек, подписали проект Устава будущего Русского географического общества.

Позже Ф. П. Литке передал министру внутренних дел Л. А. Перовскому официальную ноту "об основании Русского географического и статистического общества» вместе с подписанным проектом Устава. Главной задачей общества был "сбор и распространение, как в России, так и за рубежом, возможно полной и достоверной информации о нашем Отечестве". in terms of geographical, statistical, and ethnographic aspects.

В записке от имени учредителей Ф. М. Литке просил разрешения открыть предприятие, оставить надбавки в размере до 10 000 рублей серебром из казны, а также возможность иметь собственную печать с гербом и пользоваться правом на отправку корреспонденции бесплатно. Докладывая Николаю I, Л. А. Перовский добавил еще одну просьбу: "генерал-адъютант Литке прибавил к этому, что будущее общество будет считать себя вполне счастливым, и успех его предприятия обеспечен, если ваше величество соблаговолит даровать ему президентство Его Императорского Высочества велькевича. Константин Николаевич, известный своей любовью к точным наукам."

Ознакомившись с докладом Перовского, Николай I одобрил идею создания этого общества.

Август 1845 года "высочайшее разрешение Его Императорского Величества на учреждение общества было дано с высочайшим одобрением его временного устава...", который должен был действовать в течение четырех лет, пока постоянный устав не будет представлен советом общества. Компания получила географическое название, О чем было сообщено Л. А. Перовским в Сенат и опубликовано в" сенатских ведомостях " 15 августа 1845 года. Компания ежегодно получала из государственной казны десять тысяч рублей серебром. Председателем Русского географического общества был великий князь Константин Николаевич.

в сентябре 1845 года состоялось первое собрание учредителей Русского географического общества, на котором присутствовали 8 человек из 17 членов-учредителей. На собрании заместителем председателя (заместителем председателя) был избран Ф. П. Литке, известный мореплаватель, штурман, генерал-адъютант, вице-адмирал, наставник Великого Князя Константина Николаевича. В это время Ф. П. Литке отсутствовал в Петербурге, так как путешествовал со своим учеником.

в октябре 1845 года в большом конференц-зале Академии наук состоялось первое общее собрание общества, в котором приняли участие 48 из 51 действительных членов общества.

На заседании Ф. П. Литке выступил с речью, в которой определил основные направления деятельности и подчеркнул особую особенность русского географического общества, отличающую его от других обществ, в частности европейских: Парижа, Берлина и Лондона. Эта особенность состояла в том, что-русское, приоритетное направление выбирает всестороннее изучение географии собственной страны и прилегающих к ней земель, "...основным предметом деятельности Русского географического общества должно быть освоение географии России, взятие названия географии в самом широком ее значении." Деятельность этих обществ касалась прежде всего вопросов общечеловеческой, мировой географии.

Ф. П. Литке объяснил, зачем нужно создавать географическое общество, если у государства уже есть институты географической направленности, и отметил важность взаимодействия с ними на благо России. Например, топографическое депо Генерального штаба Его Императорского Величества, задачей которого является "географическое представление поверхности государства", уже занимается составлением, хранением и "рисованием" карт, но Ф. П. Литке объясняет, что эта работа на просторах русских территорий бесконечна, и Русское географическое общество будет помогать и помогать в этих исследованиях. Гидрографический отдел, задачей которого является "определение географического положения прибрежных мест" , также проделал большую работу по определению положения и очертаний отдаленных берегов государства, но, как отмечает Ф. М. Литке, его взаимодействие с Русским географическим обществом приведет к еще большим научным достижениям в географии. Что касается Академии наук, Ф. П. Литке говорит, что академия занимается основными вопросами географической науки и, в силу изучения широкого круга научных направлений, ограниченности средств и нехватки сотрудников, она просто не может охватить "все побочные отрасли" географии. Одним из основных направлений деятельности общества является "обработка российской статистики". Ф. П. Литке объясняет, что общество принадлежит Министерству внутренних дел, которое также собирало и обрабатывало статистические данные империи. Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что общество не отделяло себя от государственных институтов и планировало свою деятельность во взаимодействии с ними и рассчитывало на их поддержку.

На заседании было объявлено о создании четырех отделений общества, в соответствии с направлениями научной деятельности.

В соответствии с положением временного Устава был избран совет РГС, состоящий из 8 членов, которые руководили деятельностью филиалов.

В первый год работа проходила в основном в форме организационных общих собраний. В связи с отъездом Ф. П. Литке и Великого Князя Константина Николаевича обязанности председателя исполнял Л. А. Перовский, который был принят в качестве почетного члена общества. Н. Г. Сухова, исследователь русского географического общества, отмечает, что "до возвращения Литке жизнь общества была довольно вялой" и " оживилась только в конце 1846 года, когда Литке приступил к своим обязанностям."

В том же году Константин Николаевич внес предложение в Совет об учреждении золотой медали общества за награждение выдающимися географическими открытиями и заслугами, отраженными в научных трудах в области географии, статистики и этнографии. "Собственной Его Императорского Величества конторой из суммы Его Высочества председателя общества пожертвовать 5000 рублей в одно из государственных учреждений, с тем чтобы общество могло ежегодно присуждать золотую медаль за географические труды из процентов на этот капитал." Медаль стала высшей наградой Ирго и стала называться "Константиновской". В 1858 году общество учредило небольшие золотые, серебряные и бронзовые медали.

Известный русский географ, один из заместителей председателя Ирго (1873-1914)-П. П. Семенов - Тян-Шанский писал: "Русское географическое общество заняло готовое место в истории русской культуры. Она не была и не могла быть закрытой корпорацией. Он был просто воздвигнут русским народом, с согласия русских коронованников, сначала великокняжеским знаменем, а затем имперским знаменем, под которым свободно собирался русский народ с высокой целью служить России незабываемой службой, своим бескорыстным трудом способствуя познанию русской земли и русского народа, а также тех стран и народов, отношения которых определяют ее развитие и благополучие."

Так, в 1845 году в Петербурге было открыто Русское географическое общество, которое на долгие годы стало флагманом географической науки в стране.

Главной целью общества является сбор и распространение географических, статистических и этнографических знаний о России, как в самой стране, так и за рубежом.

Русское географическое общество возглавил молодой и деятельный Великий князь Константин Николаевич, заместителем председателя которого был избран известный русский мореплаватель Ф. П. Литке.

Подводя итог, следует отметить, что появлению Русского географического общества способствовали следующие предпосылки, сложившиеся к 1845 году: активное социально-экономическое развитие и начавшийся в эпоху Петра I промышленный рост, вызвавший острую потребность в масштабном изучении территорий страны и ресурсов, необходимых для ее экономического развития, накопленный обширный фактический материал в ходе научных экспедиций и кругосветных путешествий, отсутствие в государственном аппарате института, координирующего научные географические исследования, а также тенденция

Эти предпосылки в сочетании с активной позицией русской интеллигенции привели к созданию Русского географического общества.


ГЛАВА II. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СТРУКТУРНЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ИРГО

2.1 устав Ирго: порядок осуществления деятельности общества

Созданию общественных организаций в дореволюционной России предшествовала подготовка и исполнение петиции, а также составление Устава организации в соответствии с требованиями, установленными правительством.

Организационно-правовые структуры организаций закреплялись в уставах. Следует отметить, что до реформ 60-х годов XIX века уставы общественных организаций должны были утверждаться лично императором.

Проект временного Устава Русского географического общества, который, по словам П. П. Семенова-Тян - Шанского, был "с некоторыми изменениями и переделками, фрагментом из Устава лондонского географического общества" , был» весьма одобрен "6 августа 1845 г. Николаем I.

Первоначально проект Устава предлагалось подготовить К. Е. Баеру, но из-за его ухода Баер отказался, подготовив лишь краткий проект и предложив сформировать четыре раздела-физико-математический, географический, этнографический и статистический. Полный проект временного Устава был разработан Ф. П. Литке. Хартия была подписана 17 членами-учредителями.

В окончательном варианте временного Устава деятельность общества была разделена на четыре направления. Во временном уставе 1845 года были выделены:

- Кафедра общей географии. Среди занятий этого отделения-знание других земель в географическом плане, главным образом земель, прилегающих к России;

Кафедра Географии России. Занятия этой кафедры включают в себя информацию о самой России в математическом, физическом и топографическом плане»;

Департамент Статистики России. Классы этой кафедры определяются ее названием»;

Отдел Этнографии России. Предметами изучения этого отдела являются: сведения о прежнем и нынешнем состоянии племен, вошедших в состав государства в отношениях: физическом, нравственном, социальном и языковом."

Правление утвердило состав совета директоров общества.

В ноябре 1847 года при Совете общества была создана специальная комиссия для разработки постоянного Устава, но предложенный ею проект вызвал споры среди представителей общества. Группа молодых либерально настроенных деятелей во главе с Д. А. И Н. А. Милютиными и В. С. Порошиным выдвинула свои предложения по ее изменению. Это касалось цели общества, которая была обозначена в проекте нового устава, в котором на первое место по предложенной Ф. П. Литке новой редакции выходило "изучение общей географии", а на первый план, по мнению партии молодых ученых, должна была выходить научно-исследовательская деятельность, связанная с изучением России. По этому вопросу была оставлена формулировка временного Устава, что первостепенной задачей общества является изучение географии России.

Изменилось положение о филиалах компании. Кафедра общей географии была упразднена и образованы: кафедра математической географии, кафедра физической географии, кафедра этнографии и кафедра статистики.

Согласно положению временного Устава, филиалы возглавляли управляющие, избираемые правлением общества, после внесения изменений управляющие и их помощники избирались самими филиалами из числа своих членов. Это давало департаментам полную автономию в их работе.

Был рассмотрен вопрос о выборах в совет директоров общества. Правление общества состояло из "председателя общества, его помощника, секретаря и 12 членов. Из последних 8 избираются обществом, а остальные 4 являются руководителями филиалов." Кандидаты в восемь членов правления избирались общим собранием; братья Милютины предлагали избрать в правление четырех представителей, по одному от каждого отделения общества; Ф. П. Литке, согласно Временному уставу, предлагал избрать их из двух кандидатов, предложенных правлением. По данному вопросу было принято компромиссное решение, члены правления были избраны на общем собрании в соответствии с положениями временного Устава из двух предложенных правлением кандидатов, но Общему собранию было предоставлено право избирать дополнительных кандидатов, что привело к ослаблению влияния правления общества и расширению полномочий общего собрания.

Следует отметить, что члены Ирго могли самостоятельно регулировать конфликтные ситуации, касающиеся принципов работы компании, без вмешательства государства. Это говорит о том, что, несмотря на существование различных взглядов, они могли прийти к согласию, ради науки и деятельности на благо общества и Отечества.

Были также разногласия по поводу избрания председателя общества, его помощника и секретаря. Согласно Временному уставу, эти должности утверждались общим собранием из трех кандидатов, предложенных правлением общества. Н. А. и Д. А. Милютины считали необходимым выбирать председателя, его помощника и секретаря, а также других членов Совета. Ф. П. Литке считал "неограниченное избрание общим собранием председателя (или заместителя председателя), его помощника и секретаря неудобным и вредным в настоящем и опасным для будущего общества"." Он утверждал, что "неудобства" могут обернуться избранием на эти три должности людей, неугодных правительству, не знающих друг друга, не понимающих друг друга или придерживающихся разных взглядов, что в целом плохо скажется на деятельности компании. "Опасность в будущем от такого способа выборов, я предвижу, состоит в том, что выбор председателя (или заместителя председателя) может пасть на лицо, неизвестное правительству или не пользующееся его доверием." Однако при рассмотрении постоянного проекта Устава Константин Николаевич в вопросе об избрании председателя, заместителя председателя и секретаря пожелал оставить положение Временного устава.

в декабре 1849 года был "высочайше утвержден"постоянный устав общества. Этот устав действовал до 1917 года практически без изменений.

Представляя устав на утверждение, Константин Николаевич разрешил ходатайствовать о присвоении обществу титула "Императорского". С утверждением постоянного Устава до 1917 года общество стало называться Императорским русским географическим обществом. Этот статус "официально не регламентировался, но на практике означал возможность обращения к императору, значительные субсидии, различные привилегии (наделение чиновников правами государственной службы, награждение орденами членов обществ, право бесплатной отправки почты и т. д.) И, наконец, уважительное отношение администрации."

Устав отражал цель создания общества. "Императорское Русское географическое общество ставит своей целью сбор, обработку и распространение в России географических, этнографических и этнографических сведений вообще и в частности о России, а также распространение достоверных сведений о России в других странах."

Согласно положениям Устава, орган самоуправления общества определялся советом - раздел 12. Совет директоров общества состоял из: председателя общества, помощника председателя, четырех председателей филиалов, восьми членов и секретаря общества. Совет директоров общества состоял из казначея и канцелярии.

В этом параграфе к постоянному уставу было добавлено примечание, что если "лицо императорской фамилии соизволит принять титул его председателя, то общество избирает из числа своих действительных членов заместителя председателя для исполнения текущих обязанностей, связанных с этим титулом...". такое дополнение не было включено во Временный устав, так как К. Ф. П. Литке, разрабатывая его в 1845 году, еще не предполагал, что пост председателя общества займет Великий князь Константин Николаевич. Можно сказать, что при такой форме организации должность помощника председателя превратилась в должность заместителя заместителя председателя. В связи с этим были пересмотрены и другие положения устава, касающиеся заместителя председателя, помощника председателя и секретаря общества.

Совет управлял всеми делами компании, как научными, так и экономическими. Главной задачей Совета было развитие всех отраслей науки, входящих в сферу деятельности общества. На рассмотрение совета были представлены различные предложения отделов по организации деятельности общества, например, на одном из заседаний "этнографический отдел предложил небольшую экспедицию в остзейскую губернию в 1846 году", были рассмотрены заявления казначея общества. Совет отвечал за издание "записок" общества и других работ.

Деятельность общества осуществлялась путем сбора общих собраний или закрытых собраний в филиалах. Заседания проводились для заслушивания заключений ревизионной комиссии о деятельности Совета директоров общества, избрания членов общества и занятия ими государственных должностей (за исключением лиц, ответственных за управление филиалами), определения состава ревизионных комиссий, рассмотрения различных вопросов текущей деятельности общества, отнесенных к компетенции исполнительных органов общества. На заседаниях обсуждались научные доклады и доклады, например, "обзор географических работ в России", "Прочитано по-французски в сборнике Русского географического общества 12 декабря 1848 года".

Членство общества также регулировалось уставом. Она состояла из действительных членов, служащих (корреспондентов) и конкурентов §10. Устав определял порядок вступления в общество и выхода из него.

Контроль за финансовыми операциями осуществлялся ежегодно избираемыми ревизионными комиссиями. Комиссии рассмотрели годовые отчеты правления, "выразили свое сочувствие действиям правления и филиалов общества, которые, по их мнению, достигли поставленных целей, выразили свои сомнения в наличии каких-либо недостатков в деятельности общества...".

Для решения некоторых специальных вопросов были временно созданы различные комитеты.

Источники денежного финансирования определялись государственным грантом, членскими взносами, пожертвованиями, оплатой мероприятий (лекций, выставок), средствами на продажу печатных изданий.

Деятельность местных отделений, открытых позднее, регулировалась отдельными положениями устава общества.

При создании отдела было создано и утверждено специальное положение о отделе, регламентировавшее его деятельность, являющееся своеобразным приложением к уставу Ирго.

В обязанности отделов входили: поиск и обработка имеющихся материалов о регионе, проведение полевых исследований, оказание помощи путешественникам и лицам, ведущим научную работу, создание хранилищ материалов и учебников. Такие задачи были закреплены в Положении об отделах.

Эти положения также определяли статус местных отделов:

"а) он является неотъемлемой частью общества и потому пользуется высочайшей печатью, дарованной обществу с государственным гербом, и правом посылать по почте письменную корреспонденцию, без уплаты веса, и посылки весом до фунта.

б) общество во всех научных предприятиях департамента принимает на себя обязательство помогать ему своими советами, инструкциями и, если позволяют средства, денежной помощью.

В) труды отдела публикуются обществом ... за свой счет в специальном издании или в его примечаниях.

г) со своей стороны ... отдел выполняет запросы и поручения, которые компания будет ему адресовать...".

Отдельно следует отметить раздел 9, где отмечается, что опубликованные труды, очерки, Записки русского географического общества будут издаваться на русском языке, а это, в свою очередь, имело большое значение в научно-образовательном плане, так как до этого времени научные труды на русском языке практически не публиковались.

Положения как временного, так и постоянного устава общества были вполне демократичны, общество не являлось "закрытой корпорацией". Любое лицо, принимавшее активное участие в развитии наук, составлявших предмет общества, могло стать членом общества - раздел 16; действительные члены могли быть назначены не только в одну, но и в несколько ветвей-раздел 21; состав совета общества ежегодно обновлялся, включая двух членов из восьми; выборы на официальные должности (кроме председателя - представителя царской семьи) проводились на Общем собрании общества. Были, конечно, и некоторые ограничения, например, как уже говорилось выше, кандидатуры председателя и помощника председателя выдвигались правлением компании.

Так, в 1845 году, с открытием Русского географического общества, был утвержден его Временный устав. В 1849 году был подготовлен и утвержден проект постоянного устава общества. Который был основан на Уставе географического общества Лондона. Устав 1849 года просуществовал до 1817 года практически без изменений.

С утверждением нового устава компании было присвоено название

"Империал". С 1849 года. его стали называть Императорским русским географическим обществом. Хартия была нормативным документом, который определял ее хорошо сформированную и достаточно демократическую структуру. Сложившаяся структура не ограничивала действия ее членов в работе общества и способствовала их росту и развитию в науке, что в свою очередь способствовало становлению Ирго как научного центра дореволюционной России. Также в уставе 1849 года были обозначены и закреплены направления деятельности общества, распределенные по отделам-математической географии, физической географии, этнографии и статистики, руководящий орган общества определялся его советом.

2.2 основатели и первые руководители Императорского Русского географического общества

В 1845 году по указанию Николая I и по просьбе учредителей Ирго первым председателем Ирго был назначен его сын, младший брат будущего императора Александра II, Великий князь Константин Николаевич (1827-1892). Попечителем общества был император Николай I.

Август 1831 года Константин Николаевич в трехлетнем возрасте был возведен в чин генерал-адмирала российского флота, с этого момента стало ясно предназначение, определенное для мальчика его венценосным родителем. А уже в 1832 году Федор Петрович Литке - Адмирал (1855), в то время адъютант, известный мореплаватель и географ, занимавший эту должность до 1847 года, года женитьбы его Императорского Высочества, был назначен на должность воспитателя великого князя. По просьбе Николая I Ф. П. Литке оставался у великого князя до 1849 г. в качестве попечителя. А. Ф. Кони пишет об этом в своем труде "Великий князь Константин Николаевич": "воспитание маленького" Адмирала"было поручено Федору Петровичу Литке - матросу с головы до ног, которому было поручено подготовить ребенка к морской службе и ввести его нервную, пылкую и впечатлительную натуру в узкие рамки строгой дисциплины. "

Ф. П. Литке старался направлять интересы великого князя преимущественно в науках, связанных с мореплаванием, морским и военным делом. В марте 1838 года Константин Николаевич блестяще сдал первые экзамены, вопреки ожиданиям и опасениям императора Николая I, поскольку молодой князь обладал довольно энергичным характером и" пылким " нравом. На последнем экзамене в 1844 году он также проявил блестящие способности. С ранних лет юного князя привлекали к практическим военно-морским занятиям, в 1834 году он получил первое офицерское звание мичмана, в 1835 году совершил свое первое плавание на военном корабле "Геркулес". В 1843 году Константин Николаевич был произведен в лейтенанты, в 1844 году-в капитан-лейтенанты и капитаны 2-го ранга и совершил первое для него большое плавание на Ингерманландском военном корабле из Архангельска в Кронштадт. С весны 1845 года великий князь провел целый год в сопровождении Ф. П. Литке в морских экспедициях.

Присутствие Ф. П. Литке в качестве Учителя Константина Николаевича явилось положительным фактором в организации Ирго. Константин Николаевич уважал своего учителя и прислушивался к его мнению. биограф Ф. П. Литке В. П. Безобразов писал:"не только обо всех этих реформах [флота и морского ведомства], но и о каждом сколько-нибудь значительном приказе, который должен был быть сделан морским ведомством, великий князь спрашивал своего наставника (даже в то время, когда он еще был в Ревеле)." Великий Князь поступил на государственную службу в качестве члена Государственного совета (1850). В 1853 году Константин Николаевич стал генерал-адмиралом и вступил в управление морским ведомством.

В 1855 году император Александр II приказал Константину Николаевичу управлять флотом и Морским министерством в чине генерал-адмирала. В этой должности великий князь начал готовить проект "морского устава", который, согласно либеральным взглядам великого князя, обсуждался публично. Константин Николаевич провел ряд значительных реформ в Военно - Морском флоте-отмену телесных наказаний, установление пенсий для отставных матросов, сокращение срока военной службы с 25 лет до 10, упрощение делопроизводства; модернизировал военно-морской флот, совершив переход от парусного флота к паровому. Было реорганизовано издание Морского сборника, в котором при Константине Николаевиче открыто обсуждалось функционирование русского флота, публиковались произведения прогрессивных писателей, обсуждались вопросы, связанные с реформами и политикой в целом. При Константине Николаевиче морское министерство стало называться "Министерством прогресса".

Из всего вышесказанного становится ясно, что жизнь и государственная деятельность великого князя была неразрывно связана с флотом, морем и географической наукой. Именно он из всей императорской семьи больше всего подходил на роль "коронованного" председателя Ирго.

П. П. Семенов-Тян-Шанский на ежегодном собрании общества в 1892 году говорил о деятельности великого князя: "...в те годы, когда тяжкое бремя его обширных государственных обязанностей не позволяло ему принимать непосредственного участия в деятельности общества. В редкие часы досуга он внимательно следил за нашей деятельностью. Ко всем нашим полезным начинаниям он относился с величайшей теплотой и сочувствием, содействуя их немедленному осуществлению теми средствами, которые от него зависели, и с искренней радостью принимая известия об успехах любимого им общества; что хотя, исполняя волю своего великого родителя и руководствуясь высочайше утвержденным уставом общества, он не брал на себя обязанности действительного управления его делами, но и не исполнял их.,

Изучив имеющиеся материалы, можно выявить деятельность общества, в котором участвовал великий князь. Константин Николаевич принимал деятельное участие в корректировке и утверждении Устава 1849 года и разрешил обществу претендовать на звание Императорского. При организации областных отделений общества, инициатива создания которых исходила от представителей области, а не от самого Ирго, необходимо было получить высочайшее разрешение от Константина Николаевича. Так, при создании Северо-Западного отдела попечитель Виленского учебного округа И. П. Корнилов писал председателю общества, что открытие отдела будет способствовать "наиболее точному изучению Северо - Западного края в статистическом, этнографическом и историческом отношениях." Великий князь председательствовал на некоторых заседаниях совета, участвовал в заседаниях Ирго, что подтверждается отчетами общества. Отчет Русского географического общества за 1849 год", прочитанный на годовом собрании Русского географического общества 28 февраля 1850 года в присутствии председателя общества Его Императорского Высочества Великого Князя Константина Николаевича." Также Константин Николаевич переписывался с заместителями председателя общества по текущей деятельности, поддерживал инициативы исследователей, даже те, которые в некоторых вопросах расходились с направлениями государственной политики, участвовал в разработке административных вопросов экспедиций, предлагал и одобрял издание научных трудов, помогал обществу получать материальную поддержку от правительства, инициировал выпуск золотой Константиновской медали. Константин Николаевич принимал активное участие в Парижской географической международной выставке, а также в географическом конгрессе (1875). В то же время великий князь не использовал свое высокое положение и дал обществу возможность сформировать собственную структуру и принципы работы.

Характеристика П. П. Семенова-Тян-Шанского и выводы, сделанные на основе имеющихся материалов, подтверждают, что Константин Николаевич принимал значительное участие в деятельности общества, но в то же время он не был активным руководителем общества, решая его текущие вопросы.

С 1888 года Константин Николаевич, из-за длительного отсутствия в Петербурге, а затем и с постигшей его болезнью, постепенно отошел от дел, связанных с деятельностью Ирго, но до 1892 года, года своей смерти, оставался председателем общества.

Таким образом, тот факт, что пост председателя общества занимал активный и энергичный Великий князь Константин Николаевич, явился еще одним преимуществом в создании Ирго на пути формирования его как значимого научного сообщества Российской империи. Константин Николаевич был связующим звеном между государственной властью и научным сообществом. Имея такого" высокого " покровителя, обществу было легче воплощать свои идеи в жизнь, тем самым продвигая и развивая отечественную науку вперед.

Деятельность Императорского Русского географического общества неразрывно связана с именем его первого заместителя председателя, штурмана, административного деятеля, исследователя-Федора Петровича Литке.

Выходец из обрусевшей немецкой семьи, Ф. М. Литке рано осиротел и добился всего в жизни своим трудом, решительностью и усердием. В 1817 году он отправился в свое первое кругосветное плавание под командованием В. М. Головнина. По его рекомендации Ф. П. Литке в 1821 году был назначен руководителем научной экспедиции на новую землю, целью которой было рассмотреть и "узнать размеры этого острова...". эта экспедиция стала первым научным исследованием архипелага Новая Земля и прилегающих вод и берегов Европейской России. Имеющиеся сведения об архипелаге были неполными и фрагментарными, общих карт не было. Совершив четыре плавания в Северный Ледовитый океан, Ф. П. Литке отразил результат своих исследований в работе " четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый океан, совершенное по повелению императора Александра I на военном бриге "Новая Земля" в 1821, 1821, 1823, 1824 годах капитаном флота-лейтенантом Федором Литке, с добавлением поездки лейтенанта Демидова на Белое море и штурмана Иванова на Печору " (1826). Арктика.

В 1826-1829 гг. Федор Петрович вел кругосветное плавание на шлюпе "Сенявин". В 1835-1836 годах была опубликована работа Ф. П. Литке -

"Кругосветное путешествие на военном шлюпе" Сенявин" в 1826-1829 гг. "награждено академией наук высшей наградой - Демидовской премией. :" Опубликованные им [Ф. П. Литке] описания его путешествий и естественно-исторических наблюдений в посещаемых им странах имели огромный успех в российском и особенно зарубежном научном мире."

В 1829 году за свои труды Ф. П. Литке был избран членом-корреспондентом Академии наук, в 1859 году-почетным членом академии.

В 1832 году император Ф. П. Литке был назначен воспитателем Великого Князя Константина Николаевича. "Оторванный" своим новым назначением от практических научных исследований, Федор Петрович не забывает и о науке, принимая активное участие в создании Ирго.

Ф. П. Литке дважды занимал пост заместителя председателя Ирго. Первый период деятельности был с 1845 по 1850 год, а второй период был более продолжительным с 1857 по 1873 год, когда сам Федор Петрович подал в отставку и рекомендовал на этот пост П. П. Семенова-Тян-Шанского.

Ф. П. Литке был одним из" отцов-основателей " Ирго, сыгравшим огромную роль в создании общества. В первый период своей деятельности в качестве заместителя председателя он составил проект временного Устава, в котором отразил принципы работы и ее структуру, сохранявшиеся на протяжении многих лет существования общества.: "Он [Ирго] больше всего обязан графу Литке за хорошую моральную закваску и крепкую организацию, которую он вложил в это учреждение с самого начала..."

В 1850 году, согласно уставу общества, были переизбраны заместитель председателя и члены правления, но Ф. П. Литке не был переизбран. Это произошло в связи с формировавшейся в Ирго национальной идеологией. П. П. Семенов-Тян-Шанский в своей работе пишет о сложившейся в Ирго в этот период ситуации, как о революции внутри общества. "Сгруппированные уже в первый период [период деятельности Ирго в 1845-1850 гг.] основателями общества, под его знаменем молодые силы, привлеченные из среды русского общества, проявили во второй период [период деятельности Ирго в 1850-1857 гг.] неудержимое желание идти по оригинальному пути и попытались на своих первых выборах заменить нерусские имена, встречавшиеся среди руководителей молодого общества, самыми популярными русскими."

"Антинемецкая партия" во главе с братьями милютиными, состоявшая из молодых деятелей русской науки, сменила чиновников общества. "На смену чиновникам немецкой национальности были избраны русские кандидаты: на должность заместителя председателя (М. Н. Муравьев вместо графа Литке) и председателей кафедр физической географии (А. Д. Озерский вместо Г. П. Гельмерсена), этнографии (Н. И. Надеждин вместо К. М. Баера) и статистики (А. П. Заболоцкий-Десятовский вместо П. И. коппена)."

Вместо Ф. М. Литке был избран М. Н. муравьев, хотя и не отличавшийся либеральными взглядами, но известный своими русскими устремлениями. Потерпев поражение на выборах, Ф. П. Литке сказал: "я искренне желаю, чтобы избранный вами сегодня преемник смог лучше удовлетворить желания и чаяния быстро развивающегося общества и внести свой вклад в его успех. Со своей стороны, я могу только выразить вам, что я не жалею усилий или усилий для содействия развитию и процветанию моего дорогого общества в меру моего понимания. Будьте уверены, что даже сейчас, когда я передаю свое положение человеку, который внушает вам больше доверия, чем я, и когда я с грустью оставлю своих достойных членов в совете общества, я, конечно, сохраню свою непоколебимую верность интересам русского народа.

Я постараюсь быть полезным географическому обществу, не принимая активного участия в вашей деятельности."

В период с 1850 по 1853 год Ф. П. Литке был командующим и губернатором порта Ревель, а с 1853 по 1855 год - порта Кронштадта. За свои заслуги в марте 1855 г. Ф. П. Литке был произведен в адмиралы русского флота. В октябре того же года он был избран членом Государственного совета.

В 1857 году Ф. М. Литке был единогласно переизбран на должность заместителя председателя и продолжал руководить Ирго до 1873 года.

Л. С. Берг, географ и один из президентов общества (1940-1950), пишет о работе Ф. М. Литке: "поведение Литке в Географическом обществе было безупречным. Он строго соблюдал Устав 1849 года, предоставлял филиалам полную самостоятельность, не препятствовал никаким прогрессивным инициативам, выступал за отмену цензуры для изданий общества, был членом политико-экономического комитета, приглашал на работу в общество политически неблагонадежных лиц, ходатайствовал за сосланных в Сибирь поляков-участников восстания 1863 года...".

С 1864 по 1882 год Литке занимал пост президента Петербургской Академии наук.

В 1866 году он получил графский титул "за многолетнюю службу, особо важные поручения и научные труды, получившие европейскую известность"."

В 1873 году Ирго учредило Большую золотую медаль имени Ф. П. Литке в знак его заслуг в географической науке.

Наиболее полно значение участия Ф. М. Литке в создании РГО характеризуют слова русского топографа А. А. Тилло: "если, может быть, сама идея создания РГО ему не принадлежит, но ему все же присуща заслуга в том, что он, оценив своим острым умом всю значимость идеи, с присущей ему энергией осуществил эту идею на практике и добился ее осуществления в исключительных условиях."

Так, пост заместителя председателя общества, а фактически его фактического руководителя, занял известный русский мореплаватель, ученый и исследователь-Ф. М. Литке. Именно литка играет главную роль в организационном процессе создания Ирго. Как учитель и наставник великого князя, он имел возможность реализовать зарождающуюся идею создания общества. Его идеи лежат в основе деятельности общества.

Ф. П. Литке стремился к тому, чтобы научная деятельность находилась на переднем крае деятельности Ирго, а внутренние идеологические и политические разногласия не приводили к расколу в обществе и чрезмерному вмешательству государства в его деятельность.

Проект Устава Русского географического общества в 1845 году был подписан 17 членами-учредителями: К. И. Арсеньевым - действительным статским советником, членом Совета Министерства внутренних дел; Ф. Ф. Бергом - генерал-квартирмейстером, генерал-адъютантом; К. М. Баером - академиком, статским советником; бароном Ф. П. Врангелем - контр-адмиралом; М. П. Вронченко - действительным статским советником; Г. П. гельмерсеном - академиком, полковником корпуса горных инженеров; В. И. Далем - чиновником особых поручений при министре внутренних дел, статским советником; П. И. Кеппен - академик, действительный статский советник; И. Ф. Крузенштерн - адмирал; А. И. Левшин - директор Департамента земледелия, действительный статский советник; Ф. П. Литке - адъютант, вице-адмирал; М. Н. Муравьев-сенатор, тайный советник; князь В. Ф. Одоевский-действительный статский советник; В. А. Перовский-генерал от кавалерии, генерал-адъютант; П. И. рикорд-адмирал; В. Я. Струве - академик, действительный статский советник; пл. А. Чихачев - коллежский советник.

Константин Иванович Арсеньев (1789-1865)-один из основателей Ирго, русский географ и статистик. Родоначальник региональной экономической географии в России, он первым в истории науки выделил крупные экономические территории-пространства в стране. Успешно сдав экзамены в Петербургском университете, он был оставлен при нем и преподавал латынь и географию. В 1821 году он был уволен из Петербургского университета по обвинению в безбожии и пропаганде революционных идей.

В 1818 году был издан учебник К. И. Арсеньева "краткая общая география", который переиздавался в течение 30 лет. В том же 1818 году вышла первая часть "очерка статистики государства Российского", а в 1819 году-вторая. В своих работах К. И. Арсеньев говорит, что описательная статистика должна давать экономическую и политическую оценку фактам, а не только предлагать фактический материал.

С 1828 года он был приглашен преподавать историю и статистику наследнику престола Александру Николаевичу. Поэтому К. И. Арсеньеву было разрешено запрашивать необходимые сведения для составления российской статистики у различных министерств, что давало ему доступ к ранее недоступным статистическим данным.

С 1835 по 1853 год К. И. Арсеньев возглавлял статистическое управление министерства внутренних дел. В задачу отдела входило точное описание всех частей государства. "В этот период Арсеньев стоял во главе российской статистики." В 1848 году была опубликована работа, основанная на материалах, собранных для статистического отдела, - " статистические очерки России»

С 1845 по 1847 год К. И. Арсеньев был членом Совета Ирго и принимал активное участие в делах отдела статистики Ирго.

В число основателей Ирго входил также Федор Берг (1794-1874)-генерал - фельдмаршал, административный деятель, действительный член Академии наук, "прославившийся своими исследованиями в Арало-Каспийской низменности и открытием Усть-Урта. В то время он был уже генерал-квартирмейстером, а затем губернатором в центральной Польше, графом и фельдмаршалом". Ф. Ф. Берг был членом первого совета Русского географического общества.

Одним из основателей Ирго стал Карл Максимович Бер (1792-1876), всемирно известный естествоиспытатель, основатель современной эмбриологии и основатель антропологии в России. - Он был немцем по происхождению, но родился в России и по рождению был русским гражданином. Из 84 прожитых лет он провел только 20 лет за границей, в Германии, а оставшиеся 64 года работал в России, где в течение 48 лет был академиком Петербургской Академии наук и состоял на российской государственной службе."

В большей степени К. М. Баер известен как эмбриолог, но многогранный талант ученого позволил ему внести значительный научный вклад в географическую науку. Исследовал Азовское и Каспийское моря, Новую Землю, Кольский полуостров. Его географические исследования включали этнографию, климатологию, геологию, экологию и физику земли.

С 1845 по 1848 год К. М. Бер возглавлял отдел этнографии России. Барон Фердинанд Петрович Врангель (1796-1870), один из 17 основателей Ирго, Адмирал, Почетный член Императорской Академии наук, член Парижской академии наук, кругосветный мореплаватель, дважды кругосветник и "трижды кругосветник" (1817-1819, 1825-1827, 1836), исследователь Сибири и прилегающих районов Северного Ледовитого океана, выдающийся государственный деятель. В 1829 году он был назначен главным правителем Русской Америки (Аляски), в 1837 году избран членом-корреспондентом лондонского географического общества, а в 1855 году назначен управляющим Морским министерством.

Обладая такими качествами, как решительность и большая сила воли, Фердинанд Петрович с юных лет готовил себя к службе. "После вступления в корпус постоянной и заветной мыслью кадета Врангеля были долгие путешествия и опасные предприятия; для этого он старался закалить себя различными лишениями, например. Зимой, при 25 градусах мороза, он вскакивал с постели и в рукавах рубашки, босиком, бежал по неотапливаемому коридору; выходил из бани и валялся в снегу; целыми днями ел скудную пищу и т."

Ф. П. Врангель также сыграл значительную роль в управлении колониями Русско-Американской компании на Аляске, укреплении позиций русских колоний на северо-западных американских границах.

В 1845 году он был назначен председателем Отдела общей географии Русского географического общества. Михаил Павлович Вронченко (1802-1855) - русский военный топограф, геодезист, географ и одновременно блестящий переводчик. Среди его переводов-переводы великих поэтических произведений с английского, немецкого и польского языков: "Гамлет и Макбет" У. Шекспира, "Манфред" Ж. Байрона, "Фауст" У. Гете, 2-я часть поэмы "Дзяды" А. Мицкевича.

В географической науке М. П. Вронченко известен своими путешествиями по Малой Азии (1834-1836), проведенными им по Высочайшему повелению. "Ему были даны очень важные поручения, выполнение которых требовало, кроме математических и военных знаний, особой проницательности, мужества и благоразумия."

Путешествие проходило в трудных условиях, и в конце его М. П. Вронченко в 1836 году доставил в Петербург два вида исследований. Первый тип-это отчеты с большим количеством карт и планов о задачах, поставленных перед ним правительством, а второй-исследовательские материалы, отраженные в его работе " обзор Малой Азии в ее современном состоянии "(1839-1840). Эти материалы были очень ценны, так как в то время этот регион был практически неисследован.

М. П. Вронченко был не только талантливым географом, но и топографом. Он принимал участие в создании топографических карт России; проводил огромную работу по определению астрономических точек в ряде регионов Европейской России, Малой Азии и Европейской Турции; руководил новороссийскими и волжскими триангуляциями, которые характеризовались быстротой и качеством выполнения, что обеспечивало создание более точных карт государства.

В 1845 году М. П. Вронченко был одним из основателей Ирго, а затем вошел в правление общества. В 1847 году М. П. Вронченко поручил Ирго выполнить астрономические измерения в работе по исправлению межевых Атласов Российской империи.

Григорий Петрович Гельмерсен (1803-1885) - ординарный академик Императорской Академии наук, выдающийся ученый, администратор и педагог, внесший большой вклад в развитие русской геологической науки и высшего горного образования.

За время своей научной деятельности Г. П. Гельмерсен изучал территории Урала, Алтая, горные районы и степи Киргизии, европейской части России, проводя геогностические исследования. Работа Г. П. Гельмерсена по выявлению, изучению и использованию угольных месторождений, месторождений цветных металлов, открытию артезианской скважины в Санкт-Петербурге имела большое практическое значение для государства.

Г. п. Гельмерсену была присуждена Демидовская премия Императорской Академии наук за составление "общей карты горных образований Европейской России", впервые представившей общее геологическое строение нашего Отечества. В 1865 году он был удостоен высшей награды Ирго-Константиновской медали за составление очередной геологической карты России, в которой отразил новейшие данные не только своих исследований, но и результаты исследований других ученых.

В течение 25 лет, с 1838 по 1863 год, Григорий Петрович был профессором геогнозии и геологии в Институте корпуса горных инженеров.

По свидетельству современников, " только с занятием этой кафедры Григорием Петровичем началось рациональное преподавание геогнозии и геологии, основанное на принципах современного в то время состояния этих наук." С 1865 по 1872 год он был директором Горного института, который был реорганизован из Института корпуса горных инженеров.

В 1882 году он возглавил геологический комитет, в создании которого принимал активное участие.

Г. п. Гельмерсен был членом многих научных обществ, в том числе Ирго, был одним из его учредителей, был избран в первый совет общества, был заведующим кафедрой общей географии и возглавлял кафедру физической географии. В 1860 году он был избран почетным членом Ирго. Результаты научной деятельности Г. П. Гельмерсена нашли отражение в создании более двухсот научных работ.

Владимир Иванович Даль (1801-1872) стал одним из основателей Ирго в 1845 году. Родился в Екатеринославской губернии, на луганском заводе. Отец Владимира Ивановича, обрусевший датчанин, был высокообразованным лингвистом и врачом, а мать-немкой по происхождению и владела несколькими языками.

В. И. Даль вошел в историю как создатель" Толкового словаря живого великорусского языка", за что был награжден Константиновской медалью Ирго и избран почетным членом Императорской Академии наук.

Он был также автором сборника "Пословицы русского народа", имеющего большое этнографическое значение. "Часть материала для вышеназванных значительных работ г. Даль извлек из многочисленных откликов, полученных Русским географическим обществом из разных частей России, на этнографический циркуляр, разосланный в 1846 г." К тому времени, когда общество было основано, он был довольно известен как писатель, но он был разносторонним человеком.

В. И. Даль начал свою профессиональную карьеру со службы на флоте, затем, преждевременно окончив медицинский факультет Дерптского университета, участвовал в качестве военного врача в Русско-турецкой войне (1828-1829) и в подавлении Польского восстания (1830-1831). С 1832 года Владимир Иванович работал в военно-сухопутном госпитале в Петербурге, проявив себя как талантливый хирург.

В 1833 году Даль был переведен в Оренбург в качестве чиновника особых поручений при военном губернаторе В. А. Перовском, который в 1841 году рекомендовал его своему брату Л. А. Перовскому, министру внутренних дел, сыгравшему важную роль в создании Ирго.

В Ирго В. И. Даль активно участвовал в работе отделов статистики и этнографии, был членом первого совета общества.

Петр Иванович Кеппен (1793-1864) - академик, ученый, этнограф, статистик, состоял на государственной службе. ПИ Кеппен говорил о себе: "вся моя жизнь была посвящена России."

С 1810 года, еще будучи студентом Харьковского университета, он начал "многократные поездки почти по всей России от Финляндии до Астрахани и Терека и от Вятки до Бессарабии". в своих официальных поездках он всегда отмечал то, что было интересно с его стороны с точки зрения археологии, этнографии, топографии и статистики. Он одним из первых обратил внимание правительства на важность наличия полного списка населенных мест в России.

Научные труды П. И. коппена охватывали самые разнообразные области знаний: этнографию, географию, археологию, библиографию, сельское и лесное хозяйство, естествознание, развитие образования в России.

П. И. Кеппен был еще одним основателем Ирго. В 1845 году он был избран председателем Департамента статистики. По поручению общества он составил этнографическую карту Европейской России. За свои достижения П. И. Кеппен был награжден Константиновской медалью и премией Жуковского.

Иван Федорович Крузенштерн (1770-1846) - первый русский кругосветчик, Адмирал и географ, почетный член Петербургской академии наук, также в 1845 году принимал участие в создании Ирго.

И. Ф. Крузенштерн учился в Морском кадетском корпусе, впоследствии став его директором. Под руководством Крузенштерна в деятельности Морского кадетского корпуса произошел ряд изменений: были отменены телесные наказания, обновлен состав преподавателей, утверждены морская летняя практика и офицерские классы для воспитанников. Все это положительно сказалось на развитии Российского морского образования.

И. Ф. Крузенштерн принимал участие в войне со Швецией, проходил стажировку в Великобритании, а в 1803-1806 годах возглавил первое кругосветное путешествие по территории Российской империи.

Алексей Николаевич Левшин (1798-1879) - государственный деятель, в разное время занимал должности Одесского городского головы, директора Департамента земледелия.

С 1856 года он был назначен заместителем министра внутренних дел. В этой должности он активно участвовал в разработке крестьянской реформы.

С 1868 года член Государственного совета. Он успешно совмещал государственную службу с научной деятельностью.

Автор первого в мире фундаментального исследования по географии, истории и этнографии казахских степей и первого специального научного труда, посвященного Уральскому казачеству, создатель первого русского очерка о знаменитых развалинах итальянского города Помпеи, один из основателей Русского географического общества, а затем член совета и помощник председателя Русского географического общества, почетный член Российской академии наук и Харьковского университета, действительный или почетный член 16 научных обществ России и зарубежных стран, в том числе Парижского географического общества."

Получив степень магистра по гуманитарному факультету Харьковского университета, в 1818 году он был зачислен в штат Коллегии иностранных дел, в 1919 году вошедшей в состав министерства иностранных дел, в Азиатский департамент. Позднее А. И. Левшин писал в своей работе "описание киргизо-казачьих или киргизо-кайсацких орд и степей" (1832): "первые понятия об этом народе были почерпнуты мною из архива азиатского отдела министерства внутренних дел...".

Михаил Николаевич Муравьев (впоследствии граф Муравьев-Виленский) - выдающийся государственный и военный деятель Российской империи, сыгравший центральную роль в подавлении восстания в Северо-Западном регионе в 1863 г. М. Н. Муравьев принадлежал к старинному дворянскому роду Муравьевых.

В 1865 году, после отставки с поста генерал-губернатора Северо-Западного края, За заслуги перед Отечеством он был возведен в графское достоинство с правом носить двойную фамилию Муравьев-Виленский. Он был сторонником "русского народа", благодаря чему был избран в 1850 году вице - председателем Ирго и занимал эту должность до декабря 1856 года, в январе 1857 года подал в отставку в связи с принятием поста министра государственных имуществ.

Как отмечает П. П. Семенов-Тян-Шанский, М. Н.Муравьев, будучи заместителем председателя, "не жалел ни своих, ни чужих усилий для служения интересам общества." В царствование М. Н. Муравьева были открыты два региональных отделения Ирго: Кавказское и Сибирское.

Князь Владимир Федорович Одоевский (1803-1869) - писатель, музыкальный и общественный деятель, выдающийся педагогический деятель, разносторонний мыслитель, увлекавшийся математикой, химией и физикой, меценат, один из основателей Ирго. С 1846 года помощником директора Императорской Публичной библиотеки и директором Румянцевского музея был В. Ф. Одоевский, которого П. П. Семенов-Тян-Шанский называл"одним из самых просвещенных писателей и меценатов русской науки того времени, князем В. Ф. Одоевским".

В. Ф. Одоевский стремился распространить научные знания среди широких масс населения. "Народное просвещение, распространение общедоступных сведений, воспитание детей бедных классов, забота о них и различные отрасли общественного призрения очень занимали князя Одоевского."

Служил председателем " Общества посещения бедных "(1846-1855), занимался созданием детских домов и разрабатывал их устав. Долгое время В. Ф. Одоевский был редактором "сельского обозрения", издававшегося министерством внутренних дел; вместе с А. П. Заболоцким-Десятовским издавал книги "сельское чтение". В. Ф. Одоевский был автором таких популярных в народе книг для народного чтения, как" грамотки деда Иренея"," пестрые сказки Иренея Грамозеки".

Граф Василий Алексеевич Перовский (1795-1857)-генерал кавалерии, генерал - адъютант, Оренбургский генерал-губернатор. Он дважды правил Оренбургской областью (1833-1842-военный губернатор Оренбургской области, 1851-1857-генерал-губернатор Самарской и Оренбургской областей), в общей сложности более 15 лет.

В. А. Перовский совершил два значительных похода-Хивинский (1839-1840) и Кокандский (1853). "Он был настоящим тружеником на своем посту: заботился и о просвещении народа; заботился и о процветании нашей среднеазиатской торговли, оборот которой в его время достигал 6 миллионов рублей; заботился о процветании области и города.

Его обширный ум хотел охватить все, и он жил только одной мечтой: как лучше устроить свой любимый край, чтобы он был образцовым в России". по свидетельству П. П. Семенова-Тян-Шанского, В. А. Перовского пригласил стать основателем Ирго В. И. Даль, служивший при нем в Оренбурге (1833-1841), а также сопровождавший его в Хивинском походе. В Хивинском походе В. А. Перовского сопровождал еще один будущий коллега по географическому обществу - Платон Александрович Чихачев.

Петр Иванович Рикорд (1776-1855) - русский адмирал, талантливый военачальник, не проигравший ни одного сражения, государственный деятель-Начальник Камчатки и командующий Петропавловской гаванью (1817-1822), ученый, член-корреспондент Петербургской Академии наук (1818), Судостроитель и писатель. В 1807-1812 годах под руководством В. М. Головнина совершил кругосветное плавание.

Вместе с Ф. П. Литке, И. Ф. Крузенштерном и Ф. П. Врангелем Петр Иванович входил в круг русских мореплавателей, чья плеяда "покрыла себя громкой славой своими путешествиями и открытиями в далеких и в то время недоступных морях в начале XIX века", сыгравших значительную роль в реализации идеи создания географического общества в России.

Петр Иванович был истинным патриотом России, хотя предки его были из Ниццы.

Находясь на посту главы Камчатки, Рикорд много сделал для улучшения благоустройства края: были созданы госпиталь для гражданского населения и лазарет для военнослужащих, открыто ремесленное училище, оказана помощь голодающим.

Василий Яковлевич Струве (1793-1864) - русский астроном. В. Я. Струве родился в Германии в семье директора гимназии, получил филологическое образование в Дерптском университете, с 1819 года в течение 20 лет руководил Дерптской обсерваторией. С 1826 года он был почетным членом, а с 1832 года-ординарным академиком Петербургской Академии наук. В 1839 году он возглавил Пулковскую обсерваторию. На этом посту В. Струве сделал все возможное, чтобы сделать Пулковскую обсерваторию " ... одна из лучших обсерваторий в мире."

С начала деятельности Ирго Василий Яковлевич Струве был назначен заведующим кафедрой географии России, позже переименованной в кафедру математической географии. В дальнейшем деятельность обсерватории и Ирго была тесно связана. Обсерватория максимально помогала в проведении экспедиций общества, выделяя астрономов, наблюдателей и обрабатывая полученные результаты.

Платон Александрович Чихачев (1812-1892) - русский военный офицер, географ и путешественник.

В 1828 году, с началом турецкой войны, он поступил на военную службу, а в 1833 году вышел в отставку. И как говорит в своей автобиографии П. А. Чихачев: "столичная жизнь гвардейского офицера в мирной обстановке не соответствовала моему темпераменту, и я решил осуществить свою мечту о посещении Америки." В 1835 году П. А. Чихачев уехал в Америку.

В этом путешествии ему пришла в голову идея попасть в Центральную Азию с севера. Через А. Гумбольдта Платон Александрович передал свою идею императору Николаю Павловичу, который воспринял ее положительно, но из-за сопротивления Министерства иностранных дел в лице министра графа Нессельроде Чихачев добился лишь прикомандирования к оренбургскому генерал-губернатору В. А. Перовскому в его походе против Хивинского ханства и неполной научной экспедиции. В этом походе Чихачев должен был добраться до Хивы с В. А. Перовским, а затем последовать по своему усмотрению, на свой страх и риск.

Хивинский поход (1839-1840) оказался неудачным, и планы Чихачева не были осуществлены. Но он не оставил своих устремлений в изучении Азии и в 1848 году, на совете Ирго, сделал свои предложения по изучению Сырдарьи. Несмотря на все усилия общества осуществить эту экспедицию, она не была осуществлена, встретив сопротивление со стороны министерства иностранных дел. В 1856 году пл. А. Чихачев уехал за границу, так и не осуществив своих планов.

Так, основателями Ирго были выдающиеся ученые, академики, административные и военные деятели, не безразличные к отечественной науке и судьбе государства.

Это фигуры, каждая из которых была одной из выдающихся личностей в своей области научного, социального или политического знания. Ф. П. Литке, И. Ф. Крузенштерн, Ф. П. Врангель, П. И. Рикорд-были самыми известными русскими мореплавателями; К. М. Баер, В., Я. Струве, Г. П. Гельмерсен, П. И. Кеппен-члены академии наук, представляли Академический класс; Ф. Ф. Берг, М. П. Вронченко, М. Н. Муравьев-представляли офицеров Генерального штаба; К. И. Арсеньев, А. И. Левшин, П. А. Чихачев, В. И. Даль, В. А. Перовский, В. Ф. Одоевский - представители различных отраслей российской науки.

Многие из них имели иностранные корни, в частности немецкие (Берг, Бер, Врангель, Гельмерсен, Даль, Коппен, Крузенштерн, Литке, Рикорд, Струве), но они были настоящими патриотами России и науки. Они принимали активное участие в работе Ирго, задавали направления научных исследований, сами были их инициаторами и исполнителями, но в то же время стремились привлечь к работе в Ирго молодые российские научные кадры, давая им возможность развивать свои идеи и научные устремления.

2.3 местные отделы Ирго

Исследовательская деятельность Ирго охватывала обширную территорию Российской империи. Для его успешной реализации возникла необходимость расширения деятельности компании за счет открытия местных отделений на окраинах и в приграничных районах страны. Местные отделы стали вспомогательными исследовательскими центрами в этой области. "По отношению к России , с ее необъятными просторами, идея разветвления деятельности Общества, по способам его организации, на почве постоянных вспомогательных отделов была очень счастлива."

Кафедры вели научно-исследовательскую и экспедиционную деятельность, собирали ценные коллекции различных материалов по археологии, этнографии и геологии, создавали библиотеки и музеи, издавали собственные периодические издания "Записки", распространяли научные знания посредством лекций и бесед.

В период с 1845 по 1892 год были открыты следующие дивизии: Кавказская, Сибирская (Восточно-Сибирская), Оренбургская, Северо-Западная, Юго-Западная и Западно-Сибирская.

Идея открытия отделений Ирго в регионах принадлежала А. В. Головнину.

По мнению А. В. Головнина, в центре нашего Подмосковья необходимо было создать такие органы Русского географического общества, которые взяли бы на себя часть его задач, были бы местными наблюдательными станциями." Эта идея была поддержана Советом общества, и в 1849 году губернатору Кавказа князю М. С. Воронцову было предложено создать местное отделение Ирго. Он поддержал эту идею и выразил полную готовность поддержать создание отдела.

Положение о Кавказском департаменте в Тифлисе было утверждено 27 июля 1850 г. департаменту была предоставлена ежегодная субсидия в размере 2000 руб. Кафедра была открыта 10 марта 1851 года в Тифлисе в доме князя М. С. Воронцова. Согласно Положению, Кавказский отдел "...направляет свою деятельность на изучение Кавказского края во всех тех отношениях, которые составляют предмет деятельности общества, а именно: в отношениях строго географических, этнографических и статистических."

Выбор территориального направления открытия кафедры не был случайным, так как регион на момент открытия переживал затяжную Кавказскую войну (1817-1864), в результате которой к Российской империи были присоединены новые территории, требовавшие изучения и освоения. Основным направлением работы кафедры было изучение истории и этнографии Кавказа, а также территорий приграничных районов Турции и Персии и Закаспийского региона.

По инициативе заместителя председателя Ирго М. Н. Муравьева в Иркутске было открыто Сибирское отделение. Генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н.Муравьев писал:.. Спешу выразить всю мою готовность поддержать предложения Императорского Географического общества об учреждении особого сибирского отделения в Иркутске. Я совершенно убежден, что общество, членом которого я имею честь быть, едва ли может найти область, которая по своей обширности, безвестности и богатству представляла бы более обширное поле для научных исследований, чем Восточная Сибирь."

Его положение было утверждено 6 июня 1851 г. открытие состоялось 17 ноября 1851 г. в Иркутске на квартире генерал-губернатора. В Положении о сибирском отделе говорится, что отдел " занимается прежде всего изучением Сибири вообще во всех тех отношениях, которые составляют предмет деятельности общества." Ведомству также была предоставлена ежегодная субсидия в размере 2000 рублей.

Исследования, проводимые Сибирским отделом, охватывали Восточную Сибирь, Среднюю и Среднюю Азию, Дальний Восток. По примеру Ирго на кафедре работали кафедры математической и физической географии, этнографии и статистики. В начальный период деятельности основными направлениями научной работы были: картография, статистика, а позднее геология.

На кафедре были организованы крупные комплексные научные экспедиции: Сибирская экспедиция (1854-1863); Вилюйская, Амурская (1855) и Уссурийская (1859) экспедиции под руководством Р. К. Маака; Уссурийская экспедиция (1867) под руководством Н.м. Пржевальского; Сунгарская, Олекминско - Вилюйская и Тункинская экспедиции под руководством П. А. Кропоткина в 1864-1867 гг.; Витимская экспедиция (1865) под руководством И. А. Лопатина.Туруханская (1866) и др.

В 1854 году Главное управление Восточной Сибири передало свой музей Сибирскому отделу Ирго, и с этого момента началось активное пополнение его коллекций. С 1856 года стали издаваться "Записки" Сибирского отделения, в которых публиковались результаты его работы. Кафедра вела активную популяризаторскую работу: проводила выставки, открытые лекции, привлекая тем самым население края, ставшего крупным научным центром Восточной Сибири.

С открытием Западно-Сибирского отделения в 1877 году учебные площади Сибирского отделения были сокращены до территории Восточной Сибири, выделенные средства были сокращены, а основным направлением исследований стали общественные науки, этнография и экономика. Сибирская дивизия была переименована в Восточно - Сибирскую дивизию Ирго.

Как и в случае с кавказским отделом, территориальный выбор места расположения отдела был связан с политическим вектором. Изучаемые Сибирским ведомством территории граничили с Китаем.

Усиление интереса к Китаю и его колониям было вызвано тем, что Англия и Франция активно создавали новые рынки сбыта и укрепляли свое влияние на востоке. Видя в этом угрозу своим интересам, Россия открывает Сибирский департамент для активизации своей политики на Дальнем Востоке.

в феврале 1867 года положение о Северо-Западном отделении Ирго в Вильно было утверждено в высочайшей степени. В отличие от первых двух отделов, этот отдел не был создан по инициативе руководителей Ирго.

"Вопрос об открытии отделения этого общества в Вильне был поставлен попечителем Виленского учебного округа Иваном Петровичем Корниловым во взаимодействии с его ближайшими сотрудниками в управлении округа". И. П. Корнилов 2 августа 1866 года сделал представление главному начальнику Северо-Западного округа К. П. фон Кауфману о создании Северо-Западного отделения, от которого, в свою очередь, через Министерство народного просвещения было отказано министром внутренних дел. Но 10 октября 1866 года И. П. Корнилов подал повторное прошение об открытии Ирго-отделения не только генерал-губернатору, но и председателю Ирго-общества. Эта просьба была рассмотрена, председательствующий Великий князь Константин Николаевич и Совет Общества одобрили создание Северо-Западного отделения. Торжественное открытие состоялось 20 июня 1867 года в здании Виленской публичной библиотеки. На начальном этапе отдел определил следующие научные задачи: изучение климатических особенностей региона, создание ряда метеорологических станций и сбор данных по статистике населения региона. В дальнейшем по направлениям научной работы были созданы три секции: физико - математическая, этнографическая, а также секция археологии и археографии. В 1876 году из-за бездействия кафедры она была закрыта.

По инициативе Оренбургского генерал-губернатора Н. А.Крыжановского в Оренбурге был создан Оренбургский департамент. 30 мая 1867 года высочайше утверждено Положение о кафедре. Открытие кафедры состоялось 14 января 1868 г. Н. А. Крыжановский в своей речи в честь открытия кафедры изложил ее цели и задачи. Деятельность отдела основана на знании края, но в сочетании с пользой для интересов всей России "мы будем изучать наш край, чтобы определить, какую пользу он может принести нашему общему Отечеству...". отдел будет изучать историю, экономические отношения, природные ресурсы, этнографию и статистику Оренбургской области.

В 1868 году Оренбургская публичная библиотека была передана в оренбургское отделение. Департамент осуществлял систематическое пополнение своих средств. Следующий отдел Ирго-Юго-Западный был открыт в Киеве по инициативе украинского историка, этнографа, географа П. П. Чубинского и по просьбе киевского, подольского и волынского генерал-губернатора князя А. М. Дондукова-Корсакова. Положение о кафедре было утверждено 10 ноября 1872 г. кафедра была открыта 13 февраля 1873 г. Этот отдел имел большое значение в изучении этнографии"малороссийского населения края". На средства Департамента в 1874 году была проведена однодневная перепись населения Киева, созданы этнографический музей, библиотека и архив. В 1875 году он принял участие в географическом конгрессе и выставке в Париже. В 1876 году.

Эмский указ за украинофильские настроения был закрыт.

В марте 1876 года на заседании Совета общества Константин Николаевич предложил рассмотреть ходатайство генерал-губернатора Западной Сибири Н. Г. Казнакова об открытии Западно-Сибирского отделения Ирго в Омске. Апеллируя к тому, что существующее Сибирское отделение занимается только изучением Восточной Сибири, а территория Западной Сибири остается недостаточно изученной.

Совет директоров общества согласился с вышеизложенным. 10 мая 1877 года Положение о Западно-Сибирской дивизии было высоко одобрено на заседании Государственного совета. Кафедра была открыта 30 июня 1877 года. Точно так же Кавказскому и Восточно-Сибирскому филиалам была предоставлена ежегодная субсидия из государственной казны в размере 2000 рублей. В положении говорится, что отдел должен изучать как Западную Сибирь, так и соседние страны Средней Азии и Западного Китая. В связи с этим основной научной работой кафедры было изучение геологии, этнографии и истории этих регионов, особенно Монголии и Казахстана.

Первые шаги деятельности отдела неразрывно связаны с именами генерал-губернатора Западной Сибири Н.Г.Казнакова, первого председателя Западно-Сибирского отдела, знатока Западной Сибири и киргизских степей генерала И. Ф. Бобкова, известного путешественника по Средней Азии М. В. Певцова, общественного деятеля и исследователя Сибири Н. м. Ядринцева, выдающегося русского этнографа, фольклориста Н. Г. Потанина, археолога, краеведа и этнографа И. Я. Словцева, возглавлявшего одну из первых экспедиций отдела. в Кокчетавской области.

С первых дней своей работы отдел создал библиотеку в 1878 году, а также уделяет внимание развитию музейного дела, создав музей в том же году. В основе музейных коллекций лежали краеведческие материалы, отражавшие природу, быт и культуру Степного края. с 1879 года он издает "Записки Западно-Сибирского ведомства".

Став крупным общественным научным центром, совершая экспедиции и научные поездки, привлекая краеведов, проводя открытые лекции и беседы, Западно-Сибирский отдел и его деятельность сыграли большую роль в познании истории, культуры и быта народов, населявших Западную Сибирь, Алтай, Среднюю Азию, в частности Казахстан и Западную Монголию, а также Северо-Западный Китай.

Таким образом, созданные местные отделы служили помощниками для решения научных задач Ирго в регионах. Такая разветвленная структура позволила расширить сферу научных исследований на территориях Российской империи.

Отделы формировали научную среду регионов, помогали центральному Ирго в его исследованиях по его просьбе, инициировали собственные исследования с учетом демографических особенностей регионов, сохраняя их социокультурные традиции и обычаи, расширяли библиотечную и научную сеть страны, способствовали развитию музейного дела в регионах.

Еще одним преимуществом было то, что исследования, проводимые местными отделами, были постоянными и могли проводиться более точно, по сравнению с работой приезжих ученых. Конечно, нельзя исключать геополитического вектора государственной политики в работе ведомств, который способствовал их созданию.

Подведем некоторые итоги. Проведенный анализ нормативных и учредительных документов позволил сделать вывод о тщательном подходе общества к разработке и принятию основных документов, ответственных за все направления его деятельности, что в свою очередь помогло обществу достичь поставленных целей. Председатель общества в лице Великого Князя Константина Николаевича был представителем интересов Ирго в правительстве, а заместитель председателя-центральной фигурой, руководившей деятельностью общества.

Совет общества стал административным центром, обеспечивающим и регулирующим всю работу Ирго, научная деятельность была сосредоточена в филиалах, а открывшиеся местные отделы стали вспомогательными центрами в выполнении научных задач на окраинах и приграничных территориях страны. Членами общества были видные русские ученые. Все это способствовало укреплению и развитию Ирго.


ГЛАВА III. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИМПЕРАТОРСКОГО РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

3.1 научная деятельность кафедр Ирго

С момента своего создания Ирго имел четыре кафедры, соответствующие областям географической науки: кафедру общей географии, кафедру географии России, кафедру статистики России и кафедру этнографии России. На первом общем собрании были назначены руководители отделов. В то время кафедру общей географии возглавлял контр-адмирал Ф. П. Врангель. Заведующим кафедрой географии России был назначен русский астроном, первый директор Пулковской обсерватории - В. Я. Струве. всемирно известный ученый К. М. Бер возглавил кафедру этнографии России. первым председателем кафедры статистики был назначен статистик и этнограф П. И. Кеппен.

П. Н. Фус, временно сменивший Ф. П. Литке на посту заместителя председателя, отметил, что кафедра географии России с момента ее создания проделала довольно большой объем работы, а также подчеркнул, что при разделении общества на отделы " недостаточно должного внимания уделялось тем вспомогательным наукам, из которых география в ее нынешнем значении черпает свой основной материал. Физика земного шара и топография упоминаются как бы мимоходом, а естественная сторона географии, или так называемая география животных и растений, а также Геология и геогнозия совершенно упускаются из виду". в связи с этим П. Н. Фус внес в Совет предложение разделить кафедру на два комитета математической географии и физической географии.

В 1847 году дивизия была проведена. Комитет математической географии возглавил В. Струве. Комитет физической географии - Г. П. Гельмерсен. В том же году В. П. Врангель вышел из руководства кафедрой общей географии и на его место был назначен Г. М. Гельмерсен. В результате того, что Г. М. Гельмерсен возглавлял одновременно физико-географический комитет Русского географического факультета и Общегеографический факультет, а их заседания проводились совместно, эти два отдела слились в физико-географический факультет. А другая половина кафедры географии России, в виде комитета математической географии, была сформирована в кафедру математической географии.

После принятия Устава 1849 года в Ирго были выделены кафедры математической географии, физической географии, этнографии и статистики. Их возглавляли В. Ю. Струве, А. Д. Озерский, Н. И. Надеждин и А. П. Заболоцкий-Десятовский соответственно.

Отчасти переформирование кафедр было связано и с тем, что большое количество российских молодых ученых, вступивших в общество, движимое идеей изучения своей родины, сосредоточилось на кафедре географии России. Изучение общей географии было для них не так интересно.

Области изучения кафедр математической и физической географии были связаны с областью землеведения, а кафедры этнографии и статистики-с областью познания человека.

"Таким образом, вся метрическая сторона науки, вся работа по геодезии, а также вся помощь географии со стороны астрономии, законно принадлежит кафедре математической географии. Кафедра физической географии включает в себя все, что относится к познанию природы в местном многообразии ее свойств и явлений; отсюда геогнозия, геология, география всех частей естествознания, климатология и метеорология, не говоря уже: собственно - топография во всей ее необъятности, орография, гидрология и т. Человек, во всем богатстве своего местного разнообразия, подчинен делению этнографии, и потому все, так сказать, из народной повседневной жизни, от этнографической антропологии до всех подробностей исторической географии и даже географической археологии, происходит непосредственно в нем. Наконец, Департамент статистики осведомлен о тех особых фактах, что нынешнее разнообразие и распределение на земном шаре обусловлено развитием и успехом общества, которое возникает в результате совместного взаимодействия природы с человеком и человека с природой."

Иными словами, в состав кафедры математической географии входила такая наука, как геодезия, изучающая размеры, форму, гравитационное поле Земли и положение объектов на земной поверхности. В его задачи входило проведение измерений на поверхности земли (просмотр местности и создание опорных геодезических и астрономических точек, использование методов разведки, триангуляции и полигонометрии), распределение единой системы координат.

Кафедра физической географии включала в себя следующие науки: орографию-описание и классификацию различных форм рельефа земной поверхности и их систематизацию независимо от происхождения; геологию, изучающую происхождение и историю земли, земной коры и ее внутреннего строения; геогнозию, изучающую земную поверхность; метеорологию и климатологию - науки о климате и физических явлениях; гидрологию и гидрографию - науки, изучающие природные воды; фитогеографию, изучающую законы распространения растений на земной поверхности; зоогеографию - науки о распределении животных на земле.

Отдел этнографии изучал особенности быта, культуры и традиций народов, населявших Российскую империю.

Отдел статистики занимался вопросами экономической географии.

Филиалы общества стали своеобразными научными центрами, где сосредоточена основная научная деятельность в определенных областях, охватывающих большое количество вопросов, требующих изучения.

Для того чтобы понять, какую роль Ирго сыграло в развитии отечественной науки, необходимо более подробно рассмотреть работу каждого отдела.

Кафедра математической географии осуществляла деятельность по следующим направлениям: геодезия и картография. Другие ветви общества также занимались картографированием, когда они занимались специализированными вопросами, такими как этнографические карты России и регионов, составленные статистическим управлением. Картографией и геодезией в Российской империи занимались также Генеральный штаб и гидрографическое управление. Геодезические и картографические работы на территории Российской империи осуществлялись в основном государственными учреждениями. Но Ирго также принесла все возможные выгоды картографии страны.

В 1845 и 1846 годах на заседаниях общества зачитывались доклады В. Я. Струве "обзор географических работ в России" и А. П. Болотова

"Взгляд на состояние геодезических и топографических действий", опубликованный в "Записках Русского географического общества". В этих работах проводится анализ состояния геодезических и картографических работ в Империи; делается вывод о необходимости объединения всех топографических работ, разбросанных по различным ведомствам и частным ведомствам, для получения наилучших результатов в картографировании. Эти работы привлекли внимание к существующим проблемам в этой области и послужили активаторами для проведения обширных геодезических работ на территории России.

В 1847 году Ирго было поручено научное руководство составлением и исправлением межевых Атласов Тверской, Рязанской, Тамбовской и Тульской губерний, выполненных по специальной программе, разработанной В. Я. Струве. Было выявлено 70 астрономических точек (астрономическая точка-это определенная точка на поверхности земли, для которой с помощью астрономических наблюдений определялись широта, долгота и Азимут направления на любой объект на поверхности земли, и эти точки служили координатной основой для топографических карт) во Владимирской, Тамбовской, Рязанской, Орловской и Воронежской областях. Это была значительная цифра, так как в то время картография всей Европейской России насчитывала всего около 200 пунктов. Позднее компания издала межевой атлас Твери (1857) и карту Рязанской губернии (1861).

"Карта Аральского моря и Хивинского ханства с их окрестностями", составленная Я. В. Ханыковым на основе материалов русских путешественников, была опубликована в 1851 году. она внесла значительный вклад в составление карты Центральной Азии, став выдающимся произведением картографической науки, созданным при участии Ирго. В записках географического общества было помещено пояснение к карте Ю. В. Ханыкова: "господин вице-председатель Императорского Русского географического общества предложил мне составить из доставленных нам с разрешения правительства материалов карты Аральского моря и хивинских владений и окрестностей озера Иссык - Куль, в пояснении статей о новейших исследованиях в этих местах."

В 1858 году Ирго совместно с Военно-топографическим депо Генерального штаба приступило к составлению общей карты Европейской России. Карта должна была включать в себя последние результаты топографо-географических исследований. Выпущенная в 1863 году, хотя и имела свои недостатки, она была лучшей и почти единственной Генеральной картой Европейской России того времени.

В 1871-1875 годах член Ирго, землемер И. И. Стебницкий провел обширную картографическую работу на Кавказе, в результате которой были созданы большие карты Азиатской Турции и Персии и карты Закаспийского региона.

На кафедру математической географии поступал обширный научный материал из комплексных экспедиций Ирго. Так, например, на основе материалов, полученных в одной из крупнейших - Уральской экспедиции (1847-1849, 1850), была составлена первая карта Северного Урала (сегодня это территории Полярного, Приполярного и Северного Урала) и прибрежного хребта Пай-Хойя, составленная по наблюдениям участников экспедиции и в их конкретных астрономических точках, опубликованная обществом. Начальник математического отдела Сибирской Экспедиции (1855-1857) л. Шварц и его помощники по результатам своей научной работы в 1863 году выпустили карту южной части Восточной Сибири.

«Шестнадцать больших экспедиций Общества, которыми руководили Н.М. Пржевальский, Г.Н. Потанин, М.В. Певцов, Г.Е Грум-Гржимайло, В.И. Роборовский, П.К. Козлов и В.А. Обручев, внесли большой вклад в изучение Центральной Азии. Вовремя этих экспедиций было пройдено и заснято 95473км (из них свыше 30000 км приходится на долю Н.М. Пржевальского), определено 363 астропункта и измерены высоты 3633 точек. Было уточнено положения главных горных хребтов и речных систем, а также озерных бассейнов Центральной Азии».

Помимо картографических работ математическое Отделение особое внимание Отделение математической географии уделяло работам по определению астрономических пунктов, для более точных картографических изображений и наблюдениям над качаниями маятника, для определения значений магнитного поля Земли.

Результаты и отчеты научных работ проводимых Математическим отделом издавались в печатных трудах общества.

Благодаря трудам членов ИРГО географическая наука пополнилась выдающимися картографическими произведениями - многочисленными картами и атласами, как для суши, так и для акваторий внутренних морей и Мирового океана. Так были открыты и картированы обширные новые районы и горные хребты, изучены орография, гидрография, климат, растительность и другие природные условия. Карты были составлены на основе точных определений географических координат и топографических съемок.

Прогресс картографо-геодезических работ обеспечивал полноту и точность изображения основных компонентов земной поверхности на карте и позволял ученым с помощью сравнительно-картографического метода выяснять особенности природы и хозяйственной деятельности человека на различных территориях.

Задачи Отделения физической географии определялись так: «В Отделении физической географии идет все, что принадлежит к знанию природы в местном разнообразии ее свойств и явлений; следовательно, и геогнозия, и геология, и география всех частей натуральной истории, и климатология с метеорологией, не говоря уже о собственно топографии во всей обширности, об орографии, гидрографии и т.п.».

Отделение физической географии сыграло значительную роль в таких науках как: метеорология и климатология и геология.

На момент создания ИРГО в России еще не было специализированных метеорологических учреждений, ощущалась нехватка данных метеорологических наблюдений. И хотя в 1849 г. была создана главная физическая обсерватория (ГФО), но она в первые годы своей работы не обладала значительными средствами для проведения исследований на всей территории государства. В связи с этим часть поставленных задач по изучению климата была взята на себя ИРГО.

Уже в октябре 1847 г. по инициативе действительного члена Общества профессора В.С. Порошина была создана Комиссия по изучению климатологических вопросов. В феврале 1848 г. Совет Общества постановил напечатать и разослать по губерниям программу по собиранию сведений о климате Российской империи для получения данных из удаленных районов России. На 10000 разосланных экземпляров было получено лишь 400 ответов. Но В.С. Порошин остался доволен полученными результатами. В последующие годы рассылка программ продолжилась. Это был первый опыт ИРГО по привлечению широких масс населения к сбору метеорологический данных.

Также часть метеорологических данных об отдаленных частях России, деятели Отделения физической географии получали из экспедиций. Они обрабатывали полученный материал экспедиционных исследований и в дальнейшем опубликовывали. Например, так обрабатывались материалы экспедиций Н.М. Пржевальского в Центральную Азию. Метеорологические материалы входили в описание хода экспедиции, затем действительный член Общества, климатолог А.И. Воейков выделил их и опубликовал в отдельном выпуске.

В 1858 г. член Общества К.С. Веселовский издал труд «О климате России», который был награжден Высшей наградой ИРГО - Константиновской медалью.

С 1859 г. по инициативе ИРГО под редакцией профессора Дерптского университета Кемца начал издаваться, на немецком языке «Метеорологический сборник», в котором впервые публиковались результаты наблюдений о климате России. В 1864 г. в связи с финансовыми трудностями ИРГО выпуск сборника был приостановлен.

В связи с потребностью создания общего плана метеорологических наблюдений в России и обработке поступающих в Общество материалов по климатологии в 1870 г. была создана Метеорологическая комиссия. Председателем комиссии был назначен Д.И. Вильд, директор главной физической обсерватории и член ИРГО. Текущая работа комиссии заключалась в обработке статей и материалов по метеорологии, земному магнетизму и д.р., поступающих в Общество, выработке способов по сбору метеорологического материала, пополнении метеорологической библиотеки Общества, подготовке ответов на вопросы, поступающие от частных лиц, занимающихся метеорологией в России и т.д. Параллельно с текущими делами, комиссия начала разработку вопроса о создание общей системы наблюдений над грозами, метеорными осадками, замерзанием и вскрытием рек в России.

В первый год работы комиссия разослала бланки и наставления для записи наблюдений за осадками и грозами в общества естествоиспытателей (Дерптское, Казанское, Киевское, Московское, Одесское, Санкт-Петербургское и Харьковское), директорам училищ, председателям уездных земских собраний, членам ИРГО. Вместе с этим А.И. Войеков издал статью о важности наблюдений за дождями и грозами, в которой призывал помочь в сборе данных. Все эти действия вызвали большой интерес со стороны населения и в Общество стали поступать в больших количествах ответы на циркуляры. Таким образом, ИРГО сформировало сеть свободных наблюдателей, которая способствовала накоплению большого объема данных о климате обширной территории России. В дальнейшем полученные материалы обрабатывались учеными ИРГО. Позднее данная комиссия была упразднена и в 1883 г. была создана новая, возглавляемая А.И. Воейковым.

По мнению П.П. Семенова-Тян-Шанского, А.И. Воейков был «самым ревностным из деятелей ИРГО» в области метеорологии. А.И. Воейков опубликовал на страницах изданий общества большое количество работ, касающихся актуальных вопросов метеорологии и климатологии. Его работа «Климаты земного шара, в особенности России» (1884), создавшая прочный фундамент для развития идей современной климатологии, была отмечена ИРГО Константиновской медалью.

С 1891 г. А.И. Воейков был редактором периодического издания ИРГО - «Метеорологический вестник», заменивший издававшийся ранее «Метеорологический сборник». Во время проведения VIII съезда русских естествоиспытателей и врачей в декабре 1889 г., «многие из присутствующих приезжих показали такой интерес к метеорологии, что в среде специалистов этой науки возникла мысль воспользоваться благоприятными обстоятельствами и созвать собрание из лиц, интересующихся метеорологией, для обсуждения мер к основанию у нас научно-популярного метеорологического журнала». Организационное собрание состоялось 7 января 1890 г. в помещении ИРГО.

В журнале печатались как работы ученых, так и наблюдения добровольных корреспондентов о климате и природных явлениях. Издания журнала способствовало развитию интереса к метеорологии в стране.

Изучение метеорологии и климатологии в ИРГО производилось не только с позиции чистой науки, но и применения результатов наблюдений в практической жизни. В статье «Ответы современной метеорологии на запросы практической жизни» на страницах «Метеорологического вестника», профессор А. Клоссовский, объяснил важность практической стороны метеорологии для различных сфер, в частности сельского хозяйства, промысловой деятельности, строительства.

Большое количество проводимых ИРГО экспедиций в различные регионы Империи, способствовало развитию такой науки как геология. Примером таких экспедиций могут служить экспедиции П.А. Чихачева в Малую Азию (1846, 1847, 1848 гг.), по материалом которых была составлена геологическая карта всей Малой Азии; Уральская и Сибирская экспедиции (1854), в результате которых было получено описание геологического строения Северного Урала и части районов Восточной Сибири и Дальнего Востока. В 1857-1860 гг.

Г.П. Гельмерсен совершал поездки в разные части европейской России с целью их геологического описания. Изучив Олонецкую губернию, составил ее геологическую карту, с 1860 г. приступил к изучению залежей каменного угля в Тульской губернии.

Экспедиция П.П. Семенова Тян-Шанского в Тянь-Шань (1856), заложила основу геолого-географических знаний о Тянь-Шане, за его плодотворную работу к фамилии Семенов ученый получил приставку Тян-Шанский; Экспедиции Н.А. Северцева 1864 г., 1865-1868 гг., 1877 г., 1878 г., описавшие геологию и орографию Памира, Приаралья и северной окраины Тянь-Шаня; работы П.А. Кропоткина, составившего схему орографии Восточной Азии и установившего следы древнего оледенения в Восточной Сибири. В течении 1867-1875 гг. А.И. Чекановским была составлена первая геологическая карта Иркутской губернии. Исследователь, член ИРГО И.Д. Черский изучал Прибайкалье и Верхоянско-Калымский край в 1877-1880 гг. и в 1886 г. ИРГО издает 10-ти верстную геологическую карту берегов Байкала, составленную И.Д. Чешским.

ИРГО проводила совместные исследования и с другими обществами, так в 1868 г. ИРГО было проведено геологическое исследование Тверской губернии совместно с Императорским Геологическим Обществом.

В результате экспедиций В.А. Обручева в 1886-1888 гг. произведено геологическое исследование закаспийских территорий и в 1892-1894 гг. исследования по геологии обширной территории Центральной Азии. Среднеазиатские экспедиции члена ИРГО И.В. Мушкетова с 1874 г. обогатили геологию новыми материалами. И.В. Мушкетов изучил месторождения угля, пересек хребты Таласский, Терскей-Алатау, Кунгей-

Алатау и Заилийский Алатау, Киргизский хребет, побывал на высокогорных озерах Сон-Куль и Иссык-Куль.

В 1887г. по инициативе И.В. Мушкетова, занимавшего на тот момент пост председателя Отделения физической географии, ИРГО впервые в России были организованы сейсмические наблюдения. Также И.В. Мушкетов являлся организатором при ИРГО Комиссии по изучению ледников.

В 1845 г. вместе с созданием в России ИРГО оформилась в качестве отрасли географии Этнографическая дисциплина. Отделение Этнографии, стало одним, из его структурных подразделений.

В докладной записке о создании Общества Ф.П. Литке объясняет, почему важно изучать этнографическую науку. Объясняя это тем, что многое важное для истории, из жизни многочисленных народностей утрачивается.

Необходимо отметить, что включение этнографии в предмет географической науки имело далеко не только формальные и практические последствия. Оно определило термины и понятия, круг задач и теоретические построения этой - еще складывающейся - дисциплины.

Как известно этнографические исследования начали проводиться еще во время первых академических экспедиций 1730-1770 гг., но в тот период этнография не была выделена как самостоятельная дисциплина. Этнографическим изучением занимались в основном иностранные ученые.

В начале XIX в., исследовательская деятельность по этнографии в Академии наук становится менее активна, изучением народов начинают заниматься Российские университеты. В университетах шла подготовка молодых специалистов готовых изучать быт и культуру народов разных стран. В 1804 г. открываются три университета: Юрьевский (ныне Тартуский), Харьковский и Казанский. Юрьевский университет охватывал соей научной работой страны запада; Харьковский университет занимался изучением южных районов России и Кавказа; Казанский университет изучал страны Востока и Поволжья. Но университетские этнографические исследования были не постоянными, разрозненными, небольшими по охвату изучаемой территории.

С открытием Отделения этнографии в ИРГО - исследования стали носить постоянный систематический характер и охватили всю территорию Российской Империи.

В 1845 г. отделение возглавил естествоиспытатель академик К.М. Бэр, «смотревший на этнографию преимущественно с точки зрения антропологической, и вообще естественно-исторической, при чем он обращал внимание на зависимость этнографического характера исследуемых народностей от природных условий страны или местности, в которой они обитают». Свои взгляды на этнографию К.М. Бэр изложил в своей статье в 1846 г. «Об этнографических вообще и в России в особенности». Большое значение К.М. Бер придавал изучению прошлого, а также нерусских народов, населяющих империю.

Руководил Отделением он недолгое время, т.к. в среде его членов возникли некоторые разногласия. Они выразились в различии взглядов на этнографию в работе общества. В отделение вступило много новых русских ученых, чьи взгляды не совпадали со взглядами К.М. Бэра. «Русские его члены гораздо более интересовались изучением русского народного быта, чем антропологической географией и исследованием обитающих в пределах Империи племен инородческих».

К группе таких русских ученых относились: В.И Даль - писатель и этнограф, Н.И. Надеждин - философ, журналист, этнограф, И.И. Срезневский, П.С. Савельев и др.

К.М. Бэр в 1848 г. сложил с себя полномочия управляющего отделением и его место занял Н.И. Надеждин. В своей статье 1846 г. «Об этнографическом изучении народности русской» по сути, будущей программе деятельности Отделения, рассматривает этнографию как самостоятельную науку, изучающую не только прошлое, но и современный народный быт. Н.И. Надеждин призывает изучать «народность русскую» Российской Империи и населяющую другие страны. Под «народностью» Н.И. Надеждин подразумевает «со

вокупность отличительных черт, теней и оттенков условливающих особую, самообразную бытность человечности». Надеждин предлагает не просто накапливать этнографический материал, а еще и проводить его сравнительный анализ.

«Но самая наука является только тогда, когда, во-первых сбор материалов производится не набежно и урывочно, как, где пришлось, как попало под руку, но и систематически, в порядке, связи и полноте требуемых Наукою; во-вторых, когда собранное, прежде нежели допустится в состав Науки, проходит сквозь чистительное строгой, разборчивой критики, с тем, чтоб всему определилась настоящая цена, подлинный смысл и надлежащее употребление».

Согласно с этими взглядами отделение Этнографии постановило «собирать сведения о простом русском человеке, о народном быте коренного русского населения во всех его оттенках. В дискуссиях и спорах деятели ИРГО формировали принципы российской этнографической науки.

С момента своего создания Отделение Этнографии ИРО проявило себя очень активно. По предложению К.М. Бэра в 1846 г. во главе с академиком А.М. Шегреном состоялась экспедиция Курляндию и Лифляндию, для изучения народов - ливов и кревингов. ИРГО на ее проведение выделило 1200 руб.

В 1847 г. Отделение принимало участие в Уральской экспедиции ИРГО. Уже к 1847 г. Н.И. Надеждиным была разработана этнографическая программа в вопросах, которые «обнимали следующие предметы: наружность жителей; отличительные особенности их наречия; домашний быт (жилища, домашнюю утварь, одежду, пищу, обычаи и обряды, сопровождающие разные эпохи и случаи жизни, народную медицину, любимые занятия, народные увеселения как-то: песни, пляски, музыку; расчет денежных средств жителей; юридические обычаи: умственные и нравственные способности и образование, наконец -местные народные предания и памятники».

Данная программа была разослана в количестве более 7000 экземпляров, во все губернии Империи, в качестве инструкции для тех, кто хотел бы своими трудами помогать ИРГО, т.к. присылаемые до этого материалы были разрозненными, не всегда информативными. Еще одной целью данной программы являлось - расширение деятельности Отделения этнографии посредством привлечения к работе широких масс населения. Полученных ответов было много и Советом Общества решено было начать издание «Этнографических записок». В 1853 г. вышел первый том под редакцией Н.И. Надеждина. К материалам, поступающим в Общество был составлен систематический указатель. Материалы были очень разнообразны. Приведем названия некоторых из них: «Село Давшино. Ярославской губернии. Пошехонского уезда», «Домашний быт Малоросса. Полтавской губернии. Хорольского уезда», «Сборник слов употребляемы в Олонецкой губернии», «Суеверные обряды при постройке дома в Каменец- Подольской губернии». В статьях, описывающих целые области, села, уезды были такие разделы: происхождение селения, климат, язык, общественный порядок, загадки, обряды при похоронах, обряды при свадьбе, обычаи при крестинах, особенности семейного быта и т.д., в соответствии с разосланной этнографической программой. Пример раздела «занятия и промыслы» размещенной в «Этнографическом сборнике»: по селам крестьяне занимаются с величайшим усердием, хлебопашеством и огородничеством; в местечке же Корц, немногие занимаются хлебопашеством; большая часть мужчин чинят овчины, шьют кожухи и свиты, и для сбыта их ездят на ярмарки за 50 и 80 верст».

Огромный сбор фактического этнографического материала происходил во время экспедиций. Экспедиции проводились по инициативе Общества или по инициативе его отдельных сотрудников, в некоторых случаях сотрудники Отделения разрабатывали рекомендации или инструкции к экспедициям, проводимым другими Отделениями ИРГО.

Большой вклад вносили региональные Отделы общества, зачастую в которых этнографическое изучение региона выходило на первый план, в связи с тем, что территории, на которых открывались Отделы, были вновь присоединенными, либо давно состоящими в Российской Империи, но неизученными.

В своих работах они опирались на рекомендации и инструкции, подготовленные «Центральным офисом» ИРГО в Петербурге. Результаты исследований печатались в центральных изданиях ИРГО. Позднее каждый Отдел начинал издавать свои «Записки». Из экспедиций можно выделить: «поездки А.Ф. Гильфердинга по Олонецкой и соседним губерниям для сбора былин (начало 1870-х гг.); фольклорные экспедиции Н.Е. Ончукова в те же районы в начале XX в., этнографо-статистическая экспедиция в Юго-Западный край (1870-е гг.), песенные экспедиции Ф.М. Истомина по России (1880- 1890 гг.), исследования Н.Н. Миклухо-Маклая в Океании и Юго-Восточной Азии (1870-1880 гг.) и пр.».

Большое значение уделялось исследованию языков народов, населяющих Россию. «Именно ИРГО приложил значительные усилия к собиранию образцов нерусской «словесности» (поговорки, пословицы, эпические сказки, песни, легенды и пр.) и лексики инородцев, впоследствии сыгравших большую роль в разработке грамматик и формировании литературных канонов национальных языков».

Касательно русского языка в 1853 г. Из. Ив. Срезневский издает первую часть сборника «Памятники народного русского языка и словесности», в который должны были войти материалы по географии русского языка; народные русские песни, былины и т.д.; словари русского языка по различным видам наречий. В.И. Даль использовал для своей работы «Словарь живого великорусского языка» также и материалы, собранные Отделением этнографии ИРГО.

ИРГО в лице К.А. Неволина особое внимание уделила изучению и разработке Писцовых книг важному материалу для познания древней России и изданию «Книга Большому Чертежу» (1627), являющаяся текстовым описанием к карте всего государства. «Описание в ней ведется по главным рекам. В «Книге» упомянуты многие географические объекты, указаны расстояния между ними, содержатся сведения по этнографии народов страны. Например, «А ниже Белыя Воложки 40 верст пала в Каму Ик река, а Ик река вытекла с верху реки Самара за 200 верст от Самары, протоку Ик реки 350 верст. А усть реки Белыя Воложки вверх и по реке по Уфе, по обеим сторонам и до Оральтовы горы (Уральские горы - А.П.) и дале, все живут башкирцы, а кормля их мед, зверь, рыба, а пашни не имеют».

В 1875 г. А.Ф. Риттихом по инициативе ИРГО была составлена «Этнографическая карта Европейской России» в масштабе 60 верст в дюйме. На карте показаны 46 народов. Впервые в этнокартографической практике народы в легенде карты сгруппированы по лингвистическому принципу, а родственные в языковом отношении этнические группы отмечены в единой гамме цветов.

В 1890 г. по инициативе В.И. Ламанского начал издаваться ежеквартальный журнал Отделения «Живая старина». На страницах журнала издавались материалы по этнографии народов Российской Империи. В первом номере журнала была опубликована новая ««Программа РГО для собирания сведений по этнографии» (1890).

Таким образом, в результате систематических исследований Отделения этнографии собиралась информационная база этнографических материалов в масштабе государства. Происходило накопление материала о быте, культуре, языке, народов, населяющих Российскую Империю.

Сфера изучения производственных территориальных отношений, создаваемых человеком, относилась в XIX в. к общественным наукам и изучалась статистикой. Экономической географии как таковой в то время не существовало. Если в первой половине XIX в. статистика была еще тесно связана с географией (физической географией), то во второй половине этого века намечается разделение их на самостоятельные дисциплины. И.В. Вернадский подчеркивает, что необходимо отличать статистику от наук, схожих с ней. В особенности от географии. «География…есть изложение законов местности. Статистика исследует законы общества. Для этого география описывает почву, виды, страны и пр., статистика - общество в ней существующее».

Отметим роль Императорского Русского Географического Общества в становлении социальной статистики. Целью созданного Отделения статистики ИРГО была разработка вопросов народного хозяйства (хозяйственная статистика) и проблем политической экономии. С 1845 г. Отделение статистики возглавил П.И. Кеппен. Становление статистической деятельности в Российской Империи началось с 1802 г., когда Высочайшим Манифестом от 8 сентября, министерствам было поручено составление и обработка письменных отчетов сведений из различных губерний государства. В 1811 г. при Министерстве полиции было создано Статистическое отделение. В 1819 г. Статистическое отделение перешло в ведение Министерства Внутренних дел. Статистикой занимались и другие министерства, и ведомства, например, Главное Управление путей сообщения. Министерство коммерции, а также Министерство финансов, но как такового отдельного органа, занимающегося статистикой в государственном аппарате, не было. «Методология производства статистических цифр не была установлена». Статистические сведения по населению давали проводимые «ревизии» податного населения и церковные метрические записи, по остальным областям статистики состояние было еще менее удовлетворительно, т.к. сведения собирались полицией и не всегда были достоверны. Отделение статистики приложило много усилий именно к выявлению и получению достоверных сведений, на основании которых строились статистические отчеты. Недостаточность сведений пополнялась за счет проведения анкетирования; обширной переписки с губернаторами, священниками, исправниками; экспедиционной деятельности.

Обширная работа проводилась по этнографическому картографированию. Одним из важных предприятий Общества в этой области стала изготовленная в 1851г., академиком Кеппеном «Этнографическая карта Российской Империи» основанная на статистических данных. Именно с подготовки к ее созданию отделение начало свою работу. На ней выделены ареалы 38 этносов и этнических групп, каждый из которых обозначен соответствующим цветом. Впоследствии этнографические карты стали появляться и у региональных Отделов ИРГО. Кавказский отдел - «Этнографическая карта Ленкоранского уезда Шемахинской губернии» (1855), Этнографическая карта Дагестанской области (1873), Этнографические карты губерний и областей(1896); Сибирский отдел - Этнографическая карта Иркутской губернии ( 1865).

Отделение статистики добивалось от Министерства внутренних дел проведения на научной основе переписи населения, которая была проведена только в 1897 г. по программам, подготовленным П.П. Семеновым-Тян- Шанским.

В 1848 г. К.И. Арсеньев видный деятель ИРГО и с 1835 г. по 1853 г. руководитель реорганизованного статистического отделения Министерства Внутренних дел, издает труд «Статистические очерки России», в 1849 г. отмеченный Обществом Жуковской премией.

В 1851 г. отделение начинает издание сборника «Статистических сведений о России».

На протяжении 1863-1875 гг. издан «Географо-статистический словарь Российской Империи», состоящий из пяти томов под редакцией П.П. Семенова- Тян-Шанского.

В период подготовки и реализации крестьянской реформы (вторая половина 50-х - начало 60-х гг.) Отделение статистики выступает как своеобразная научная лаборатория для анализа протекающих проблем социально-экономического характера. Благодаря деятельности ИРГО появляется возможность для исследования состояния хозяйства страны (землеустройство и землепользование), для изучения перспектив социальной адаптации общества и, главным образом, крестьянства в условиях грядущей отмены крепостничества.

Государство, при содействии ИРГО, предпринимало ряд исследований о поземельной собственности, посевных площадях, об урожаях зерновых, хлебной торговле и производительности сельского хозяйства. Экономистам и статистикам принадлежит важная заслуга в исследовании процесса дифференциации хозяйства на территории России и, главным образом, в сельском хозяйстве.

К вопросам экономической географии изучаемым Отделением относятся такие как: статистические исследования Юго-Западного края Д.П. Журавским, издание составленного им Статистического описания Киевской губернии (1852), исследования И.С. Аксаковым одиннадцати крупнейших украинских ярмарок, играющих важную роль в торговле между Центром и Югом Европейской России. И.С. Аксаков за изданный в 1853 г. отчет по этой работе был награжден Константиновской медалью. В 1853 г. на Каспийском море проводились исследования по изучению рыболовства.

Отделение много занималось «проектами, наиболее выгодного направления линий железных дорог. Оживленные прения происходили в 1864 г. под председательством Е.И. Ламанского, когда рассматривался вопрос какому направлению отдать преимущество для соединения Москвы с черноморскими портами - на Киев или на Харьков. Большинство высказалось за направление Москва - Киев - Одесса. В 1870 г. обсуждался вопрос о дороге в Западную Сибирь, постройка каковой была признана делом полезным и нужным».

Представители ИРГО принимали активное участие в международных статистических конгрессах Вена (1861), Берлин, (1865), Флоренция, (1867), Париже (1875), Венеция, (1880). В 1869 г. на сессии Международного статистического Конгресса в Гааге, было принято решение о проведении следующей сессии Конгресса в Санкт-Петербурге. В процессе подготовки была создана Комиссия. Комиссией была разработана программа Конгресса. Вся деятельность Конгресса разделялась на пять отделений: административная статистика, статистика населения и методология статистики, статистика промышленности, обрабатывающей, статистика промышленности меновой или торговли и статистика почтовых сношений, статистика уголовная.

августа 1872 г. Восьмая сессия Международного Статистического Конгресса начала свою работу. В съезде приняли участие знаменитые ученые разных стран мира. Среди них можно отметить А. Фиккера (Австрия), Г. Майра (Бавария), В. Фарра (Англия), Е. Левассера (Франция), М. Вирта (Швейцария), Э. Юнга (Америка) и др.

Открывая Конгресс, великий князь Константин Николаевич подчеркнул: «наблюдения, относящиеся до состояния и движения народонаселения, законов рождений, смертности и средней жизни, рассматриваемые со стороны влияния, оказываемого на них различными условиями общественно-государственной жизни, прилив и отлив экономического благосостояния, под влиянием тех же самых условий, изучение различных явлений из нравственного мира в среде человеческого общества, все эти и многие другие вопросы должны быть рассмотрены. В будущем, статистика распространит свои исследования на новые явления общественно-государственной жизни, оставшиеся до сих пор вне научного анализа ... Статистика является неизбежной помощницей всякого органа общественно-государственной жизни. Слова эти исходят не из теоретического убеждения, а из личного опыта, приобретенного в качестве Председателя Государственного Совета».

Константин Николаевич в своей речи отметил значение социальных наук, их практическую полезность для общественной и государственной жизни: «в настоящее время все Правительства признали значение статистики и не отступают уже пред улучшением статистических учреждений или пред расширением области исследований этой науки». В заключении он сказал, что «успех статистики в России приведет к развитию мировой статистической науки, так как систематический порядок и однообразие статистических наблюдений, собранных на обширном пространстве России над 80-миллионным народонаселением, доставят науке драгоценные материалы и послужат к расширению статистических выводов и разрешению многих спорных вопросов».

В ходе Конгресса были обсуждены темы, касающиеся народных переписей, географических методов народных переписей, вопросы по составлению сведений о движении населения, вопросы общей статистики, а также проблемы торговой, промышленной, почтовой, уголовной статистики и др.

На закрытии восьмой сессии 18 августа 1872 г. великим князем Константином Николаевичем был подведен итог работы Конгресса: «сходясь на нейтральной почве науки с отдельных краев всего образованного мира, люди знания и опыта, люди различных убеждений в сфере практической деятельности укрепляются во взаимном уважении, и перенося это уважение от личностей к целым странам, тем самым способствуют к укреплению связей между народами».

Реформы 60-х годов коснулись и статистики в Российской Империи. В 1863 г. в России был создан Центральный Статистический Комитет, который в 1864-1882 гг. возглавлял П.П. Семеновым-Тян-Шанским. Были реорганизованы статистические органы при разных министерствах. «Руководящими работниками в них оказались многие активные члены Отделения статистики; многие наиболее квалифицированные работники государственных статистических учреждений поступали в члены Географического общества и принимали деятельное участие в жизни общества и Отделения статистики». После создания государственных органов статистики, ведущая роль ИРГО в области статистических исследований стала ослабевать.

Таким образом, момента создания Общества в нем функционировали четыре научных Отделения. Согласно временному уставу 1845 г. это были: Отделение географии России, Отделение географии Общей, Отделение этнографии и Отделение статистики. В 1849 г. Отделения официально были реорганизованы и в постоянном уставе были закреплены: Отделение физической географии, Отделеление математической географии, Отделение статистики, Отделение этнографии. Отделения стали своеобразными научными центрами, объединившими усилия русских ученых и исследователей по заданным научным направлениям.

3.2 Роль экспедиционной деятельности ИРГО в развитии географической, этнографической, статистической и других наук

С первых дней своего образования ИРГО, основной целью которого был сбор географических, этнографических и статистических сведений, начинает осуществлять многомасштабную экспедиционную деятельность, которая являлась первоочередной. «Общество снаряжает нарочные экспедиции, получив на то от кого следует разрешение, дает поручения своим членам и посторонним лицам, желающим участвовать в трудах его, содействует им своими указаниями, поощрениями, пособиями и , в случае нужды, своим ходатайством».

ИРГО и его региональные Отделения, при поддержке правительства, активизировало усилия по исследованию «удаленных» территорий страны, на тот момент почти не изученных, но выступающих объектом пристального внимания царского правительства и частных лиц своими богатыми полезными ископаемыми, перспективностью экономического и стратегического значения.

Деятельность ИРГО была теснейшим образом связана с социально- экономическим развитием на территории Российской Империи и на включаемых в состав Империи новых землях. Научные изыскания содействовали существенному увеличению промышленного потенциала государства. Собранные статистические и историко-этнографические материалы повлияли на ускорение процессов интеграции национальных окраин в российское культурное пространство.

Деятельность ИРГО по организации экспедиций внесла огромный вклад в освоение обширных территорий: Урала, Западной и Восточной Сибири, Дальнего Востока, Средней и Центральной Азии, Кавказа, Европейской России, приграничных стран Турции, Персии, Мирового океана, в развитие мореплавания и изучении Арктики.

В данной работе не было самоцелью изучение всей экспедиционной деятельности ИРГО, поэтому на примере нескольких значительных экспедиций, выявим роль экспедиционной деятельности на развитие различных областей географической науки.

К наиболее крупным экспедициям ИРГО в рассматриваемый временной период относятся: Уральская (1847-1849, 1850) и Сибирская (1855-1857). В их основе лежали экономические, стратегические и научные интересы России.

Первой крупной комплексной экспедицией явилась экспедиция на Северный Урал. Сведения о данном регионе к середине 40-х гг. XIX столетия были неполными, отличались неточностью. Мысль провести Уральскую экспедицию возникает в ИРГО сразу после его организации. «Отделение Географии России внесло в Совет 30 января 1846 г. свои предположения о снаряжении экспедиции на Северный Урал «для исследования границы между Европою и Азиею на всем протяжении Северного Урала»1. Возглавлял экспедицию известный геолог, профессор геологии и минералогии Петербургского университета Э.К. Гофман. Была поставлена следующая цель: исследование Уральского хребта от 50° широты к северу, предполагалось провести не только геодезические исследования, но и исследования по всем отраслям географической науки.

Членами экспедиции был собран богатый материал о животном и растительном мире, зоологическая коллекция, гербарий, коллекции окаменелостей и горных пород, определены высоты многих точек Урала, проведен ряд метеорологических, магнитных, топографических и астрономических наблюдений.

Была изучена гидрография края. Изучен быт местного населения - коми, хантов, манси, ненцев.

Э.К.Гофманом была достигнута самая северная часть Уральского хребта. По его описанию - невысокая, 492 метра над уровнем моря гора: «Была действительно самая северная гора Уральского Хребта, круто падающая в тундру. С высоты ее взор беспрепятственно достигает непрерывную равнину моря, отстоящую на 40 или 50 верст».

Участники экспедиции назвали ее в честь председателя ИРГО Великого князя Константина Николаевича - «Константинов камень». Был выделен как самостоятельный хребет Пай-хоя, т.к. долгое время ученые спорили, считать ли его отдельным хребтом или продолжением Уральских гор.

Большое значение для географии имела первая карта Северного Урала (сегодня это территории Полярного. Приполярного и Северного Урала), составленная по наблюдениям участников экспедиции и на определенных ими 16 астрономических пунктах (ранее имелся только одни пункт) и берегового Хребта Пай - хоя, изданная Обществом. Материалы экспедиции были обработаны и изданы в двух томах сочинений М.А. Ковальского (первый том - 1852 г.) и Э.К. Гофмана (второй том - 1855 г.) «Северный Урал и береговой хребет Пай-Хой», изданные Петербургской Академией Наук, а также в работе топографа Д.Ф Юрьева «Топографическое описание Северного Урала» (1852). В обработке материалов помогали члены ИРГО, академики Ф.И. Рупрехт, Э.Х Ленц, И.Ф. Брант, А.Ф. Миддендорф, граф Кейзерлинг.

За проведение Уральской экспедиции Академия наук наградила Э.К. Гофмана Демидовской премией, а ИРГО - высшей наградой общества, Константиновской медалью.

Вторая после Уральской, знаменитая экспедиция ИРГО - экспедиция в Восточную Сибирь.

В ноябре 1850 г. вице-председатель общества М.Н. Муравьев внес на рассмотрение Совета Общества предложение, о том, чтобы после завершения Уральской экспедиции и согласно уставу общества, «предпринять в будущем году подобные же исследования, в какой-либо другой части отечества, подробное описание которой представлялось бы столь же полезным как для разъяснения многих ученых вопросов, так и для разных практических целей правительства»1. По мнению М.Н. Муравьева внимание заслуживала пока мало изученная как в области математической, так и в области физической географии, Восточная Сибирь

По своему характеру это была комплексная экспедиция. Подготовка экспедиции заняла пять лет. В ходе экспедиции планировалось сделать ряд астрономических, гидрографических, топографических, геологических и метеорологических работ, предполагался сбор статистических и этнографических сведений о таких территориях как Камчатка, Курильские, Алеутские острова.

В подготовке экспедиции принимали участие Межевой корпус и генеральный штаб Российской Империи. Специальная задача Математического отдела состояла в определении географического положения возможно большего числа точек и их соединение между собой посредством маршрутов, для того, чтобы получить достоверные сведения для черчения карт и нанесения на них новых географических данных.

На заседании Совета ИРГО от 25 мая 1853 г. сформировался окончательный маршрут экспедиции для исследования пространства между Иркутском, Леной и Витимом, частью Яблонового хребта и южной пограничной линией, которая проходила по западной части Забайкальской и восточной части Иркутской областей и, более того, распространение предполагаемых исследований на поэтапно осваиваемый Амурский край .

Советом был определен состав экспедиции (9 человек): начальник, его помощник, натуралист, этнограф, астроном, три топографа, рисовальщик и препаратор. В связи с невозможностью собрать даже такой штат, экспедиция была разделена на два отдела: математический и физический, каждый из которых формировался независимо. Математический отдел, состоявший из начальника отдела и главного астронома экспедиции Л.Э. Шварца, и трех офицеров Межевого Корпуса, а также позднее присоединившихся, натуралиста Г.И. Радде и ландшафтного живописца Мейера, был сформирован первым и отправился в Сибирь в начале 1855г. Работа отдела продолжалась до 1858 г.

В результате проведенных научных работ в 1863 г. Л. Шварц и его помощники выпустили составленную ими карту южной части Восточной Сибири на 7 листах, а 1864 г. вышла карта в уменьшенном виде на 1 листе. С 1859 г. начинает свою работу физический отдел экспедиции под руководством геолога Ф.Б. Шмидта. В состав отдела также входили помощник Ф.Б. Шмидта - Мейдель, замененный впоследствии по болезни географом и гидрографом П.П. Гленом и топограф из унтер-офицеров Шебунин. Позднее к экспедиции был присоединен в качестве помощника член Сибирского Отдела Брылкин. В задачи ученых входило геологическое исследование юго-восточной части Забайкальской области, всей Приамурской области и острова Сахалин. Завершилась экспедиция физического отдела в 1862 г. Разработка материалов Физического отдела Сибирской экспедиции заняла достаточно долго время. Первый том был издан в 1868 г.

Одновременно с подготовкой Сибирской экспедиции ИРГО его Сибирский Отдел проводил подготовку экспедиции по изучению Вилюйского округа Якутской области. Этот округ отличался огромными природными ресурсами (железные и соляные залежи, драгоценные камни и металлы). Начальником экспедиции был назначен действительный член ИРГО Р.К. Маак. В ходе работ планировалось изучение водной системы реки Вилюя, вершин рек Оленек, реку Нижняя Тунгуска. Предполагалось статистическое, естественноисторическое, этнографическое и метеорологическое исследование края. Финансовые расходы на подготовку экспедиции (1854-1855) осуществлял генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев-Амурский.

«Результатом этой поистине героической экспедиции явилась топографическая карта до тех пор совершенно неизвестных мест, описание рельефа, геологического строения, месторождений бурого угля, соли, некоторых редких минералов, палеонтологические находки (позволившие установить широкое распространение морских юрских отложений в Центральной Якутии), описание флоры и фауны и климатическая характеристика. Весьма подробно описал Маак быт, занятия, ремесла якутов, охарактеризовав их как сильный, способный народ. Маак составил якутский и эвенкийский словари растений и животных. Были собраны и некоторые исторические материалы о русских землепроходцах в Якутии».

Сразу после окончания Вилюйской экспедиции Сибирский отдел предложил Р.К. Мааку возглавить экспедицию на левый берег Амура, начавшуюся в апреле 1855 г., в ходе которой, он собрал зоологические и ботанические коллекции, а также сделал обстоятельное описание течения Амура.

Отметим также Уссурийскую экспедицию 1859-1860 гг. Р.К. Маака и его помощника Брылкина для исследования долины р. Уссури. «Много интересного собрал неутомимый натуралист из мира растений и насекомых на своих экскурсий во время береговых остановок, между тем как Брылкин, с большою пользой для науки занимался изучением языка и этнографическим исследованием прибрежных жителей».

Одновременно с экспедицией Р.К. Маака проводилась Уссурийская экспедиция, отправленная генерал-губернатором Восточной Сибири Н.Н. Муравьевым, связанная с разграничением территории Российской Империи и Китая. В ней также принимали участие члены ИРГО.

Одной из самых ярких страниц в истории ИРГО является изучение смежных с Россией азиатских стран. Выполнение задач внешней и внутренней политики России, успешное развитие пограничных взаимоотношений, требовало приобретение точных данных о местности, обычаях народов, населяющих азиатские территории. Императорское Русское географическое общество со своими Отделами, находящимися в приграничных восточных районах России активно занимались их исследованием. Были исследованы Средняя Азия и Казахстан, Центральная Азия, в частности Монголия и Китай.

В этой связи, нельзя не выделить экспедицию П.П. Семенова-Тян- Шанского в Центральной Азии к горам Тянь-Шань (1856) через Сибирь и Среднюю Азию. Сам Семенов так писал о своем интересе к Тянь-Шаню:

«Проникнуть в глубь Азии на снежные вершины этого недосягаемого хребта, который великий Гумбольдт, на основании... скудных китайских сведений, считал вулканическим, и привезти ему несколько образцов из обломков этого хребта, а домой - богатый сбор флоры и фауны новооткрытой для науки страны

вот что казалось самым заманчивым для меня подвигом». Он заложил основу геолого-географических знаний о Тянь-Шане.

Огромная роль в изучении Центральной Азии принадлежит русскому путешественнику, географу, натуралисту, офицеру Генерального штаба, действительному члену Императорского Русского Географического Общества Н.М. Пржевальскому, организовавшему пять экспедиций в Уссурийский край, Монголию, Китай, Тибете, на озеро Лобнор, в Джунгарии. Четыре из которых были осуществлены с поддержкой ИРГО. Исследователем был собран важнейший материал в таких областях как география, климатология, растительность, животный мир, хозяйство, этнография Центральной Азии, в том числе Монголии, абсолютно неизвестные на тот момент в научном мире. По итогам экспедиций Н.М. Пржевальский выпустил двухтомную работу

«Монголия и страна тангутов», содержащую географические, метеорологические, этнографические, зоологические сведения. Книга внесла весомый вклад в российскую науку и, по словам Д.Н. Анучина, «обратила на себя внимание всего научного мира, извлечения из нее появились во всех географических журналах Европы, вся целиком она была переведена на немецкий и на английский язык». П.П. Семенов-Тян-Шанский в своей работе

«История полувековой деятельности Русского Географического Общества» называет период деятельности ИРГО с 1871г по 1885г. периодом экспедиций Н.М. Пржевальского.

В 1876 г. из Петербурга, для исследования Северо-Западной Монголии выдвинулась экспедиция во главе с Г. Н. Потаниным, Д.М. Позднеевым и подпоручиком корпуса военных топографов П.А. Рафаиловым. В течение двух лет, при подробнейшем изучении Монголии, был собран богатейший материал по всем разделам географии. Данная экспедиция положила начало целой серии путешествий Г.Н. Потанина в Азию.

Г.Н. Потанин, член ИРГО, многократно совершал экспедиции в Монголию (1877-1878 гг., 1879-1880 гг., 1884-1886 гг., 1899 г.). Основными итогами его экспедиций выступают сбор детальных сведений по физической географии и топографии Северо-Западной Монголии; составление карты Северо-Западной Монголии. Собранный Г.Н. Потаниным огромнейший материал был опубликован в статьях и книгах, важнейшие из которых 4 выпуска «Очерки Северо-Западной Монголии», где произведена колоссальная систематизация материала по отраслям экономики, истории, филологии. Экспедиции Г.Н. Потанина явились открытием, путешественник и его соратники представили подробнейшие данные по географии, ботанике и зоологии Монголии.

В 1876-1890 гг. М.В. Певцовым были реализованы три экспедиции по таким территориям как Джунгария, Монголия, Кашгария и Куэнь-Лунь. В ходе экспедиций собраны ценные географические и этнографические данные. За путешествие по Монголии М.В Певцова наградили малой золотой медалью ИРГО. Во время экспедиций М.В. Певцов создал новые карты Центральной Азии. Он является первым из исследователей, кто противопоставил ландшафты Русского и Монгольского Алтая, при этом правильно истолковав отличия между ними.

февраля 1874 г. император утверждает экспедицию для нивелировки Аму-Дарьи. На расходы экспедиции отпускается 20 тысяч рублей. Экспедиция состояла из 5 отделов: геодезическо-топографический, метеорологический, гидрологический гидрографический, естественноисторический, этнографо- статистический.

Членами первого отдела была проведена топографическая съемка по маршруту дельты Аму-Дарьи. Члены второго осуществили метеорологические наблюдения на обсерватории в Нукусе, на станции в Петро-Александровске. Участниками гидрографического отдела были произведены исследования в дельте Аму-Дарьи. Естественноисторический отдел собрал сведения об усыхании Аральского моря, провел наблюдения над флорой песков. Главный результат экспедиции состоял во всестороннем изучении территории Аму-Дарьинской низменности и получил высокую оценку в научном мире. Данные Аму-Дарьинской экспедиции (1874) дали возможность обсуждения вопроса о возможности соединения Аральского и Каспийского морей. Это была экспедиция, не имеющая себе равных по изучению территорий равнинных областей. Был изучен климат, рельеф, растительный и животный мир.

В 1870 г. Императорское Русское географическое общество предпринимает экспедицию в Западную Монголию. Экспедиция должна была заниматься изучением новых путей и способов развития торговых отношений Сибири и Западной Монголии. Топограф З.Л. Матусовский провел подробную съемку местности от томско-китайской границы до границы Минусийского округа и составил карту Западной Монголии.

Все исследования ИРГО были изданы в многочисленных специальных изданиях, оставивших ценную информацию до настоящего времени.

С середины XIX в. ИРГО проводило крупнейшие и значимые исследования азиатского материка. В этой связи Россия стала занимать ведущие позиции в исследовании Внутренней и Средней Азии, Дальнего Востока и территорий пограничных государств. Расширив свои границы, максимальным образом приблизилась к границам колоний Англии на Востоке.

Далее следует отметить, что деятельность Императорского Русского географического общества была направлена не только на исследование отдаленных земель, но и на изучение южных окраин европейской территории Российской империи, хозяйственное овладение которых только началось. Так, в 1854 г. была снаряжена экспедиция в Черноярский уезд Астраханской губернии на левый берег Волги, к подножию горы Богдо, возглавляемая И.Б. Ауэрбахом, секретарем Московского Общества Испытателей Природы. Сбором этнографических и статистических данных занимался полковник И.П. Корнилов. Двумя инженерами Смирягиным и Троицким выполнялись астрономические, геодезические и топографические работы. Экспедиция проходила с июля по октябрь 1854 г. В процессе подробного изучения горы Большой Богдо была составлена геогностическая карта и собрано множество окаменелостей, двадцать видов из которых были новыми для данной местности. Кроме того, были реализованы астрономические наблюдения и географическое определение расположения гор (Большой Богдо, Малый Богдо, Чапчачи и др.), а также составлены статистические заметки о судоходстве в нижних частях Волги, о состоянии сельского хозяйства, сухопутных перевозках товаров к Дону и др.

С 1867-1877 гг. ИРГО вместе с Императорским Вольным Экономическим Обществом была организована экспедиция, направленная на изучение состояния и условий хлебной торговли в Европейской России

В 1852 г. был составлен план Каспийской экспедиции, рассчитанной на три года (1853-1856). Основная цель - изучение условий рыболовства на Волге и Каспийском море, географическое описание Южного Поволжья. По инструкции, которая приводится в «Истории РГО» П.П. Семенова-Тян- Шанского, экспедиция должна была «доставить самые подробные и точные сведения о всех обстоятельствах, мешающих рыболовству, представить план мер, необходимых для сбережения рыбы». Материалы должны были быть собраны «в такой полноте, чтобы правительство и на будущее время имело верную основу для своих суждений о прибыли и убыли рыбного промысла», и возможность решать спорные вопросы, которые могут возникнуть из-за разных способов и времени лова рыбы.

Экспедицию возглавил К.М. Бэр. Основной результат экспедиции К. Бэра

разъяснение причины снижения уровня моря и незначительной солености воды, осмотр острова Челекен, изучение состава воды и морского дна, борьба с хищническими методами рыбной ловли.

В 1857-1867 гг. состоялась вторая, основная Каспийская экспедиция, обеспеченная Морским министерством. Участниками экспедиции был исследован рельеф и физические свойства дна Каспийского моря, собраны многочисленные образцы воды на разных глубинах, ила и морских животных, проведены магнитные наблюдения. Во время экспедиции было измерено побережье Каспийского моря, собраны детальные сведения о промерах мелководных пространств моря с установлением всех отмелей, рифов и других помех мореплаванию.

На страницах «Записок» Русского Географического общества (1863), которые освещали деятельность ученых, отмечалась значительность и географическая уникальность исследования Каспийского моря. Каспийское море соединяло прибалтийскую и приволжскую области с богатыми провинциями Северной Персии. Также Каспийское море соединяло богатый металлами Уральский Север с центром Закавказья. Результаты экспедиции заключались в составлении атласа разных частей Каспийского моря.

Важное место в деятельности ИРГО по изучению Приазовья принадлежит Азовской экспедиции (1863-1866). Программа экспедиции включала исследование вопроса о геологическом образовании Азовского бассейна, определение основных черт геологической истории бассейна Азовского моря.

В начале лета 1858 г. была снаряжена научная экспедиции на Ладогу, под руководством действительного члена ИРГО, штабс-капитана А.П. Андреева. На протяжении 10 лет шло изучение Ладожского озера. Основной итог состоял в создании подробной карты Ладожского озера, двух атласов карт рек Волхова, Сяси, Свири и Олонки и двух карт подробных входов в Сердоболь.

В 1882-1884 гг. состоялась полярная экспедиция, под начальством представителя Морского министерства поручик Н.Д. Юргенса. В научные исследования входили метеорологические и магнитные записи наблюдений северных сияний, измерение толщины льда, температуры и плотности воды, приливов и отливов. Итоги исследований включали 350 томов журналов, содержащих более 1 миллиона записей, дневников, фотографий, коллекций и съемки. Эта экспедиция явилась первым шагом России по освоению Заполярья, экспериментальным мероприятием по организации базы постоянного наблюдения в Арктике.

Определенно уникальной является литературно-этнографическая экспедиция (1855-1856). Ее инициатор - великий князь Константин Николаевич. Целью экспедиции было исследование жизни населения: быт, жилище, промыслы, а также нравы, обычаи, привычки, речь, поговорки, поверья и т.п.

В состав экспедиции вошли: А.Н. Островский, описывающий Волгу от устьев Оки до Саратова, А.Ф. Писемский, изучавший астраханскую губернию, С. В. Максимов - исследовал север, А.С. Афанасьев-Чужбинский изучал юг России, М.Л. Михайлов - Урал и в Оренбургский край, Н.Н. Филиппов - Дон.

Императорским Русским Географическим обществом оказывалась поддержка русским путешественникам, которые занимались исследованиями других континентов. Географическое общество, активно поддерживало плавание члена ИРГО Н.Н. Миклухо-Маклая в Новую Гвинею и оказывало помощь ему в возвращении на Родину. Н.Н. Миклухо-Маклай передавал ИРГО свои научные работы. 23 апреля 1873 г. путешественник писал великому князю Константину Николаевичу: «Не берусь выразить благодарность за сочувствие и помощь моим научным предприятиям, попытка такого рода потребовала бы красноречия, которым не обладаю, и могла бы даже показаться странною, относясь к личности, понимающей и любящей науку; сознание оказанной помощи ей или людям, работающим на нее, действительная и единственная награда подобных не часто встречающихся людей, а не несколько десятков громких слов. Что участие Вашего Императорского Высочества в моей экспедиции было действительное и принесло пользу науке, докажется теми данными по разным отраслям знания, которые я успел собрать вовремя 15- месячного пребывания в Новой Гвинеи, куда мне было бы трудно попасть без военного судна.

Также важна была посылка «Изумруда», который пришел вовремя, застав меня в живых, и дал мне возможность передать собратьям по науке многие заметки и наблюдения об интересной стране и малоизвестной расе людей».

Итак, Императорское Русское Географическое общество, с первых дней своего создания, развернула крупномасштабную систематическую экспедиционную работу. Исследовались обширные территории Кавказа, Урала, Алтая, Тянь-Шаня, Прибайкалья, Уссурийского края, Камчатки, Чукотки, Центральной Азии, Арктики.

Активная научно-экспедиционная деятельность ИРГО была развернута на территориях Сибири, Дальнего Востока, Азии, которые к первой половине XIX века оставались практически не изученными.

Объектами исследования выступали Приамурье, Сахалин, Татарский пролив и др. ИРГО также было организовано множество экспедиций:

Забайкальская (1849-1852), Сибирская (1855-1859), Вилюйская под руководством Р.К. Маака (1853-1855).

Так же совместно с Морским Министерством ИРГО осуществило серию морских экспедиций - Каспийская (1856-1867), Азовская (1863-1866), Ладожская (1858-1867) и др. Особое место в истории научных экспедиций принадлежит литературно-этнографической (1855-1856).

Необходимо отметить, что в некоторых экспедициях ИРГО наряду с осуществлением чисто научно-исследовательских целей, участвовало в утверждении стратегических и геополитических интересов России. Некоторые экспедиции проводились совместно с правительственными учреждениями, Военным министерством, Генеральным штабом, но члены ИРГО никогда не забывали о главной их миссии - исследовательской деятельности.

Итак, экспедиции ИРГО сопровождали точные астрономические, геодезические, метеорологические и другие исследовательские работы, происходило накопление огромного и значимого материала по географии, картографии, статистики, этнографии, геологии, орографии, гидрологии, климатологии, зоологии, ботанике, литературный материал. Собирались обширные коллекции гербариев, животного и растительного мира, минералогические коллекции.

Это был фактический материал, который в дальнейшем обрабатывался учеными. На нем строилась дальнейшая научная работа не только в России, но и в мире. Вследствие этого накопленные материалы очень ценны как в российской, так и в мировой науке.

3.3 Научно-издательская деятельность ИРГО

Наряду с экспедиционной работой, Русское Географическое Общество осуществляло активную издательскую деятельность. Распространение книжной продукции было одной из первоочередных задач, поставленных ИРГО и его региональными Отделами. ИРГО занималось публикацией обширнейшего научного материала по истории, географии, этнографии, филологии, исследуемых регионов: Кавказ, Урал, Сибирь, Дальний Восток, Средняя и Центральная Азия и др.

Печатные издания ИРГО и его Отделов имели огромный научный вес, являлись важным звеном отечественной книжной культуры, отображали развитие российской науки, содействовали распространению сведений о научно-исследовательских достижениях членов географического общества, о проводимых ими экспедиционных изысканиях на огромной территории Российской империи и в пограничных регионах. Печатные издания ИРГО являлись доказательством единства книжной культуры и государственности. ИРГО внесло значительный вклад в развитие книжной культуры дореволюционной России.

С 1846 г. Общество начинает выпуск периодического издания «Записки Русского Географического Общества». В данном сборнике печатались все географические труды членов Общества: отчеты ИРГО, отчеты экспедиций, статистические, этнографические материалы, обзоры географических работ, Согласно положениям устава и предписаниям Совета «Записки» издавались на русском языке, но статьи интересные для иностранных читателей переводились и издавались на иностранных языках.

Первый выпуск содержал статьи, зачитанные на общих собраниях Общества: В.Я. Струве «Обзор географических работ в России», К.И.Арсеньева «Историко-Статистическое обозрение монетного дела в России», К.М. Бэра «Об этнографических исследованиях вообще и в России в особенности».

«Записки» ИРГО издавались до 1864 г. «5 мая 1864 г. Совет Общества постановил прекратить периодическое издание записок общества и издавать их свободными выпусками по мере накопления ученых трудов». Выпуски делились на три серии: записки по общей географии, сюда вошли труды деятелей Отделений физической и математической географии, записки ИРГО по Отделению этнографии, записки ИРГО по Отделению статистики.

В 1848 г. по предложению Н.И. Надеждина начинают издаваться «Географические известия». В отличие от записок, содержащих обширные труды, в «Известиях» печатались новостные заметки, также «Известия» содержали годовые отчеты, информацию с общих собраний, краткие сообщения о том, что интересного происходило в Росси по части географии.

В 1851 г. выпуск издания был прекращен. Его место занял «Вестник Императорского Русского Географического Общества». Сборник отличался от «Записок» наличием подразделения материалов на тематические разделы. Редактором «Вестника» А.А. Краевским предполагалось разделение на 10 отделов: действия Географического Общества, чтения в его собраниях, общая география, география и статистика России, этнография, география историческая, путешествия, деятельность иностранных географических обществ, библиография и смесь (работы по различным темам, не подошедшие под тематику разделов). Например, работа П.П. Семенова «О важности ботанико-географических исследований в России» в первом сборнике. Но в зависимости от накопления материала, какие-то разделы при его нехватке не входили в сборник. Так в сборник 1851 г. в первую часть не вошли разделы: чтения в собраниях Общества, путешествия и деятельность иностранных обществ.

Необходимо отметить тематические сборники ИРГО. В 1851 г. выходит первый выпуск статистического сборника - «Сборник статистических сведений о России» под редакцией М.П. Заболоцкого-Десятовского. В изданных в этом выпуске статьях, прослеживается стремление представителей Отделения статистики, систематизировать разработку статистических материалов. Сборник издавался до 1860 г.

В 1853 г. выходит первый «Этнографический сборник». В данном издании были собраны этнографические описания народного быта, поступившие в Общество из разных областей России.

Сборник «Живая старина», «посвященный народоведению России и соплеменных с нею стран» Отделения этнографии ИРГО начинает издаваться с 1890 г.

В 1865 г. выходят в свет «Известия императорского русского географического общества»

С появлением местных Отделов Общества, появляются региональные периодические издания. Кавказский отдел в 1852 г. издал первый выпуск

«Записок», первый выпуск «Записок Восточно-Сибирского Отдела» вышел в 1856 г., «Записки Оренбургского Отдела» начинают издаваться с 1870 г., Юго- Западный отдел начал издавать свои «Записки» с 1874 г., «Записки Западно- Сибирского отдела» начинают издаваться в 1879 г.

Издательская деятельность Отделов ИРГО сыграла позитивную роль в информационном освещении итогов новых открытий, нацеленных на освоение тех или иных регионов, в популяризации достижений ИРГО среди широкого круга общественности. Издательская практика отделов ИРГО внесла значительный вклад в развитие научного книгоиздания в России.

Издания ИРГО представляли собой источник новейшей научной информации, являлись основным средством по распространению сведений о его деятельности. Журналы освещали достижения отечественных и иностранных ученых.

На их страницах печатались статьи, относящиеся к таким сферам как физическая, экономическая, историческая география, этнография, статистика, страноведение, геология, геодезия, топография. В периодических изданиях содержался материал по проблемам освоения новых территорий, размещались работы по разнообразным вопросам в таких областях как ботаника, зоология, метеорология, медицина, экономика и др.

Например такие работы: «Обозрение иностранных географических журналов», «Труды Императорской Академии наук по предмету географии, этнографии и статистики в 1852 г.»,

«Статистическое обозрение внешней торговли России», «Новейшие экспедиции для обследования Аральского моря», «Артели в древне и нынешней России»

На страницах журналов издавались разные по жанрам и форме материалы: научные отчеты об экспедициях, дневники и описания путешествий, очерки, материалы экспедиций и путешествий, археологии, нумизматики, информация о поощрениях, обозрения деятельности русских и зарубежных научных организаций, доклады заседаний ИРГО, протоколы, библиографические заметки стенограммы заседаний Совета Русского Географического общества, его Отделений и общих собраний.

Присылаемые статьи обсуждались в Совете ИРГО, проходили научную экспертизу. Имели место разные критерии их отбора для публикации. Статьи отклонялись в случае, если достоверность излагаемых фактов требовала проверки. Отказ в публикации получали статьи, не обладающие научной новизной и практической ценностью. При этом необходимо было разрешение разных ведомств и министерств (морского, военного, иностранного министерств).

На страницах «Записок», «Известий», «Вестника» широкое освещение получила морская тема, печатались материалы, относящиеся к истории военного флота, морских путешествий, гидрографических исследований всех морей, омывающих берега Европы и Азии.

С ИРГО активно сотрудничал журнал «Морской сборник». Многие актуальные проблемы, касающиеся экономики, политики, науки, культуры, остро беспокоившие общественное сознание того периода, освящались на страницах «Морского сборника». Широкое освещение в журнале получила литературно-этнографическая экспедиция, организованная Морским министерством совместно с ИРГО. В журнале присутствовали статьи, посвященные деятельности Императорского Русского Географического Общества, помещались статьи ученых, членов ИРГО, таких как К.М. Бэр, В.Я. Струве, Э.Х. Ленц, Б.С. Якоби, Г.П. Данилевский и др., печатались аннотации интересных научных статей, итоговые экспедиционные труды и др.

А.Ф. Кони писал: «Покровительствуемый и оберегаемый Константином Николаевичем, этот журнал открыл свои страницы для смелого изобличения всех язв, недостатков и злоупотреблений, которыми была полна жизнь страны, лежавшей «безглагольно, недвижимо» у ног ограниченной и своекорыстной военной и гражданской бюрократии».

По словам другого современника А.Н. Пыпина, ««Морской сборник» - орган министерства, находившийся под особенным ближайшим наблюдением и просвещенным покровительством великого князя из сухого специального журнала, успел уже превратиться в живой орган, в котором разрабатывались самые существенные и жгучие общественные вопросы».

В «Морском сборнике» популяризировалась деятельность ИРГО. В разделе «Библиография» размещалась информация о наиболее интересных статьях, отчетах, трудах, опубликованных в «Записках», «Вестнике» ИРГО. Печатались названия и стоимость отдельных изданий, карт, атласов, в том числе, итоговые экспедиционные труды ИРГО с кратким изложением их содержания. В 12 книжке «Морского сборника» за 1854 г. были напечатаны выдержки из исследования по результатам Уральской экспедиции.

Со своей стороны, издания ИРГО публиковали аннотации к наиболее интересным статьям, помещенным в «Морском сборнике». Тем самым подчеркивалось значение передовых научных знаний в области географии, землеведения. Так, в «Вестнике» внимание уделялось статьям: «Поездка на Печору», «Белое море и его прибрежье» С. В. Максимова.

Пресса ИРГО популяризировала «Морской сборник» информацией о содержании его книг и перепечаткой отдельных статей. На этом основании можно говорить о формировании единого научно-издательского центра ИРГО и Морского министерства.

Широкое освещение в периодической печати ИРГО и на страницах отдельных книг и брошюр получила упомянутая выше, Уральская экспедиция в 1847-1848 гг. и 1850 г., проведенная горным инженером, профессором минералогии и геологии Санкт-Петербургского университета Э.К. Гофманом. В «Записках», «Вестнике» и «Известиях» были напечатаны путевые очерки, сообщения и отчеты по итогам научных изысканий членов ИРГО. Так, в одном из номеров «Записок ИРГО» вышли материалы «Описание части Урала, осмотренного в 1847 г.», «Описание части Урала, осмотренного в 1848 г.»,

«Извлечение из дневника Южного отряда Уральской экспедиции 1848 г.».

Помимо периодических изданий в ИРГО публиковались другие типы печатной продукции - труды по итогам экспедиций, географические словари, карты, библиографические указатели, атласы, путеводители, историко- этнографические и статистические справочники. По материалам экспедиций ИРГО были изданы: «Труды Сибирской экспедиции Императорского Русского Географического Общества» (1864-1888), «Труды этнографо-статистической экспедиции в Западно-русский край» (1872-1878), «Труды Аму-Дарьинской Экспедиции» (1874-1875) и др.

ИРГО проводило колоссальную работу по распространению книжной продукции. Издавались монографии, внесшие серьезный вклад в науку и имевшие значительную практическую ценность. К таким можно отнести,

«Описание Северного Урала и берегового хребта Пай-Хой», в котором были собраны все отчеты, научные результаты Уральской экспедиции. В 1856 г. был издан первый том с дополнениями П.П. Семенова-Тян-Шанского

«Землеведения» К. Риттера, том состоял из 45 печатных листов. «Первый том заключал в себе описание восточной окраины Азии, т.е. отчасти Амурский край, Монголию, Манчжурию, пути по направлению в Пекин и т.д. появился как нельзя более кстати, в период оживленных русских исследований и путешествий в тех странах». К 1855 г. было закончено издание «Географо- статистического словаря Российской Империи».

Членом ИРГО русским китаеведом академиком В.П. Васильевым были опубликованы труды «Буддизм, его догматы, история, литература и графическая система китайских иероглифов» и «Графическая система китайских иероглифов». В рецензии на труд «Графическая система китайских иероглифов» отмечается «Легкость отыскания слов и группировка под один отдел всех сложных, но сходных между собой начертаний, позволяет сразу видеть и запоминать все однородные знаки письма». Работа В.П. Васильева явилась первым опытом издания на русском языке китайского словаря.

Таким образом, печатные издания ИРГО и его Отделов имели широкую популярность в качестве публикаторов интереснейших научно- исследовательских трудов, внесших ценный вклад в российскую науку. На страницах этих изданий содержались важнейшие сведения об организации экспедиций, научно-организационной деятельности ИРГО по исследованию малоизученных народов России. Результаты проведенных исследований публиковались как в виде отдельных изданий - книги и брошюры, так и главным образом, на страницах периодических изданий ИРГО. В «Записках»,

«Вестнике» и «Известиях» печатались путевые очерки, сообщения и отчеты по итогам научных изысканий членов ИРГО.

Периодические издания являются значительными документальными источниками в изучении истории и деятельности Императорского Русского географического общества. Печатные издания ИРГО и его Отделов содействовали установлению культурно-коммуникативных контактов, как на территории Российской империи, так и за рубежом. Печатная продукция ИРГО отображала научное, культурное, социальное, экономическое, политическое развитие России. Издания ИРГО отображали потребности развития науки и общества, в определенной мере способствовали освоению новых регионов России. Печатная продукция ИРГО явилась ярким свидетельством осуществляемых им географических исследований и сегодня выступает важным звеном в рамах отечественной книжной культуры.

3.4 Научно-просветительская работа Императорского Русского Географического Общества (формирование библиотек, музейное дело)

Целью ученых и естествоиспытателей помимо сбора, изучения и систематизации знаний в самых разных научных областях, неизменно становилось распространение просвещения на новых территориях, создание школ, библиотек, музеев.

К числу научно-просветительских мероприятий Императорского Русского Географического Общества относится формирование библиотек и создание музеев.

Рассмотрим деятельность ИРГО в сфере библиотечного дела России. Процесс формирования целой системы библиотек ИРГО в стране отображают закономерности развития российского государства. В 80-90-х гг. ХIХ века в России происходят экономические, социальные и культурные преобразования. Развитие книжной культуры было напрямую связано с трансформациями, имевшими место в политике, экономике и культуре страны.

Созданная ИРГО библиотечная сеть существенным образом способствовала реализации поставленных им научных целей. Библиотеки Отделов ИРГО ориентировались в своей деятельности на удовлетворение потребностей ученых и исследователей-специалистов.

Кроме того, вторая половина XIX в. в России отмечена усилением общественных потребностей в чтении, возникла необходимость в распространении культурных и технических знаний среди разных слоев населения, что, собственно, и отразилось в развитии библиотек ИРГО, которым часто были свойственны сразу функции и научных, и публичных библиотек. Создание библиотек в филиалах ИРГО способствовало повышению культурного уровня местного населения.

Создание и комплектование библиотек всех Отделов ИРГО, связаны с деятельностью ученых-энтузиастов и поддержкой общественности. Фонды библиотек по преимуществу пополнялись на основе пожертвований и книгообменных связей, а иногда при покупке изданий. Развитие книгоиздания Отделов ИРГО содействовало расширению книгообмена с научными организациями и редакциями газет и журналов, что определяло рост фондов библиотек.

Самая первая по времени открытия и самая обширная по наполняемости фондов являлась библиотека центрального отдела ИРГО в Санкт-Петербурге.

«Одним из важных пособий при работах членов географического общества должна была сделаться разраставшаяся с необыкновенной быстротой библиотека Общества. Составлялась она главным образом из книг, жертвуемых членами Общества и присылаемыми авторами и различными учреждениями».

Она открылась в 1845 г. - первый год существования ИРГО. Основная цель заключалась в сосредоточении и систематизации географических и других научных изданий в России и за рубежом, и в предоставлении читателям возможного доступа к изданиям.

После образования Отделов ИРГО и их библиотек центральная библиотека стала выполнять главную роль, концентрируя у себя и аналогичные издания, которыми располагали Отделы ИРГО.

С момента открытия до 1849 г. библиотека центрального отдела находилась в ведении секретаря общества. В 1849 г. П.П. Семенов Тян-Шанский принял на себя безвозмездно обязанности библиотекаря и течение 1849 г. начал систематизировать и каталогизировать книги.

В 1857 г. деятельность библиотеки расширилась, что потребовало привлечения постоянно находящегося в библиотеке «библиотекаря по найму». Библиотекарь занимался устройством библиотеки, удовлетворял требования членов ИРГО. В этом же году были установлены дни недели, по которым воспользоваться услугами библиотеки могли и не члены ИРГО. В 1857 г. фонд библиотеки насчитывал примерно до 7000 томов, выпусков и брошюр.

Фонды библиотеки пополнялись за счет пожертвований правительственных учреждений, отечественных и иностранных научных обществ, частных лиц, как членов Общества, так и не входящих в его состав. Фонды пополнялись и за счет обмена между ИРГО и другими научными учреждениями, между ИРГО и газетами и журналами. Пополнение фондов происходило и за счет покупки книг и карт на собственные средства Общества.

Например, в отчете Общества за 1849 г. можно прочитать: « Библиотека Общества обогатилась 376 сочинениями из низ: принесено в дар от сочинителей - 38, куплено на счет Общества - 338»; в «Записках» Общества за 1863 г. - « Список книг и карт присланных в дар Императорскому Русскому Географическому Обществу: от Французского морского и колониального министерства…, от Берлинского географического общества, от Славянского общества…».

К 1 января 1877 г. библиотека общества заключала в себе около 21700 томов и брошюр. Книги разделялись по рубрикам: математическая география, физическая география, путешествия и описания, статистика, этнография, история и историческая география, библиография, периодические издания, смесь(издания не попавшие ни в одну из категорий).

В 1892 г. пользовались библиотекой «197 лиц, в том числе 41 член Общества и 56 посторонних лиц. Книг и номеров журналов было вытребовано ими 2835».

В 1851 г. была открыта библиотека при Кавказском отделе ИРГО в Тифлисе. Библиотека пополнялась книгами и периодическими изданиями, присланными в дар от разных Обществ, учреждений и частных лиц, частью обмена на «Записки Отдела», частью приобретенные на средства Отдела. К 1864 г. количество томов и брошюр составляло 1937. В связи с финансовыми трудностями библиотека Кавказского отдела была передана в 1864 г. в Главный штаб Кавказской армии.

Самой популярной и успешной региональной библиотекой ИРГО была библиотека Сибирского (Восточно-Сибирского) Отдела в Иркутске, открытая одновременно с основанием отдела (1851). Библиотека располагала, в основном, книгами в области таких наук как история, экономика, география, этнография, прежде всего посвященными Сибири.

Одно из центральных направлений в деятельности данной библиотеки - сбор картографических материалов. В 1852 г. библиотека имела уже 44 карты. Наряду с изданными книгами и материалами в библиотеке находились разные рукописи XV-XVIII вв. и архивные материалы. В библиотеку Отдела постоянно шли книжные поступления, подаренные местным населением. Так, владельцем частной библиотеки иркутским купцом С.С. Поповым было подарено около 1,5 тыс. томов, мещанин Мичурин передал библиотеке книги декабриста В.К. Кюхельбекера. Библиотека постоянно была посещаема как членами отдела, так и посторонними лицами.

Фонд состоял по преимуществу из трудов по истории и географии России, на русском и иностранном языках. В библиотеке имелось 3 каталога: инвентарный, систематический и алфавитный. Покровитель библиотеки - петербургский книготорговец П.И. Крашенинников часто присылал печатные каталоги научной литературы, на основе которых исследователями составлялся реестр изданий, необходимых для научной работы Сибирского отдела ИРГО. Издавшиеся с 1856 г. «Записки Сибирского отдела Императорского Русского географического общества» способствовали книгообменным контактам с отечественными и зарубежными научными обществами, что позитивно сказалось на комплектации библиотеки литературными изданиями.

К первому сентября 1865 г. в библиотеке насчитывалось: «книг - 1790 т., карт, чертежей и планов - 102, живописных рисунков - 52».

В 1879 г. произошел пожар, во время которого практически полностью погиб фонд библиотеки, насчитывавший более 10 тыс. книг, периодических изданий, карт, рукописей. Через 10 лет после пожара за счет пожертвований и увеличения денежного финансирования библиотечный фонд был восстановлен. В 1889 г. он насчитывал около 10 тыс. томов на русском и иностранных языках. В книгообменных связях с библиотекой находились 98 организаций, из них 41 - иностранные учреждения. К первому января 1893 г. библиотека насчитывала 11 671 т.

Библиотека Северо-Западного отдела, появилась лишь в 1910 г., в связи с этим члены Отдела пользовались Публичной библиотекой.

Библиотека Оренбургского отдела ИРГО была создана на основе фондов Оренбургской публичной библиотеки. «Его превосходительство главный начальник края при открытии Оренбургского отдела Императорского Русского Географического Общества, заявил о намерении своем передать в ведение Отдела библиотеку, состоящую ныне при канцелярии генерал-губернатора»

Первоначально состояла из изданий, которые были присланы центральным отделом Императорского Русского географического общества и другими его отделами. Иногда она пополнялась пожертвованиями частных лиц. В 1869 г. в библиотеку поступили богатые пожертвования от А.Н. Неустроева. В основном библиотека Оренбургского отдела ИРГО пополнялась путем обмена с другими научными обществами и с помощью частных пожертвований.

В библиотеке Оренбургского отдела ИРГО хранились периодические издания: труды и протоколы многих отделов ИРГО, отдельные книги, краеведческие издания. Основной упор ставился на распространение местной периодики, которая публиковала сведения в таких областях как статистика, этнография, география и история региона. Библиотека Оренбургского Отдела ИРГО внесла значимый вклад в формирование отечественной книжной культуры, явилась очагом накопления духовных ценностей, проводником научных знаний. Она сыграла важнейшую роль в освещении итогов деятельности ИРГО в российском и зарубежном научном мире.

В 1873 г. был поднят в опрос об открытии библиотеки Юго-Западного отдела ИРГО в Киеве. Но поскольку своего помещения она не имела, то пользование ею было очень проблематично даже для членов ИРГО. Лишь в 1875 г. библиотека была помещена в отдельное здание, где шло постепенное развитие ее фонда. С закрытием отдела, билиотека была переведена в Церковно-археологическое общество (1876).

Распространением географических и других сведений являлась обширная библиотека Западно-Сибирского отдела ИРГО в Омске. Она включала издания в области естественных наук, медицины, геологии, метеорологии, географии, статистики, этнографии, истории, археологии. Фонды были наполнены разнообразными справочниками, картами и атласами. Однако она не была общедоступной и обслуживала лишь членов отдела ИРГО.

Далее остановимся на музейном строительстве ИРГО. Огромная роль Императорского Русского Географического общества состоит в становлении и формировании музейного дела в России. Колоссален вклад членов ИРГО в развитие музейных коллекций, и в организацию музеев. Существенное значение ИРГО придавало сохранению богатых коллекций и экспонатов, собранных исследователями в ходе экспедиций.

После учреждения Императорского Русского Географического общества был образован этнографический музей (1848) за счет приношений некоторых членов ИРГО. Князем A.M. Горчаковым, генерал-губернатором Западной Сибири Н.Н. Муравьевым, князем М.С. Воронцовым на Кавказе и другим лицами от Совета были получены письма, где прозвучала просьба направить памятники традиционной культуры, национальные костюмы. В дальнейшем в музей ИРГО постоянно разными лицами присылались целые комплекты народных костюмов, утвари, моделей орудий и других предметов быта, ряд этнографических материалов.

«С особенною признательностью следует упомянуть о полных костюмах Черкесском и Гурийском, с принадлежащим к ним вооружением, присланных в дар Обществу от почетного члена, наместника Кавказского, князя М.С. Воронцова, и о богатой коллекции праздничных одеяний инородцев Восточной Сибири, подаренной нам действительным нашим членом, Главным начальником края Н.Н. Муравьевым».

В 1863 г. отделением Этнографии была составлена программа предметов, которые желательны были бы в составе коллекций музея Общества. Данная программа поспособствовала быстрому росту этнографических экспонатов и обогащению фондов музея ИРГО.

Как известно, результатом реформ 60-х годов XIX в. стала демократизация всех общественных процессов, что отразилось и на музейном строительстве. Организация крупных музеев в Петербурге и Москве стимулировало просветительскую активность общества в других регионах. Появлению в последней трети XIX в. музеев способствовала растущая потребность в исследовании природных богатств, экономики и истории регионов России, а также рост общественной активности.

Музеи были созданы во всех филиалах и отделах Русского географического общества.

В связи с бурным ростом промышленности в конце XIX в. наблюдается развитие образования, просветительства, что основательно меняет социальный статус музеев. Музеи как основные хранители культурных ценностей, в контексте деятельности ИРГО, становятся центрами изучения локальных местностей и популяризации краеведения.

Музеи в деятельности местных отделов ИРГО играли особую роль. Они выступали в качестве базы при подготовке научных экспедиций, последующей систематизации и изучения собранного материала, хранения добытых сведений и применения их в просветительском деле.

Многие музеи ранее не имевшие постоянные источники финансирования при переходе в ведение ИРГО получали упрочение своей материальной базы. Появилась возможность для проведения исследовательских, собирательных работ, и обновления экспозиций. К концу XIX века, к примеру, в Сибири функционировало 8 музеев, находящихся в ведении Императорского Русского Географического общества.

Наиболее существенным вкладом ИРГО в музейное строительство стало значительное пополнение музейных коллекций. Так, например, экспедиционные исследования Сибири способствовали поступлению в музейные фонды памятников истории, культуры, флоры, фауны, геологии, минералогии, этнографии. Дарителями выступали такие известные исследователи, как Г.Н. Потанин, Д.А. Клеменц, И.Д. Черский, Б.И. Дыбовский, А.П. Щапов, М.М. Сиязов, И.Я. Словцов, В.И. Верещагин и др.

Значительное внимание было сконцентрировано на научном описании памятников. Раритеты посылали на экспертизу в научные организации Санкт- Петербурга и Москвы.

Для исследования и описания наиболее ценных коллекций были привлечены ведущие российские ученые. В условиях расширения коллекций и их структурирования начинает увеличиваться и число музеев, принадлежащих ИРГО. Многие музейные собрания к концу XIX века были каталогизированы.

С развитием исследований регионов России отделами ИРГО заметным образом оживляется издательская деятельность музеев. Многие музеи филиалов ИРГО с учетом возросшего интереса населения к их деятельности, по примеру центрального Отдела, начали издавать собственные ежегодные отчеты, сборники трудов, юбилейные издания. К концу столетия возникли самостоятельные отдельные обобщающие труды по истории музеев.

Огромную роль играли работы ИРГО для формирования теории музееведения. Их авторами были известные исследователи, организаторы отделов ИРГО, обладающие огромным практическим опытом формирования музейных коллекций и организации музеев. Сюда можно отнести Д.А. Клеменца, А.К. Кузнецова, Н.М. Ядринцева, П.Н. Потанина, Н.М. Мартьянова, Ф.Я.Кона и др. Эти авторы в первый раз в истории регионального музееведения обратились к проблемам роли музея в провинции, связи музея с другими научными и культурно-просветительскими организациями, городской администрацией, местным населением. И сегодня их теоретические положения, представляют немалое значение для осмысления сути становления и развития музейного дела в России.

Финансирование музеев региональных отделов ИРГО осуществлялось, как правило, на основании двух видов источников: средств, предоставляемые учредителями или инициаторами образования музея и пожертвования местного населения.

Музейные фонды комплектовались за счет полевых исследований: экскурсии сотрудников музея или краеведов-любителей по району, где находился музей; экспедиции, осуществляемые ИРГО, как местным Отделом, так и центральным.

Впоследствии появляются и другие источники пополнения музейных фондов: дары местного населения и коллекционеров, закупка, обмен с другими музеями ИРГО.

Функции администрации в музеях выполнялись особым комитетом или комиссией, состоящих из высших чиновников, как правило, избиравшихся городской думой на 6 месяцев. Распорядитель и хранитель музеев, утвержденные уставом, выполняли все внутренние работы на общественных началах. Наряду с избранными членами имелись добровольные работники, обязанности которых не были определены уставами. Сюда относились ученые- исследователи и местная интеллигенция.

В музеях ИРГО поступившие в фонд предметы подвергались первичной обработке, проходили систематизацию, научное определение и описание. Классификацией поступающих предметов занимались работники музея и добровольные помощники. Своеобразным итогом научно-фондовой деятельности было составление каталогов музеев, которые представляли собой перечень предметов, имевшихся в фонде и расположенных по определенному порядку.

Таким образом, музеи ИРГО и его региональных отделов с момента их открытия играли значительную роль в качестве культурно-просветительных, образовательных и научных центров. Основными посетителями музеев были какь учащиеся учебных заведений, представители интеллигенции, так и трудовое население (ремесленники, рабочие, крестьяне).

Итак, библиотеки и музеи ИРГО и его Отделов являлись учреждениями, обеспечивающими популярность деятельности Общества, накапливающими, распространяющими научную информацию об исследованиях в области отечественной науки, реализующими активную и эффективную просветительскую деятельность в стране.

Постоянное пополнение библиотечных фондов, книгообменные связи, число постоянно жертвуемых книг являлось свидетельством высокой популярности библиотек у населения. Библиотеки оказывали поддержку региональным исследователям.

Включенные в процессы социальной коммуникации, библиотеки и музеи как составная часть культуры способствовали социальному прогрессу и наметили дальнейший путь культурной эволюции общества. Определяя в целом роль ИРГО в библиотечном и музейном строительстве, можно заключить, что его деятельность предопределила библиотечное и музейное возрождение конца XIX века в России.

Подведем некоторые итоги. Создание в 1845 г. Императорского Русского Географического общества сыграло значительную роль в развитии российской науки.

Серьезные научные открытия были сделаны русскими учеными, естествоиспытателями, экономистами, статистиками и путешественниками Ф.П. Литке, К.М. Бэром, П.П. Семеновым-Тян-Шанским, Н.Н. Миклухо- Маклаем, Н.М. Пржевальским, Е.И. Ламанским, К.И. Арсеньевым, П.И. Кеппеном, В.П. Безобразовым, В. А. Обручевым и др.

Одним из главных направлений работы стала экспедиционная деятельность ИРГО. Можно сказать, что ИРГО стало общегосударственным экспедиционным центром, объединив и упорядочив экспедиционную деятельность в России.

ИРГО внесло большой вклад в изучение и организацию экспедиций по освоению Сибири, Дальнего Востока, Средней и Центральной Азии, Мирового океана, изучении Арктики и развитии мореплавания.

В ходе экспедиционных исследований накапливался обширный материал по многим отраслям географической науки

Одним из ведущих направлений работы ИРГО стала пропаганда естественно научных знаний, через распространение печатной продукции и организацию музеев.

Деятельность ИРГО была отражена на страницах периодической печати. Многочисленные открытия и материалы экспедиций нашли отражение в монографиях ученых, этнографических сборниках, трудах по итогам экспедиций, географическим словарям, картам и атласам, путеводителям, историко-этнографическим и статистическим справочникам.

Подобные издания внесли, неоценимы вклад в науку, поскольку имели практическую ценность. Некоторые из них популярны и в наши дни.

Музеи ИРГО ялялись культурно-просветительскими центрами своих регионов.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Создание Русского Географического Общества было вызвано не только необходимостью теснее сплотить сообщество ученых-географов, но и насущными потребностями в масштабном изучении территорий и ресурсов страны, необходимых для ее экономического развития.

Россия нуждалась в ускоренном росте и модернизации промышленности, в расширении и совершенствовании транспортной инфраструктуры, в подъеме сельского хозяйства и повышении благосостояния народа. С одной стороны, богатый научный материал, накопленный в ходе экспедиций и кругосветных плаваний первой половины XIX в., требовал консолидации усилий ученых и более планомерной организации их деятельности в масштабах всей России, на фоне отсутствия в государственном аппарате учреждения, координирующего научные географические изыскания. С другой - возраставшая социальная активность интеллигенции вела как к появлению частных научных кружков и групп, так и к усилению ее недовольства положением дел в стране. Печальный опыт декабристского движения и поколения «лишних людей» многому научил правительство, которому на этот раз удалось взять инициативу в свои руки и аккумулировать общественную энергию в интересах науки и созидательной общественной деятельности.

Прославленный мореплаватель и ученый-географ Ф.П. Литке, являвшийся также воспитателем великого князя Константина Николаевича, играл видную роль в научном и морском сообществе России того времени. Вокруг Литке и близких к нему лиц - моряков и ученых - сложилась когорта молодых, образованных и талантливых людей, которые вступали на путь военной, морской, чиновничьей, ученой и общественной деятельности. Умная и деятельная молодежь стремилась к взаимному общению, обмену мнениями и научными сведениями. В итоге, большой части будущей элиты Российской империи был предложено вполне конструктивное, созидательное и легальное поприще. Кроме того, Ф.П. Литке вовлек в работу над созданием Географического общества и своего 17-летнего воспитанника. В 1844-1845 гг. великий князь Константин Николаевич присутствовал на собраниях, обсуждавших задачи будущего объединения.

Наконец, по свидетельству А.В. Головнина, «в этих собраниях родилась мысль соединиться, с дозволения Правительства, в Общество, которое имело бы целью своей деятельности изучение России». Затем правительству было заявлено «желание нескольких деятелей географических наук основать в С.-Петербурге Русское Географическое Общество для разработки отечественной географии, статистики, этнографии и принадлежащих к ним вспомогательных наук».

«Изучение России» (т.е. сбор, обработка и распространение географических, статистических, этнографических и других научных знаний о стране внутри нее и за ее пределами) являлось основной целью Географического Общества. Великий князь Константин Николаевич стал председателем Общества, сделавшись на многие годы главным покровителем отечественной науки. Ведущую роль в создании Общества сыграли: адмиралы и прославленные мореплаватели Ф.П. Литке, И.Ф. Крузенштерн, Ф.П. Врангель и П.И. Рикорд; представители генерального штаба - генералы Ф.Ф. Берг, М.П. Вронченко и М.Н. Муравьев; высокопоставленные сановники А.И. Левшин и В.А. Перовский; академики К.И. Арсеньев, К.М. Бэр, П.И. Кеппен, В.Я. Струве и Г.П. Гельмерсен; знаменитый путешественник Пл.А. Чихачев; литераторы В.И. Даль и князь В.Ф. Одоевский.

Структура и порядок деятельности Общества были закреплены в его уставах 1845 и 1849 гг. Анализ нормативно-учредительных документов показал, что руководители Общества очень тщательно подходили к разработке и принятию документов, охватывавших все направления его деятельности и намечавших общие планы будущих исследовательских работ.

На начальном этапе деятельность ИРГО ограничивалась Петербургом. Руководство осуществлял Совет Общества; а научные исследования велись в четырех центральных отделениях - математической географии, физической географии, статистики и этнографии. Но затем структура Общества была значительно расширена. Были созданы местные отделы - Кавказский, Сибирский (Восточно-Сибирский), Западно-Сибирский, Оренбургский, Северо- Западный, Юго-Западный. Такая разветвленная структура позволила охватить научными исследованиями огромную территорию и расширить круг решаемых задач по основным направлениям деятельности.

Отделение математической географии заведовало исследованиями в области геодезии и картографии. Отделение физической географии - в области геогнозии, геологии, физической географии, естествознания, климатологии и метеорологии, топографии, орографии, гидрографии и др. Наибольшую роль оно сыграло в становлении таких отраслей науки, как метеорология, климатология и геология. С открытием в ИРГО отделения этнографии этнографические исследования приобрели планомерный и систематический характер, охватив всю территорию России. Отделение статистики осуществляло исследования в области народного хозяйства (хозяйственная статистика) и политической экономии.

Большую общественную роль в канун и в начале Крестьянской реформы 1861 г. играл Политико-экономический комитет, созданный в 1859 г. при отделении статистики по инициативе видного экономиста В.П. Безобразова. Политико-экономический комитет обсуждал злободневные проблемы экономической жизни страны, в том числе «экономические вопросы крестьянского дела». Прогрессивная позиция Политико-экономического комитета и открытые дискуссии на острые политические темы вызывали гнев крепостников и консервативных сановников. Несмотря на заступничество великого князя Константина Николаевича перед императором Александром II, комитет, по настоянию правительства, был закрыт в начале 1862 г.

Ключевое значение для ИРГО имела экспедиционная деятельность. Экспедиции ИРГО сопровождались проведением множества практических исследований - в области географии, геодезии и картографии, астрономии, статистики, этнографии, геологии, орографии, гидрологии, метеорологии и климатологии, зоологии, ботаники, литературы (фольклора). Они позволили добыть опытным путем огромный материал. Были собраны богатейшие коллекции гербариев, образцов животного и растительного мира, минералов и мн. др. Этот научный материал был положен в основу последующей исследовательской работы ученых, составляя не только национальное, но и всемирное достояние.

ИРГО и его местные отделы развернули широкую издательскую деятельность, а также активно создавали свои библиотеки и музеи, что способствовало распространению и популяризации научных знаний.

Таким образом, ИРГО стало главным организатором научно- исследовательской деятельности в России, определявшим основные направления и характер развития науки. Золотая Константиновская медаль в течение многих десятилетий являлась высшей научной наградой страны. Кроме того, Географическое Общество было одним из влиятельных факторов русской общественной жизни в эпоху «Великих реформ».


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Источники

1. АРГО, ф.1-1845, оп.1, д. 1

. АРГО, ф. 1-1846, оп.1, д. 10

3. Арсеньев К.И. Историко-Статистическое обозрение монетного дела в России// Записки Русского Географического Общества. СПб.: Тип. Импер. Акад. наук, 1846. №1. С. 60-78.

4. Бэр К.М. Заслуги Петра Великого по части распространения географических познаний // Записки Русского Географического Общества. СПб.: Тип. Втор. отд. с. Е. и. в. канц. 1849. Кн. III. С. 217-253.

5. Бэр К.М. Переписка Карла Бэра по проблемам географии / Публ., пер. и прим. Т.А. Лукиной. Л.: Наука, 1970. 332 с.

6. Бэр К.М. Об этнографических исследованиях вообще и в России в особенности // Записки Русского Географического Общества.. СПб.: Тип. Импер. Акад. наук, 1846. №1. С. 93 -115.

7. Васильев В.П. Буддизм, его догматы, история, литература. В 3-х ч. СПб.: Тип. Импер. Акад. наук, 1867-1869. В 2-х т.

8. Васильев В.П. Графическая система китайских иероглифов. СПб.: Лит. Н. Тиблена и Ко., 1867. 484 с.

9. Вестник Императорского Русского Географического Общества. СПб.: 1851. Кн. 1.

10. Вестник Императорского Русского Географического Общества. СПб.: Тип. Э. Праца, 1853. Ч. 8.

11. Восьмая сессия Международного Статистического Конгресса. Проект программы. СПб. 1872. 53 с.

12. Временный устав Русского Географического Общества. СПб.: Тип. Экспед. загот. гос. бумаг, 1845.

13. Высочайшее утверждение о создании Общества / П.П. Семенов-Тян- Шанский // История полувековой деятельности Императорского Русского

Географического Общества 1845-1895. В 3-х ч. СПб.: Тип. В. Безобразова и комп, 1896. Ч. 1. С. 5.

14. Головнин А.В. Записки для немногих. СПб.: Нестор-история, 2004. 576 с.

15. Головнин А.В. Материалы для жизнеописания царевича и великого князя Константина Николаевича. СПб.: «Д.А.Р.К.», 2006. 368 с.

16. Двадцатипятилетие Императорского Русского Географического Общества. СПб.: Тип. Майкова, 1872. 269 с.

17. Довгялло. Д.И. К истории Северо-Западного отдела // Записки Северо- Западного отдела Императорского Русского Географического Общества. Вильна: Тип. А.Г. Сыркина, 1910. С. 11, 12.

18. Живая старина. СПб.: Тип. Е. Евдокимова, 1890. Вып. I. С. III-IV.

19. Записки Русского Географического Общества. СПб.: Импер. Акад. наук., 1846. Кн. 1-2.

20. Записки Русского Географического Общества. СПб.: Тип. Втор. отд. с. Е. и. в. канц., 1849. Кн. 1-2.

21. Записки Императорского Русского Географического Общества. СПб.: Тип. II отд. с. Е. и. в. канц., 1852. Кн. VI.

22. Записки Императорского Русского Географического Общества. СПБ.: Тип. В. Безобразова, 1863.

23. Записки Императорского Русского Географического Общества по отделению статистики. СПб.: Б. изд., 1866.

24. Записки Оренбургского отдела ИРГО. Казань: Университ. Тип., 1870.

25. Речь произнесенная покровителем отдела Н.А. Крыжановским // Записки Оренбургского отдела ИРГО. Казань: Университ. Тип. 1870. Вып.1. С. 13-29.

26. Известия Императорского Русского Географического Общества. СПб.: Тип. В. Безобразова и комп., 1876. Т. XXII.

27. Коверский Э.А. О необходимости образования геодезического органа для надлежащего изучения всего пространства Российской Империи в географическом отношении // Ежегодник Императорского Русского Географического Общества. СПб.: Тип. А.С. Суворина, 1890. С. 1-22.

28. Левшин А.И. Достопамятные минуты моей жизни. Записки. Б. м., Б. г. С. 475-558.

29. Литке Ф.П. Речь на собрании действительных членов РГО // Записки Русского Географического Общества. СПб.: Имп. Акад. Наук, 1846. С. 29-33.

30. Миклухо-Маклай H.H. Собрание сочинений. В 6-ти томах. М.: Наука. 1996. Т. 5. 823 с.

31. Миклухо-Маклай Н.Н. Путешествия на берег Маклая. М.: Гос. Изд. географической литературы, 1956. 414 с.

32. Морской сборник. СПб.: Морск. учен. ком., 1853. Т. 9. № 1-6. Отд. Библиография.

33. Морской сборник. СПб.: Морск. учен. ком., 1854. Т. 12. № 8. Отд. Библиография.

34. Надеждин Н.И. Об этнографическом изучении народности русской // Записки Русского Географического Общества. СПб.: Тип. II отд. с. Е. и. в. канц., 1849. Кн. 1-2. С. 149-194.

35. Неизвестный Миклухо-Маклай / Сост. О.В. Каримов. М.: Кучково поле, 2014. 479 c.

36. Обзор деятельности Восточно-Сибирского Отдела за 75 лет 1851-1926 // Известия Восточно-Сибирского Отдела Императорского Русского Географического Общества . 1926. Том L. Ч. I. 142 с.

37. Остен-Сакен Ф.Р. Об учреждении общества и его первого состава // Двадцатипятилетие Русского Географического Общества. СПб.: 1872. С. 7-14.

38. Отчет Русского Географического Общества за 1848 г. СПб.: Тип. II отд. с. Е. и. в. канц. 1849.

39. Отчет Русского Географического Общества за 1849 г. СПб.: Тип. Мин. внутр. дел, 1850.

40. Отчет Императорского Русского Географического Общества за 1850 г. СПб.: Б. изд., 1851.

41. Отчет Императорского Русского Географического Общества за 1856 г. СПб.: Тип. Э. Прана, 1857.

42. Отчет Императорского Русского Географического Общества за 1857 г. СПб.: Тип. Морск. Мин., 1858.

43. Отчет Императорского Русского Географического Общества за 1867 г. СПб.: Тип. В. Безобразова и комп. 1868.

44. Отчет Императорского Русского Географического Общества за 1870 г. СПб.: Тип. В.Безобразова и комп., 1871.

45. Отчет Императорского Русского Географического Общества за 1877 г. СПб.: Тип. А.С. Суворина, 1878.

46. Отчет Императорского Русского Географического Общества за 1878 г. СПб.: Тип. В. Безобразова и комп., 1879.

47. Отчет Императорского Русского Географического Общества за 1879 г. СПб.: Тип. С. Суворина, 1880.

48. Отчет Императорского Русского Географического Общества за 1891 г. СПб.: Тип. С. Суворина, 1892.

49. Отчет Императорского Русского Географического Общества за 1892 год. СПб.: Тип. А.С. Суворина, 1893.

50. Отчет Императорского Русского Географического Общества за 1893 г. СПб.: Тип. А.С. Суворина, 1894.

51. Отчет о деятельности Кавказского отдела ИРГО за 1859-1864 гг. Тифлис: Тип. Гл. упр. наместника кавказского, 1864.

52. Отчет о деятельности Сибирского отдела Императорского Русского Географического Общества за 1852 г. Иркутск: Б. изд., 1853.

53. Отчет о деятельности Сибирского отдела ИРГО за 1865 год. Иркутск: Тип. В.Безобразова и комп., 1865.

54. Отчет о деятельности Сибирского отдела ИРГО за 1892 год. Иркутск: Тип. К.И. Витковской, 1894.

55. Потанин Г.Н. Очерки Северо-Западной Монголии. СПб.: Тип. В. Безобразова и комп. - вып. 1,3; Тип. В. Киршбаума - вып. 2,4, 1881- 1883. 2196 с.

56. Пояснительная записка к карте Аральского моря и Хивинского ханства с их окрестностями / Я.В. Ханыков // Записки Императорского Русского Географического Общества. СПб.: Тип. II отд. с. Е. и. в. канц. 1851. Кн.V. С. 268-358.

57. Предисловие // Записки Императорского Русского Географического Общества по отделению общей географии. СПб.: Тип. В. Безобразова и комп, 1867. С. I-V.

58. Программа Русского Географического Общества для собирания сведений по этнографии // Живая старина. СПб. Тип. Е.Евдокимова, 1890. Вып. I. С. XLVII-LII.

59. Семенов П.П. О важности ботанико-географических работ в России // Вестник Императорского Русского Географического Общества. СПб.: Тип. Э. Веймара, 1851. С. 1-8.

60. Семенов-Тян-Шанский П.П. Мемуары. Эпоха освобождения крестьян в России (1857-1861). Петроград: Издание семьи, 1915. Т. III. 444 с.

61. Справочник к обзору деятельности Западно-Сибирского отдела за 1877- 1910 гг. Омск: Тип. Штаба Ом. воен. окр., 1911. 123 с.

62. Струве В.Я. Обзор географических работ в России // Записки РГО. СПб.: Импер. Акад. наук, 1846. С. 43-58.

63. Тилло А.А. Об учреждении Географо-статистического общества // Журнал мин. нар. Просвещения. СПб.: Импер. Акад. наук. 1845, Отд. VII. С. 13-14.

64. Труды Сибирской экспедиции Императорского Географического общества. СПб.: 1864-1886.

65. Труды Сибирской экспедиции. Математический отдел. СПб. 1864; Труды Сибирской экспедиции. Физический отдел. СПб. 1868- 1873. Т. 1-3.

66. Устав Императорского Русского Географического Общества и положения об Отделах. СПб.: Тип. В. Безобразова и комп., 1875.

67. Устав Императорского Русского Географического Общества 1849 г. СПб.: Тип. Департ. Внешней торговли, 1858.

68. Черский И.Д. О результатах исследования озера Байкал. Записки Географического Общества по общей географии. СПб.: Импер. Акад. наук. 1886. Т. XV. № 3.

69. Чихачев Пл.А. Атобиография // Известия Императорского Русского Географического ОБщества. СПб.: Тип. А.С. Суворина, 1892. С. 1-7.

70. Этнографический сборник. СПб.: Тип. Мин. внут. дел, 1853. Вып. I .

71. Этнографический сборник. СПб.: Тип. В.Головнина, 1864. Вып.VI.

Литература

72. Анучин Д.Н. О людях русской науки и культуры. М.: Географгиз, 1952. 336 с.

73. Архипова Н.П. Непроторенными путями. Э.К. Гофман - геолог, географ, путешественник. Екатеринбург: РАН. Урал. отд, 1993. 133 с.

74. Безобразов В.П. Граф Федор Петрович Литке. СПб.: Тип. Импер. Акад. Наук, 1888. Т. I. 239 с.

75. Берг Л.С. Всесоюзное географическое общество за сто лет. М.; Л.: АН СССР, 1946.

76. Вернадский В.И. Задача статистики // Журнал Министерства народного просвещения. СПб.: Импер. Акад. наук, 1852. Ч. LXXIV. Май. Отд. II. С.61-92.

77. Веселовский К.С. О климате России. СПб.: Имп. Акад.наук, 1857. 327с

78. Воронин В.Е. Великий князь Константин Николаевич: становление государственного деятеля. М.: Русский мир, 2002. 244 с.

79. Воронин В.Е. Польское восстание 1863 г.: опыт «примирительной политики» русского правительства. М.: МПГУ, 2008. 432 с.

80. Воронцов-Вельяминов Б.А. Очерки истории астрономии в мире. М.: Гостехиздат, 1956. 397 с.

81. Географическое общество за 125 лет / Под ред. С.В. Калесника. Л.: Наука, 1970. 396 с.

82. Глиноецкий Н.П. История Русского генерального штаба. В 2-х т. СПб.: Тип. Штаба войск гвардии и Петерб. военного окр., 1883. Т. 1. 438 с.

83. Гнучева В.Ф. Географический департамент Академии Наук XVIII в. / Под ред. А.И. Андреева. М.; Л.: АН СССР, 1946. 446с.

84. Дамешек Л.М. Музей ВСОИРГО: история формирования коллекций и выставочная деятельность(1851-1931 гг.). Иркутск: Изд. ИГУ, 2013. 82 с.

85. Есаков В.А. Витус Ионссен Беринг (1681-1741) // Творцы отечественной науки. Географы. М.: Агар, 1996. С. 21-31.

86. Кеппен Ф.П. К столетнему юбилею рождения П.И. Кеппена. // Русская старина. СПб.: Общественная польза, 1893. т. LXXVIII. С.88-106.

87. Князев Г.А. Кольцов А.В. Краткий очерк истории Академии наук СССР / Под ред. акад. К.В.Островитянова. М.; Л.: Наука, 1964. 256 с.

88. Козмин H.H. Исторический очерк деятельности Восточносибирского отдела Императорского Географического общества за пятьдесят лет // Известия ВСОРГО. 1904. Т. 35, № 2. С. 1-43.

89. Кони А.Ф. Великий князь Константин Николаевич. Б. тип. Б. д.. 31 с.

90. Куник А.А. Литературные труды Кеппена П.И. СПб.: Импер. Акад. наук , 1868. 36 с.

91. Левшин А.И. Описание кирзиз-казачьих или киргиз-касацких орд и степей». Алматы: «Санат», 1996. 656 с.

92. Лукина Т.А. К истории основания русского географического общества // Известия Всесоюзного географического общества. Л.: АН СССР, 1965. Т. 97. №6. С. 507-517.

93. Магидович И.П., Магидович В.И. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. М.: Просвещение, 1985. Т.4. 205 с.

94. Материалы для истории экспедиций Академии Наук в XVIII и XIX веках: Хронологические обзоры и описание архивных материалов / Сост. В.Ф. Гнучева; под общ. ред. В.Л. Комарова. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1940. 310 с.

95. Никитенко А.В. Михаил Павлович Вронченко. СПб.: Печ. В. Головнина, 1867. 58 с.

96. Никитин Н.П. К.И. Арсеньев и его роль в развитии экономической географии в России // Вопросы географии. М.: ОГИЗ, 1948. №10. С. 3-40.

97. Ответы современной метеорологии на запросы практической жизни // Метеорологический вестник. СПб.: Имп. Аккад. наук. №1. 1891.

98. От редакции // Метеорологический вестник. СПб.: Имп. Акад. наук. №1. 1891.

99. Очерк пятидесятилетней ученой деятельности Григория Петровича Гельмерсена // Горный журнал. 1878. №4-5. С. 1-36

100. Пасецкий В.М. Фердинанд Петрович Врангель. М.: Наука, 1975. 160 с.

101. Путята Н.В. Князь В.Ф. Одоевский // Русский архив. М.: Тип. В. Грачева и Ко, 1874. Т. 2. С. 257-264.

102. Пьпин А.Н. История русской этнографии. СПб. Тип. М. Стасюлевича. 1891. Т. 2. 452с.

103. Райков Б.Е. Карл Бэр его жизнь и труды. М.; Л.: Аккад. наук СССР, 1961. 524 с.

104. Сабурова Л.М. Русское географическое общество и этнографические исследования (дореволюционный период) // Очерки истории русской этнографии, фольклористики и антропологии. Л.: 1977. Вып. 7. С. 5-11.

105. Смагин Р. Ю. Военно-топографическая служба и императорское русское географическое общество в Сибири в XIX в. / Р. Ю. Смагин //Интерэкспо Гео-Сибирь. Новосибирск, 2009. Т. 6. С. 1-11.

106. Список сочинений Г.П. Гельмерсена // Горный журнал. 1878. №4-5

107. Степанский А.Д. Самодержавие и общественные организации России на рубеже XIX- XX вв.: Учеб. пособие по спецкурсу./ Под ред. Н. П. Ерошкина. М.: Б. изд., 1980. 96 с.

108. Степанский А.Д. История научных учреждений и организаций дореволюционной России: пособие по спецкурсу. М.: Б. изд., 1987. 86 с.

109. Степанский А.Д. История общественных организаций дореволюционной России: учебное пособие. М.: Б. изд., 1979. 81с.

110. Семенов-Тян-Шанский П.П. История полувековой деятельности Императорского Русского Географического Общества 1845-1895. В 3-х ч. СПб.: Тип. В. Безобразова и Комп, 1896. 1377 с.

111. Сухова Н.Г. Еще раз о предыстории Русского Географического Общества// Философский век. Россия в Николаевское время: наука, политика, просвещение. 1998. №6. С. 74-82.

112. Сухова Н.Г. Основание Русского Географического Общества // Известия Всесоюзного географического общества. Л.: АН СССР, 1990. Вып. 5. С. 403-408.

113. Сухова Н.Г. Русское географическое общество и Академия Наук в XIX в.

// Академия наук в истории культуры России в XII - XX веков. СПб.: Наука, 2010. С. 560-613.

114. Тилло А.А. Об учреждении Географо-статистического общества // Журнал Мин. нар. просвещения. СПб.: Импер. Акад. наук. 1845, Отд. VII. С. 13-14.

115. Улымжиев Д.Б. Монголоведение в России во второй половине XIX- начале XX вв.: Петербургская школа монголоведов. Улан-Удэ: БГУ, 1997. 216 с.

116. Шварц К.Н. Барон Фердинанд Петрович Врангель // Русская старина. 1872. Т.5. Вып. 1. С. 389-418.

117. Шелегина О.Н. Музеи Сибири: очерки создания, развития, адаптации. Новосибирск: Росс. Акад.наук. Сиб. Отд., 2010. 244 с.

118. Юдин П.Л. Граф В.А. Перовский в Оренбургском крае // Русская старина. 1896. №6. С. 521-551.

119. Яковлева М.А. Азиатские экспедиции Императорского Русского географического общества в годы правления Александра II // Теория и практика общественного развития. 2013. №12. С. 72-79.

120. Якупов Р.И. Русское географическое общество: к становлению отечественной этнографии, теории этноса и национального самопознания

// От племени к этносу. СПБ.: Свое издательство. 2014. Вып. 1. С. 7-27.

Диссертации

121. Арсеньева Л.Г. Деятельность Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского Географического Общества по изучению истории монгольских народов: середина XIX-первая четверть XX вв.: Дисс. ... канд. истор. наук. Улан-Удэ , 2015. 207с.

122. Васкул А.И. История русской фольклористики второй половины XIX- начала XX в.: Дисс. … канд. фил. наук. Санкт-Петербург.2009.286 с.

123. Ильясова А.С. Деятельность Западно-Сибирского Отдела Русского Географического Общества по изучению Северо-Восточного Казахстана во второй половине XIX - начале XX века: Дисс. ... канд. истор. наук. Алматы, 2006. 228 с.

124. Краюхина М.А. Великий князь Константин Николаевич как покровитель отечественной науки: Дисс. …канд. истор. наук. Москва, 2001. 286 с.

125. Левченко А.О. Краеведческая и выставочная деятельность Восточно- Сибирского отдела Русского Географического Общества: 1851-1931 гг.: Дисс. ... канд. истор. наук. Иркутск, 2005. 242 с.

126. Мудрова Н.П. Деятельность Кавказского отдела Русского географического общества по созданию корпуса устных источников:1851-1917 гг.: Дисс. ... канд. истор. наук. Майкоп, 2015. 285 с.

127. Пименова И.А. Организация и деятельность Восточно-Сибирского отдела Русского Географического Общества: 1851-1918 гг.: Дисс. ... канд. истор. наук. Иркутск, 2009. 197 с.

128. Псянчин А.В. История этнической картографии в России: до 30-х г.г. XXв.: Дисс. … доктора географических наук. Москва, 2014. 325 с.

129. Скалабан И.А. Западно-Сибирский отдел Императорского Русского Географического Общества в последней четверти XIX-началеXXвв.,1877- 1919гг.: Дисс. ... канд. истор. наук. Новосибирск, 1994. 283 с.

130. Уралова М.Э. Императорское Русское Географическое Общество во второй половине XIX в.( К истории общественной жизни в России): Дисс.… канд. истор. наук. Санкт-Петербург. 1994. 339 с.

131. Шилова Т.Н. Русское географическое общество и изучение истории и этнографии народов Якутии (1845-1917): Дисс. …канд. истор. наук. Якутск, 1990. 227 с.

Электронные ресурсы

132. Баранский Н.Н., Дик Н.Б., Ефремов Ю.К., Соловьев А.И., Солнцев Н.А. Отечественные физико-географы и путешественники. Москва. 1859. [Электронный ресурс] URL:://big-archive.ru/geography/domestic_physical_geographers/53.php (дата обращения: 10.11.2016).

133. Исаков В.А. Русские океанические и морские исследования в XIX - начале XX в. М.: Наука, 1964. [Электронный ресурс]. URL: http://flot.com/publications/books/shelf/explorations/4.htm

(дата обращения: 15.12.2016).

134. Кисляков В.Н. Русское географическое общество и отечественная этнографическая наука в XIX - начале XX в. (награды за труды) Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН [Электронный ресурс] URL: http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-173-2/

(дата обращения: 16.01.2017).

135. Из истории Восточно-Сибирского отдела РГО // Научная библиотека БГУ [Электронный ресурс] URL:://lib.bgu.ru/resources/vsorgo-ist-1.asp (дата обращения: 03.02.2017).