Право на жизнь

Подробнее

Размер

116.69K

Добавлен

17.02.2021

Скачиваний

14

Добавил

Анастасия Рощина
Дипломная работа по конституционному праву на тему Право на жизнь 104 листа
Текстовая версия:

ВВЕДЕНИЕ

Право на жизнь традиционно считается "королевой прав", естественным и неотъемлемым правом любого человека. В разные эпохи проблема прав человека, оставаясь всегда политико- правовой, приобрела новое значение. либо религиозное, этическое, либо философское звучание , в зависимости от социального положения классов, находящихся у власти. Это во многом даже не юридическая категория, а философская, над которой работали поколения философов и правоведов всего мира.

В разные эпохи проблема прав человека, оставаясь всегда политико-правовой, приобрела новое значение. либо религиозное, этическое, либо философское звучание , в зависимости от социального положения классов, находящихся у власти.

Универсальность данного вопроса такова, что в рамках данной работы можно будет проанализировать лишь часть аспектов данной темы. Однако автор попытался остановиться на наиболее интересных и противоречивых "компонентах" современного конституционно - правового регулирования важнейших из всех прав человека.

Конечно , это , прежде всего, общее понятие права на жизнь и его свойства, закрепленное в Конституции Российской Федерации. Конституцией Рфно. 1 и многочисленными законодательными актами. По возможности будут учитываться и международно-правовые нормы, которые, несомненно, являются базовыми для обеспечения основных прав и свобод человека в современном мире.

Во-вторых, значительный интерес представляет рассмотрение вопроса о смертной казни и ее нормативном регулировании в нашей стране. Этот вопрос важен хотя бы потому, что даже Конституция содержит положение о смертной казни в той же статье 20, которая устанавливает право на жизнь.

Следующее, На чем я хотел бы остановиться,-это соотношение между правом на жизнь и некоторыми так называемыми "соматическими" правами. Эта проблема стала актуальной буквально в последние годы, что обусловлено, прежде всего, значительным прорывом в биотехнологиях. Действительно, такие острые вопросы, как искусственное прерывание беременности, эвтаназия, право на жизнь эмбриона, трансплантация органов и даже клонирование , возникли из ниоткуда . Конечно, вы не сможете рассмотреть все перечисленные темы (так как только по этим вопросам вы можете напишите полноценную диссертацию, и далеко не все из них укладываются в рамки данного проекта), поэтому автор сосредоточится на первых двух темах.

Наконец, последние события в нашей стране и в мире показали актуальность такого вопроса, Как пределы ограничения основных прав и свобод человека в контексте различных "чрезвычайных" правовых режимов, связанных с особыми полномочиями специальных служб и других чрезвычайных подразделений. Практика показывает , что в таких ситуациях право на жизнь не всегда защищается, и случаи произвола нередки.

Наконец, нельзя не рассмотреть, хотя бы вкратце, вопрос обеспечения права на жизнь в современных условиях в нашей стране. Ведь где бы это право ни было прописано, даже в Конституции, даже в международных документах, до тех пор, пока государство не осуществит определенные меры, направленные на его реализацию, оно останется на бумаге.

При рассмотрении все эти вопросы, автор будет опираться главным образом на соответствующих научные труды отечественных и зарубежных ученых (и не только конституционалистов, но и философов, представителей других отраслей права), например, Акопова В. И., Воеводина Л. Д., Матузова н. И., Алексеева С. С., Кутафина О. Е. и др. анализ действующего законодательства как в России, так и (для сравнения) в иностранных государств, а также, насколько это возможно, на судебная практика как российских судов (Конституционного суда Российская Федерация). Суд, Верховный суд), а также практика Европейского суда по правам человека.

В конце каждой главы автор дает краткие выводы по каждой из рассматриваемых проблем. Многие вопросы, связанные с этой темой, такие как экологический аспект права на жизнь, защита от несчастных случаев на производстве, обеспечение государственной защиты от террористических актов и т.д., останутся за рамками исследования. Вызвано это прежде всего ограниченным объемом работ. Однако это не должно влиять на общую картину, поскольку рассматриваемые темы полностью охватывают специфику права на жизнь как конституционного права.

Глава 1. Общая характеристика Конституционного Суда РФ права на жизнь

1.1. право на жизнь в системе основных прав и свобод человека , его свойства

Важнейшим шагом в развитии прав человека стали буржуазно-демократические революции XVII-XVIII в. в., выдвинувшие не только широкий комплекс прав человека, но и принцип формального равенства, ставший основой универсальности прав человека, придав им подлинно демократический характер.

Вторая половина года ознаменовала собой дальнейший этап в углублении и развитии каталога прав человека XX в. После Второй мировой войны, сопровождавшейся грубыми массовыми нарушениями прав человека, они вышли за рамки внутренней проблемы и стали предметом постоянного внимания международного сообщества. Исповедь Универсальная Декларация прав человека,1 Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод,2 Международный пакт о гражданских и политических правах,3 Международный пакт об экономических правах., социальные и культурные права,4 Конвенция о предупреждении преступлений геноцида и наказании за них ,5 Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации6 и ряд других важных международно-правовых актов внесли неоценимый вклад в развитие цивилизации и культуры XX в.

Что касается конституций , то они подстраиваются под определенный этап жизни общества, постоянно дополняются правами и свободами, и это обеспечивает полноценную жизнь не всему обществу в целом, а лишь некоторой части общества, являющейся "правящей элитой" такого общества.

Смысл Конституции определяется тем, что установленные в ней нормы должны выступать в качестве формы реализации государственной воли народа, то есть обозначаются задачи , которые ставит перед собой общество, принципы его организации и жизнедеятельности.

Конституция устанавливает наиболее важные и социально значимые права и свободы для личности, общества и государства . Для человека они являются необходимыми условиями обеспечения достоинства и чести , присущих человеческой личности; естественным правом на участие в решении вопросов, связанных с организацией и управлением обществом, членом которого он является; социально-экономическими условиями , необходимыми ему для удовлетворения своих жизненно важных материальных и духовных потребностей. Поэтому основные основополагающие права закреплены в Конституции государства и важнейшие международно-правовые акты являются правовой основой производных, но не менее важных прав.

Предметом конституционного права является не то или иное основное право, взятое в отдельности, а все они, взятые вместе, в единстве, в комплексе. Поскольку они регулируют однородные правовые отношения между человеком и государством (сообществом государств), то оно образует единый правовой институт.1 этот вывод имеет важное теоретическое значение. Во-первых, она позволяет нам рассматривать основные права человека как нечто целостное. Во-вторых, признание основных прав институтом означает, что он, как и любое другое явление действительности, обладает ряд объективных характеристик.2 наиболее важным из них являются свойства. Свойства не только объединяют основные права в единую правовую категорию, но и позволяют отличать их от других прав, зафиксированных в различных нормативных актах, лучше понимать их содержание и социальное назначение.

Поскольку свойства основных прав человека имеют большое теоретическое и практическое значение для конституционного права, постольку возникает необходимость их адекватного толкования. Эта потребность объясняется несколькими обстоятельствами: 1) отсутствием в науке конституционного права научно обосновал теорию свойств основные права человека (как и прав человека вообще); 2) в отсутствие Теоретико-правовые и конституционные права определение понятия "свойство основных прав человека"; 3) в широкое использование ученые наряду с термином свойства основных права" другие сходные с ним термины, такие как: "качество", "признаки", "Признаки", "признаки".

Поэтому в контексте данной работы необходимо выявить основные свойства конституционных прав вообще и права на жизнь в частности.

Юридические эксперты довольно часто используют категорию "собственность основных прав человека", но никогда не раскрывают ее.1 данное обстоятельство не способствует формированию научной определенности данной категории и приводит к размыванию знаний о правовом явлении, которое она отражает . То же самое можно сказать и об употреблении термина "свойства прав" через Союз " и " с другими подобными понятиями

Этот момент можно проиллюстрировать следующими примерами. Так , известный российский конституционалист Л. Д. Воеводин писал в своих работах, что основные конституционные права образуют единый государственно-правовой институт, что позволяет рассматривать их как нечто целостное, обладающее специфическими признаками и свойствами.2 с ним можно было бы согласиться, если бы его автор сделал оговорку: в каком отношении находятся термины – Это синонимы или разные понятия?

Ряд ученых (Н.в. Витрук, А. П. Иванов, В. А. Патюлин, И. В. упоров, Г. Ф. Шершеневич) в своих работах не используют термин "свойства" . Они используют термин "атрибут"как эквивалент этого термина.1 Кроме того, Н. в. Витрук использует термин "качество конституционных прав" наряду с термином "признак конституционных прав", а В. А. Патюлин-термин "качество конституционных прав"." характерные признаки права"как синоним термина "признак права".

Очевидная разобщенность в употреблении терминов "свойство прав", "атрибут прав" и других вполне обоснована. Одним из них является отсутствие единства в определении категорий "качество" и "собственность" у философов. Например, А. И. Уемов пишет в одной из своих книг, что " вещь есть система качеств. Разные вещи-это разные системы качеств"2. качество определяется в этой книге как " существенное свойство"3. того же мнения придерживается и И. Ф. Лукьянов считает, что "в каждом свойстве есть то или иное качество (основное или неосновное), и каждое качество – независимо от того, является ли это другим свойством (существенным или несущественным)... " .4 эта точка зрения также отражена в определении понятия" свойства " в словаре русского языка. язык С. И. Ожегова (Москва, 1985). Оно формулируется следующим образом: свойство- это качество, признак, составляющий отличительную черту кого-либо или чего-либо." Иными словами, словарь отождествляет не только "свойство" и "качество", но и "атрибут".

Хотя это и оправдано, терминологическая разобщенность в наименовании характеристик основных прав человека в теории конституционного права привела к существенным различиям в количественном и качественном (содержательном) наборе элементов этих характеристик.

Таким образом, в одно время О. Е. Кутафина отнести следующие свойства основных права : они возникают не на основе общих правоотношений, а непосредственно из Основного закона государства; выражают отношения и связи гражданина и государства; они не прекращают и не не возникнут снова; содержание и объем основных прав все граждане одинаковы; они реализуются в основном через появления конкретных правоотношений, в ходе которого новый возникают субъективные права; реальность основных прав обеспечивается не только и не столько индивидуальными усилиями отдельного гражданина, сколько государственными и общественными организациями. в строю.1

Е. И. Козлова, характеризуя конституционные права граждан через свойства, называет среди них такие, как: они составляют ядро правового статуса; они закреплены за каждым человеком и гражданином или за каждым гражданином; универсальность; они не приобретаются и не отчуждаются по воле гражданина Российской Федерации; особый механизм реализации: особая организационно-правовая форма консолидации.2

Н. в. Витрук, говоря о природе основных прав граждан, выделял не свойства, а правовые признаки. И только это двое: высокая степень обобщенности (абстрактности) и относительной устойчивости. Все остальные элементы характеристики он назвал социальными признаками. 3

Даже А. П. Кандидатская диссертация Иванова была посвящена изучению особенностей основных конституционных прав граждан . В ней кандидат диссертационных наук выделил четыре, по его терминологии, основных правовых признака конституционных прав: 1) всеобщность, 2) равенство, 3) единство, 4) гарантия и, кроме того, три юридических признака: 1) широкое социальное содержание, 2) неизменность, 3) неотчуждаемость. 4

И, наконец, один еще пример, один из последних: И. В. Упорова считает, что природные, и, следовательно, фундаментальные права отличаются от других субъективных права их следующие основные особенности:: 1) возникновение у момент рождения; 2) без оборота); 3) выражение наиболее значительные возможности для развития человеческого потенциала; 4) прямой и объективный характер реализации.1

Анализ все многообразие характеристик основных прав человека действующие в области конституционного права, в том числе те, которые упомянуты выше, показали, с одной стороны , сходство терминов "качество", "собственность" и " атрибут»; и иногда прямой переход на личности (что само по себе не может способствовать определенное понимание сущности основных человеческих прав), а с другой стороны, необходимость и возможность их унификацию и сокращение в определенное единство. Однако для этого требовалось строгое определение иерархии терминов, и как характеристики основных прав человека, такие как "качество", " собственность», "атрибут", выявляют их взаимосвязь.

Итак, что же такое качество и свойство основных прав?

В философии категория качества, как и категория свойств , развивающаяся в тесном единстве с ней, являются древнейшими философскими категориями, занимающими важное место среди категорий материалистической диалектики.

"Качество, - пишет А. Ф. Назаренко, - это внутренняя, сущностная определенность объектов, которая представляет собой единство их важнейших (существенных) свойств и выражает их основные отличия от всех других объектов и явлений. Как таковая, она воплощается в неразрывной связи всех основных свойств предмета"2. Важным аспектом качества является определенная целостность, определенность предмета, тождественная его бытию; утрачивая свое качество, предмет перестает быть тем,что он есть. 3 качество предмета, как правило, не ограничивается его индивидуальными свойствами.4 следовательно, среди характеристик основных прав человека качество является более высоким, чем собственность, и связано с ней как с целым, так и с частью.

Следует согласиться с С. С. Алексеевым, который считал, что "качество" - это внутренняя, органическая особенность права как социального субъекта, а" собственность " - его внешнее проявление в процессе функционирования права .1 теперь осталось определить: что подпадает под определение - качество основных прав, а что-под собственность.

По мнению автора, качество или существенная внутренняя определенность основного права-это способность человека обладать жизненно важным для него благом.2 Благо, как его трактует Философский словарь, – это предмет или явление, удовлетворяющее определенную человеческую потребность, отвечающее интересам, целям и стремлениям человека.Социальные блага очень различны по своей природе, свойствам, назначению и ценностям. Под ними понимаются не только материальные, но и духовные (культурные, политические, нравственные) и иные ценности. С точки зрения Конституция Российской Федерации и другие законы , все то, что позволяет человеку вести нормальный образ жизни, соответствующий уровню современной цивилизации, должны признаваться социальными благами . Социальные блага могут включать, например, свободу, честь, достоинство, жизнь, здоровье, безопасность, образование, творческую деятельность, труд, отдых, общение и многое другое. Как пользоваться им благо может заключаться не только в обладании определенными материальными ценностями, но и в самой свободе поведения, выборе действий (нематериальных товары). Это может быть наглядно продемонстрировано путем выявления всех видов основных конституционных прав человека-личных (гражданских), политических, социальных, экономических и культурных.

Без существенного качества - способности удовлетворять какое-то благо -нет основного права. Она в равной степени соответствует конституционным правам, основным международным правам, а также основным правам, не закрепленным в нормах права (право любить близких, право дышать и т. Д.). Л. Д. Воевода считал, что возможность -это то, что при определенных условиях может стать реальностью, превратиться в реальность. "Это свойство возможности в полной мере присуще всем правам и свободам личности, зафиксированным в Конституции и законах . С этой интерпретацией, то возможности приходят сначала это подчеркивает его способности, обеспечен денежные условия, чтобы стать реальностью".1 эго означает, что человек можете распоряжаться возможности, содержащейся в нужном опираясь только на активное содействие, помощь других лиц, государственных органов, общественных объединений, а используя свои действия как средство достижения свои собственные цели, или, наоборот, рассчитывая на их невмешательство. Возможность получения социальных льгот при определенных условиях не исключает , а предполагает еще одну возможность-возможность обращения за помощью в осуществление основного права, оказание помощи или невмешательство других лиц.

Таким образом, правовая возможность очень широка по объему, богата по содержанию и подразделяется на несколько видов: а) способность свободно выбирать тот или иной вариант поведения, его вид и меру, то есть совершать собственные позитивные действия; б) способность пользоваться определенными социальными благами и ценностями; В) возможность требовать от других лиц исполнения своих обязанностей перед уполномоченными лицами; г) возможность защищать свое право с помощью предусмотренного законом конституционно-правового механизма. 2

Определение основного права человека через его существенное качество - правовую возможность - полностью оправдало себя, прочно вошло в конституционно-правовой оборот, входит в основные категории конституционного института основных прав человека и выдержало испытание временем. Способность пользоваться благом, являющаяся главным качеством каждого основополагающего права и свободы, лежит в основе содержания и дает ключ к пониманию природы основных прав человека.

Способность иметь какое - то благо-это качество других, неосновных прав. Однако основные права отличаются от неосновных прав. В этом их отличие друг от друга, они дают нам свои свойства.

В философии свойство обычно понимается как категория, отражающая то, что характеризует конкретное свойство. сторона предмета и то, что раскрывается в отношениях этого предмета с другими предметами или явлениями.1 Категория собственности относится к субъекту в целом, характеризуя его как обладающего способностью обнаруживать определенные аспекты в определенных отношениях с другими объектами и явлениями.В диалектической логике свойство определяется как нечто общее для всех вещей данного класса.

Согласно с Гегель, вещь имеет свойства, характеризующие ее определенные отношения с другими вещами, свойство есть внешнее отражение и сторона положительности вещи. "...Вещи находятся в существенном взаимодействии благодаря своим свойствам ... " 4

Общим между качеством и свойством основных прав является то, что свойство может выступать в качестве качества (атрибута качества), то есть качество-это более широкая категория, включающая в себя свойство. Качество прав не является их собственностью. Изучение индивидуальных свойств предметов служит ступенькой к познанию их качеств.5

Таким образом, свойство основного права человека-это внешняя сторона (определенность) сущностного качества прав человека, проявляющаяся в его отношениях с государством (сообществом государств) и другими субъектами права. Свойства основных прав человека не вытекают из их отношений с другими субъектами права, а обнаруживаются только в таких отношениях.

Исследование философско-правовой и конституционно-правовой литературы позволило диссертанту отнести наиболее интересные и ценные с точки зрения их практического применения характеристики к основным свойствам фундаментальных прав человека : врожденность1 и неотчуждаемость,2 верховенство 3 и прямое действие,4 универсальность 5 и равенство 6.

Каждое свойство имеет атрибуты. Потому что, как писал Гегель, отдельное понятие есть понятие , атрибуты которого могут быть определены. И далее он дает следующее определение признака: "признак есть не что иное, как определенность или простое содержание понятия, так как это содержание отличается от формы всеобщности. Но вот знак... не обязательно имеет это более точное значение, это обычно только определение, которым отмечает определенное третье лицо... для себя тот или иной предмет или понятие; следовательно , очень случайное обстоятельство может поэтому С. И. Ожегов характеризует знак как показатель, знак, знак, по которому можно что-то узнать, определить.

В том же смысле , что и понятие "признак", конституционалисты используют понятия "признак" и"особенность". Это утверждение согласуется с интерпретацией С. И." черты характера". Ожегов, определивший его как "отличительный признак".9 следовательно, свойства основных прав человека, как и другие явления, раскрываются через их признаки (Признаки, признаки).

Например, автор считает, что содержание такого свойства, как прямое действие основных прав, может быть раскрыто через следующие признаки: законность поведения человека, если он руководствуется правами и свободами, закрепленными в Конституции Российской Федерации. Федерации; отсутствие необходимости получения разрешения на использование лицом основных конституционных прав и свобод; преемственность основных прав и свобод человека, невозможность их использования до конца при едином предварительном создании в жизни; необязательность возможность защищать основные права и свободы граждан всеми способами, не запрещенными законом, в случае их нарушения, действуя в соответствии с законодательством Российской Федерации. Конституция Российской Федерации или ссылка на нее.

Поэтому, являясь составной частью свойства основного права, признак выступает как наиболее конкретное проявление части его содержания.

Все вышесказанное показывает, что изучение свойств основных прав человека перестает быть делом случая и превращается в целенаправленную деятельность, поскольку приобретает большое научное и практическое значение.

Важность изучения свойств основных прав человека можно резюмировать следующим образом. Изучение свойств основных прав человека имеет важное значение, поскольку они выступают в качестве своеобразного потенциального существа. Знание объективных свойств основных прав человека является основой для использования знаний о правах, накопленных в правоприменительной практике на протяжении веков; оно освобождает юриста, да и просто человека, от необходимости каждый раз заново открывать давно известные вещи. Невозможно реализовать свойства основных прав иначе, чем посредством знание этих свойств и заложенных в них возможностей . Только такая правоприменительная деятельность по реализации основных прав человека может привести к успеху, учитывающему свойства этих прав как объективных условий и законов.

Конституция Российской Федерации разграничивает основные права и свободы на права и свободы человека и гражданина. Права гражданина охватывают ту сферу отношений индивида с государством, в которой он рассчитывает не только на защиту своих прав от незаконного вмешательства, но и на активное содействие государства в их осуществлении. Статус гражданина вытекает из его особой правовой связи с государством - институтом гражданства (статья 6 Конституции Российской Федерации). Когда это произойдет что касается прав человека, то используются следующие фразы: "каждый имеет право", "каждому гарантируется" и т. д. , что подчеркивает признание прав и свобод за любым лицом , находящимся на территории Российской Федерации. Русский Федерации, независимо от того, является ли он гражданином Российской Федерации. Федерации, иностранца или лица без гражданства.

Конституционные права и свободы являются основным элементом Конституционного правоотношения, в котором участвуют государство и гражданин. Для гражданина смысл такого правоотношения заключается в получении защиты своих прав, а для государства -в обязанности обеспечить эту защиту.

Основные права и свободы не только признаются государством, но и охраняются им, поскольку значение конституционно закрепленных прав выражается в том, что именно их реализация обеспечивает независимость государства как демократическую, так и правовую. Независимо от того , в каком государстве находится человек, он является свободным существом, находящимся под защитой мирового сообщества, своего собственного государства, гражданином которого он является , а также государства, в котором он находится. Это состояние свободы не даруется государством (так было и в прошлом). предыдущая Конституция), но принадлежит государству. ему от рождения (ст. 2 Конституции РФ).

Часть 1 статьи 1 Конституции Российской Федерации провозглашается российская редакция Российская Федерация является демократическим правовым государством с республиканской формой правления. Смысл правового государства раскрывается через статью 2 Конституции: "человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства." Поэтому основные права и свободы не только признаются государством, но и охраняются им как необходимое условие его существования.

Конституционные права и свободы характеризуются признаками, лежащими в основе иных прав, закрепленных иными отраслями права. Все права и свободы граждан в любой сфере жизни вытекают из основных прав и свобод, закрепленных непосредственно в Конституции. Различие между конституционными правами и свободами заключается в их неотделимости от личности. Лицо (гражданин) не вправе отказать или передать такие права другому лицу.

Конституционные права и свободы составляют основу правового статуса личности и лежат в основе всех других прав, закрепленных в других отраслях права. Конституция лишь устанавливает принципы, на которых должно основываться действующее законодательство.

Только конституционные права и свободы не персонифицированы, поскольку они не адресованы конкретному человеку, а распространяются на всех. отраслевое законодательство применяется в основном к физическим лицам, определенным этой отраслью ( собственники, покупатели, истцы и ответчики и т. д.).

Характерной чертой конституционных прав и свобод является также то, что они равны и одинаковы для всех без исключения. Таким образом возникновение основных прав и свобод граждан связано с принадлежностью к гражданству Российской Федерации Российской Федерации Федерации, в связи с чем они не приобретаются и не отчуждаются по воле гражданина и могут быть утрачены только вместе с утратой гражданства.

В заключение сравнения можно добавить, что конституционные права и свободы закреплены в правовом акте государства, который имеет высшую юридическую силу.

Таким образом, конституционные права и свободы человека и гражданина являются важнейшими и неотчуждаемыми правами и свободами, которые принадлежат ему от рождения (в соответствующих случаях в силу его гражданства), охраняются государством, составляют ядро правового статуса личности и получают высшую юридическую силу.

Перечисление в Конституции Российской Федерации Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Ранее было объявлено о неограниченном обладании всеми полными социально-экономическими, политическими и личными правами и свободами в Российской Федерации. Конституция Российской Федерации Российская Федерация Федерацией предусмотрена возможность ограничения прав и свобод человека , которые могут быть применены в целях защиты прав и свобод граждан. конституционный строй, нравственность, здоровье, законные права и интересы других граждан (Статья 17, Часть 3 Конституции Российской Федерации Федерация).

Основные основные права и вытекающие из них другие права и свободы обеспечивают различные сферы человеческой жизни: личную, политическую, социальную, экономическую, культурную. В соответствии с этим конституционные права и свободы традиционно подразделяются на три группы: 1) личные, 2) политические и 3) социальные, культурные и экономические.

Все права и свободы неотделимы, они отличаются друг от друга и взаимосвязаны, поэтому такое разделение является чисто условным.

Личные права и свободы непосредственно связаны с личностью, не связаны с гражданством и не вытекают из него. Личные права и свободы неотчуждаемы и принадлежат человеку от рождения (ст. 17, Часть 2). Такие права и свободы, которые необходимы для обеспечения защиты жизни, свободы, достоинства и других естественных прав , связанных с его индивидуальной, частной жизнью.

К личным правам относятся: право на жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность, право на неприкосновенность частной жизни, жилища, свободу передвижения и выбора места жительства, свободу совести, свободу мысли и слова, судебную защиту своих прав, правовую защиту, процессуальные гарантии в случае судебного преследования и др.

Конечно, самая высокая ценность для любого человека-это жизнь. Именно поэтому право на жизнь является самым важным из всех прав человека, и именно это право в первую очередь защищается государством.

Однако на практике провозглашение права на жизнь не означает, что оно эффективно защищается. Современное российское законодательство отнюдь не идеально с точки зрения обеспечения реального непосредственного действия конституционной нормы о праве на жизнь. Есть грубые нарушения этого важнейшего из прав, и этот тезис призван указать на эти нарушения, выявить противоречия в отечественном законодательстве.

Статья 20 Конституции Российской Федерации гласит: "Каждый человек имеет право на жизнь. До его отмены смертная казнь может быть установлена Федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни с предоставлением обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей."

Среди основных прав человека, которые, согласно статье 17 Конституции, являются неотчуждаемыми и принадлежат каждому от рождения, наиболее важным является право на жизнь. Это также вытекает из содержания статьи 2 Конституции, которая признала человека, его права и свободы высшей ценностью нашего общества.

В универсальном Декларация прав человека это право закреплено в статье 3, которая провозглашает право каждого человека на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. В Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года дается более подробное определение: "право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни" (часть 1 статьи 6).

Провозглашение права на жизнь в нашей Конституции требует от государства и правоохранительных органов решительной борьбы с террористическими актами. действия и другие преступные посягательства, которые приводят к гибели тысяч людей.

Серьезной гарантией права на жизнь является обеспечение безопасности и предотвращение несчастных случаев на производстве, в результате которых ежегодно в России погибает более 8 тысяч человек. То же самое относится и к предотвращению дорожно -транспортных происшествий, которые ежегодно уносят десятки тысяч жизней. В конечном счете меры, направленные на развитие здравоохранения, в частности на борьбу с детской смертностью, также служат гарантиями провозглашенного в Конституции права на жизнь.

1.2. смертная казнь в Российской Федерации Российская Федерация

Мало кто в современном мире сохранил такие предрассудки , устойчивые ко времени и здравому смыслу, как представление многих людей о смертной казни. Она рассматривается как социально оправданное, приемлемое и даже необходимое и эффективное средство борьбы с преступностью.

Обычные мысли, естественные чувства толкают людей, узнавших об очередном страшном преступлении, к выводу – " надо убить этих злодеев." Но это не более чем эмоциональная реакция, основанная на вполне понятном чувстве возмездия. Когда приводятся такие аргументы – "все общество против отмены смертной казни", и" голос народа есть голос Бога " (vox populi, vox dei), то с этим просто невозможно согласиться, потому что голос народа тоже распял Христа.

Вопрос о смертной казни должен обсуждаться и решаться на основе всестороннего анализа и взвешенных оценок, свободных от устоявшихся мифов и иллюзий.

Прежде всего, мы должны развенчать распространенное заблуждение о том, что смертная казнь может сдерживать преступность. Наука и трезвые исторические оценки говорят об обратном.

Ни одно серьезное Криминологическое исследование не подтверждает, что смертная казнь (или введение более суровых наказаний) приводит к снижению преступности, и, конечно, не может подтвердить то, чего нет. Усиление карательных мер и рост преступности обычно идут рука об руку. Известно, что в странах, где существуют строгие наказания, уровень преступности высок, и , наоборот, часто там, где уровень преступности возрастает, появляются более суровые наказания и расширяются масштабы их применения. Если мы предположим, что здесь есть зависимость, тогда нам нужно решить: что от чего зависит - рост преступности приводит к более суровым наказаниям, увеличению их применения или , наоборот, чем больше людей наказывается, и чем больше они проходят через "тюремные университеты", тем больше криминогенный потенциал общества.

Отношение к наказанию и его целям изменилось после принятия новых законов в России. 1996. Уголовный кодекс 1 и Уголовно - исполнительный кодекс 2 Российской Федерации Федерация. Теперь наказание предусмотрено по уголовному кодексу РФ Федерация - это мера государственного принуждения, налагаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в лишении или ограничении прав и свобод этого лица (Часть 1 статьи 43).

Возникает вопрос : о каких правах говорит законодатель? О лишении права на жизнь или о реформировании и возвращении в общество? Если проанализировать статью 44 Уголовного кодекса Российской Федерации Федерации 1996 года, устанавливающей систему наказаний, мы найдем подтверждение этому: среди других наказаний есть смертная казнь и пожизненное лишение свободы, которые никак не соответствуют провозглашенным целям, а именно исправлению осужденных.

Может ли смертная казнь или пожизненное заключение "исправить" осужденного? Если нет, то зачем включать их в систему наказаний? А как же принцип гуманизма, закрепленный в статье 7 Уголовного кодекса Российской Федерации, которая гласит: "наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут быть направлены на причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства"?

Чтобы хоть как-то оправдать свои действия, законодатель допускает возможность замены смертной казни в порядке помилования пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок до двадцати пяти лет. Но даже эти замены полностью отвергают цель исправления осужденных. Если человек приговорен к пожизненному заключению, то вопрос о его исправлении становится бессмысленным. Ибо "чем и кем" будет исправлен осужденный, если он будет лишен возможности вернуться в общество? Тем не менее законодатель "верит" в исправление этой категории осужденных и допускает возможность их возвращения в общество. Но эта возможность иллюзорна, как вы легко можете убедиться. "Возвращение" основано на праве условно-досрочного освобождения осужденного от дальнейшего отбывания наказания, если суд установит, что он не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыл не менее 25 лет лишения свободы (ч. 5 ст. 79 УК РФ). Уголовно-исполнительное законодательство немедленно вводит дополнительные условия для реализации этой возможности. 1

Первое: условно -досрочное освобождение применяется только при отсутствии у осужденного умышленных нарушений установленного порядка отбывания наказания за предыдущие три года (ч. 1 ст. 176 УИК РФ).

Второе: в случае отказа в условно-досрочном освобождении осужденного повторное представление может быть подано не ранее чем через три года со дня принятия такого решения (т. е. через 28 лет) (ч. 3 ст. 176 УИК РФ).

В-третьих, осужденные, совершившие новое тяжкое или особо тяжкое преступление при отбывании наказания, не имеют права на условно-досрочное освобождение (ч. 2 ст. 176 УК РФ).

То, что законодатель не верит в исправление преступников , подтверждается и сроками лишения свободы. Так, максимальный срок лишения свободы установлен в размере 20 лет (ч. 2 ст. 56 УК РФ). А в случае частичного или полного сложения сроков лишения свободы при назначении наказаний по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы не может превышать 25 лет , а по совокупности приговоров-более тридцати (ч. 4 ст. 56 УК РФ). Федерация).

В то же время практика показывает, что при отбывании длительных сроков лишения свободы осужденные не столько исправляются, сколько деградируют.

Следует также отметить, что деградируют не только осужденные, но и те, кто призван их исправлять. Проблема профессиональной деформации работников пенитенциарной системы как никогда актуальна и также срочно нуждается в решении.

Так, смертная казнь, пожизненное заключение, длительные сроки лишения свободы свидетельствуют о том, что законодатель не только не верит в исправление преступников, но и не отказывается от политики запугивания и использует наказание как наказание, месть, возмездие. Надо сказать, что причины для такого подхода есть . Таким образом, при организации исполнения уголовных наказаний практика различных государств неизбежно и постепенно приходила к выводу , что лица , осужденные к лишению свободы, должны быть разделены на две основные категории:

- впервые осужденный к данному виду наказания или "случайный" рецидивисты, т. е. предположительно исправимые преступники, которые после правильно организованного отбывания наказания больше не будут совершать преступлений;

- неоднократные рецидивисты и другие закоренелые преступники, так называемые "трудноизлечимые", которые по разным причинам объективного и субъективного характера упорно не хотят вставать на путь исправления.

В отношении первой категории на первое место выдвигается цель их исправления в период отбывания наказания . Что касается второй категории , то цель исправления остается, но она отступает на второй план перед целями справедливого возмездия за содеянное и специального предупреждения новых преступлений при отбывании тюремного заключения.

Законодатель должен четко определить, что он видит в наказании и какие цели преследует при его применении. Если признать, что существует категория "неисправимых" преступников, то смертная казнь, пожизненное заключение и длительные сроки лишения свободы вполне естественны и логичны (хотя морально, наоборот, на мой взгляд, и не оправданы). Тогда наказание будет наказанием, возмездием за содеянное, а целями наказания будут: защита общества от преступных посягательств , вплоть до применения пожизненного лишение свободы или смертная казнь виновным; создание условий , способствующих самосознанию осужденных. в необходимости законопослушного поведения.

Если допустить, что "неисправимых" преступников нет, а есть "трудновоспитуемые", то из системы уголовных наказаний следует исключить пожизненное заключение и смертную казнь . И тогда наказание является вынужденным ограничением прав и свобод, применяемым государством к осужденному, объем и характер которого зависит от совершенного общественно опасного деяния и применения мер воздействия, позволяющих настроить его правосознание на сторону законопослушного поведения. А целями наказания будут являться исправление осужденных и предупреждение совершения ими преступления. преступление. как осужденные, так и другие лица. Важнейшей задачей, стоящей перед исправительными учреждениями, является создание условий и организация воспитательного процесса, способствующих исправлению осужденных. При таком подходе дилеммы "исправлять или исполнять" не будет, а уголовное и уголовно-исполнительное законодательство будет наилучшим образом соответствовать принципам гуманизма и демократии.

Часть 2 статьи В статье 20 Конституции закреплены важнейшие положения , касающиеся наиболее сурового наказания за уголовные преступления – смертной казни. В предыдущих конституциях нашей страны, в том числе и в конституции 1978 года, не было нормы, подобной ч. 2 статьи 20, которая определила бы круг преступлений, за которые может быть назначена смертная казнь, и особые условия, при которых может быть вынесен смертный приговор.

Следует подчеркнуть, что положения части 2 статьи 20 соответствуют нормам международного права, регулирующим смертную казнь. Движение в пользу отмены смертной казни, активизировавшееся в западных странах после Второй мировой войны, постепенно привело к включению соответствующих положений в ряд важных международно-правовых документов. В то же время в документах, утвержденных до сих пор ООН , подчеркивается , прежде всего, необходимость ограничения круга преступных деяний, караемых смертной казнью. Например, Международный пакт о гражданских и политических правах. политические права гласят: "в странах, которые этого не делают, смертная казнь отменена, и смертные приговоры могут выноситься только за самые тяжкие преступления" (часть 2 статьи 6). эти акты также подчеркивают необходимость тщательного соблюдения процессуальных гарантий законности в отношении лиц, приговоренных к смертной казни.

Положения части 2 статьи 20 Конституции 1993 года, касающиеся смертной казни, получили дальнейшее развитие в следующих областях: Уголовный кодекс Российской Федерации Российская Федерация, принятый государством Дума от 24 мая 1996 г. и вступила в силу с 1 января 1997 г.

Прежде всего, как того требует Конституция, резко сократился круг деяний , караемых смертной казнью. Согласно статье 59 общей части нового Уголовного кодекса, смертная казнь считается исключительной, наказание может быть назначено только за " особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь"." В Особенной части нового Уголовного кодекса Российской Федерации к таким преступлениям относятся умышленное убийство (статья 105), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (статья 277), а также посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное следствие. (статья 295) и сотрудник правоохранительных органов (статья 317). К числу преступлений, караемых смертной казнью, в новом законе Уголовный кодекс Российской Федерации относит также геноцид, то есть действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы путем убийства членов этой группы или иным способом (статья 357).

Смертная казнь не может быть назначена за любые другие преступления, предусмотренные новым Уголовным кодексом, даже такие серьезные, как государственная измена или шпионаж . Однако лицо, виновное в терроризме, захвате заложников, бандитизме или ином опасном преступлении , может быть приговорено к смертной казни, если его действия сопровождались умышленным убийством потерпевших.

Санкции по всем вышеперечисленным статьям Особенной части нового Уголовного кодекса, предусматривающие возможность принятия смертного приговора, допускают альтернативный выбор судом наказания либо смертной казни, либо пожизненного лишения свободы или лишения свободы на срок от 8 или 12 до 20 лет.

Положение статьи 59 нового Уголовного кодекса также существенно ограничивает возможность вынесения смертного приговора Российской Федерации, согласно которому смертная казнь не назначается женщинам. Он также не может быть наложен на мужчин, достигших возраста вынесения приговора судом 65 лет от роду. Следует отметить, что такие ограничения существуют в уголовных кодексах лишь очень небольшого числа зарубежных стран. 59 нового Уголовного кодекса Российской Федерации запрещает назначать наказание лицам, совершившим преступление в возрасте до 18 лет многолетняя, широко распространенная в законодательной сфере практика государств, сохраняющих смертную казнь как вид наказания. Примечательным исключением является нынешняя позиция Верховного суда США, которая позволяет применять смертную казнь к 17-летним подросткам. Лицо, приговоренное к смертной казни, имеет право обратиться за помилованием к президенту России.

Включение в часть 2 статьи 20 Конституции требования о предоставлении обвиняемому , которому грозит смертная казнь, права на рассмотрение его дела судом присяжных вполне согласуется с международными договорами .

Более подробно процессуальные требования, выполнение которых должно гарантировать права подсудимого, если ему грозит смертный приговор, должны быть изложены в УПК РФ. В данном случае такие гарантии особенно важны , поскольку при вынесении смертного приговора необходимо максимально исключить риск судебной ошибки .

Часть 2 статьи Статья 20 гласит, что смертная казнь может применяться "до тех пор, пока она не будет отменена". Отсюда следует, что у нашего общества и государства есть долгосрочная цель-отмена смертной казни, к чему призывают международно-правовые документы, но когда принималась Конституция, предполагалось, что такая отмена возможна только в будущем, когда будут созданы необходимые предпосылки, в частности, когда с этим согласится значительное большинство граждан.

Начавшийся в январе 1996 года процесс присоединения России к Совету Европы создал новую правовую ситуацию в отношении смертной казни . Дело в том , что 28 апреля 1983 года страны, входившие в Совет Европы, подписали дополнительный протокол № 1. 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающейся отмены смертной казни. Статья 1 этого протокола гласит: "смертная казнь отменяется. Никто не может быть приговорен к этому наказанию или казнен." Статья 2 протокола уполномочивает государства - участники применять смертную казнь за преступления, совершенные во время войны или в условиях , когда она угрожает приближением. Однако на момент составления этого документа не все государства-члены совета подписали европейский протокол, а представители лишь 13 из 21 государства-члена Совета (некоторые из них не подписали и не ратифицировали его по сей день.) Однако для новых членов Совета Европы, в том числе и для России, условием такого вступления является законодательная отмена смертной казни в рамках следующие три года, а до этого – введение моратория на исполнение смертных приговоров. Принятый 16 мая 1996 года Указ Президента Российской Федерации Федерации "о поэтапном прекращении применения смертной казни в связи со вступлением России в Совет Европы"1. Наконец, судьбоносное решение принял Конституционный суд. Суд Российской Федерации от 02.02.1999 N 3-пп. 2

В нем, в частности, Конституционный Суд РФ отметил следующее: "В соответствии со статьей 20 (Часть 2) Конституции Российской Федерации В Российской Федерации до ее отмены смертная казнь может быть установлена Федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни , при этом обвиняемому предоставляется право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

Из этой конституционной нормы в ее взаимосвязи со статьями 18 и 46 из части 1 Конституции Российской Федерации следует, что в этих случаях право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей является особым уголовным судопроизводством. - процессуальная гарантия судебной защиты права каждого на жизнь (как основополагающего, неотчуждаемого и принадлежащего каждому от рождения), непосредственно установленная самой Конституцией Российской Федерации; применимы и, как таковые, должны определять смысл, содержание и применение соответствующих положений Уголовного кодекса. Уголовно-процессуального законодательства, а также деятельность законодательной власти по принятию, изменению и дополнению этого законодательства и обеспечению правосудия.

По данным статья 19 Конституции Российской Федерации равенства Федерации перед законом и судом (часть 1); государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, язык национальности, происхождения, имущественного и должностного положения, отношения, жительства к религии, убеждений, принадлежности общественным объединений и иных обстоятельств (часть 2). Следовательно, право на рассмотрение дела судом по следующим критериям: с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных в статье 20 (Часть 2) Конституции Российской Федерации русский язык Федерации, должны быть обеспечены на равных основаниях и в равной мере всем обвиняемым , независимо от места совершения преступления, территориальной и иной подсудности таких дел, установленных законом. Федеральным законом и другими аналогичными обстоятельствами."

Согласно абзацу первому пункта 6 раздела второго " Заключительные и переходные положения» Конституции Российской Федерации до вступления в силу Федерального закона , устанавливающего порядок рассмотрения дел судом при соблюдении следующих условий: при участии присяжных заседателей сохраняется прежний порядок судебного рассмотрения соответствующих дел .

Из этого конституционного положения и статьи 20 (Часть 2) Конституции следует, что Российской Федерации , из чего следует, что в течение определенного переходного периода, конкретные сроки которого указаны в Конституции Российской Федерации, если российская Федерации не уточняется, законодатель должен был внести изменения в действующее законодательство таким образом , чтобы в любом случае право на рассмотрение их дел судом с участием присяжных заседателей предоставлялось обвиняемым в особо тяжких преступлениях против жизни, для которых федеральным законом установлена смертная казнь как исключительная мера наказания , была обеспечена на всей территории Российской Федерации Российская Федерация; в течение этого переходного периода на территориях, где суды присяжных не были установлены, такие дела могли рассматриваться в том же порядке, что и раньше.

После принятия Конституции Российской Федерации прошло более пяти лет , то есть срок, достаточный для выполнения законодателем требования абзаца первого пункта 6 части второй ее раздела "Заключительные и переходные положения" о принятии Федерального закона, обеспечивающего реализацию положения, предусмотренного частью 2 статьи 20 Конституции Российской Федерации. Российская Федерация Российская Федерация предусматривает право лица, обвиняемого в совершении преступления, за которое назначена смертная казнь, на пусть его дело рассмотрит суд с участием присяжных.

По смыслу статьи 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации Российской Федерации и соответствующих положений статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, а также статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 1950 года, каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок при предъявлении ему уголовного обвинения. компетентный, независимый и беспристрастный суд, созданный на основе закона. Статья 47 (часть вторая) 1) Конституция Российской Федерации гарантирует, что никто не может быть лишен права быть рассмотренным , его дела рассматриваются судом и судьей, подсудность которых ему установлена законом. Это означает, в частности, что дела должны рассматриваться в установленном законом составе суда.

Итак, казалось бы , справедливость восторжествовала:) Конституционный суд заполнил пробел в деятельности законодательной власти, которая упорно игнорирует окончательное решение о судьбе смертной казни в России. Однако возможности Конституционного суда у судов не безграничны и его решения носят промежуточный характер. Последнее слово должно быть за законодателем .

И законодатель уже высказал свое негативное отношение к отмене смертной казни. В частности, в своем послании президенту Российской Федерации от 15.02.20021 года Государственная Дума высказала свою позицию. В частности, он заявил:: "Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации Совет Федерации крайне обеспокоен социальной напряженностью в обществе, связанной с предстоящей отменой смертной казни в России. Угрожающий преступность, безнаказанность и вседозволенность криминальных элементов, неэффективность судебной и правоохранительной систем лишают граждан Российской Федерации уверенности в том, что государство может их защитить.

Ежегодно в Российской Федерации сегодня от насильственной смерти умирают десятки тысяч человек . Ужасные убийства стали обычным явлением в нашей жизни. Законопослушные граждане испытывают страх и отчаяние, потому что преступники , которые легко лишают жизни наших сограждан, убивают невинных детей, могут избежать наказания, соответствующего тяжести их преступлений, и через короткое время их отпускают, продолжая угрожать жизни людей.

В соответствии с пунктом 5 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации суды Российская Федерация № 3-П от 2 февраля 1999 года как единственное препятствие к применению смертной казни в Российской Федерации Федерацией Российской Федерации является отсутствие соответствующего Федерального закона, предусматривающего всю территорию Российской Федерации. Российской Федерации , каждому Лицу, обвиняемому в совершении преступления, за которое Федеральным законом установлена смертная казнь в качестве исключительной меры наказания , имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

Многочисленные обращения граждан с требованиями возобновить применение смертной казни в Российской Федерации федерациями не позволяют в дальнейшем откладывать решение этого вопроса. Недопустимо игнорировать волю народа, который не принимает отмену смертной казни, ради внешнеполитических интересов .

В связи с вышеизложенным Государственная дума считает преждевременной ратификацию протокола № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (об отмене смертной казни) от 28 апреля 1983 года."

Мнение автора диссертации заключается в следующем. В нашей стране действительно сложная криминогенная обстановка. Суровое наказание должно быть включено в Уголовный кодекс Российской Федерации. Но не смертной казни, а пожизненного заключения за особо тяжкие преступления вполне достаточно. Позиция Государственной Думы, на мой взгляд, является чистым популизмом. Отмена смертной казни в нашей стране-это не "одолжение внешнеполитическим интересам", а способ признания человеческой жизни высшей ценностью, являющейся показателем цивилизованности общества.

Глава 2. характеристика Конституционным судом права на жизни

2.1. Определение начала и конца осуществления права на жизнь

В 1972 году американский биолог У. Поттер ввел в научный оборот понятие "биоэтика". Он понимал ее как новую научную дисциплину, объединяющую биологические знания и человеческие ценности. Первоначально биоэтические вопросы были связаны с проблемами искусственного прерывания беременности, эвтаназии, сексуальных отношений, медицинской помощи и трансплантации органов. В дальнейшем их число было расширено. Традиционно биоэтика права рассматривается в трех аспектах:

- соотношение между биологической сущностью и правосубъектностью человека;

- взаимодействие соматических компонентов при решении правовых вопросов;

- фактор риска , вызванный неопределенностью и риском многих неконтролируемых научных исследований.

Примеры биоэтики права включают запрет клонирования в ряде стран (который является правовой нормой, основанной на моральных убеждениях, связанных с неопределенностью биологических исследований в этой области).

Одной из наиболее авторитетных российских работ в области биоэтики права является книга доктора юридических наук, судьи Европейского суда по правам человека А. И. Ковлер "антропология права". Освещение поднятых автором вопросов ( правоспособность женщин, индивидуальные соматические права, эмбриональные права, трансплантология, эвтаназия) позволяет отнести их к области биоэтики.

В связи с развитием и закреплением "соматических" прав человека возник ряд вопросов, связанных с соотношением этих прав и права на жизнь.

В частности, особый интерес представляют вопросы определения начала и конца реализации права человека на жизнь.

Давайте сначала рассмотрим одну из самых спорных тем биоэтики – искусственное прерывание беременности и право на жизнь до рождения ребенка.

Правовая легализация абортов в России основывается на части 2 статьи 17 Конституции Российской Федерации, согласно которой"основные права и свободы человека принадлежат каждому от рождения." В силу приведенной статьи право на жизнь как основное естественное право возникает у человека не с момента зачатия, а с момента рождения, которая в полной мере соответствует в духе современных правовых систем, основанных на концепции "естественного закон".1 вместе (как ни парадоксально !) закрепленных в части 2 статья 17 Конституции это положение не полностью соответствует ряду норм международного права.

Прежде всего, следует обратить внимание на преамбулу Конвенции о правах ребенка (принятой резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 года), в соответствии с которой участвующие в ней государства-участники Государства Конвенции, в том числе и Россия, учитывают, что " ребенок в силу своей физической и психической незрелости нуждается в соответствующей правовой защите, как до, так и после рождения." Кроме того, Статья 1 Конвенции гласит, что "каждый человек признается ребенком до достижения им 18-летнего возраста" 19. лет", начальный момент, с которого человек должен быть признан ребенком, не установлен. Для целей настоящей статьи ребенок-это не только человек, который родился, но и тот, кто еще находится в утробе матери, не пришел в мир. Подтверждение этому аргументу можно найти в отечественном законодательстве ст. 1116 Гражданского кодекса Российской Федерации. Граждане Федерации, зачатые при жизни наследодателя и родившиеся после его смерти, имеют право наследования. Таким образом, действующее законодательство Российской Федерации также защищает интересы человеческий эмбрион, называя его "гражданином", "ребенком", а не "частью" материнского организма, лишен самостоятельного существования. Однако если в соответствии с данными международными и отечественными стандартами человек в утробе матери признается ребенком, то к нему применяются все нормы, касающиеся прав и интересов детей, включая статью 6. Конвенция о правах ребенка, в силу которой каждый ребенок имеет право на жизнь. Какие выводы из этого можно сделать ? На этот вопрос легче всего ответить в действующем законодательстве Германия. Согласно ст. 219 Уголовного кодекса Германии 1871 (а 17 августа 1999) " женщина должна быть в курсе, что нерожденный человек имеет свои собственные права на жизнь, на каждом этапе беременности и именно поэтому прерывание беременности правовых в обществе, внимание, только в исключительные ситуации...". Как видим, германский уголовный закон далеко не считать еще не родившегося человека как независимыми правами "часть организма матери", напротив, законодатель приравнивает аборт-это убийство человека.1

Поскольку на сегодняшний день в законодательстве нет единых критериев определения правового статуса человеческого эмбриона , в законодательстве существуют споры по этому вопросу. Камнем преткновения является вопрос о моменте возникновения у человека гражданской правоспособности : с какого момента человек становится субъектом права ( физическим лицом) - с момента рождения или с момента зачатия?

Дело в том, что еще в древнеримском праве существовали нормы, которые в определенной мере указывали на то, что человек обладает гражданской правоспособностью еще до рождения. Речь идет о положении, предусмотренном законом XII таблиц, согласно которому ребенок, родившийся после смерти отца наследодателя, считался наследником и, следовательно, мог быть упомянут в завещании. Впоследствии аналогичное положение было закреплено в более поздних правовых источниках-институтах Гая и дайджесте Юстиниана. Кроме того, согласно закону Юлии Веллеи для того, чтобы защищать наследственные права человеческого эмбриона. по просьбе беременной матери назначался попечитель , уполномоченный распоряжаться имуществом, которое плод должен был унаследовать в случае рождения.1 Не случайно на рубеже II-III вв. Римский адвокат Тертуллиан писал: "Тот, кто станет человеком, уже человек"2.

Вышеуказанные нормы латинских правовых источников были сформированы странами Европейского союза. Романо-германская правовая система. Так, согласно пункту 2 статьи 1923 Гражданского кодекса Германии, "лицо, которое не родилось в момент открытия наследства, но уже было зачато, считается родившимся до открытия наследства." В пункте 1777 (2) ГСУ говорится, что "отец может назначить опекуна для ребенка, родившегося после его смерти, если он был бы уполномочен сделать это, если бы ребенок родился до его смерти"3. В статье 725 французского гражданского кодекса содержится положение , согласно которому наследниками могут быть только лица, "существующие на момент открытия наследства". В то же время понятие "существование" является, по смыслу федерального налогового кодекса, более широким, чем понятие "быть живым", и позволяет наделить наследственной правоспособностью зачатых, но еще не родившихся детей.4 В дореволюционную эпоху в России, согласно пункту 2 статьи 119 гражданского законодательства, также принимались меры по защите интересов младенцев в утробе матери.

По мнению большинства юристов, вышеприведенные нормы не наделяют человеческий эмбрион субъективными правами: человек становится субъектом права только в том случае, если он рождается, причем рождается живым. В то же время некоторые юристы считают, что зачатый ребенок (nasciturus) наделен условной гражданской правоспособностью, в то время как другие склонны полагать, что закон просто защищает будущие права nasciturus, не признавая его дееспособным лицом. 5

Что касается первой точки зрения, то она имеет достаточно глубокие исторические корни. Действительно, даже в источниках римского права встречаются нормы , приравнивающие зачатого ребенка к уже родившемуся субъекту права при наличии двух условий. Во-первых, зачатое дитя должно родиться живым. Во-вторых, признание гражданской дееспособности зачатым ребенком должно соответствовать его интересам.1 Положения латинских правовых источников оказали существенное влияние на формирование теории "условной правоспособности" плода человека в процессе его становления. наука гражданского права .2 эта теория находит свое подтверждение в законодательстве ряда зарубежных стран. Так, согласно венгерскому Гражданскому кодексу 1977 года человек, если он родился живым, является законным с момента зачатия. В чехословацком Гражданском кодексе 1964 года говорится, что зачатый ребенок также имеет правоспособность, если он родился живым. Согласно Гражданскому кодексу Испании 1889 года гражданская правоспособность физического лица возникает с момента рождения, а зачатый ребенок считается родившимся, если он родился, имеет человеческое тело и прожил 24 часа с момента рождения. момент отделения органа от материнской компании.3

Сторонники концепции "защиты прав" nasciturus исходят из положения, согласно которому правоспособность гражданина возникает с момента рождения, а не с момента зачатия. Устанавливая право наследования наследодателя, гражданское законодательство не отступает от вышеуказанного правила: наследодатель не наделяется гражданской правоспособностью и не становится субъектом права. В этом случае закон гарантирует только защиту будущих прав человека – тех прав, которые возникнут в будущем. будущее, в случае рождения живым. Таким образом, признавая nasciturus наследником, законодатель имеет в виду, что он имел бы право наследовать, если бы родился живым. В этом случае полученное право будет иметь обратную силу.1 характерные для некоторых стран России нормы гражданского законодательства, регулирующие правовой статус нацитуров, обязательны и, таким образом, исключают возможность решения вопроса о защите нацитуров в соответствии с такими охраняемыми интересами последних. В то же время в зарубежном законодательстве существует иной подход к проблеме защиты прав о человеческом эмбрионе. Так, в Нидерландах ребенок , который еще не родился, считается уже родившимся, если эта презумпция отвечает наилучшим интересам ребенка.2

В последнее время среди микрогенетиков все большее распространение получает положение , связывающее начало человеческой жизни с моментом зачатия человеческого плода в утробе матери . Такого мнения придерживается, в частности, заведующий кафедрой эмбриологии МГУ им. М. В. Ломоносова Биофакторный факультет , профессор, доктор биологических наук В. А. Голиченков и профессор кафедры эмбриологии Д. В. Попов.3 более категоричной является позиция ряда зарубежных экспертов, согласно которой аборт-это не просто безвредное средство. "прерывание беременности", но "преднамеренное убийство".4

Точка зрения врачей против абортов вполне согласуется с текстом присяги Гиппократа (V-IV вв. до н. э.), в котором содержится следующее обязательство врача: "я никогда не дам женщине абортирующего средства." Как вы знаете, в настоящее время будущие врачи также принимают присягу по окончании своих профессиональных учебных заведений . В России его текст сформулирован в статье 60 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. Однако содержание присяги российского врача не включает в себя обязательств в отношении нерожденной жизни. Таких не бывает обязанности в Этическом кодексе российского врача (принят Правительством Российской Федерации). в ноябре 1994 года на 4-й Конференции Ассоциации врачей России).

Попробуем сравнить отечественные этические нормы с международными. С этой целью мы ссылаемся , в частности, на декларацию БМА " о медицинских абортах "(принята 2-й Генеральной Ассамблеей БМА в сентябре 1948 года, обновлена 35-й Ассамблеей декларация провозглашает в качестве основополагающего морального принципа врача "уважение к человеческой жизни с момента зачатия". Этот этический принцип, к сожалению, игнорируется этическими актами российского медицинского права. Присяга врача , предусмотренная статьей 60 основ, а также Кодекс этики российского врача даже не декларируются уважение к человеческой жизни с момента зачатия.

Выводы современной медицины, заключающиеся в признании аборта убийством человека, соответствуют позиции христианских конфессий. Большую роль в формировании канонического суждения Христианской Церкви об абортах сыграли церкви, сыгравшие определенную роль в постановлении Константинопольского собора 692 года, согласно которому "не имеет значения, убивает ли кто-нибудь взрослого человека или существо в самом начале его воспитания"1. Это положение подтверждается в учении святых отцов Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Василий Великий и другие. Так, святой Иоанн Златоуст определял плодоношение как нечто " худшее, чем убийство." В творениях Василия Блаженного это также "Тот, кто намеренно уничтожает плод, зачатый в утробе матери, подлежит осуждению за убийство." Для современных Российское общество , точка зрения Русской Православной Церкви достаточно значима. Православные церкви, так как в силу преамбулы Федеральный орган государственной власти закон "О свободе совести и религиозных объединениях"2 Федеральное агентство по делам собраний, в то время как уважая христианство, признает " особую роль православия в истории России, в формировании ее духовности и культуры." Согласно XII.2 и XII.3 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви Церкви " Церковь рассматривает умышленное прерывание беременности (аборт) с древнейших времен.) как тяжкий грех"3.

Российская правовая система до революции была отнесена к разряду романо-германских правовых систем. Не случайно в дореволюционный период В России аборты были запрещены. В Кодексе 1832 года изгнание плода упоминается среди видов убийства. Согласно статьям 1461, 1462 Уголовного кодекса 1885 года, искусственное прерывание беременности каралось 4-5 годами каторжных работ, лишением всех прав на государство, ссылкой в Сибирь для поселения. Уголовный кодекс 1903 года несколько смягчил ответственность за аборт: "мать виновный в убийстве ее плода наказывается лишением свободы в исправительном учреждении на срок не более 3 лет, врач – от 1,5 до 6 лет". Итак, почти до начала XX века. аборты в России были запрещены.

В советский период, в свете новой семейной политики, направленной на освобождение семьи от влияния Церкви, Россия по примеру революционной Франции освободила и мать, и врача от уголовной ответственности за совершение аборта . Совместным постановлением Народного комиссариата здравоохранения РСФСР и народного Наркомюст РСФСР "об искусственном прерывании беременности" от 18 ноября 1920 года узаконил искусственный аборт. Однако позже появилось новое постановление ЦИК и СНК СССР "О запрещении абортов" от 27 июня 1936 г. по абортам было установлено. Этот запрет просуществовал до 1955 г., когда был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР "Об отмене запрета на аборты". То В декрете отмечалось, что " принятые советским правительством меры по охране и поощрению материнства и непрерывный рост сознания и культуры советских женщин позволяют отказаться от законодательного запрета абортов . Снижение количества абортов в будущем может быть достигнуто за счет дальнейшего расширения государственных мер по стимулированию материнства, а также просветительских и разъяснительных меры." И действительно, государство приняло меры по поощрению материнства в стране. Так, например, 2 сентября 1981 года был принят Закон СССР "О мерах государственной финансовой поддержки женщин, имеющих детей", согласно которому стимулировалось рождение второго и третьего ребенка.

В настоящее время правовое регулирование искусственного прерывания беременности (аборта) осуществляется посредством двух федеральных законов. Речь идет об Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан1 и Уголовного кодекса Российской Федерации. Кроме того, существует ряд подзаконных нормативных правовых актов, в том числе: постановление Правительства Российской Федерации от 11.08.2003 г. "О перечне социальных показаний к искусственному прерыванию беременности"2 и др.

Согласно статье 36 основ, " искусственное прерывание беременности осуществляется по желанию женщины со сроком беременности до 12 недель, по социальным причинам-со сроком беременности до 22 недель. А при наличии медицинских показаний и согласия женщины-вне зависимости от срока беременности. Искусственное прерывание беременности осуществляется в рамках программ обязательного медицинского страхования в учреждениях, имеющих лицензию на данный вид деятельности, врачами, имеющими специальную подготовку." Таким образом, в силу вышеуказанной статьи, при сроке беременности до 12 недель. плод может быть убит по любой причине, независимо от наличия медицинских и социальных показателей для такого убийства. Согласно основным принципам, жизнь человеческого эмбриона подлежит правовой охране только по истечении его жизненного цикла. 12 недель с момента зачатия при условии , что у матери нет социальных и медицинских показаний к искусственному прерыванию беременности. При наличии медицинских показаний, жизнь человеческого плода вообще не подлежит правовой охране- мать, а в некоторых случаях врачи вольны распоряжаться этой жизнью по своему усмотрению. При наличии социальных показаний человеческий плод может быть принесен в жертву, когда он находится на сроке до 22 недель беременности.

В соответствии со статьей 36 основных принципов " незаконное искусственное прерывание беременности влечет за собой уголовную ответственность, установленную законодательством Российской Федерации." Таким образом, статья 36 основ относится к Уголовному кодексу Российской Федерации. Федерация. Согласно ст. 123 УК РФ "Незаконное изготовление аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля, наказывается штрафом в размере от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда или иного дохода осужденного за период от 1 до 2 месяцев либо обязательными работами на срок от 100 до 240 часов, либо лишением свободы на срок от 2 до 3 лет". исправительные работы на территории сроком от 1 года и более до двух лет." При сопоставлении статьи 36 основ и статьи 123 УК РФ выявляется их противоречивость. Во-первых, в статье 36 основных принципов используется только термин "искусственное прерывание беременности", слово "аборт" не используется. В ст. 123 УК РФ об "искусственном прерывании беременности" не сказано ни слова, используется термин"аборт". Во-вторых, исходя из смысла статьи 36, а также статьи 31 "незаконное прерывание беременности происходит в случае нарушения сроков, произвольного расширения медико-социальных показаний, отсутствия необходимой и достоверной информации о последствиях 123 УК РФ считает "незаконным абортом" только аборт, произведенный лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля . Получается, что "любой дипломированный акушер-гинеколог может сделать аборт хотя бы на 9-м месяце беременности в парке на скамейке, не опасаясь уголовной ответственности за свое беззаконие"1.

Согласно статье 36 основных принципов, искусственное прерывание беременности со сроком беременности до 22 недель допускается по социальным причинам. Впервые социальных показаний для искусственного прерывание беременности были утверждены 31 декабря 1987 года, по приказу Министерство здравоохранения СССР № 1324, в котором содержится список немедицинские (т. е. социальных) показаний для прерывания беременности на От 13 до 28 недель: смерть мужа во время беременности жены, пребывание женщины (ее мужа) в местах лишения свободы, лишение прав материнства много дети (Количество детей более пяти), развод на момент беременности, инвалидность ребенка. Этот список гораздо уже, чем нынешний.

К действующему перечню, установленному постановлением Правительства Российской Федерации Федерации от 11.08.2003 г., в том числе, в частности, наличие инвалидности I-II групп у мужа или смерть мужа во время беременности, наличие решения суда о лишении или ограничении родительских прав, беременность в результате изнасилования, пребывание женщины в местах лишения свободы

Характерно, что российское законодательство не предусматривает права врача отказать в прерывании беременности. Действительно, закрепленное в статье 58 право лечащего врача отказать в "наблюдении и лечении" больного может быть осуществлено только при наличии следующих оснований. Во-первых, такой отказ допустим только в том случае, если пациент не соблюдает предписания и внутренние правила медицинского учреждения. Во-вторых, отказ врача от наблюдения и лечения пациента не должен подвергать опасности его жизнь и здоровье окружающих. Это очевидно что нежелание врача убивать новорожденную жизнь не укладывается в рамки обозначенного законом отказа "наблюдать и лечить больного". Однако статья 58 рамочного закона , по-видимому, не является препятствием на пути законодательного закрепления права врача отказаться от выполнения аборта. Дело в том , что в случае аборта речь идет не о" лечении " пациентки, а о медицинском вмешательстве, возможность отказа от которого со стороны врача не регламентирована в основах.

Непосредственно право врача отказаться от выполнения аборта закреплено в пункте 6 декларации БМА " о медицинских абортах (Осло, август 1983 года, с поправками, внесенными в ноябре 1983 года), согласно которому, "если личные убеждения врача не позволяют ему сделать медицинский аборт, он должен направить пациента к компетентному коллеге." Однако указанный источник – Декларация "о медицинских абортах" является этической, а не юридической. Однако, на мой взгляд, существуют и общеизвестные правовые основания для отказа врача в проведении аборта. Дело в том, что в отечественном в законодательстве применяется разрешительный принцип, в силу которого " допускается все, что прямо не запрещено законом." Иными словами, отказ от проведения аборта не является противоправным деянием, поскольку такой отказ не запрещен действующим законодательством Российской Федерации. Однако такие неудачи не так уж часто встречаются в медицинской практике. Статьи 124 и 125 Уголовного кодекса Российской Федерации играют сдерживающую роль, согласно которым врач привлекается к уголовной ответственности за "неоказание помощи больному без уважительных причин", а также за"умышленное Оставление в опасности лица, находящегося в состоянии , опасном для жизни и здоровья". Поэтому важно предусмотреть специальную статью в рамках, допускающую возможность: отказа врача от выполнения аборта по морально -этическим соображениям, религиозным или иным убеждениям. Что касается религиозных и иных убеждений, то даже в нынешних условиях, при отсутствии специальной статьи в основах, врач вправе обосновать свой отказ ссылкой на пункт 1 статьи 3 Федерального государственного органа Закон "О свободе совести и религиозных объединениях", в соответствии с которым в Российской Федерации в Российской Федерации Федерации , каждому гарантируется право на свободу совести и свободу вероисповедания, сущность которого заключается в том, чтобы иметь и распространять религиозные и иные убеждения, а также действовать в соответствии с ними. Отказ врача от аборта, основанный на религиозных убеждениях, является типичным примером "действия" в соответствии с ними. Однако в силу общего характера статьи 3 (1) в законе О свободе совести религиозные организации, прежде всего христианские конфессии, выступают за уточнение право на свободу совести по отношению к врачу. Так, согласно XII в.2 Основы социальной концепции российского государства Православная церковь " Церковь призывает государство признать право медицинских работников отказываться от проведения аборта по соображениям совести. 1

Но и уголовный закон тоже далек от совершенства. Федерация, которая описывает незаконный аборт, устанавливает только один конструктивный признак – это операция, выполняемая лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля. Поэтому не является незаконным проведение аборта лицом, имеющим соответствующее образование, но в ненадлежащих условиях, а также с нарушением медицинских показаний ( в том числе на поздних сроках беременности).

Нормативные акты Министерства здравоохранения с 1955 года разрешают делать аборты только по назначению врача и в соответствующих медицинских стационарных учреждениях при условии согласия беременной женщины на операцию и наличия соответствующих медицинских показаний о возможности проведения операции. Медицинские источники дают более точное и емкое определение преступного аборта, в частности как аборта, "совершенного лицом, не имеющим медицинского звания, а также совершенного врачом, но без надлежащего оформления". по медицинским показаниям, либо при наличии последних, но вне больниц или специальных учреждений." медицинские учреждения".1

В связи с этим стоит отметить , что в редакции Уголовного кодекса РСФСР 1960 года диспозиция этой нормы (ч. 1 ст. 116), сформулированная как "незаконный аборт врачом", была в некоторых отношениях более точной. В данном случае понятие нелегального аборта требовало однозначного толкования и, таким образом, фактически охватывало все виды криминальных абортов, встречающиеся в медицинской практике и отраженные в ведомственных нормативных актах Минздрава. РСФСР, к которым следовало бы обратиться при расследовании уголовных дел такого рода.

Однако эта позиция не нашла отражения в современном уголовном законодательстве. Общеизвестно , что уголовный закон обладает высшей юридической силой и, если он диспозитивно предусматривает только один конструктивный признак, характеризующий общественно опасное деяние как преступление, ведомственный акт юридически не правомочен "дополнять" и расширять этот перечень. Соответственно во всех случаях производство аборта с грубыми нарушениями медицинских требований (кроме установленных в законе) и по сути, является уголовным, если виновные и понесут наказание, то только в дисциплинарный порядок. Между тем , самые ценные блага – жизнь и здоровье матери и ребенка-находятся под угрозой в этих нападениях. (в тех случаях, когда аборты производятся на поздних сроках беременности). Таким образом, налицо явно необоснованное ограничение сферы защиты этих прав.

Кстати, нельзя принижать и нравственную ценность рассматриваемой проблемы: " допущение" уголовного закона аналогично операциям поздних стадий в определенной степени способствует формированию детерминации беременной матери на фактическое убийство ребенка, внушает идею нормальности, естественности этого деяния (по принципу все дозволено, что не запрещено). Таким образом, совершенно необходимо расширить перечень признаков незаконности аборта в Уголовном кодексе .

Подводя итог вышесказанному, представляется целесообразным предложить следующую формулировку части Часть 1 статьи 123 Уголовного кодекса Российской Федерации " Незаконный аборт »: "выполнение аборта врачом , не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля, а также в ненадлежащих условиях или с нарушением медицинских показаний."

В дополнение к кроме того, желательно, чтобы затянуть и меру уголовного ответственность за незаконное производство аборта, добавив, санкция ч. 1 статья 123 наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет (сейчас максимальное наказание за это преступление составляют исправительные работы на срок одного года до двух лет), при квалификации признаки – то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть жертвы или причинение тяжкого вреда ее здоровью, – до семи лет лишения свободы.

Итак, мнение автора диссертации состоит в том, что легализация абортов- вполне естественное явление, характерное для новейшей истории. В нашей стране, как и во многих других, дискуссия об абортах стоит достаточно остро. Я думаю, что запрет абортов может привести только к негативным последствиям, таким как значительный рост криминальных абортов, последствия которых непредсказуемы (это было бы также нарушением "соматических" прав человека.) Я считаю, что решение проблемы должно быть другим – только набор меры, направленные на укрепление молодых семей, а также меры морально - этического развития. это может решить эту проблему.

Необходимо отметить момент прекращения права на жизнь, который определен в статье 9 Закона Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека".1 заключение о смерти дается на основании данных о необратимой гибели всего головного мозга (смерти головного мозга), установленных в соответствии с Порядком , утвержденным Министерством здравоохранения Российской Федерации. Федерация.

2.2. эвтаназия

Проблема жизни и смерти издревле является предметом философской и юридической рефлексии. Древние философы тоже пытались понять эту проблему, видя в ней важнейшую проблему человеческого существования. Были высказаны самые разные мнения. Сократ и Платон, например, считал допустимым убивать тяжелобольных людей даже без их согласия. Более того, они считали, что человек, который из-за своей слабости стал обузой для общества, обязан покончить с собой, что это его моральный долг.2 Т. Мор писал (Золотая книга, 1516): "если болезнь не только не поддается исцелению, но также вызывает постоянные мучения и терзания, тогда священники и власти обращаются к страдальцу с такими уговорами: он не может справиться с какой-либо жизненных задач, - это неприятен для других, в тягость самому себе, и, так сказать, уже переживает его смерть".3

По-гречески эвтаназия означает "легкая, безболезненная смерть"." Этот термин впервые употребил Ф. Бэкон, указавший, что долг врача состоит не только в восстановлении здоровья, но и в облегчении страданий и мучений, вызванных болезнью, когда уже нет никакой надежды на спасение и сама эвтаназия есть счастье. 4

В уголовно -правовом смысле эвтаназия определяется как умышленное лишение жизни неизлечимо больного человека с целью избавления его от страданий. По способам применения он подразделяется на "активный" (позитивная), которая заключается в выполнении определенных действий, направленных на ускорение смерти неизлечимо больного человека, и "пассивная" (отрицательный), суть которого заключается в отказе от мер, продлевающих жизнь такому больному.

Стремительное развитие цивилизации, научно-технический прогресс, достижения современной медицины в области реанимации-все это заставляет юристов, врачей и философов по-новому взглянуть на проблему эвтаназии. Эта древняя проблема, которая была поставлена тысячи лет назад , теперь наполнена новым содержанием. Повышенное внимание к эвтаназии связано не только с достижениями медицины, но и с изменениями в системе нравственных и духовных ценностей, пониманием приоритета прав человека. То проблема эвтаназии имеет не только юридическую, но и ярко выраженную моральную сторону. Его решение имеет большое практическое значение, позволяя обеспечить соблюдение прав и законных интересов граждан.

Вопрос разрешения эвтаназии в России обсуждается уже 15-20 лет. Это вызывает горячие споры среди философов, врачей и юристов. Но законодатель явно невнимателен к этому вопросу . В Уголовном кодексе РФ нет специальной нормы об ответственности за совершение эвтаназии. Уголовное законодательство рассматривает его как обычное убийство, предусмотренное статьей 105 Уголовного кодекса Российской Федерации. Это вряд ли можно считать правильным.

В отличие от Однако во многих странах проблема эвтаназии обсуждается уже довольно давно. Как правило, эвтаназия считается преступлением, но ее состав является привилегированным. Напомню, что активная эвтаназия неизлечимо больных пациентов была осуждена государством. Нюрнбергский Международный уголовный трибунал по правам человека как преступление против человечности. Всемирная медицинская ассоциация (ВМА), неоднократно рассматривавшая вопрос об эвтаназии, всегда находила его неприемлемым и категорически осуждала. Его декларация 1987 года о эвтаназия подтвердила, что "эвтаназия как акт умышленного лишения жизни больного, даже по просьбе самого больного или на основании аналогичной просьбы его родственников, не является этичной." Следует подчеркнуть, что речь идет только об активной эвтаназии. Пассивная эвтаназия законодательно разрешена более чем в 40 штатах. В некоторых штатах США легализуется специальный документ под названием "Воля в жизни", в котором человек сам определяет меру помощи, которую он хотел бы получить в возможном безнадежном состоянии. Итак, в штате Калифорния хронически болен людям разрешается прибегать к пассивной эвтаназии после подписания завещания с двумя свидетелями. Число сторонников эвтаназии, тех , кто считает, что каждый человек имеет право на достойную и легкую смерть , постоянно растет. 10 апреля 2001 года парламент Нидерландов одобрил закон, освобождающий от уголовной ответственности врачей, которые помогают уйти из жизни страдающим неизлечимо больным людям. Таким образом, Нидерланды стали первой страной, легализовавшей активную эвтаназию. В марте 2002 года Верховный суд Соединенного Королевства предоставил "право на достойную смерть" 43-летнему мужчине. парализованная женщина.

Уместно напомнить , что Уголовный кодекс РСФСР 1922 года в примечании к статье 143, которая просуществовала недолго, однако, оговаривал, что убийство , совершенное по настоянию потерпевшего из чувства сострадания, не наказуемо.

Опросы общественного мнения показывают, что значительная часть населения считает эвтаназию приемлемой. Более того, некоторые врачи тайно практикуют его для неизлечимо больных.

Согласно статье 45 Основного Закона Российской Федерации "об охране здоровья населения" от 22 июля 1993 года медицинскому персоналу запрещается осуществлять эвтаназию – удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти любыми действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Уголовное право предполагает, что человеческая жизнь должна быть защищена как в процессе жизни, так и в процессе рождения и смерти.

На мой взгляд, нет никаких аргументов против провозглашения права человека на жизнь и смерть, потому что эти два права тесно взаимосвязаны. Более того, есть веские аргументы в пользу разрешения как активной, так и пассивной эвтаназии – конечно, в исключительных случаях, если есть сознательная просьба больного , невозможно облегчить его страдания известными методами и средствами, и несомненно доказано, что спасти жизнь больного невозможно.

Интернационал Пакт о гражданских и политических правах (1966 год) рассматривает право на жизнь как неотъемлемое право каждого человека. В российском законодательстве право на жизнь впервые было провозглашено в 1991 году в Декларации прав и свобод человека и гражданина. Особое место среди объектов уголовно-правовой охраны занимает также человеческая жизнь . В искусстве. В ст. 20 Конституции РФ сказано, что " каждый человек имеет право на жизнь." Но признание права человека на жизнь логически означает признание его права на смерть.

Право человека на жизнь и право человека на смерть настолько тесно связаны, что можно сказать, что это две стороны одной медали. Осуществление права на жизнь осуществляется человеком индивидуально и предполагает распоряжение жизнью по своему усмотрению, в том числе добровольное решение о прекращении жизни. Способность самостоятельно управлять своей жизнью, включая решение вопроса о ее прекращении, является одним из правомочий человека на жизнь. Очевидно, что именно по этой причине Уголовный кодекс Российской Федерации Федерация и другие страны криминализируют попытку самоубийства. не предусмотрено. Никто не вправе препятствовать осуществлению этого права лицом, имеющим право на смерть, в том числе и государство, которое является гарантом осуществления прав и свобод человека . Государство, отказывая человеку в праве умереть, ограничивает его свободу, превращает право на жизнь в обязанность жить.

На мой взгляд, запрет на эвтаназию является неконституционным. Это противоречит принципам обеспечения свободы и человеческого достоинства. В то же время государство в ряде случаев все же признает право своих граждан на смерть , предоставляя им возможность подвергать себя значительному риску, связанному с угрозой жизни. Например, существует высокий риск каскадеров, испытателей, людей, проводящих различные научные эксперименты и т. д.

Наиболее горячо обсуждается морально- этический аспект эвтаназии. Разве это вообще морально -прерывать жизнь тяжело больного и страдающего человека? Не противоречит ли сама идея эвтаназии самой сути медицинской профессии, которая призвана приложить все усилия для спасения жизни человека?

Ряд авторов считают, что никто не вправе лишать человека жизни, которая во всех случаях должна поддерживаться до естественного конца.Церковь также активно выступает против эвтаназии . Представители различных конфессий утверждают, что жизнь, какой бы тяжелой она ни была, дана человеку свыше и не может быть насильственно прервана, а сознательный уход от жизни просто недопустим. По мнению буддистов, наоборот, состояние человека в момент смерти имеет решающее значение для его посмертной судьбы, поэтому предпочтительнее, если человек умирает спокойно и без страданий. Как справедливо отмечает Ф. Фут, "не просто состояние жизни может быть определено как благо или само по себе считаться им, а именно жизнь, достигающая определенной стандартной нормальности"2. в качестве морального обоснования целесообразности допустимости эвтаназии можно указать, что высшей ценностью является реальное благополучие человека. Не каждый неизлечимо больной человек имеет силы лежать парализованным, не обходиться без посторонней помощи и испытывать постоянную боль. Не у всех одинаковое представление о качестве жизни.

Сторонники легализации эвтаназии в России в России она рассматривается не как уголовное преступление против жизни, а как гражданско-правовая форма реализации права пациента на жизнь в аспекте управления собственной жизнью. Несмотря на противоречивость подобных утверждений с точки зрения действующего российского законодательства, взгляд на эвтаназию как на естественное право человека достаточно широко распространен в медицинском сообществе. Благодаря средствам массовой информации происходит декриминализация эвтаназии в общественном сознании.

На основе международных этических норм, частично закрепленных в источниках действующего российского законодательства, предлагаются различные варианты правовой модели легальной эвтаназии в России. Из России. Анализ ряда публикаций по данному вопросу позволяет выделить следующие характерные особенности проектируемой модели.

Большинство авторов считают приемлемой только пассивную эвтаназию при соблюдении следующих условий.1 Во-первых, субъектом права на добровольную эвтаназию должен быть дееспособный вменяемый пациент, находящийся в безнадежном состоянии, установленном Советом врачей. По мнению некоторых авторов, право на эвтаназию может быть также предоставлено тем пациентам , болезнь которых, хотя и не смертельна, неизбежно приведет к "деградации личности".2.допускается только добровольная эвтаназия ; принудительная-возможна в исключительных случаях, установленных законом. Во-вторых, невменяемый человек может стать жертвой пассивного поведения. эвтаназия , при условии, что он, будучи еще в здравом уме, позаботился составить "пожизненное завещание"3,предусматривающее осуществление эвтаназии в случае безнадежного состояния и невменяемости завещателя. Пожизненное завещание также может быть составлено в случае" личной деградации " наследодателя вследствие болезни. Высказываются различные мнения по вопросу эвтаназии несовершеннолетних, в том числе новорожденных, а также недееспособных граждан . Так, например, с точки зрения М. Н. Малеиной, мы можем предложить следующее решение вопроса об эвтаназии несовершеннолетних. Под в возрасте 14 лет вопрос о прекращении жизни не должен ставиться, так как несовершеннолетний не до конца понимает смысл своих прав. действия и /или не может руководить ими. В возрасте от 14 до 18 лет несовершеннолетний самостоятельно принимает решение о прекращении своей жизни с учетом общих критериев , применимых к взрослым пациентам , и письменного согласия своих родителей. Субъекты, которые санкционируют законность эвтаназии ( медицинская Совет, прокуратура или суд) могут отложить решение этого вопроса до достижения пациентом 18-летнего возраста. Наряду с изложенной выше точкой зрения , в специальной литературе встречаются крайние позиции , существенно расширяющие предметный состав жертв принудительной эвтаназии без каких-либо гарантий соблюдения их законных прав и интересов. Так, С. Ю. Долецкий считает, что эвтаназия справедлива по отношению к парализованным, дебильным больным, а также по отношению к новорожденным с атрофированным мозгом, плодам беременных, Если доказано уродство или патологическое расстройство, несовместимое с жизнью.

Право на эвтаназию принадлежит только пациенту, который вследствие болезни испытывает значительные физические и психические страдания, которые не могут быть устранены известными средствами.

Просьба пациента об эвтаназии должна быть информирована и поддержана на основе предварительной информации о состоянии его здоровья и последствиях. акт эвтаназии.

В дополнение к перечисленным концептуальным условиям легальной эвтаназии предлагаются некоторые процессуальные рамки , гарантирующие законность ее осуществления. Во - первых, просьба пациента об эвтаназии, а также факт получения соответствующей информации должны быть сделаны в письменной форме. Кроме того , письменное заявление пациента подлежит нотариальному заверению. Во-вторых, для осуществления эвтаназии необходимо получить предварительное разрешение прокурора или решение суда. В-третьих, факт и способ эвтаназии должны быть указаны в медицинской документации.

Несоблюдение вышеуказанных правил эвтаназии должно, по мнению сторонников ее легализации, рассматриваться как уголовное преступление, которое влечет ответственность по специальной статье Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающей санкции за незаконную эвтаназию.

Приведены аргументы и условия легализации эвтаназии в Российской Федерации Россию критикуют в консервативных кругах медиков и юристов. Прежде всего, зарубежный опыт стран , легализовавших эвтаназию, показывает, что альтернативный подход к правовому регулированию эвтаназии заключается в следующем: ( что делает эвтаназию уголовным преступлением и освобождает врача от ответственности , если при эвтаназии соблюдаются установленные законом правила) не является надежной гарантией совершенной эвтаназии. Легализация эвтаназия, даже только в пассивной форме, фактически приводит к использованию активной эвтаназии. Так, П. Д. Тищенко отмечает, что в США "Процедуры пассивной эвтаназии используются как обходной путь для активной эвтаназии. Например, допустимо применение высоких доз седативных средств, которые фактически вызывают коматозное состояние больных. После этого жизнеобеспечивающие мероприятия (в основном введение жидкостей в организм) прекращаются , и больной умирает через несколько дней от обезвоживания"1. обилие субъективных критериев предложенная сторонниками эвтаназии идея вызывает беспокойство . В частности, с медицинской точки зрения понятие "неизлечимо больной" весьма условно, поскольку, во-первых, в медицинской практике встречаются случаи неожиданного выздоровления неизлечимо больных людей. Во-вторых, с развитием медицины круг неизлечимых , смертельных заболеваний постоянно сужается, что значительно затрудняет констатацию "безнадежного состояния" больного. В качестве одного из условий легального осуществления эвтаназии указывается " отсутствие значительных телесных повреждений". и душевные страдания с помощью известных средств." Однако в контексте коммерциализации медицины это правило , несомненно, приобретает иной смысл: "невозможность устранить значительные страдания с помощью средств, имеющихся в кармане пациента." Опасения по поводу этой метаморфозы являются главным препятствием для легализации активной эвтаназии в Соединенных Штатах.

Эксперты в области прав человека наверняка подвергнут критике предложение сторонников эвтаназии использовать критерий " деградации личности"в качестве ее правовой основы . Прежде всего , неясно , что следует понимать под " деградацией личности": рассеянный склероз у сосредоточенного и внимательного вчерашнего старика, умственная отсталость у ученого, получившего черепно -мозговую травму, слабоумие у наркомана, не знающего меры в употреблении вредных зелий ? Настораживает не только расплывчатость понятия "деградация личности", но и то, что оно не всегда соответствует действительности. также первоначальное суждение о второсортности, между тем , действующих международных и отечественных нормативных правовых актов, регулирующих права психически больных, слабоумных и других "деградировавших" лица указывают на дискриминационный характер таких решений. Естественное право на жизнь также принадлежит "деградировавшему" индивиду. В этой связи использование института "пожизненной воли" в случае "деградации" индивида вследствие болезни представляется более чем сомнительным. Действительно, в этом случае "деградировавшая личность" приравнивается к невменяемому субъекту кто не способен осознать свое состояние и принять волевое решение. Так, М. Н. Малеина считает, что "в период деградации (разрушения) личности такие индивиды ничего не могут делать сознательно, а значит, их желание отказаться от эвтаназии также может быть поставлено под сомнение"1.это суждение лишает "деградировавшего" человека возможности принимать осознанные решения. Однако, согласно закону, эта способность отсутствует только у душевнобольных и недееспособных . Таким образом, вышеприведенное суждение свидетельствует о неуважительном отношении к человеческому достоинству и субъективным правам человека. "деградировавший" индивид.

Сторонники легализации эвтаназии подчеркивают ее добровольный характер, который фиксируется в письменном обращении пациента об эвтаназии или в пожизненном завещании. Однако в состоянии болезни человек менее всего способен принимать волевые, сознательные решения. Часто воля человека подавляется зависимостью от родственников, доверенных лиц или врача. В состоянии болезни почти неизбежны так называемые дефекты воли : заблуждение, вынужденное волеизъявление под влиянием насилия, угроз, уговоров, шантажа и т. д. Это возможно, что рекомендации близких родственников больного по составлению "пожизненных завещаний" могут иметь лишь видимость милосердия к страждущему ближнему, но в действительности преследуют цель получения наследства.

У пациента Объявление воли к эвтаназии подразумевает, что он осведомлен о состоянии болезни и последствиях эвтаназии. Между тем в настоящее время в России и за рубежом проблема достоверности и полноты информации о состоянии больного стоит достаточно остро. Неслучайно статьи 31, 32 основ не требуют соответствия предоставленной пациенту информации критериям так называемой обязанности предоставлять потребителю полную необходимую и достоверную информацию о медицинских стационарных услугах статья 10 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей". Основы приходят от реальностей медицинская практика. А дело в том, что, по мнению врачей, не вся достоверная информация необходима пациенту. Таким образом, критерий" необходимости " информации имеет преимущество в медицинской практике перед критерием ее "достоверности" и "полноты". Врач часто прибегает к" Святая ложь", которая настолько изощрена, что ее не сразу распознают специалисты.1 руководствуясь критерием предоставления пациенту только иностранных судов, часто оправдывают" Святую ложь " врачей "нужной" информацией .1 Нет нужно говорить о отечественной судебной практике по таким делам , поскольку ее практически не существует. Сомнительно, что в условиях неразвитого механизма гарантирования реализации прав российских граждан на достоверную , необходимую и полную информацию допустимо легализовать "информированные" запросы пациентов о смерти .

Сторонники легализации эвтаназии подчеркивают ее добровольный характер. В то же время их аргументы указывают на то, что ядром легализации эвтаназии является "автономия пациента", предполагающая возможность принятия волевого решения о прекращении заболевания и последствиях эвтаназии. Между тем принцип "автономии" пациента чужд российской медицине, в основе которой лежит медицинский "патернализм", предполагающий "родительский" авторитет врача в отношениях с пациентом. Медицинский "патернализм" российская система здравоохранения связана с преобладанием, а в прошлом – с монополией государственных медицинских секторов.2 Законная эвтаназия, основанная на воле пациента, является плодом медицинской системы, основанной на "автономии" пациента . Примером этого является медицинская система в Нидерландах и Соединенных Штатах. Между тем, российская система здравоохранения совершенно не способна адекватно учитывать самостоятельные решения пациентов. В нынешней ситуации легализация эвтаназии может привести к многочисленным злоупотреблениям, в первую очередь в отношении малообеспеченных слоев населения. сегменты населения.

Хорошо известно , что эвтаназия осуждается традиционной религией и моралью. Итак, в анкете Церковно - общественного совета Российской Федерации Православная Церковь биомедицинской этики (1999) говорится, что "Православная духовенство, ученые, врачи считают недопустимым реализацию любых попыток легализации эвтаназии как намеренного убийства безнадежно больных людей, рассматривая эвтаназию как особую форму убийства (по решению врачей или родственников), либо как самоубийство (по просьбе пациента), либо как сочетание того и другого."1 отрицательно отношение к эвтаназии и Римско-католической церкви, о чем свидетельствует декларация Конгрегации за веру 1980 года, согласно которой " ничто и никто не может санкционировать убийство невинного человека, будь то он... пожилые, неизлечимо больные или умирающие. Кроме того, никто не может требовать, чтобы такое убийство было совершено как против него самого, так и против кого-либо другого, находящегося под его ответственностью, и он не может дать на это прямого или косвенного согласия."

Аморальность эвтаназии может привести к судебным искам о возмещении морального вреда со стороны близких родственников пациента, для которых убийство близкого человека-даже на добровольной основе-является трагедией, а не " осуществлением субъективного права на жизнь в аспекте управления жизнью ". Отмена запрета на эвтаназию, несомненно , нанесет ущерб нравственности врача, чей профессиональный долг-приложить все усилия для спасения жизни пациента. Кроме того, в медицинском контексте эвтаназия неэтична из-за хорошо известного положения о том, что клятва Гиппократа: "я никому не дам смертоносного лекарства , которое они просят у меня, и не покажу им путь для такого плана." Конечно, не все врачи придерживаются норм традиционной религии и морали. Но те, кто соблюдает эти стандарты , не смогут защитить их, если эвтаназия будет легализована. Дело в том , что, согласно статье 58 основных принципов, отказ врача от лечения больного допускается по согласованию с соответствующим должностным лицом в случаях несоблюдения пациентом предписаний или внутренних правил лечебно-профилактического учреждения. учреждение. Таким образом, приведенная выше статья, ограничивающая перечень оснований для отказа в лечении врачом, не позволяет врачу отказаться от выполнения эвтаназии по моральным и религиозным соображениям.

Это поднимает старый философский вопрос о назначении закона. Существует ли область морали, которая не заботится о законе, или закон должен должным образом контролировать соблюдение моральных принципов? "Этот вопрос в контексте юриспруденции Соединенного Королевства сферы и философские основы права в наше время обсуждались профессором Хартом и лордом Девлином. В общих чертах первые приняли философские взгляды , высказанные Иоанном в прошлом веке. Стюарт Милль, в то время как последний считал, что мораль есть тесно связан с законом. Лорд Девлин утверждает, что, поскольку закон существует для защиты общества, в нем нет необходимости защищать общество. она должна защищать не только индивида от разврата, эксплуатации и нарушения его прав, но и " защищать общество и его политические и моральные взгляды, без которых люди не могут жить вместе. Нравственность индивида так же важна для общества, как и его лояльность. С ними она процветает, но без них она погибает."

Лорд Девлин также утверждает , что уголовное право Англии не только " с самого начала занималось моральными вопросами, но и продолжает следить за соблюдением моральных принципов"." Среди деяний, по которым возбуждались уголовные дела и которые он классифицировал как преступления против нравственности (несмотря на то, что спорно, причиняют ли они вред обществу), были эвтаназия, то есть убийство отдельных лиц по его просьбе, массовые самоубийства, дуэли, аборты, кровосмесительные отношения братьев и сестер. Все эти действия могут быть это делается в частном порядке, не причиняя вреда другим, и они не означают, что вам не позволено это делать. разврат или эксплуатация других. Однако, как он отмечает, никто не идет так далеко, чтобы убрать все эти проблемы из уголовного права. что касается нравственности частной жизни"1.

В свете вышесказанного я хотел бы высказать Ваше мнение. На мой взгляд, наша страна пока не готова даже обсуждать этот вопрос. Уровень уважения к правам других людей в нашем обществе крайне низок, и погоня за "новомодными" западными идеями - лишь вопрос времени. просто дань моде. В долгосрочной перспективе , я думаю , необходимо учитывать аргументы обеих сторон и тщательно их анализировать. Лично мне трудно принять ту или иную сторону в этом споре, аргументы как сторонников, так и противников. противники эвтаназии слишком сильны. Возможно, когда-нибудь он будет применен на практике, по крайней мере в некоторых странах, как уже упоминалось. было отмечено, что они рискнули пойти по этому пути. Ну а вам нужно посмотреть на свой опыт, потому что гораздо разумнее учиться на чужих ошибках, чем на своих собственных.

Глава 3. ПРАВО НА ЖИЗНЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ ПРАВОВЫЕ РЕЖИМЫ

Установленный частью 3 статьи 55 Конституции РФ принцип возможности ограничения прав и свобод человека и гражданина в той мере, в какой необходимо в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства требует разумной достаточности применяемых мер может быть только в такой степени требуется остротой положения, при условии, что такие действия являются не нарушая обязательств Российской Федерации по международному закона и не допускали дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения, и они не дают за ограничения прав и свобод, перечисленных в части 3 статьи 56 Конституции Российской Федерации, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах, в том числе в условиях чрезвычайного или военного положения. И среди таких прав на первом месте стоит право на жизнь .

В соответствии со статьей 2 Конституции Российской Федерации признание, соблюдение и защита прав человека и гражданина являются обязанностью государства. Реальное обеспечение прав и свобод граждан и безопасности личности является жизненно важным интересом Российской Федерации. По заключению Ученый совет при Совете Безопасности Российской Федерации Федерации, проблема обеспечения личной безопасности является одним из ключевых вопросов в социально-политической ситуации Российской Федерации. это должно стать одной из главных составляющих политики возрождения России. 1

Задача обеспечения прав и свобод граждан приобретает особую актуальность в период действия специальных правовых режимов – когда возникают различные чрезвычайные ситуации, когда нормальное функционирование общества и государства становится невозможным в силу различных причин . Как справедливо отмечают В. В. Маклаков и Б. А. Страшун, "...Конституции нередко предусматривают возможность ограничения определенных прав и свобод в чрезвычайных обстоятельствах"1. Такими обстоятельствами могут быть агрессия иностранного государства, непосредственная угроза жизни и безопасности граждан, либо конституционный строй государства. (например, попытки захвата или присвоения власти, массовые беспорядки, террористические акты, межконфессиональные и региональные конфликты, чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера и т. д.). В таких случаях вводятся специальные (чрезвычайные) правовые режимы деятельности органов государственной власти , органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и организаций, предусмотренные национальным законодательством .

Исходя из анализа зарубежного законодательства и классификации , приведенной в юридической литературе, к таким режимам, в частности, относятся::

1) чрезвычайное положение (Алжир, Великобритания, Зимбабве, Индия, Ирландия, Канада, Португалия, США, ЮАР);

2) военное положение (Болгария, Великобритания, Индия, Нидерланды, Польша, Румыния, США);

3) осадное положение (Аргентина, Бельгия, Бразилия, Венгрия, Венесуэла, Греция, Испания, Мали, Португалия, Франция);

4) состояние войны (Бельгия, Италия, Кабо-Верде);

5) состояние общественной опасности (Италия);

6) состояние напряженности (Германия);

7) состояние обороны (Германия, Коста-Рика, Финляндия);

8) состояние угрозы (Испания);

9) состояние готовности (Норвегия).2

Следует отметить, что институт специальных правовых режимов имеет глубокие исторические корни как в законодательстве большинства зарубежных стран , так и в российском праве. Однако законодательство дореволюционной России и СССР не предусматривало четкого разграничения понятий военного положения и чрезвычайного положения. На сегодняшний день в качестве наиболее яркого примера исключительного режима в энциклопедической литературе принято ссылаться на следующий : указ Президиума Верховного Совета СССР от 22.06.1941 г. "О военном положении", предусматривавший широкое комплекс строгих ограничительных мер характера в отношении граждан.

С принятием В Конституции Российской Федерации основания для введения военного положения и чрезвычайного положения были строго разграничены. Как следует из статей 87-88, военное положение может быть введено Президентом Российской Федерации на территории страны или в отдельных ее населенных пунктах только при наличии исключительно внешней угрозы национальной безопасности, а чрезвычайное положение может быть введено Президентом Российской Федерации. Федерации по внутренним причинам при обстоятельствах, предусмотренных Федеральным конституционным законом. В то же время существуют специальные конституционные законы, которые должны определять основания для введения военного положения. оба чрезвычайные положения и их режимы не были приняты уже довольно давно. Внимание общественности к разработке этих законов было во многом обусловлено стремлением обеспечить соответствие их норм международным правовым нормам, особенно в том, что касается правового статуса личности в условиях военного и чрезвычайного положения.

Только на начало нынешнего столетия были приняты федеральные конституционные законы: от 30.05.2001 г. № 3-ФЗ "О чрезвычайном положении"1 и от 30.01.2002 г. № 1 - ФЗ "О военном положении",2 которые в настоящее время являются правовой основой двух особых режимов деятельность органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления -государственные органы и организации в исключительных для государства обстоятельствах. Такими обстоятельствами являются агрессия или непосредственная угроза агрессии против России (для военного положения), непосредственная угроза жизни и безопасности граждан или конституционному строю России (при введении чрезвычайного положения).

В процессе подготовки и обсуждения проектов указанных выше законов, в частности в соответствии с Федеральным конституционным законом "О военном положении" (далее-проект закона), большое внимание уделялось тщательному изучению норм международного права, главным образом в связи с определением оснований, условий и порядка ограничения прав и свобод граждан. Это было связано не только с очень отчетливо видимой тенденцией усиления влияния международного права на систему и отрасли международного права. внутреннего права в России, но и к тому, что имел место детальный анализ и творческое использование норм международного права. это крайне важно в связи с развернувшейся дискуссией по вышеуказанной проблеме, в ходе которой отдельные авторы высказывали идеи, не согласующиеся в своем направлении не только с зарубежным опытом, но и с положениями законодательства Российской Федерации. Конституция Российской Федерации.

Международная практика применения чрезвычайного и военного положения в различных странах показывает, что законодательство большинства зарубежных стран рассматривает эти режимы как правовые институты, регулирующие режим чрезвычайного положения для осуществления государственной власти в различных ситуациях, когда нормальное функционирование общества и государства невозможно. В то же время сохранение чрезвычайного или военного положения почти неизбежно связано с ограничениями прав и свобод граждан, которые зачастую приобретают неоправданно жесткий характер.

В связи с вышеизложенным чрезвычайно важным представляется объективное сочетание целесообразности и разумной достаточности мер государственного ограничения прав и свобод граждан , которые не должны противоречить нормам международного права , основам правового государства и конституционным нормам , сложившимся в обществе .

Анализ точек зрения, высказанных в отечественной юридической литературе, выявил различные подходы к этой проблеме. Например, С. Н. Бабурин обращает внимание на то, что "в отличие от подхода к чрезвычайному положению конституция не содержит каких-либо исключений из ограничения прав и свобод для территорий, находящихся на военном положении"1.такой подход урегулировал тот факт, что в ст. 87 Конституции РФ вводя основание объявления военного положения не содержит прямых упоминаний о такой возможности ограничения при этом прав и свобод граждан, как это, например, предусмотрено статьей 88. Однако это не означает, что при военном положении права и свободы граждан не подлежат никакому ограничению. Такие суждения были признаны ошибочными, так как в них не были учтены сведения, предусмотренные частью 3 статьи 55 Конституции. В Российской Федерации возможность ограничения прав и свобод граждан по федеральному закону, безусловно, в той мере, в какой это необходимо для обеспечения безопасности и обороны страны.

Эта точка зрения совпадала с содержанием пункта 2 статьи 29 Всеобщей Декларации прав человека и основывалась на статье 19 Федерального закона от 31.05.1996 № 61-ФЗ "Об обороне"2 ,дающей понятие военного положения как особого правового режима деятельности органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления. -государственные органы и организации, предусматривающие ограничения прав и свобод граждан. Аналогичная норма закреплена и в пункте 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской федерации3. которая признается в научной литературе как разумная мера воздействия со стороны государства, если это необходимо для защиты страны, но при непременном условии принятия соответствующего Федерального закона.1

Не случайно одной из наиболее характерных черт военного положения в литературе является использование комплекса ограничений прав населения. С другой стороны, не вызывало сомнений, что объем возможных ограничений прав и свобод граждан во время военного положения не может быть неограниченным , но по аналогии с чрезвычайным положением он обязательно должен иметь определенные пределы , установленные законом. В связи с этим высказывается точка зрения о возможности ограничения прав и свобод граждан в соответствии с военное положение в еще большей степени не могло быть поддержано в принципе. больше, чем в условиях чрезвычайного положения.2

В ходе обсуждения законопроекта позиция г. в. была признана оптимальной. Васильева, которая считает, что "по аналогии с нормами о чрезвычайном положении в условиях военного положения не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (Часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (Часть 1), 46-54." Конституции, поскольку именно эти права не могут быть ограничены в силу части 3 статьи 56 Конституции даже в условиях чрезвычайного положения"3.

Таким образом, в период обсуждения законопроекта преобладающей и наиболее обоснованной явилась точки, которые в условиях военного положения могут быть предусмотрены ограничения отдельных прав граждан, которые, впрочем, так же, как в период положения о чрезвычайных обстоятельствах допускается лишь в рамках, необходимых для обеспечения обороны страны и безопасности государства не может коснуться основных прав и свобод, а также быть последовательными требованиями статей 55 и 56 Конституция Российской Федерации.

В то же время , некоторые юристы полагают, что конституционный принцип в Российской Федерации, перечень прав и свобод не распространяются ограничения во время введения в стране чрезвычайная ситуация была значительно расширена по сравнению с Международный пакт о гражданских и политических правах путем указания такие права, как право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, право на неприкосновенность частной жизни и т. д. В связи с этим было предложено внести следующие изменения: соответствующие изменения внесены в Конституцию Российской Федерации. Федерации, что позволило бы более эффективно осуществлять режим чрезвычайного положения. регламент.1

Для понимания объективной необходимости ограничения отдельных прав и свобод граждан в условиях военного положения и введения их возможных пределов важно было изучить нормы международного права и зарубежную практику применения военного положения. Как показывает исторический опыт, кризисы в истории большинства государств вызвали необходимость временного ограничения тех или иных прав и свобод граждан в определенных чрезвычайных обстоятельствах, в том числе введения чрезвычайного или военного положения. В то же время существуют возможные ограничения в современных условиях любые права и свободы граждан должны соответствовать международно-правовым нормам и осуществляться в строгом соответствии с национальным законодательством. Всеобщая декларация прав человека (пункт 2 статьи 29) оговаривается , что при осуществлении своих прав и свобод каждый должен подвергаться лишь таким ограничениям, которые установлены законом исключительно в целях обеспечения должного признания и уважения прав других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

Отсюда вытекает основополагающее требование о том, что ограничения прав и свобод граждан допустимы только в том случае и в той мере, в какой они предусмотрены законодательством конкретного государства и соответствуют нормам международного права. Это положение в полной мере распространяется и на ограничения прав и свобод граждан в условиях чрезвычайного или военного положения.

Анализ зарубежной практики показывает, что ограничения прав и свобод в период чрезвычайного или военного положения, как правило, не распространяются на основные права граждан; они ограничены по объему и сроку действия ; применяются только на основании соответствующего законодательного акта. Даже когда вводится чрезвычайное или военное положение, основные и неотъемлемые права человека всегда должны соблюдаться.

Здесь следует что закреплено в части 3 статьи 55 Конституции РФ принцип возможности ограничения прав и свобод человека и гражданина в насколько то, что необходимо в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства требует разумной достаточности применяемых мер может быть только таким объеме, при условии, что такие меры не являются несовместимыми обязательств Российской Федерации международному праву и не дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального статуса. они также не предусматривают ограничений о правах и свободах, перечисленных в части 3 статьи 56 Конституции. Российской Федерации и не подлежит ограничениям ни при каких обстоятельствах, в том числе в условиях чрезвычайного положения.

С учетом вышеизложенного был обоснованно сделан вывод о том , что законопроект может предусматривать ограничения отдельных прав граждан Российской Федерации. Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства на время действия военного положения, но только в соответствии с требованиями международного права, рассмотренными выше. Обязательное соблюдение этого требования является обязательным условием обеспечения безопасности личности в условиях военного положения. На основе реализации этого подхода также возможно обеспечить личную безопасность в условиях чрезвычайного положения.

Были высказаны конкретные соображения о необходимости включения в проект закона положений, предусматривающих некоторые временные запреты и ограничения в условиях военного положения на территории, где оно вводится (с возможным их перечнем). Эти предложения были в значительной степени реализованы и нашли свое отражение в федеральных конституционных законах "О чрезвычайном положении" и"о военном положении". Проведенный анализ показывает всестороннее рассмотрение и творческое применение норм международного права по рассматриваемым вопросам в процессе подготовки этих законов .

Отдельные положения о возможных ограничениях прав и свобод граждан в условиях чрезвычайного и военного положения закреплены и в некоторых других федеральных законах, что свидетельствует о едином подходе законодателя к решению данной проблемы. В частности, статья 4 Трудового Кодекса1 предусматривает, что работа , выполняемая в случаях объявления чрезвычайного или военного положения , не считается принудительным трудом . А в статьях 51 и 93 Земельного кодекса Российской Федерации2 указано, что во время чрезвычайного или военного положения допускается временное изъятие земельного участка. земельный участок от собственника с возмещением причиненных ему убытков и выдачей документа о реквизиции земельных участков для нужд обороны и безопасности. Эти положения согласуются с положениями федеральных конституционных законов "О чрезвычайном положении" и "о военном положении" о возможности привлечения граждан в аварийно-спасательных и других неотложных работ для нужд обороны с гарантированной заработной платы, а также о возможности отозвав у них имущество, необходимое для нужд обороны (во время режима чрезвычайного положения – использования имущества и ресурсов организаций) с последующей выплатой государством его стоимости (возмещение причиненного ущерба).

Гарантия соблюдения основ правового положения физического лица в условиях чрезвычайного или военного положения может быть предусмотрена действующим законодательством Российской Федерации. Меры по защите прав и свобод граждан, предусмотренные статьями 45 Конституции Российской Федерации – 46 Конституции Российской Федерации, включая возможность обращения в суд и прокуратуру. В этой связи особое внимание следует уделить разъяснению полномочий судов и прокуратуры в период действия военного положения. Здесь необходимо исходить из того, что, в отличие от законодательства других стран и исторического опыта России, Часть 3 статьи 118 Конституции Российской Федерации Федерации и пунктом 1 статьи 4 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФЗ "О судебной системе Российской Федерации»1 создание каких-либо чрезвычайных судов не допускается.

Правосудие на территории, где введено чрезвычайное или военное положение , осуществляется только судом. На этой территории действуют все суды, созданные в соответствии с законодательством Республики Казахстан. Конституция Российской Федерации. Судопроизводство должно вестись в соответствии с Конституцией Российской Федерации. Федерации и иных законодательных актов. Крайне важно, чтобы использование любых форм или видов чрезвычайных судов, а также использование любых форм и видов ускоренного или чрезвычайного судопроизводства было не допускается. В случае невозможности осуществления правосудия судами по решению Верховного Суда Российской Федерации или Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Федерации в соответствии со своей компетенцией , территориальные подсудность дел, рассматриваемых в судах, может быть изменена.

Что касается деятельности прокуратуры Российской Федерации Российской Федерации на территории , где введено чрезвычайное или военное положение, то она также должна осуществляться в соответствии с Конституцией Российской Федерации и иными законодательными актами с учетом положений федерального законодательства о чрезвычайном или военном положении. Федеральный конституционный закон "О чрезвычайном положении" специально оговаривает, что при введении чрезвычайного положения на территориях нескольких субъектов Российской Федерации Российская Федерация Генеральная прокуратура Российской Федерации может создать межрегиональную прокуратуру на территории, на которой было объявлено чрезвычайное положение.

Таким образом, можно с достаточной уверенностью констатировать, что необходимость учета необходимости долгосрочной подготовки доклада обсуждалась уже давно. В законах "О чрезвычайном положении" и "о военном положении" нормы международного права и зарубежный опыт определения пределов ограничения прав и свобод граждан в период действия чрезвычайного и военного положения были признаны обоснованными и реализованы. Представляется, что принятие этих федеральных конституционных законов послужит основой для дальнейшего совершенствования правовое регулирование чрезвычайного и военного режимов. это станет существенной гарантией надежной безопасности личности в условиях особых правовых режимов.

Однако практика говорит об обратном. Да, законы приняты, но опыта их применения пока нет. Реальная картина заключается в том, что Парламентская ассамблея Совета Европы неоднократно обращал внимание на то, что Россия , при проведении широкомасштабной антитеррористической операции в Чеченской Республике совершаются массовые нарушения прав человека в 1999-2002 (правый на жизнь, на безопасность, право на свободное передвижение и др.), ограничения прав в условиях, когда нет ни чрезвычайного положения, ни военного закон был объявлен в районе военных действий. Представители Члены Совета Европы, посетившие Чечню, говорили о необходимости судебного расследования всех фактов нарушений прав человека, убийств и исчезновений .

Руководство страны предприняло определенные шаги по созданию реального механизма решения правозащитных вопросов в Чечне. В республике началось восстановление судебной системы. По выявленным фактам преступлений против гражданского населения Чечни и нарушений прав человека федеральными органами власти, особенно правоохранительными органами, возбуждены уголовные дела.

Применение законного чрезвычайного или военного положения всячески избегается государством , руководствуясь различными сомнительными мотивами. Ведь что такое "антитеррористическая операция"? По сути, это то же самое, что состояние войны или чрезвычайное положение.

Был сформулирован один из основных принципов, обязательных при принятии решения об ответственности государства за нарушения прав человека (прежде всего права на жизнь) в контексте специальных правовых режимов Европейский суд по правам человека. Речь идет о толковании понятия "правомерное причинение вреда" действиями (бездействием) государственных органов или их должностных лиц. Внимание европейцев подход Европейского суда по правам человека к этому понятию объясняется тем, что во всех случаях государство ссылается на чрезвычайные обстоятельства. обстоятельства, требующие от государства принятия принудительных мер, которые могут оправдать применение силы, делают законным причинение вреда потерпевшим.

Российское законодательство имеет дело с понятием "законное причинение вреда". В частности, в статье 53 Конституции РФ Говорится, что каждый имеет право на возмещение государством ущерба, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов или их должностных лиц. Эта же норма продублирована в статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации. Поэтому по российскому законодательству ответственность государства не возникает , если ущерб был причинен законным путем.

Примером того, как российские суды трактуют понятие "правомерное причинение вреда", может служить практика арбитражных судов по делам о возмещении ущерба, причиненного событиями, произошедшими на Северном морском пути. На Кавказе проводились контртеррористические операции, в результате которых бомбовыми ударами были уничтожены объекты недвижимости, повреждены земельные участки, предназначенные для сельскохозяйственного производства, и дислоцированные на них танковые части российской армии . Во всех случаях при отказе в возмещении ущерба суды ссылались на то, что правоохранительные органы российского государства действовали на основе: Указ президента Российской Федерации "О мерах по пресечению незаконных вооруженных формирований на территории Российской Федерации" Федерации Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта " от 9 декабря 1994 года № 2166 и (или) иных распоряжений высшего органа государственной власти. Иными словами, законность причинения вреда государством объяснялась наличием определенных правовых актов Верховной власти, по мнению суда, уполномочивающих государственные органы или их должностных лиц на причинение вреда.

Однако, как показывает практика: перечень случаев "законного вреда" , причиненного государством, очень узок, и это понятие не всегда должно использоваться. Европейский суд исходит из того, что государство обязано делать все возможное для поддержания порядка и безопасности в обществе. А в случае нарушения кем-либо общественного порядка и безопасности государство обязано возместить вред потерпевшим только на основании факта причинения вреда. Это подтверждается позицией Европейского суда и мнением, высказанным им в ряде дел, некоторые из которых выбраны в качестве примера.

Законность причинения вреда согласно позиции Европейского суда по правам человека вытекает также из процессуальных особенностей правового устройства оснований ответственности государства. По мнению суда, отсутствие объективного и независимого расследования дела о причинении вреда является самостоятельным основанием для ответственности государства за действия его органов и их должностных лиц. Об этом красноречиво свидетельствует дело " Макэнн и другие против Юнайтед Королевство Королевства" (McCann and Others v. UK). Обстоятельства дела таковы.

Сотрудники спецслужб по борьбе с терроризмом получили информацию о том, что готовится. Ирландия, убитая Маккеном и другими участниками теракта. Сотрудники спецслужб убили Маккена и других людей, которые действительно были террористами, объяснив убийство тем, что в сложившейся ситуации у спецслужб не было другого выбора, так как террористы могли в любой момент привести в действие взрывной механизм. Европейский суд признал, что право на жизнь у погибших есть Маккенн и другие были нарушены на том основании, что суд не был снабжен инструкциями от руководства спецслужб, которые могли бы засвидетельствовать, что, убивая в соответствии с Маккенна и других, спецслужбы действовали не преднамеренно, и убийство в сложившейся ситуации было адекватной, необходимой и оправданной мерой. 1

В другом случае гулек В. Турция " (Gulec V. Turkey) , суд установил, что в ходе контртеррористической операции 4 марта 1991 года в городе Идиль был застрелен 15-летний Ахмед гулек, случайно оказавшийся на месте теракта. Государство утверждало, что нет никаких доказательств убийства Ахмеда, что гулек был застрелен силами безопасности. По мнению государства, Ахмед гулек мог стать жертвой неустановленных лиц. Однако, исходя из того , что силовики применили оружие и государство не провело объективного расследования причин смерти, суд признал нарушение государством права на жизнь умершего, констатируя буквально следующее: "общий запрет произвольного лишения жизни государственными агентами, вытекающий из смысла статьи 2 Конвенции, является неэффективным, если на практике не проводится критической оценки обоснованности применения силы властями, способными причинить смерть. Обязательство государства защищать право на жизнь в соответствии со статьей 2 Конвенции наряду с общим обязательством, изложенным в статье 1 Конвенции, обеспечивать, чтобы: "каждый человек, находящийся под его юрисдикцией, имел права и свобод, предусмотренных в разделе 1 Конвенции», предполагают , что существует эффективная форма официального расследования дел об убийствах лиц, произошедших в результате применения силы государственными агентами (inter alios). Выполнение государством своих обязательств по защите права на жизнь в соответствии со статьей 2 Конвенции означает, что государственные агенты несут ответственность за неоправданное применение силы, способное привести к смерти . Поэтому их действия должны подлежать независимой и публичной оценке , которая может определить, оправдано ли применение соответствующей силы таким образом, при рассмотрении вопроса об ответственности государства за нарушение права на жизнь в рамках специальных правовых режимов можно выделить две правовые позиции Европейского суда по правам человека.

Первый базируется на идее абсолютной ответственности государства, которое обязано обеспечивать мир и порядок в обществе, а также личную и имущественную безопасность людей, находящихся под его юрисдикцией . Поэтому нарушение общественного спокойствия и порядка, создание угрозы безопасности для людей являются для государства самостоятельными основаниями ответственности за причиненный вред. Причем причиной причинения вреда могут быть любые обстоятельства, не только теракты, но и, например, массовые беспорядки. Исходя из чего , это не имеет значения для возникновение ответственности государства независимо от того, было ли оно основано на насильственных действиях государственных должностных лиц, террористов или неустановленных лиц. Следует иметь в виду, что в соответствии со статьей 15 Конвенции от 4 ноября 1950 года даже война или другое чрезвычайное положение не являются основанием для нарушения права на жизнь.

Вторая позиция непосредственно связана с определением критериев обоснованного применения силы государственными органами или их должностными лицами, которые делают лишение жизни законным. Учитывая, что смысл любого нарушения прав и свобод человека, закрепленных в международных договорах, должен носить исключительный и чрезвычайный характер, то перечень случаев законного лишения жизни прямо предусмотрен в статье 2 Конвенции от 4 ноября 1950 года. В частности, к таким случаям относятся: лишение жизни с целью защищать любое лицо от незаконного насилия; для осуществления законного задержания или предотвращения побега законно задержанного лица ; для подавления бунта или мятежа в соответствии с законом. Позиция Европейского Союза в суде заключается в том, что нарушением права на жизнь является не лишение жизни в случаях, перечисленных выше, а отсутствие такового, а также неспособность правительства объективно и независимо расследовать дело об убийстве. Неспособность провести объективное и независимое расследование дел об убийствах людей, имеющих даже внешние признаки легальности лишение жизни, то оно считается самостоятельным основанием ответственности государства и рассматривается как нарушение права на жизнь.

Что я могу добавить к своему заключению ? В нашей стране еще не было практики применения конституционных законов , но были разного рода контртеррористические операции, правовая основа которых весьма сомнительна. И опыт этих операций показывает, что нарушения права на жизнь в таких ситуациях не редкость. Однако отрадно хотя бы то, что даже под давлением западных правозащитных организаций (для этого они , собственно, и нужны) России все же удалось обеспечить , пусть и не всех своих граждан в конфликте зона, но достойная гарантия основных конституционных прав. Все познается путем сравнения – в советское время, я полагаю, ситуация была бы иной, она была бы гораздо драматичнее…

Глава 4. обеспечительные права на жизнь

Сегодня система обеспечения конституционных прав и свобод граждан в регионах России представляет собой довольно неоднозначную картину не только организационных форм, но и прогресса конституционной модели устройства государственно-правового механизма обеспечения основных прав и свобод. Конституционные положения о регулировании и защите прав и свобод граждан (предмет компетенции) являются общими основаниями всей системы органов государственной власти. Российская Федерация Российской Федерации Федерации) и о защите прав и свобод граждан (субъект совместного ведения Федерации и ее субъектов). Однако процесс создания действительно единой системы органов государственной власти в России, обеспечивающей защиту и защиту основных прав и свобод личности, протекает крайне неравномерно в разных регионах, на разных уровнях государственной власти, в разных ведомствах.

Особенность состояния этого важного института демократии сегодня заключается в том, что задачей государственных органов обеспечения безопасности защиты основных прав и свобод граждан выступает как внутренняя задача обеспечения прав, прежде всего, самих должностных лиц государственного аппарата, а не населения, как это должно быть по определению. Государственная власть в последние годы приобрела чрезмерную относительную самостоятельность . В результате они оказались исчерпанными ресурсами доверия граждан к государству и его органам. Это привело обоих к отчуждению от общества. массы от государственных структур и до исключения государства. и отчуждение государственных органов от населения. Как справедливо отмечает В. В. Лазарев, отчуждение государственных органов можно охарактеризовать как отказ от принципа, который исходит от общества, - жить по справедливости и от того, что исходит от власти,-жить по закону. Последнее в значительной степени означает поклонение сомнительным ценностям. 1

Важным документом для всей России является проект федеральной концепции обеспечения и защиты прав и свобод человека, разработанный в 2000 году Комиссией по правам человека при Президенте Российской Федерации. Федерация. Она основана на нормах и принципах взаимоотношений граждан и государства, признанных международным сообществом. В проекте отражены вопросы развития политических и гражданских прав третьего поколения защита социально-экономических прав населения определены потребности населения в чрезвычайных ситуациях защита их прав, решение вопросов образования и прав на образование, обеспечение единых стандартов защиты прав человека, в том числе посредством международных правовых актов и договоров в этой области. Однако вопросы защиты и предупреждения конституционных прав и свобод граждан в этом проекте не были должным образом освещены .

Наличие правовых норм, устанавливающих возможность гражданина свободно пользоваться конституционными правами и свободами, не означает, что каждому гражданину автоматически гарантируется их осуществление или защита и защита. Наличие таких норм является необходимым, но отнюдь не достаточным условием осуществления индивидом своих прав и свобод в практике общественных отношений.1. она требует реализации провозглашенного Конституцией права личности, т. е. фактического получения блага, составляющего ее содержание. об этом праве. В свое время л. с. Явич писал, что право-ничто , если его положения не реализуются в деятельности людей и их организаций, в общественных отношениях, и что невозможно понять право, если игнорировать механизм его реализации в жизни общества. 2

В юридической литературе реализация прав и свобод граждан рассматривается как процесс, регулируемый правовыми нормами, обеспечивающий каждому гражданину материальные и духовные блага, лежащие в основе его субъективных прав, а также защищающий эти права от любых посягательств. В конечном итоге это означает достижение полного соответствия между требованиями норм о совершении или воздержании от совершения определенных действий и количеством действий, которые фактически последовали.1 Процесс реализации прав граждан достаточно сложен комплекс и имеет определенную структуру. Совокупность средств, обеспечивающих реализацию права, их применение и функционирование , составляют особый механизм перевода общих предписаний в индивидуальное поведение юридических лиц. Под механизмом реализации понимается способ осуществления прав и свобод, то есть специально согласованные законные позитивные действия индивида , всех обязанных и иных субъектов права, а также условия и факторы, влияющие на этот процесс.

Вопрос о структуре механизма реализации прав граждан в юридической науке является дискуссионным. Итак, иногда она состоит из трех компонентов: : 1) механизм обеспечения, являющийся предпосылкой осуществления прав граждан; 2) механизм непосредственного осуществления - фактическое осуществление этих прав; 3) механизм защиты, вступающий в силу в случае нарушения прав и направленный на их восстановление.2 это представляется не совсем правильным, поскольку как правоприменение, так и защита прав выступают в качестве процессов, которые постоянно сопровождайте сам механизм реализации .

С точки зрения К. Б. Толкачева, механизм реализации прав граждан состоит из двух подсистем: подсистемы обеспечения реализации прав и подсистемы действий (актов поведения) граждан, использующих закрепленные правые3 , то есть непосредственного осуществления права.

Для понимания механизм юридических гарантий конституционных прав и свобод граждан необходимо: во-первых, раскрыть роль государства в обеспечении права и свобод граждан; во-вторых, показать соотношение охраны норм права в сфере обеспечения прав и свобод как стадий процессе их реализации; в-третьих, охарактеризовать формы и способы реализации прав; в-четвертых, раскрыть систему гарантий на этот процесс.

Одной из основных особенностей реализации конституционных прав и свобод является то, что субъект должен постоянно пользоваться такими правами и свободами, как жизнь, здоровье, то есть благами, присущими ему. Природа многих конституционных прав и свобод делает ненужным для гражданина заниматься юридической деятельностью, направленной на их получение, поскольку они принадлежат ему с момента рождения. Их реализация выражается в определенном фактическом состоянии субъекта, который непрерывно пользуется благами в виде прав и свобод, и этим пользуется само по себе это не имеет прямого отношения к действию. или бездействие.1

Конечно , здесь речь идет только о правовом аспекте обеспечения основных прав и свобод. В реальной жизни человек сам, руководствуясь инстинктом самосохранения и здравым смыслом, постоянно заботится о своих правах и свободах. От него во многом зависит, насколько комфортным будет его существование.

Исключение составляют лишь те случаи, когда гражданин вынужден прибегать к защите, например , к необходимой обороне. В таких ситуациях гражданин сам предпринимает активные , юридически значимые действия по осуществлению и защите своих конституционных прав и свобод. Но в целом конституционные права и свободы гражданина обеспечиваются специальной деятельностью государства , направленной на защиту и защиту его благ. Государство взяло на себя обязанность создавать, насколько это возможно, условия для осуществления конституционных прав и свобод граждан. Реализация этого долг государства заключается в том, чтобы минимизировать посягательства на конституционные права и свободы, а если они совершаются, то реагировать на них быстрее. То есть реализация конституционных прав и свобод выражается в действиях государства по предупреждению и пресечению противоправных посягательств на права и свободы граждан, наказанию правонарушителей, возмещению ущерба. Это вторая особенность реализации исследуемой группы прав и свобод.

Необходимо отметить еще один аспект обеспечения государством конституционных прав и свобод граждан. Принцип свободы осуществления прав человека в Российской Федерации Российская Федерация Федерация, как и во многих странах мира, имеет свои пределы действия. Ограничение конституционных прав и свобод возможно с помощью федерального закона. Субъектам Федерации это право не предоставлено. Однако федерация также ограничена в плане умаления прав и свобод человека сферами правового регулирования. регулирование, его цели. Так, в части 3 статьи 55 Конституции РФ предусмотрено: "права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере , в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства."

По мнению А. С. Мордовца, сущность правового ограничения состоит в том, чтобы побуждать индивидов к социально полезному поведению, с одной стороны , и сдерживать социально вредное поведение-с другой. Таким образом, ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина Российской Федерацией призваны решить следующие задачи: 1) поддержание правопорядка; 2) обеспечение личной безопасности; 3) обеспечение внутренней и внешней безопасности общества и государства; 4) создание благоприятных условий для осуществления экономической деятельности и развития страны. 5) учет минимальных расходов государственных стандартов по основным показателям уровня жизни, культурного развития граждан.1 следует подчеркнуть , что задача обеспечения государством защиты прав и свобод граждан имеет первостепенное значение и возглавляет вышеназванный перечень.

Представляется, что защита и защита государством конституционных прав и свобод граждан от противоправных посягательств являются этапами в процессе реализации конституционных прав и свобод граждан. Именно в наличии этих двух стадий проявляется специфика реализации прав и свобод .

В научной литературе термины "охрана", " охрана "и " обеспечение " получили различное толкование, в связи с чем возникает необходимость уточнения их содержания. Мы должны согласиться с мнением о том, что понятие "безопасность" является общим по отношению к понятиям "защита" и "защита".1 Она включает в себя всю систему политических, экономических, социальных, духовных, правовых и иных мер и условий, направленных на наиболее полное использование индивидом социальных благ. Рассматриваются понятия "безопасность" и "защита" либо как тождественные2,либо "защита" понимается как более узкий термин, чем "защита", либо каждому из них придается самостоятельное содержание3.

Представляется правильной позиция, согласно которой под защитой понимаются взаимосвязанные меры, осуществляемые государственными органами и общественными организациями, направленные на предупреждение нарушений прав, устранение их причин и содействие нормальному процессу реализации индивидом своих прав и свобод. Защита , с другой стороны, предполагает обязательную (по отношению к обязанному лицу) способ осуществления права, применяемый в установленном законом порядке компетентными органами в целях: восстановите нарушенное право. Именно на стадии защиты нарушение должно быть устранено, а право восстановлено. Основным условием отнесения тех или иных мер защиты является наличие нарушения права или попытки его нарушения. А поскольку нарушить это право можно в любой момент , то и защита необходима.

Особое внимание следует уделить этапу защиты основных прав граждан, поскольку специфической функцией правовой защиты является превентивная. -Мудрый законодатель, - заметил К. Маркс, - предотвратит преступление, чтобы не быть вынужденным наказывать за него"1. Эффективность защиты основных прав и свобод граждан зависит от полноты их реализации (например, права на жизнь, здоровье , физическую свободу). Для обеспечения беспрепятственного пользования такими благами, как конституционные права и свободы, необходимо: не допускайте посягательств на них. Ведь пресечение посягательства на такие конституционные права, как жизнь и здоровье, а также наказание за убийство или причинение телесных повреждений в качестве защитных мер, не может восстановить процесс наслаждения жизнью и полноценного здоровья . Хотя этот момент не умаляет роли правовой защиты как этапа реализации.

В то же время, как отмечают многие исследователи, в науке и практике отсутствует единство взглядов на роль профилактики и предупреждения нарушений прав и свобод граждан. Так, И. В. ростовщиков отмечает, что профилактика традиционно рассматривается в рамках средств и мер защиты (защиты) прав и свобод.2 по его мнению, хотя она и отличается от защиты прав и свобод, она не всегда связана с конкретными нарушениями, которые уже были совершены, но обычно проявляется в виде общих и долгосрочных профилактических мероприятий. Он справедливо подчеркивает , что предупреждение посягательства на права и свободы личности представляет собой особый тип гарантий реализации, который, в принципе, выступает как через социальные, правовые организационные факторы обеспечения прав и свобод (иногда даже путем применения стимулирующих норм), так и через собственно правоохранительные меры компетентных органов. 3

Только государство и его органы имеют право, государственные и правительственные полномочия осуществлять меры по защите и защите конституционных прав и свобод на всей территории страны. Общественные организации и формирования, массовые правозащитные движения и другие организации не обладают необходимыми полномочиями, силами и средствами для обеспечения полной защиты и защиты прав и свобод человека и гражданина.

Возникает вопрос : действительно ли необходимо уделять особое внимание этой сфере правоохранительной и правозащитной деятельности государственных органов, выделять ее из общего комплекса задач по осуществлению власти и управления? Высказывается мнение о невозможности выделения подсистемы государственно-правовой защиты конституционных прав и свобод из всего комплекса государственной деятельности , поскольку вся деятельность государства и его органов представляется представляющей или должна представлять в широком смысле их защиту и защиту. Более того, например, защита посредством правосудия определенных социальных групп населения. права граждан якобы нереалистичны, поскольку противоречат сложившимся в стране рыночным отношениям и интересам предпринимателей. 1

Необходимо отметить , что потребность в государственно - правовой защите и свободах граждан естественная вытекает из усложнения характера и структуры экономических отношений приватизации государственной общественной собственности значительного увеличения числа граждан с различными формами и видами собственности и нуждающихся в ее правовой защите. Нарастание конфликтных и социальных противоречий в общественной жизни, признание ценности и неприкосновенности личности, защита достоинства граждан и их коммуникаций, с одной стороны, и отмена ряда с другой стороны, из ранее существовавших институтов социального контроля, которые способствовали реализации прав, все большее значение приобретают правовые формы защиты и защиты прав и свобод. Правовая форма защиты прав и свобод граждан становится реальной альтернативой тоталитарным, патерналистским методам этой защиты и защиты , господствовавшим в недавнем прошлом.

Государственная статистика последних лет свидетельствует о непрерывном росте числа обращений граждан в государственные органы за защитой и защитой своих прав и свобод. В частности, эти работы являются показательными для уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за последние три года. В 1998 году ( с мая) в него поступило 6 978 жалоб и обращений граждан, в 1999 году-6 978 обращений. – 22 815, в 2000 году – 24 985,1 аналогичная динамика наблюдается и в работе Администрации Президента Российской Федерации. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации Федерации, Аппарата Правительства Российской Федерации, Конституционного Суда Российской Федерации, других федеральных судов, прокуратуры Министерства внутренних дел Российской Федерации Федерация Российская Федерация.

Дальнейшее совершенствование системы государственных гарантий основных прав и свобод граждан влечет за собой осмысление некоторых теоретических положений , определяющих сущность и особенности Института государственно-правовой защиты конституционных прав и свобод граждан, лежащих в основе концепции механизма защиты. Уместна, на наш взгляд, следующая проблема: понятие и содержание института государственно-правового обеспечения основных прав и свобод граждан; Государственная государственно-правовая деятельность по защите основных прав и свобод современного этапа развития государства. пути укрепления государственно-правовых гарантий основных прав и свобод граждан в механизме государственного управления; совершенствование системы органов государственной власти; возможности расширения сферы обжалования и государственного контроля; дифференциация процедур государственно-правовой защиты основных прав и свобод граждан; создание более благоприятных условий для активного участия граждан в защите их конституционных прав и свобод.

Давайте более подробно рассмотрим наиболее важные из этих вопросов.

Государственно-правовая защита конституционных прав и свобод (согласно статье 45 Конституции Российской Федерации) упрощенно понимается как деятельность уполномоченных государственных органов и должностных лиц. Конституция предусматривает определенную обязанность , которую берет на себя государство. Это соответствует праву человека и гражданина требовать государственной защиты от посягательств на их конституционные права и свободы. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина - это институт конституционного права. закон. Это правовой комплекс, который используется государством и обязан обеспечивать соблюдение основных прав и свобод человека и гражданина, прежде всего закрепленных в Конституции Российской Федерации. Федерация.

Закрепление этой обязанности в Конституции Российской Федерации отражает факт присоединения Российской Федерации к Международной федерации Пакт о гражданских и политических правах 1966 года так и есть означает, что наше государство должно создавать условия, при которых право на правовую безопасность и защиту должно устанавливаться компетентными органами, а также развивать возможности государственной защиты.

Конституция В Российской Федерации установлен целый комплекс правовых норм, определяющих сущность государственно-правовой охраны как института правового государства, представляющего собой ведущую сферу деятельности органов государственной власти. Конституция определяет сферы государственно-правовой охраны, основные права и свободы, подлежащие защите, виды соответствующей государственно-правовой деятельности, условия надлежащей организации государственно-правовой деятельности и гарантии законности осуществления государственно-правовой охраны. Из конституционные положения, непосредственно определяющие содержание, структуру и формы государственно-правовой защиты прав и свобод граждан, необходимо различать следующие.

Конституция Российской Федерации определяет, что права и свободы граждан являются высшей ценностью, и государство обязуется признавать, соблюдать и защищать эти права и свободы (статья 2) эта норма более подробно описана в других статьях Конституция Российской Федерации в действующем законодательстве России. Признавая конституционные права и свободы, государство в своих законах конкретно определяет их содержание, объем, пределы, гарантии их соблюдения, а также обязанности человека (например, уплата налогов) и гражданином (военная служба и т. д.).

Конституционная обязанность государства уважать и защищать права и свободы человека и гражданина заключается в создании системы их защиты и защиты, включающей меры по созданию условий для реализации прав и свобод, судебные и административные органы, парламентские и президентские структуры, а также четкие правовые процедуры такой защиты и защиты.

Конституция Российская Федерация устанавливает исключительное право Российской Федерации на Российская Федерация должна регулировать права и свободы человека и гражданина, а также права национальных меньшинств (статья 71). Понятие "регулирование" в данном случае означает, что задачами Федерации являются: определение перечня прав и свобод, их конституционно-правовое закрепление, установление конституционных и иных гарантий, механизмов и процедур их реализации и защиты, а также ответственности за их нарушение. Эти и другие нормативные акты элементы (конституционные, законодательные) прав и свобод человека имеют основополагающее значение для всей правовой системы, всех отраслей права и субъектов права, включая весь механизм государственно-правовой защиты прав и свобод.

Защита основных прав и свобод также является их регулированием. Отнесение к ведению Российской Федерации Федерации конституционно-правового регулирования в сфере прав и свобод не только подчеркивает приоритетность этой сферы, но и обеспечивает единство подхода к правам и свободам человека и гражданина на всей территории страны. Из России. В реализации функции регулирования прав и свобод, прежде всего, участвует: Федеральное агентство по делам национальностей-Парламент Российской Федерации Федерации, а также Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и иных органов государственной власти в качестве субъектов законодательной инициативы.

Конституция В Российской Федерации закреплено положение о Президенте Российской Федерации как гаранте прав и свобод человека и гражданина (часть 2 статьи 80). Выполняя эту должность, Президент Российской Федерации обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти, как федеральных, так и субъектов Российской Федерации. При Президенте В Российской Федерации действует Комиссия по правам человека, которая образована Указом Президента Российской Федерации от 26 сентября 1993 года № 1458 в целях укрепления гарантий гражданских и политических прав граждан Российской Федерации. В соответствии с частью В соответствии с пунктом 4 статьи 78 Конституции Российской Федерации президент Российской Федерации осуществляет надзор и контроль за деятельностью органов исполнительной власти, в том числе через их собственные администрации и уполномоченных представителей в федеральных округах и субъектах Российской Федерации.

В соответствии со статьей 115 Конституции Российской Федерации президент может отменить указ или распоряжение в целях недопущения нарушений прав и свобод граждан органами государственной власти Российской Федерации. Федерации в случае ее противоречия федеральным законам и указам Президент или нарушение закона, определяющего права и свободы человека и гражданина. В соответствии со ст. 85 Конституции РФ президент РФ вправе приостанавливать действие актов актов исполнительной власти субъектов РФ, если они противоречат Конституции РФ, федеральным законам. , международных обязательств Российской Федерации, либо в случае нарушения прав и свобод человека и гражданина до принятия решения по данному вопросу соответствующим судом.

Конституция РФ в главе 5 возлагает некоторые полномочия по осуществлению государственного контроля за деятельностью органов исполнительной власти в области прав и свобод человека на законодательные органы государственной власти, и в частности, палату Федерального Собрания – Парламент Российской Федерации. В соответствии со статьями 102, 103 Конституции Российской Федерации Федерация устанавливает контроль за палатами Федерального органа государственной власти Контроль за исполнением федерального бюджета Правительством Российской Федерации и подведомственными ему министерствами и отделы. Для этого он создается и функционирует Счетная палата Российской Федерации, в состав которой входят обе палаты федерального бюджета. Собрания Российской Федерации уполномочены издавать инструкции. Кроме того, существует порядок ответов членов правительства на вопросы и запросы членов Совета Федерации и депутатов Государственной думы.

Конституция Статья 114 Конституции Российской Федерации возлагает на правительство Российской Федерации полномочия по осуществлению мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью. В соответствии со статьей 12 Федерального конституционного закона " О государственной власти Российская Федерация " на Правительство Российской Федерации возложены полномочия по осуществлению государственного контроля за соблюдением прав и свобод граждан федеральными министерствами и ведомствами. В этой связи закон уполномочивает правительство Российской Федерации отменять акты федеральных органов исполнительной власти или приостанавливать их действие, применять к назначенным работникам дисциплинарные меры вплоть до увольнения. Государственные служащие Российской Федерации .

В целях защиты прав и свобод человека и гражданина на Министерство внутренних дел возложено обеспечение безопасности граждан, предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений, раскрытие преступлений общественного порядка и обеспечение общественной безопасности (статья 2 Закона Российской Федерации Федерации "О полиции"1).

Конституция Российская Федерация в части 4 статьи 125 устанавливает полномочия: Конституционного Суда Российской Федерации Федерации, которые имеют важное значение для защиты и защиты конституционных прав и свобод личности. По жалобам на нарушения конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов он уполномочен проверять конституционность закона , применяемого или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном законом. Федеральный закон. При этом конституционность можно проверить не любого закона, а только тех, которые затрагивают права и свободы. Конституционный суд суд часто вынужден отказывать в рассмотрении жалоб, поступивших в связи с их неподведомственностью или несоответствием требованиям закона.

Общеизвестно , что в юридической науке идет дискуссия о правовой природе решений Конституционного суда. Являются ли они источником права. Придерживаясь идеи закрепления в будущем Федерального закона "О нормативных правовых актах Российской Федерации". Специальная статья" о нормативном характере решений Конституционного суда Российской Федерации " однако представляется справедливым предположить, что, по крайней мере, толковательные определения суда первой инстанции основаны на следующих принципах: Конституционность, неконституционность положений законов и иных нормативных актов, а также разрешение споров о компетенции имеют характер нормативных актов. Часто они являются основой для принятия Федеральные законы или отклонение их проектов, принятие указов Президент и постановления Правительства.1 устранение пробела в законодательном закреплении решений Конституционного суда Суд активизирует деятельность по устранению дискриминационных норм нашего государства, возникающих в результате неопределенности закона, "искажения" его смысла правоприменителем, нереализованности частных конституционных норм.

Конституция Статья 129 УПК РФ устанавливает статус прокуратуры РФ как системы государственных органов, осуществляющих надзор за исполнением действующих на территории РФ законов. Надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина является самостоятельным направлением деятельности прокуратуры, в ходе которого рассматриваются и проверяются заявления, жалобы и иные сообщения о нарушениях прав и свобод, принимаются меры по предупреждению и пресечению нарушений прав и свобод человека и гражданина, привлечению к ответственности лиц, их нарушивших. то закон и возмещение причиненного ущерба.

Конституция Российская Федерация в части 1 статьи 103 предусматривает введение института Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, что необходимо для формирования целостной системы защиты основных прав граждан. Принятие Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" 1 стало важной вехой в укреплении законности и гарантий прав личности в Российской Федерации. Из России.

Конституция Статья 12 Конституции Российской Федерации устанавливает одну из основ российской демократии и государственной власти – местное самоуправление. В соответствии со статьей 132 Конституции 6 Закона Об общих принципах организации местного самоуправления 2. органы местного самоуправления обеспечивают охрану общественного порядка. Это означает , что они создают на подведомственной им территории условия , гарантирующие безопасность личности и беспрепятственное осуществление гражданами конституционных прав и свобод. То полиция общественной безопасности призвана играть важную роль в этой области . В районах, городах и районах городов, т. е. на уровне муниципальных образований, она создается и функционирует как структурное звено в органах исполнительной власти – управлениях (отделах) внутренних дел соответствующего субъекта Российской Федерации. Федерация. То есть можно сказать, что таким образом осуществляется сочетание принципов государства и самоуправления в сфере защиты основных прав и свобод человека и гражданина.

Конституция Статья 46 Конституции Российской Федерации устанавливает право каждого на обращение в суд – право человека и гражданина на правосудие. Этот принцип предполагает, что любой гражданин может обратиться за помощью в судебные органы в случае нарушения его прав и свобод, в том числе органами государственной власти, местного самоуправления, общественными объединениями и должностными лицами. Конституция Российская Федерация подчеркивает право гражданина, пострадавшего от преступного посягательства, на доступ к правосудию (статья 52). Однако право на правосудие не является исключительной привилегией жертвы преступления. Согласно ст. Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит: "Каждый человек имеет право по любому предъявленному ему уголовному обвинению на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным , независимым и беспристрастным судом , учрежденным на основе закона". Этот Международный пакт расширяет сферу действия права на судебную защиту в уголовном судопроизводстве.

Конституция Российской Федерации в части 3 статьи 46 предусматривает право каждого в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека в случае исчерпания всех имеющихся внутренних средств правовой защиты . Однако пока неясно , кто должен принять решение о том, что все имеющиеся внутренние средства правовой защиты были исчерпаны . А большинство российских граждан сами не знают о международных договорах по правам человека , поэтому понятия не имеют, в какие межгосударственные органы и как они могут обращаться защита их прав.

Конституция Часть 1 статьи 45 Конституции Российской Федерации гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина. часть 2 статьи Статья 45 Конституции устанавливает право обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц.

Конституция Российской Федерации в статье 48 устанавливает право на получение квалифицированная юридическая помощь статьи 52 закона по защите жертв прав от преступлений и злоупотреблений властью, арт. 52 – полномочия государственного чтобы обеспечить доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба в статья 53 право на возмещение ущерба причиненного незаконными действиями (или бездействие) органов государственной власти или должностных лиц в части 2 статья 55 – запрет на издание законов, отменяющих или уменьшение прав и свобод человека и гражданина в части 3 статьи 55 – ограничение дееспособности федеральными законодательными правами и свободами человека и гражданина в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны и безопасности государства в части 3 статьи 41 – ответственность должностных лиц в соответствии Федеральный закон за сокрытие фактов и обстоятельств, создающих угрозу жизни и здоровью людей в ст. 15, 57, 58, 59, 62 – обязанности человека и гражданина на территории Российской Федерации русский Федерация.

Конституция Российская Федерация и действующее законодательство устанавливают ряд положений о правовых процедурах, формах и методах защиты основных прав и свобод человека и гражданина.

Эти правовые нормы , как первичные правила поведения , составляют живую ткань права. Очень многое зависит от их правильного определения и "вербовки" в те или иные виды деяний .1 Конституционно - правовые нормы Института защиты основных прав и свобод граждан являются нормами высокой нормативной концентрации, своеобразными обобщенными моделями поведения юридических лиц. Поэтому в этих нормах часто отсутствует традиционная триада элементов , и норма-диспозиция является наиболее типичной. Но в то же время вы можете - и для этого есть все основания - выделить среди них конституционные нормы-определения, нормы-цели, нормы-принципы, разрешительные нормы, нормы компетенции, нормы-запреты, нормы-императивы. Понимание сущности и видов этих норм важно для правильной ориентации субъектов права и их адекватных правовых действий. В противном случае потенциал стандартов определяется и используется либо не полностью, либо неправильно.

Эти виды норм определяют в общих чертах классификацию норм всего института государственно-правовой защиты основных прав и свобод граждан. Конституционные нормы-определения либо воспроизводятся в полном объеме в последующих законах, либо служат основой для построения закона и формулирования его норм. Конституционные нормы-принципы и нормы-цели служат основой для создания аналогичных норм в законах. Так, положения статьи 2 Конституции РФ Статья 3 (об ответственности, гласности и обеспечении права и свободы человека и гражданина) Российской Федерации о правах и свободах человека как высшей ценности. гражданина) Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации Российской Федерации»1 и в статье 1 (О защите прав и свобод граждан ) Закона Российской Федерации "О милиции".

В этом учреждении для защиты основных прав и свобод особенно часто используются общие нормативные нормы, в том числе компетентностные, а также конкретно нормативные и императивные . Это правила о компетенции субъектов Российской Федерации . Российской Федерации и ее субъектов, о полномочиях органов государственной власти, об отношениях государственных органов между собой, об отношениях органов государственной власти с физическими и юридическими лицами. Часто эти нормы выражаются так: обязанности соответствующих субъектов конституционно - правовых отношений. Так, в пункте 2 статьи 15 Конституции Российской Федерации, которая устанавливает, что государственные органы, общественные власти и иных государственных организаций несут ответственность за: местное самоуправления, должностных лиц, граждан и их объединений обязаны соблюдать следующие требования: Конституция РФ и законы, "расширенный" и указанный в статье 10 Закона "О милиции".

В строю Институт государственно – правовой безопасности ключевых прав и свобод применяет и допустимые нормы, позволяющие гражданам свободно пользоваться своими правами и свободами, государственным органам в процессе защиты прав и свобод- проявлять творческий подход в ходе правоприменительной деятельности, учитывая принцип "запрещено все, что не дозволено"." Так, нормы ч. 2 Конституции РФ касаются законов О выборах, о гражданстве, о въезде и выезде из страны, об избирательных правах граждан, о средствах массовой информации и др. были разработаны в Российская Федерация. Закон Российской Федерации "О милиции", разработка статья 45 Конституции Российской Федерации о гарантировании государственной защиты прав и свобод граждан, устанавливает права милиции (ст. 11) в выполнять действия, необходимые для защиты и защиты основных прав и свобод граждан (например, пресечение преступлений и административных правонарушений, в том числе связанных с нарушением прав и свобод).

Диспозитивные нормы регулируют деятельность многих государственных органов: Президента Российской Федерации, Федерального Собрания Российской Федерации и др. Совещания Российской Федерации, правительств Российской Федерации Федерация, федеральные суды, прокуратуры, органы внутренних дел, полиция и т. д. Более того , эти нормы получили свое развитие в соответствующих законах, регулирующих организацию и деятельность этих органов в области защиты основных прав и свобод граждан.

Включение норм-запретов в институт защиты основных прав и свобод призвано обеспечить их превентивное действие для сохранения правомерного поведения юридических и физических лиц. Они служат своеобразным индикатором возможных противоправных действий. Так, статья-статья 56 (пункт 3 – - Конституции Российской Федерации) устанавливает, что права и свободы , предусмотренные статьями 20, 21, 23 (Часть 1), 24, 28, 34 (Часть 1), 40 (Часть 2) Конституции Российской Федерации: 1), а 46 не подлежат ограничению в чрезвычайном положении. – Статья 54 Конституции Российской Федерации.

Защитные нормы (нормы-санкции) выступают как средство применения мер ответственности за правонарушения в сфере основных прав и свобод граждан. Таким образом, конституционные нормы предусматривают следующие меры конституционной ответственности: а) отмена, приостановление, аннулирование правовых актов; б) отставка органа или должностного лица; в) досрочное прекращение полномочий; г) отзыв; д) введение специальных, в том числе временных, режимов; е) роспуск органа; ж) реорганизация государственных структур; з) отказ регистрация; и) запрет. Природа этой юридической ответственности еще недостаточно хорошо проработана и требует дополнительного развития и широкого внедрения.

Большую группу норм-санкций, предусматривающих ответственность за нарушение основных прав и свобод, составляют ссылки на меры уголовной, административной и материальной ответственности, предусмотренные отраслевым законодательством. Так, в действующей редакции УК РФ предусмотрены меры уголовной ответственности за преступления против личности, государственной власти, основ конституционного строя.

Нормы-санкции могут содержаться также в материальных нормах (в основном компетенции), процессуальных (регламенты), коллизионных нормах, нормах согласительных процедур (о порядке разрешения разногласий между органами исполнительной власти) и др. К сожалению, и вторая , и третья группы этих норм также недостаточно полно и основательно разработаны с точки зрения защиты и защиты основных прав и свобод граждан.

Таким образом, для формирования и функционирования института государственно-правовой защиты основных прав и свобод граждан большое значение имеют внутренние отношения конституционно-правовых норм. Их отсутствие или слабость приводит к снижению эффективности законодательного регулирования и, в конечном счете, к неудовлетворительному обеспечению основных прав и свобод. Напротив, обеспечение связей между нормами в рамках закона, между однородными нормами различных законов и поддержание пропорций между отдельными блоками закона; институт позволяет использовать высокий потенциал всего комплекса государственно-правовых систем. защита основных прав и свобод граждан.

Задача разработки материальных, организационных и процессуальных основ реализации права на государственно-правовую защиту конституционных прав и свобод требует совершенствования всей системы государственно-правовой защиты, обеспечения условий для активизации правоохранительной функции государственных органов.

Содержание правоохранительная функция государственных органов состоит из нескольких элементов: а) предупреждения нарушения прав; б) восстановления нарушенного права; в) отмены законодательных и подзаконных нормативные акты в случае их противоречия закону (признания их недействительности); г) возмещения ущерба и морального вреда, причиненного человеку и гражданину; д) решения вопроса о ответственности нарушителя прав человека и гражданина.

С другой стороны, в конституционном законодательстве до сих пор не сформированы соответствующие подотрасли, направленные на обеспечение конституционных прав и свобод граждан . Многочисленные правовые средства, направленные на обеспечение конституционных прав и свобод, встречаются в различных отраслях права, законы и нормативные акты не взаимосвязаны, порой излишне разрознены и противоречат друг другу.

Представляется, что при всем многообразии видов программного обеспечения необходимо говорить об общих принципах, целях и задачах его реализации, характерных для всех сфер деятельности по правовому обеспечению и для всех органов, ее осуществляющих. Учитывая постоянно возрастающую роль прав и свобод человека и гражданина в государственной и общественной жизни, в обеспечении устойчивого развития современного мира1, можно говорить об особой роли защиты прав и свобод, предупреждения их нарушений как важной функции государства. государственные органы, и в первую очередь правоохранительные органы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, подведем черту под нашим скромным исследованием. Все права человека неделимы, образуют единый комплекс и не могут быть исключены из их совокупности хотя бы одним компонентом в ущерб другим. Недопустимо противопоставлять одно право или свободу другому. Это замечание совершенно справедливо, поскольку в противном случае будет нарушен общий принцип уважения прав человека и основных свобод, принцип универсальности прав человека. Признание неделимости прав человека не исключает их определенной систематизации.

Несомненно, приоритетным правом является право на жизнь как важнейшее право, без обеспечения которого бессмысленно ставить вопрос об уважении других прав и свобод человека. С другой стороны, уважения только одного права на жизнь, конечно, недостаточно для полноценного существования и развития личности в обществе. Это требует уважения и соблюдения других прав и свобод. Иначе мы не найдем права на жизнь, а только право на существование, блестящие примеры которого известны из русской и советской классической литературы.

Следует признать , что сегодня в российской правовой системе недостаточно регламентированы функции государства по обеспечению права на жизнь , не создан необходимый механизм эффективной реализации полномочий государственных органов по защите основных прав и свобод личности. Усиление правозащитной функции государственных органов требует расширения их компетенции, внесения необходимых изменений в действующее законодательство, совершенствования организации системы органов государственной власти и административно -правовых процедур.

В то же время мы не должны упускать из виду тот факт, что возможности государственных органов не безграничны. Правильная организация государственно-правовой защиты конституционных прав и свобод требует четкого нормативного определения критериев нарушений основных прав и свобод, подлежащих государственно-правовой защите, и установления хотя бы приблизительного перечня их признаков. Следовательно , возникает необходимость определения типологии правонарушений, являющихся предметом административно-судебного надзора и воздействия в данной сфере государственно-правовой деятельности., а также причины их совершения.

Нарушения основных прав и свобод граждан возможны в различных сферах общественных отношений, когда законом прямо предусмотрена возможность административного и судебного разрешения правового спора. Сфера применения правового принуждения в деятельности правоохранительных органов также требует определения пределов правового контроля со стороны административных и судебных органов.

Для классификации условий и обстоятельств, лежащих в основе нарушений основных прав и свобод граждан, целесообразно использовать, прежде всего, нормотворческие отклонения (принятие законодательных или иных нормативных актов, не соответствующих нормам Конституции Российской Федерации, гарантирующей основные права и свободы). Так, федеральные законы О полиции и оперативно -розыскной деятельности допускают несанкционированное проникновение в жилые помещения граждан и использование электронных средств получения информации. По характеру и виду правоохранительной деятельности , такие обстоятельства возможны: 1) при профилактике правонарушений и применение административных мер (административных произвол); 2) в уголовном судопроизводстве (как в стадиях предварительного следствия, так и непосредственно в судебных стадиях); есть частыми также являются случаи неисполнения сотрудниками правоохранительных должностными лицами их обязанностей по обеспечению условий для осуществления процессуальных прав участников уголовного судопроизводства: доступ к правосудию, права на защиту и др.; 3) в области гражданской судопроизводства (отказ в приеме исковых заявлений, нарушение правила подсудности и подсудности, несоблюдение сроков рассмотрения дел, необоснованное приостановление производства по делу судами и др.).

В целом нарушения основных прав и свобод человека можно разделить на две группы: 1) нарушения, которые не носят массового характера, затрагивают интересы отдельных лиц и не совершаются систематически. Например, незаконный арест в результате ошибки. Борьба с такими нарушениями обычно осуществляется с помощью средств, имеющихся в распоряжении государства 2) массовые и грубые нарушения прав человека, затрагивающие интересы ряда стран или всего мира. Например, преступления германского фашизма, нарушения прав и свобод человека в ходе современных вооруженных конфликтов международного и немеждународного характера, террористические акты. Борьба с такими нарушениями возможна только с использованием как национальных государственно-правовых средств, так и средств международно-правового характера.

В современных условиях право на жизнь все чаще подвергается испытанию на прочность. Легализация абортов, возможная легализация эвтаназии, активизация террористических и антитеррористических инцидентов во всем мире-тому подтверждение. Кроме того, государство не обеспечивает адекватной защиты этого права, не обеспечивает безопасность личности в современном мире со всеми его многочисленными угрозами. С другой стороны, смертная казнь уже отменена или не применяется во многих государствах, что, однако, является лишь небольшим утешением.

Список использованных литератур

Нормативные правовые акты Российской Федерации Российская Федерация

Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года (с внесенными поправками). от 25.07.2003 г.) // РГ от 25.12.1993 г. № 237, СЗ РФ от 28.07.2003 г. № 30, ст. 3051.

Федеральный конституционный закон" О чрезвычайном положении " от 30.05.2001 № 3-ФКЗ (ред. СЗ РФ от 04.06.2001 г. № 23, статья 2277, СЗ РФ от 07.07.2003 г. № 27 (Часть 1), статья 2697.

Федеральный конституционный закон" о военном положении " от 30.01.2002 г. 1-ФКЗ / / СЗ РФ от 04.02.2002, № 5, статья 375.

Федеральный конституционный закон "О Правительстве Российской Федерации" от 17.12.1997 № 2-ФКЗ (ред. СЗ РФ от 22.12.1997 г. № 51, ст. 5712, СЗ РФ от 08.11.2004 г. № 45, ст. 4376.

Федеральный конституционный закон "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" от 26.02.1997 № 1-ФКЗ / / СЗ РФ от 03.03.1997, № 9, статья 1011.

Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации "(ред. СЗ РФ от 06.01.1997 г., № 1, Статья 1, СЗ РФ от 07.07.2003 г. № 27 (Часть 1), статья 2698.

Уголовный кодекс Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (в ред. 28.12.2004) / / СЗ РФ от 17.06.1996, № 25, ст. 2954, РГ от 30.12.2004, № 290.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1996 № 51-ФЗ (в ред. от 30.12.2004) / / СЗ РФ от 05.12.1994, № 32, ст. 3301, РГ 31.12.2004, № 292.

Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ (в ред. от 04.11.2004) / / СЗ РФ от 13.01.1997, № 2, ст. 198, СЗ РФ от 08.11.2004, № 45, статья 4379.

Кодекс земельного участка Российской Федерации от 25.10.2001 № 136-ФЗ (в ред. 29.12.2004) / / СЗ РФ от 29.10.2001, № 44, статья 4147, РГ от 30.12.2004, № 290.

Кодекс законов о труде От 30.12.2001 № 197-ФЗ (в ред. от 29.12.2004) / / СЗ РФ от 07.01.2002, № 1 (Часть 1), Статья 3, РГ от 31.12.2004, № 292.

Федеральный закон" Об обороне " от 31.05.1996 № 61-ФЗ (с изменениями и дополнениями). 29.12.2004) / / СЗ РФ от 03.06.1996 г. № 23, статья 2750, РГ от 12.01.2005, № 1.

Федеральный закон № 125-ФЗ от 26.09.1997 г. " О свободе совести и религиозных объединениях "(ред. СЗ РФ от 29.09.1997 г. № 39, ст. 4465, СЗ РФ от 05.07.2004 г. № 27, ст. 2711.

Федеральный закон "о Общие принципы организации местного самоуправления в Российской Федерации Федерации" от 28.08.1995 № 154-ФЗ (ред. СЗ РФ от 28.08.1995 г. № 35, ст. 3506, СЗ РФ от 15.12.2003 г. № 50, ст. 4855.

Закон Российской Федерации" О трансплантации органов и (или) тканей человека " от 22.12.1992 № 4180-1 (в ред. от 20.06.2000 г.) / / ВСНД и ВС РФ от 14.01.1993 г., № 2, ст. 62, СЗ РФ от 14.01.1993 г. 26.06.2000, № 26, статья 2738.

Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (ред. от 29.12.2004) / / ВСНД и ВС РФ от 19.08.1993, № 33, ст. 1318, СЗ РФ от 06.12.2004, № 49, с. 4850.

Закон Российской Федерации" О милиции " от 18.04.1991 № 1026-1 (в ред. от 22.08.2004) / / ВСНД и ВС РСФСР от 18.04.1991, № 16, ст. 503, СЗ РФ от 30.08.2004, № 35, ст. 3607.

Исполнительный приказ Указ Президента Российской Федерации "о постепенном сокращении применения смертной казни в связи со вступлением России в Совет Европы" от 16.05.1996 № 724 / / СЗ РФ. Федерации от 20.05.1996 г. № 21, статья 2468.

Разрешение Правительства Российской Федерации "О перечне социальных показаний для искусственного прерывания беременности" от 11.08.2003 № 485 / / СЗ РФ от 18.08.2003, № 33, статья 3275.

Приказ Минздрава России "Об утверждении Инструкции о порядке разрешения искусственного прерывания беременности в поздние сроки по социальным показаниям и проведения операции искусственного прерывания беременности" от 14.10.2003 N 484 / / Вестник нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти. Органы исполнительной власти от 29.12.2003 г. № 52.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации "по делу о проверке конституционности положений ст. 41 и части третьей статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса в РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления ВС Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года "о порядок введения в действие Закона Российской Федерации "о внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс центре , Уголовный кодекс РСФСР РСФСР и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях РСФСР" в связи с запросом судов Московского областного городского уровня и жалобами ряда граждан» от 02.02.1999 № 3-П / / СЗ РФ от 08.02.1999, № 6, статья 867.

Разрешение Верховный Суд Российской Федерации "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации Конституции Российской Федерации при отправлении правосудия" от 31.10.1995 № 8 / / Вестник Верховного суда Российской Федерации. – 1996. – № 1.

Состояние Разрешения Дума Федерального Собрания Российской Федерации " об обращении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в Государственную Думу Российской Федерации Федеральное Собрание Российской Федерации " Президенту Российской Федерации Российской Федерации Владимиру Путину о преждевременности ратификации Протокола № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (об отмене смертной казни) от 28 апреля 1983 года " от 15.02.2002 г. 2483-III Государственная Дума / / Федеральный закон Российской Федерации от 25.02.2002, № 8, статья 799.

Международные правовые акты

Общая информационная Декларация прав человека. (Принято 10.12.1948 г. Генеральная ассамблея ООН) // Российская газета от 05.04.1995.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в Риме 04.11.1950) (вместе с протоколом № 1 (подписан в г. Париже 20.03.1952), протоколом № 4 Об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый протокол к ней (подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), протоколом Выпуск № 7 (подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)) / / СЗ РФ. 08.01.2001 г. № 2, ст. 163.

Протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающийся отмены смертной казни (ETS № 114). Подписано в городе Страсбург 28.04.1983 / / Российская газета от 05.04.1995.

Иностранным студентам Пакт о гражданских и политических правах от 16.12.1966 г. / / Вестник Верховные суды Российской Федерации. – 1994. – № 12.

Иностранным студентам Пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16.12.1966 г. / / Вестник Верховного суда Российской Федерации. – 1994. – № 12.

Конвенция о правах ребенка (утверждена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989 г) / / Сборник международных договоров Советского Союза, выпуск XLVI, 1993.

Конвенция О предупреждении преступления геноцида и наказании за него (заключена 09.12.1948) / / международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. - М.: Юридическая Литература, 1990. - С. 98-103.

Иностранным студентам Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (Принята 21.12.1965 резолюцией 2106 (XX) Генеральной Ассамблеи ООН Ассамблея) / / международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. - М.: Юридическая Литература, 1990. - П. 125-139.

Специальная литература

Алексеев С. С. права человека как институт естественного и позитивного права / human Права. История, теория и практика. Учебное пособие. /- Ред. Б. Л. Назаров, Москва, 1995.

Алексеев С. С. право: Азбука-теория-философия. Всесторонний опыт исследования. - М., 1999.

Бабурин С. Н. Территориальные режимы и территориальные споры: государственно-правовые проблемы. - М., 2001.

Бабурин С. Н. Территория государства: правовые и геополитические проблемы. - М., 1997.

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для вузов, Москва, 1999 год.

Безопасность личности (граждан России) и социально-политическая ситуация в стране / / научные проблемы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. Выпуск 2. Москва, 1998.

Боброва Н .А. гарантии реализации государственно-правовых норм. - Воронеж, 1984.

Бэкон Ф. Собрание сочинений. - М., 1991.

Вагацума С., Ариидзуми со гражданское японское право. - М., 1993.

ВЕБЕРС Я. Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском праве и семейном праве. - Рига, 1975.

Витрук Н. В. Правовая природа конституционных прав и свобод граждан. Конституционное положение человека в СССР, Москва, 1980.

Воеводин Л. Д. Конституционные права и обязанности советских граждан, Москва, 1972.

Воеводин Л. Д. Правовой статус человека в России. Учебник, Москва, 1997.

Гамбаров Ю. С. Свобода и ее гарантии [Свобода и ее гарантии]. Популярные социально -правовые очерки. - СПб., 1910.

Hegel. Наука о логике. - М., 1971.

Немецкое право, часть 1, Москва, 1996.

Голландская правовая культура / Под ред. В. В. Бойцова и Л. В. Бойцова, Москва, 1998 год.

Гражданское право: Учебник. Часть первая. / Под ред. А. Г. Кальпина, А. И. Масляева. - М., 1997.

Григорян Л. А. Конституция СССР – правовая система основы организации и деятельности органов внутренних дел / Конституционно-правовые основы организации и деятельности органов внутренних дел: материалы Междунар. науч. - практ. конф. Академия МВД СССР, Москва, 1982 год.

Дождев Д. В. римское частное право. Учебник для вузов, Москва, 1996.

Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в г. Москве 2000. - М., 2001.

Дюркгейм Э. Самоубийство. Социологическое исследование, Москва, 1994.

Иванов А. П. основные особенности конституционных прав и обязанностей советских граждан. Автореферат дис. ... Канд.пед. наук. юридический отдел. науки". - Саратов, 1969.

Кистяковский Б. А. общественные науки и право. Очерки по методологии социальной Науки и общая теория права. - М., 1916.

Козлова Е. И. конституционные права и свободы человека и гражданина. / Государственное право Российской Федерации. // Под ред. О. Е. Кутафина. - М., 1996.

Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. Ю. Кудрявцева. - М., 1996.

Конституционное законодательство России. / Под ред. Ю. А. Тихомирова. - М., 1999.

Конституционное (государственное) право зарубежных стран: учебное пособие. / Под редакцией Б. А. Страшун. - М., 1995.

Корешкова И. Н .конституционные права и свободы советских граждан и их развитие в современном законодательстве: Автореферат кандидатской диссертации. юридический отдел. науки". - М., 1981.

Кутафин О. Е. Основные права, свободы и обязанности граждан СССР / Советское государственное право: Учебник. - М., 1985.

Лазарев В. В. Применение советского права. - Казань, 1972.

Лозинев В. В. Институт чрезвычайного положения в Российской Федерации (теория, законодательство, практика). - М., 2001.

Лукьянов И. Ф. Сущность категории "собственность" – М., 1982.

Малеина М. Н .личные неимущественные права граждан: понятие, реализация, защита. - М., 2000.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Том 1.

Материалисты Древняя Греция. - М., 1955.

Матузов Н. И. Правовая система система и личность. - Саратов, 1937.

Мор т. Избранные сочинения. - М., 1984.

Мордовец А. С. Социально-правовой механизм обеспечения прав человека и гражданина. - Саратов, 1997.

Морозов В. В., Морозов В. Д. диалектика: системы и развитие. - Минск, 1978.

Назаренко А. Ф. Универсальные связи бытия. Философия. Учебник для юридических вузов. // Под Ред. В. П. Сальникова, В. П. Федорова, Г. Н. Хана, Б. К. Джегутанов. - СПб., 1999.

Ожегов С. И. Словарь русского языка. - М., 1985.

Основные институты гражданское право зарубежных стран (сравнительно-правовое Гражданское право зарубежных стран (сравнительно - правовое исследование). - М., 2000.

Основы национальной безопасности / под общей ред. В. Л. Манилова. - М., 1998.

Основы социальной концепции Русской Православной Церкви – М., 2001.

Реализация прав граждан в условиях развитого социализма. - М., 1983.

Ростовщиков И. V. права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел, Волгоград, 1997.

Рудинский Ф. М. личность и социалистическое правовое государство. - Волгоград, 1976.

Серебровский В. И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. – М., 1997.

Силуянова И. В. Этика врачевания: современная медицина и православие. - М., 2001.

Справочник практического врача, М.: Медгиз, 1959.

Теория государства и права / Под ред. В. В. Лазарева. - М., 2001.

Тертуллиан. Апология VIII в. [апология VIII века]. Богословские Труди, Москва, 1984.

Субъективные права советских граждан, их защита и защита : Автореферат кандидатской диссертации. юридический отдел. науки". - М., 1972.

Толкачев К. Б. место органов внутренних дел в механизме реализации личных конституционных прав и свобод граждан: Автореф. Дис. ... канд. юрид. наук... Канд.пед. наук. юридический отдел. Москва, 1982 год.

Уголовный кодекс Федеративной Республики Германия. / Перевод с немецкого-М., 2000.

Уэмов А. И. Вещи, свойства и отношения. - М., 1963.

Упоров И. В. Правовое регулирование естественных прав и свобод человека в местах лишения свободы. - Рязань, 1998.

Философский словарь. / Под ред. И. Т. Фролова. Пятое. - М., 1987.

Хвостов В. М. Система римского права. - М., 1996.

Шершеневич Г. Ф. Общая Теория права, Москва, 1912.

Явич Л. С. Общая теория права.

Enneccerus L., Ripp Th., Wolf M. Lerhburch des burgerlichen Rechts. Allgemeiner Teil. Bd.1., Abt.1. Marburg. 1928.

Периодическая литература

Акопов В. И. Этико - правовая и медицинская проблема эвтаназии // медицинская этика и право. – 2000. – № 1.

Бородин С. В., Глушков В. А. убийство из сострадания / / общественные науки и современность. – 1992. – № 4.

Кашепов В. П. Институт судебной защиты прав и свобод граждан и средства его реализации. // Государство и право. – 1998. – № 2.

Коротков А. П., сок Юрий Юрьевич правовые инструменты управления кризисными ситуациями: сравнительный анализ международно – правового и внутригосударственного регулирования / / государство и право. - 1997. – № 10.

Митюков М. А. акты Конституционного Суда Российской Федерации суды Российской Федерации и конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации Российская Федерация: Общая характеристика и статистический анализ. / / Журнал российского права. – 2001. – № 6.

Патулин В. А. субъективные права граждан: основные особенности реализации гарантий . // Советское государство и право. – 1974. – № 6.

Права человека: итоги века, тенденции, перспективы / государство и право [государство и право], 2001, № 5.

Проблемы информированного согласия / / Медицинское право и этика. – 2000. – № 1.

Пучкова М. В. Нормативные правовые акты Совета Министров Союзной Республики в механизме реализации конституционных прав граждан / / Советское государство и право. - 1985. – № 3.

Сидоров В. кто исправляет смертную казнь? / / Российская юстиция. – 2001. – № 4.

Sudo J. Биологический статус человеческого эмбриона (отчет для врачей) / / Семья и биоэтика. – 2002. - № 10.

Тищенко П. Д. эвтаназия: российская ситуация в свете американского и российского опыта Голландский опыт // Медицинское право и этика. – 2000. – № 2.

Фут Ф. Эвтаназия / / Философские Науки. – 2001. – № 6.