ТЕМА СЕМЬИ В РОМАНЕ В.В. НАБОКОВА

Подробнее

Размер

93.27K

Добавлен

07.05.2023

Скачиваний

3

Добавил

Виктория
Тема дома и семьи является сквозной как в зарубежной литературе, так и в русской. Данная тематика актуальна еще со времен древнерусской литературы. Достаточно вспомнить такие произведения как «Слово о полку Игореве» или «Повесть о Петре и Февронии Муромских». В русской литературе XVIII века образцом произведений, в которых затрагивается тема семьи, могут послужить комедия Д.И. Фонвизина «Недоросль» и повесть Н.М. Карамзина «Бедная Лиза». Семейная мысль широко прослеживается в «Грозе» А.Н. Островского, а также в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети». Не обошёл стороной эту тему и А.П. Чехов в пьесе «Вишнёвый сад».
Текстовая версия:

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего образования

«Томский государственный педагогический университет» (ТГПУ)

Кафедра русской литературы

ТЕМА СЕМЬИ В РОМАНЕ В.В. НАБОКОВА

«ЗАЩИТА ЛУЖИНА»

Дипломная работа

по дисциплине “Спецсеминар по русской литературе”

Выполнила студентка

----------

ИФФ, 352 группа

Научный руководитель:

Е.А. Полева, доцент,

к.ф.н., зав. кафедрой

_______________________________

Дата защиты____________________

Оценка_________________________

Подпись руководителя ___________

Томск - 2019

Введение

Тема дома и семьи является сквозной как в зарубежной литературе, так и в русской. Данная тематика актуальна еще со времен древнерусской литературы. Достаточно вспомнить такие произведения как «Слово о полку Игореве» или «Повесть о Петре и Февронии Муромских». В русской литературе XVIII века образцом произведений, в которых затрагивается тема семьи, могут послужить комедия Д.И. Фонвизина «Недоросль» и повесть Н.М. Карамзина «Бедная Лиза». Семейная мысль широко прослеживается в «Грозе» А.Н. Островского, а также в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети». Не обошёл стороной эту тему и А.П. Чехов в пьесе «Вишнёвый сад».

Так мы можем отметить, что русской литературной традиции всегда был присущ интерес к семейной тематике.

Проблема семьи как основы для формирования личности человека, его ценностной системы, является одной из центральных в творчестве Владимира Набокова.

Владимир Владимирович Набоков родился в дворянской семье 22 апреля 1899 года в Санкт-Петербурге. Писатель с детства знал три языка: русский, английский и французский. Своё образование начал в Тенишевском училище, где незадолго до него учился Осип Мандельштам. Утрата родины после октября 1917 г. и необратимое разрушение прежней России стали трагедией всей семьи Набоковых, поэтому именно тема семьи, связанная с образом Дома, становится одной из самых значительных для писателя.

Набоков был не только талантливым писателем, но и энтомологом, всю жизнь собирая редкие виды бабочек; это увлечение, вынесенное из русского детства. После долгих лет эмиграции Набоков переехал в США, где написал сначала на английском языке свой самый известный, скандальный роман «Лолита», который принес ему славу и успех.

В романе «Другие берега», носящем автобиографический характер, Набоков с любовью вспоминает своё детство в России, память о которой является для него как бы способом сохранения «потерянных берегов», семейного тепла и уюта Дома, поэтому интерес художника к семейной тематике неудивителен. Набоков с теплом и трепетом отзывается о родном доме, приписывая ему образ некого «потерянного рая».

Роман «Защита Лужина» был написан Набоковым в 1929 году и опубликован в том же году в журнале «Современные записки». Поначалу он назывался «Защитой». Отдельная книга вышла в издательстве «Слово» в Берлине в 1930 году. В основе сюжета лежит история жизни гениального шахматиста по фамилии Лужин. Многие исследователи утверждают, что Набоковым как прототип взят гроссмейстер Курт фон Барделебен, бывший на определенном жизненном периоде В. Набокову другом. Он в 1924 году умер (самоубийство)

В период написания этого романа Набоков уже жил в эмиграции и первое время ему приходилось бедствовать, зарабатывая на жизнь составлением шахматных задач и уроками тенниса. Это был тяжелый период для писателя, поэтому острое чувство ностальгии по счастливому безмятежному времени в кругу близких наиболее полно воплотилось в этих двух русскоязычных романах: «Защита Лужина» и «Машенька».

Что касается влияния других писателей на творческий путь Набокова, то в интервью, данном Николасу Гарнхэму в 1968 году, сам художник говорит: «Относительно влияния, которое оказывает на меня кто-то из писателей, скажу, что никого конкретно – ни живого, ни мертвого – я не могу назвать. Я не когда не являлся членом каких-либо литературных клубов, также не примыкаю и не примыкал не к какому из литературных направлений. Я не могу сказать, что принадлежу к какому-то одному континенту. Меня можно назвать своего рода курсирующим Атлантическим челноком, и стоит отметить: до чего же там синее небо, и небо это является моим собственным, оно находится очень далеко от конкретных классификаций и групп безмозглых простаков1

Становление Набокова-прозаика, тем не менее, можно связать с некоторыми традициями мировой литературы, особенно с достижениями западноевропейского модернизма. Это Марсель Пруст, который ввёл в литературу метод «потока сознания», и Франц Кафка, затрагивающий тему реконструкции памяти.

Набокова нельзя назвать писателем, принадлежащим к какому либо конкретному литературному направлению. Также он не является изобретателем чего-то нового, какими были такие авторы как, например, Андрей Платонов или Андрей Белый. Все же, он достиг вершин мастерства, и помогло ему в этом то, что он выстраивал своего рода откровенный диалог с читателей. Его произведения сами по себе необычайно оригинальны и можно смело сказать, что он в творчестве достиг самых вершин. Помогло этого добиться то, что писатель смог как настоящий мастер преломить существующие литературные стили и таким образом стал новатором.2

Если провести сравнительный анализ наблюдения писателя над русской классикой и его авторским литературным творчеством можно отметить, что в романах встречаются нередко такие моменты, в которых заметно, хоть и тщательно скрываемое, использование всего того, что достигли его предшественники. В пример можно привести также его лекции посвященные литературному мастерству. Именно в них в некоторой мере раскрывается «лаборатория» писателя. Набоков отмечает, что его литературное творчество для художников, являющихся его единомышленниками. Одновременно с этим и он единомышленник тех, чьи произведения разобраны Набоковым.

Как правило, большинство исследований по роману «Защита Лужина» связаны с мотивом шахматной игры, но тема семьи также заслуживает особого внимания, как один из факторов становления Лужина-гения. Помимо «Защиты Лужина», тема семьи заметно выражена и в другом русскоязычном романе В.В. Набокова «Машенька».

«Защита Лужина» открывается описанием ранних лет жизни главного героя, где в основном фигурируют отец и мать Лужина, а также его тётя. Воспоминаниями детства главного героя, его не совсем простыми взаимоотношениями с близкими людьми перемежается всё повествование.

Советский Союз впервые произведение Набокова увидел только в середине 1980-х годов (публикация «Защиты Лужина» была в «Москве» и журнале «64»)

Признания и известности писатель достиг лишь на Западе, в условиях советской России его творчество было неприемлемо. На закате жизни Набоков сказал, что запрет на публикацию его произведений в России – это потеря для России, а не для него.

Цель курсовой работы: раскрыть сущность внутрисемейного общения или его отсутствия как способ характеристики центрального персонажа в романе В.В. Набокова «Защита Лужина».

Цель предполагает решение следующих задач:

1) Проанализировать образы отца, матери, тёти Лужина и образ Валентинова.

2) На основе проведённого анализа образов героев романа сделать выводы о характере отношений героя с каждым из них.

3) На основе проделанной работы рассмотреть проблему взаимодействия аутентичного сознания центрального героя романа с окружающим миром.

Объект исследования: проблематика и поэтика романа В.В. Набокова «Защита Лужина».

Предмет исследования: семейные взаимоотношения внутри романа В.В. Набокова «Защита Лужина».

Материал исследования:

Роман В.В. Набокова «Защита Лужина», опубликованный в 1929 году, научные работы, посвящённые творчеству В.В. Набокова.

Методы исследования: анализ вторичных источников, историко-литературный, сопоставительный и сравнительно-аналитический методы.

Теоретическая и методологическая основа работы. При анализе темы семьи в романе мы опирались на литературоведческие труды, посвящённые творческому наследию В. Набокова и специфике исследования поэтики и проблематики художественного произведения.

Практическая значимость – положения работы могут быть использованы в практике преподавания литературы русской эмиграции в старшей школе, как в основной программе, так и в программе специальных курсов по литературе ХХ века, и высших учебных заведениях.

Структура курсовой: введение, три параграфа, заключение и список литературы.


Глава 1. Осмысление романа В. Набокова «Защита Лужина» в критике и литературоведении

В настоящее время сложилась тенденция недооценивать вклад современников Набокова в изучение его творческого наследия. На самом же деле целесообразно полагать, что они, напротив, имели ряд преимуществ по сравнению с исследователями нашего времени. Они обладали большей свободой в суждениях, ведь над ними ещё не довлел авторитет писателя и какие-либо устоявшиеся мнения литературного сообщества. К тому же произведения Набокова органично вплетались в литературно-исторический контекст того периода. Сам художник с присущей ему долей высокомерия утверждал, что критики первой эмигрантской волны так и не смогли сказать что-то стоящее по поводу его книг. Однако если отстраниться от точки зрения самого Набокова, то справедливо говорить о том, что именно они наметили основные темы и направления набоковедения.

На сегодняшний день гораздо сложнее найти работы, посвященные цельному анализу отдельных произведений Набокова, чем статьи, где, например, приводятся сравнения между героями его романов и героями произведений других известных писателей.

В исследованиях творчества Набокова творческий путь художника принято разделять на два больших периода: русский и американский. Разумеется, американский период символизируется его самым известным и скандальным романом «Лолита», который принёс ему мировую славу и признание. Русский же ассоциируется с романом «Защита Лужина», заставившим обратить на В. Набокова (тогда ещё В. Сирина) пристальное внимание общественности. При этом оба эти периода неразрывно связаны между собой хотя бы потому, что Набоков является русско-американским писателем.

Неудивительно, что в СССР тексты Набокова были вычеркнуты из истории литературы на шестьдесят с лишним лет. Темы, которые он поднимал, были категорически неприемлемы для советского человека. Позднее, уже в 1960-х годах, у избранного круга читателей появилась возможность ознакомиться с запрещёнными изданиями его романов (привезёнными в СССР нелегально), но высказаться о них в печати по-прежнему не представлялось возможным. Для своей родины Набоков оставался писателем, оторванным от своих корней, отвернувшимся от традиций родной литературы, и это породило обилие критики (в основном продиктованной советской пропагандой) в его адрес.

Когда в 1930 г. в берлинском издательстве «Слово» вышел роман В. Сирина (псевдоним В.В. Набокова) «Защита Лужина», Владиславом Ходасевичем был написан отклик в виде рецензии (журнал «Возрождение»): «Историю Лужина Набоков пересказал непринуждённо и очень взвешенно, тем не менее, нам знакомо, насколько тяжкий труд необходим для всего того, что обыватель называет «легкостью»… Стоит поздравить молодого автора с удачным произведением». Также в заключение Ходасевич отмечает, что уже в то время, когда роман печатали частями в журнале «Современные записки» «вокруг были слышны речи презренных завистников»3

Знаковой для критики романа «Защита Лужина» стала разгромная статья Г. Иванова, в которой он обвиняет Набокова во вторичности и подражании французской беллетристике. Иванов пишет, что, к примеру, связь Газданова с французской литературой органична и искренна, в отличие от связи с ней Набокова-имитатора. Автор статьи не отрицает изысканность и незаурядность набоковского слога, но категорически опровергает истинную художественную ценность его русскоязычных романов. По тому же пути идёт Г. Адамович, когда осторожно и не так агрессивно проводит мысль о подражании писателя западноевропейским образцам литературы. Кстати, Адамович, будучи одним из главных эмигрантских критиков, сыграл далеко не последнюю роль в оценке творчества Набокова, наметив основные направления критики его сочинений4.

В целом критика парадоксальным образом сочетала в своих рецензиях на «Защиту Лужина» порицание и похвалу, но при этом всё же признавала талантливость романа.

Известно, что Набокова часто сравнивали с Буниным. Параллельно «Защите Лужина» в «Современных записках» печаталась «Жизнь Арсеньева». Сравнение некоторыми критиками двух этих произведений было не в пользу Набокова, т.к., по их мнению, герои Набокова не могли увидеть и почувствовать красоту окружающего мира, в отличие от героев Бунина.

Героев романа Набокова уподобляли не людям, а человекообразным, толкающимся в потёмках бессмысленного и бесцельного прозябания. Впрочем, не скрывали и того факта, что изображение этих «человекообразных» получалось очень искусно.

Вообще «Защиту Лужина» приняли как событие не только для молодого автора, но и для всей современной русской прозы. Сам художник писал, что «его роман излучает больше всего тепла, ведь его главного героя могли полюбить даже такие люди, для которых шахматы непонятный мир, и те, кто ранее не любили книг Набокова »5.

Многие рецензенты указывали на связь романа с традициями классической русской литературы. В нём усматривали связи с Гаршиным, ранним Зайцевым, и даже Толстым и Достоевским6.

Но рассуждения о «русскости-нерусскости» романа не так ценны, как замечания о философской и психологической поэтике произведения. Таким образом, можно сказать, что были намечены основные подходы исследования творчества Набокова. Особо ценными в этом смысле оказались отзывы В. Вейдле и В. Ходасевича, в которых они высказались о ключевой теме романа «Гений и ущербность». Отныне этой теме суждено было пройти через всё творчество Набокова7.

Таким образом, в русскоязычный период творчества писателя роман «Защита Лужина» сыграл примерно такую же роль в утверждении его писательской карьеры, как и «Лолита» на Западе. Ему открылся путь в самый престижный литературный журнал русской эмиграции – «Современные записки». Но, помимо этого, несомненный талант Набокова признали и такие маститые писатели как А.И. Куприн, Е.И. Замятин, и даже сам И.А. Бунин, который однажды высказался о нём так: « Этот мальчуган просто выхватил пистолет и, один раз выстрелив, уложил всех вокруг, меня в том числе!»8. Адамович Г.В., очень активный и часто противоречащий даже сам себе критик, Сирина в кругу эмигрантов из России, в первый раз замечает писателя после того, как выходит в свет произведение «Защита Лужина»: «Несомненно, повесть безукоризненная в своей логичности, и она очень увлекательна. Очевидно, что Сирин достаточно даровит. До сегодняшнего момента писатель находился в тени. Стоит на него обратить само пристальное внимание»9

Адамовичем упорно подчеркивалось влияние на роман Набокова французской литературной традиции, считая, что писатель не подражает кому-то конкретно, но всё же у него имеет место быть ориентация на западные образцы. На наш взгляд, Адамович делает важное замечание, что успех произведения не связан с как таковой шахматной тематикой и непосредственно модой на эту игру. Шахматы можно было бы заменить чем угодно, ведь, так или иначе, осталась основа – вторая жизнь человеческого сознания, вторая реальность10. Но, разумеется, не все критики соглашались с подобным мнением Адамовича, т.к. считали, что выбор писателем наименее доступной для понимания игры (шахмат) вовсе не случаен, а мотивирован тем, что она удачно способна показать хрупкость и невидимость мостов между жизнью и искусством.11

Лестный отзыв о «Защите Лужина» оставил А. Савельев, говоря о безукоризненно чистом, и одновременно своеобразным, индивидуально-авторском языке12. Впрочем, ни для кого уже не секрет, что Набоков являлся блестящим стилистом, которому, пожалуй, не было и пока ещё нет равных в литературе.

Рассмотрим особенности осмысления романа В. Набокова «Защита Лужина» в современной критике и литературоведении нашего времени.

Многими из современных исследователей указано на то, что манера написания Набокова на русском языке является достаточно своеобразной и сильной. Все это как бы зародилось в романе «Защита Лужина». Опыт, приобретенный в процессе написания романа, резкий и эмоциональный. В нем можно отметить такую грацию, благодаря которой тончайшие пограничные состояния могут облачаться в ткань, сотканную из слов.13

Как справедливо замечает А.А. Долина от данного романа «протянуты нити в целом к той русской прозе Набокова, которая будет написана позднее».14

В.Ю. Лебедева отмечает, что «Защита Лужина» произведение психологичное», в нем не столько сюжет, сколько определённая « человечность». Главный персонаж – человек живой, он в центре и организует события. Он очень убедителен»15

Один из самых важных мотивов в художественном построении писателя – мотив метафизичности, он реализован в линии судьбы имеющего большой талант, но наполовину безумного шахматиста. Таким образом, метафизична сама смерть личности героя. 16

В настоящее время «Защита Лужина» – одно из самых исследованных произведений Набокова. О романе писали многие известные набоковеды, однако роль автора по-прежнему вызывает споры, а герой продолжает оставаться загадкой. У гениального шахматиста н е было возможности обрести любовь в жестоком мире людей. Он зачастую не понят ими. Будучи интровертом, он уходит в эскапизм и при этом противопоставляет действительности, которая так непредсказуема, абстрактную область игры»

В 2019 году опубликована статья «Поэтика игры в русскоязычных романах В. Набокова» авторов В.И. Хрулева, Г.Ф. Узбековой, где рассматривается поэтика игры как основа творчества писателя, выражающая мировосприятие автора-эмигранта и его художественный инструментарий, в том числе в романе «Защита Лужина».

Подводя итог, важно сказать, что роман «Защита Лужина», изданный в «Современных записках» в 1929 году подтолкнул многих кортиков, которые ранее не уделяли свое внимание творчеству писателя, обратить к его литературному дарованию свои взгляды.

На протяжении более семи десятилетий продолжается критическое осмысление произведений В. Набокова. Современные исследователи, анализируя роман «Защита Лужина», отмечали в нем немаловажную тему семьи и взаимоотношений героя с окружающим миром. Но расширенного анализа темы семьи в творчестве Набокова и конкретно в романе «Защита Лужина» еще нет, поэтому курсовая работа является попыткой подойти к теме на уровне проблемного анализа, с использованием вышеперечисленных методов.


Глава 2. Направления изучения темы семьи в литературоведении и культурологии

Институт семьи — один из самых древних, именно поэтому с ним связано большинство гуманитарных дисциплин, таких как философия, социология, культурология, право, педагогика. Определение семьи в этих научных сферах дано соответственно специфике каждой из них. Нас интересуют лишь некоторые.

А.Г. Харчевом дается следующее определение: «Семья является исторически сложенной конкретной системой взаимоотношений супругов, родителей и детей. Это малая группа, и ее члены связаны между собой определённым образом, либо браком, либо родственными взаимоотношениями. Также связь - в общем быту и взаимной моральной ответственности. При этом социальная необходимость в семье как таковой у общества обусловлена тем, что необходимо как физическое, так и е воспроизведение населения» 17.

Ю.В. Федотова определяя понятие семьи, ссылается на В.А. Адольфа: «Именно семью многие исследователи признают как основной носитель культурных образцов, которые наследуются из поколения в поколение. Также построение семьи часто является необходимым условием социализации личности» 18

Федотова утверждает также, что «семья является и исторически довольно изменчивой формой традиционной культурной организации общества. Именно семья, если говорить, опираясь на опыт истории культуры чувствительна к естественным изменениям жизненных ценностных систем, при этом реагируя на такие изменения, семья сама эволюционирует. Но все же в семье помимо этого также содержится и определение ядро, и оно является достаточно устойчивым. Именно благодаря этому ядру сохраняется сущность семьи на протяжении многих десятков лет.19

Именно с культурологической точки зрения семья становится интересна в контексте литературного творчества. Ведь художественная литература – это «особая словесно-образная форма общественного сознания и познания действительности»20. Развитие общества в целом и семейного института в частности находит отражение в литературных памятниках различных эпох.

Тема семьи в литературе относится к вечным антропологическим темам, если следовать учебнику по теории литературы Хализева В.Е., где он определяет такие темы как «надэпохальные ситуации человеческой жизни, исторически устойчивые формы существования людей», изображаемые в литературных произведениях21.

Следовательно, чтобы проанализировать тему семьи в отдельно взятом произведении, необходимо разложить ее на мотивы и по принципу «герменевтического круга» понять целое через понимание его частей.

Компаративистика, сопоставительный метод анализа дает нам основания для изучения темы семьи в процессе историко-культурных преобразований. Постараемся применить его на примере нескольких произведений различных эпох.

Возникновение письменности, следовательно, и литературы на Руси тесно связано с принятием православия. Христианские каноны семейных отношений не могли не повлиять на изображение семьи в древнерусской литературе. Ю.В. Федотова пишет: «Православные ценности глубоко проникли в семейный этнос народа России. Процесс этого проникновения имеет исторический и культурный характер. Таким образом, адаптируется христианское учение к мирскому, и традиционная мирская культура возвышается до проповедуемых истин»22

Примером данной теории может служить «Повесть о Петре и Февронии Муромских» Ермолая-Еразма, написанная в середине XVI века, после канонизации Петра и Февронии православной церковью. После принятия христианства на Руси происходят фундаментальные изменения в жизненном укладе. Семья священна, нерушима, скреплена любовью, не ищет личной выгоды и удобств. Повесть даёт понимание неразрывной связи семьи в Древнерусской литературе с христианскими канонами и «Домостроем». А так как государство базировалось в то время на православной вере, то и укрепление веры в семье способствовало укреплению государственности в стране.

Семейный лад становился возможен только, если был лад в обществе, и противоположно – спокойствие общества напрямую зависело от лада в семье.23

Идеал Повести, соответствующий религиозным нравственным идеалам, соединяет в себе и любовь, и определённую власть, которые становятся единой основой исполнения божественных заповедей.24

С развитием светской литературы тема семьи переходит в классицизм, который диктовал правила воспитания «общественного человека». В «Большой Российской Энциклопедии» читаем: Классицизм имеет ряд отличительных особенностей: дидактизм, ярко выраженного характера; социальное и критическое направление обличительного плана; патриотический и национальный пафос. Опирается он на произведения народного творчества».25

Ярким выражением данной эпохи явилось творчество Фонвизна, обратившегося к проблемам воспитания дворянства (комедии «Выбор гувернёра», «Недоросль», «Бригадир» и «Всеобщая придворная грамматика»), где семья и внутрисемейные отношения становятся важнейшей базой для преображения в духе Просвещения всего дворянского сословия».

Тематика пьесы широко охватила проблемы сферы образования, взаимоотношений между родителями и детьми, и в целом семейного уклада и особенно проблему отношений между сословиями. Красной строкой обозначена мысль «Благодаря хорошему воспитанию распространятся в обществе нравственность и гуманность»26.

В.П. Степанов подчёркивает: «Из истории воспитания Митрофанушки мы можем понять, откуда взялись люди, подобные Скотининым, и соответственно, что необходимо изменить, чтобы впоследствии они не появлялись. Для этого необходимо: уничтожение рабства и преодоление высоконравственным воспитанием «скотских» пороков человеческой натуры.27

В эпоху романтизма тема семьи уходит на второй план. Это обусловлено особенностями направления. Герой романтической литературы - бунтарь, одиночка, противостоящий судьбе и обществу, чувства романтического героя стремятся к идеалу и подвержены страстям. Но и в романтической литературе семья – это оплот и основа личности; забвение семейных ценностей или бунт против них ведут романтического героя к потере веры, одиночеству и гибели. Достаточно вспомнить поэму М.Ю. Лермонтова «Мцыри».

Главный герой понимает, что он сирота, но сирота не столько физически, сколько духовно. Не имея родителей Мцыри ищет всеобщего небесного Отца, призывает его. Читатель понимает, как глубоко одиночество героя, всю силу его душевной трагедии и духовного взросления.28

На смену романтизму приходит реализм. И тема семьи вновь выходит вперёд. Несостоятельность патриархальных устоев, их вырождение и невозможность существования патриархального «Закона» в новое время, по мнению многих исследователей, изображает А.Н. Островский в своих ранних комедиях («Семейная картина», «Банкрут» [«Свои люди – сочтёмся»], «Бедная невеста», «Бедность не порок») и пьесах предреформенного и постреформенного периодов, в пьесах «Воспитанница», «Доходное место», «Не от мира сего. Семейные сцены», «Гроза». Статьи Н.А. Добролюбова “Тёмное царство” и “Луч света в тёмном царстве” наглядно подтверждают эту мысль29 30.

В русской классической литературе тема семьи напрямую связана с творчеством Л.Н. Толстого, ведь именно ему принадлежит выражение «мысль семейная», которую он вводит в свои произведения как неотъемлемую часть «диалектики души».

Толстым уделялось достаточно большое количество времени тому, чтобы изобразить в нюансах семейную жизнь своих героев. Наиболее значимые герои романов-эпопей находятся в окружении своей семьи, которая часто довольна многочисленна.31

«Родовые черты» героев часто определяют их поведение и выборы: Андрей Болконский идет по стопам отца, становясь военным; для Анатоля и Элен Курагиных семья - пустой звук, им не у кого перенять моральные принципы, не у кого научиться любить ближнего, холодный расчет и самолюбование у них в крови.

Сам Л.Н. Толстой понятие “мысли семейной” относил в большей степени к роману «Анна Каренина». В этом романе Л.Н. Толстой предвосхищает кризис института семьи на рубеже веков.

Автор что развитие «рода человеческого» возможно только в семье.

Помимо этого можно обратить внимание, что в своих произведениях Толстой патриархальность семейных отношений ставит в противовес веяньям, которые способствуют утрате моральных ценностей.32

Трагедия Анны Карениной заключена в саморазрушении через потерю семьи как фундамента личностной целостности, героиня поддается чувству, пытается найти счастье, но неизбежно движется к смерти (как физической, так и духовной). Вронский же, типичный представитель светской молодежи, считает « искренность поступков, целомудренные чувства, семейные ценности устаревшими, и даже находит их смешными». Он отражение общества, в котором уже нет порядка.

В романе “Анна Каренина” Л.Н. Толстой предвосхищает кризис института семьи на рубеже веков. Эту идею подхватывает в своем творчестве А.П. Чехов. По определению Н.И. Пруцкова, в его рассказах, таких как «Дама с собачкой», «О любви» мы видим «несчастливые семьи» - проявление общего социального неустройства33.

С течением времени институт семьи в общественном сознании обесценивается, как, впрочем, и многие морально-нравственные категории, хранителем которых семья и являлась. И как следствие происходит разрушение личности, герой каждой последующей эпохи несчастнее своего предшественника, он отрывается от корней своих и его либо сносит течением модных социально-нравственных взглядов, увлекая к погибели, либо заключает в оболочку одиночества и неспособности к счастью.

XX  век можно назвать веком страшных трагедий. Именно в этот период были внесены значительные коррективы в восприятие данной тематики. После революции разрушалась привычная система нравственной структуры, следовательно, во многом это способствовало и разрушению семьи. Вспомним роман Михаила Булагакова «Белая гвардия, в нем ярко показано, как разрушают Семью и Дом (эти категории очень важны для писателя). В произведениях Михаила Шолохова также персонажи оказываются по разные стороны баррикад. Так, например, отец убит сыном (рассказ «Родинка».)

Семью воспринимают определенным символом буржуазности, а не тем чем она являлась ранее, символом счастья. Теперь семья должна стать «ячейкой» и символом рабочей династии.34

Мысль об утере семейных ценностей продолжает развивать в своем творчестве и Владимир Набоков.

Стоит сказать и о том, что в контексте темы семьи исследователи выделяют многие связанные с семьей прямо либо опосредованно мотивы: мотив блудного сына, мотив взросления и становления личности, мотив прощения и т.д.

Следовательно, чтобы проанализировать тему семьи в отдельно взятом произведении, необходимо разложить её на мотивы и по принципу «герменевтического круга» понять целое через понимание его частей.

Данной теории следовал в своем творчестве и Набоков. Он показывает читателю не просто героя в определенный период его жизни, а развитие личности от начальной стадии, детства, до ее конечной точки, смерти.

Как уже говорилось, роман прежде носил название “Защита”. Вынеся в заглавие фамилию главного героя, В. Набоков с самого начала ставит акцент на его «безымянности».

Можно отметить, что в романе ни одного раза родители Лужина не обращаются по имени к своему ребенку 35.

Можно отметить также факт «подмены» образа сына Лужиным-старшим на несуществующего, идеального в его представлении мальчика Антошу, который был «белокурым мальчиком, одновременные и взбалмошным и задумчивым». Мог этот мальчик стать и живописцем, и скрипачом, но при этом не терял свою нравственную красоту.36 Ребёнка стремились постоянно кем-то подменить, навязывая ему совершенного чуждый духовный тип. Лужин-младший, таким образом, лишён своего имени, соответственно потеряна и его суть, то что является определяющим для личности. 37

В семье, где проходило формирование личности необычного ребёнка, будущего известного шахматиста, не наблюдается духовной близости между ребёнком и родителями, нет любви и верности между отцом и матерью. Отстранённость в отношениях друг к другу в семействе Лужина может быть заметна в эпизоде семейной трагедии. Сценарий линии любовного треугольника, участники которого мать, отец и тетя, развивается по новому (тетю изгоняют из дома).

Лужину в целом не интересна причина разлада в семье, он просто «брезгливо думает, что «нынче все в доме становятся сумасшедшими»38.

У Лужина-младшего нет в семье ни любви, ни внимания, он сторонится шумных сборищ, больших компаний. Отец пытается его познакомить с детьми друзей, но все это заканчивается плачевно.

Одиночество Лужина очевидно, но оно его не тяготит.

Культурно-исторический метод, возникший на основе исторического подхода к литературе и культуре, дает понимание той атмосферы, в которой живет герой.

Детство Лужина пришлось на конец девятнадцатого столетия, где автор уже почувствовал признаки разрушения семейного быта. Сила семьи в её традициях, в памяти. Лужин впоследствии с нежностью и тоской будет вспоминать детские ощущения природы: «Спустя многие годы, в часы просветления, восторженно вспоминались часы, проведенные на веранде за чтением под шум, издаваемый садом. Воспоминания эти были солнечными, имели сладкий вкус лакричных палочек, которые дробились француженкой прочным перочинным ножом, после чего следовало напутствие «держать их под языком. Вспоминались собранные гвоздики, однажды положенные на сидение плетеного кресала, которое должно было принять грузный круп француженки. Даже вспоминался комар, который присосался к его пораненному колену, его рубиновое брюшко.» 39.

Писатели в своих литературных произведениях часто обращаются к теме семьи, исследуя обстановку, в которой растет и развивается герой, пытаясь понять его. Роман В. Набокова «Защита Лужина» показал, что каким вырастет человек, какие жизненные ценности или пороки будут ему близки, зависит во многом от семьи. Несомненно, что время, социальный статус, материальное положение, вероисповедание в какой-то мере влияют на семейное благополучие, но любовь, верность, широта души, великодушие, уважение, чувство долга, чести вот те основы, которые необходимы любой семье, и которых недостает семье Лужина.

Глава 3. Анализ темы семьи в романе В. Набокова «Защита Лужина»

3.1 Интерпретация темы «отцов и детей» в романе «Защита Лужина»

В романе В. Набокова «Защита Лужина» прослеживается сквозная тема литературы «Взаимоотношение отцов и детей» на примере взаимоотношений Лужина с отцом, с матерью, взаимоотношений жены Лужина с её родителями.

В понятие «отцы и дети» собираются воедино все человеческое жизнеустройство, точки боли, извечный вопрос о смысле пребывания людей на земле. Безжалостно вскрываются противоречия, часто они драматичны и даже трагичны. Таки противоречия возникают как следствие социальных, исторических, экономических, бытовых, семейных обстоятельств. Мы видим душевные муки, которые следуют за непониманием, конфликты. Одновременно с этим странно уживаются и любовь, и бескорыстные чувства. Рядом с жестокостью жалось, осознание себя виноватым, после потери обретение нечто нового.40.

Сама эта формула «отцы и дети» приобретает символический смысл, освещающий противостояние исторически сменяющихся поколений и устойчивость нравственных ориентиров, аксиологических понятий текущей действительности41.

В романе В. Набокова «Защита Лужина» Лужин - главный герой, в детстве – замкнутый ребёнок с особенностями поведения; он живёт в атмосфере непонимания со стороны родителей.

У В. Набокова одиночество Лужина принципиально. Он и играет сам с собой. В таких играх он – одинокий король. Также в его семье у него свое особое место. И отношение у близких к нему соответствующее.42.

Будучи ребенком в произведение Набокова он «чувственный и переживает сове «нахождение в этом мире». Все это видно из характера изображения детского сознания, которое персонифицировано по отношению к внешнему мру. У него потаенная ценность, целостность и гармония.

У Набокова такой жизненный период редуцирован до мельчайших деталей. Так показываются прогулки в обществе гувернантки и т.п. Воссоздан этот мир посредством описания реакций ребенка на такие моменты, когда вторжение действительности неизбежно.

Реакция номер один выражена в восприятии собственной матери, которая несмотря ни на что любила это «безумное дитя, которое кидалось плашмя на пол и издавало дикие крики, стуча ногами».43.

Такие устойчивые реакции появляются как следствие отсутствия гармонии изначально, когда нет целостности проживания сознанием ребенка единства реальности. Глубоко внутри разлад с ней (реальностью).

Итог – целость жизни ее проживания возвращается, когда все утрачено.

Будучи ребёнком, герой чувственно не проживает отдельные моменты, они как бы отстранены от его бытия. Целостность личности разрушена, на фоне разрыва между разумом и чувствами. Таким образом, героя романа Набокова можно охарактеризовать как человека с отчужденным сознанием.44.

Говоря о взаимоотношениях «отцов и детей» в романе, отметим, что юный герой должен, по мнению отца, оправдать его ожидания. Отцом Лужин- младший во взрослом возрасте представляется пианистом. В своих мечтах он неоднократно представляет как ночью, спустившись в гостиную обнаруживает, как пианист вундеркинд играет на большом темном рояле.45.

Старший из Лужиных писал книги, в которых можно было обнаружить образ мальчика с белыми волосами, превращающегося в известного художника или скрипача. 46.

Часто он задумывался о том, кем вырастет его ребёнок, ведь его таланты и способности были очевидны, но, к сожалению, до конца не разгаданы. Отец не теряет надежды, что способности раскроются в школе, ведь она прославлена «особым вниманием к духовному внутреннему миру учеников» 47.

К сожалению, спустя месяц, воспитатель говорит отцу довольно холодным тоном, что способности мальчик имеет без сомнения, но при этом можно отметить и некую вялость 48. Это свидетельствует о том, что в школе Лужин младший также как и в семье не понят. Только спустя месяцы, весной в апреле появляется новое увлечение, впоследствии на котором будет сосредоточена его жизнь. Троюродная сестра матери дает ему урок игры в шахматы.

Также нельзя назвать и чистой случайностью то, что главный урок в его жизни преподаёт тетя, убежавшая от скандала, который она же и вызвала и находящееся в том же самой кабинете отца.

Специфическая формирующая роль в шахматном образовании отдана именно тете Лужина. Постоянно подчёркивается, что она «милая», и одновременно с этим является единственным человеком при котором он чувствует себя стеснённым (II, 22).

Мальчика приобщают к игре именно в квартире тети, когда он ведет сражение с каким-то ее поклонником. Старший Лужин узнал о необычайном таланте своего ребёнка, после того как вернулся с тайного свидания с тетей. Впоследствии тетя в жизни Лужина младшего появляется еще много раз. Например, встреча происходит на курорте, где она присоединяется к их обществу. Мать при этом уезжает в Россию. То, что тетя появилась именно в этот момент особенно значительно, так как Лужин-старший намеревается сделать остановку в столь стремительном погружении своего ребенка в шахматный мир. В противоположность планам отца сын своего первого успеха за границей именно в тот момент и добивается.49

Можно отметить, что кругозор Лужина пуст в духовном и нравственном смысле, в нем нет места ничему душевному. Свидетельство этому все более возрастающая отчужденность во взаимоотношениях с отцом (выражено в реакции на попытку отца помочь в складывание «пузелей»). Не лучше отношения и с матерью ( выражено в реакции на ее болезнь). При этом есть жажда мести по отношению к родителям, из-за причиненных ему страданий. Мальчика мучают кошмары. Отчуждение выражается впоследствии и в отношении к умершим родителям (их смерти). Лужин изначально, еще будучи ребенком, остро ощущает свою своего рода «выдвинутость» в «нечто»50.

В душу героя проникает омертвление и напрямую затрагивает взаимоотношения с родителями. Когда мальчик становится вундеркиндом, служит невещественному идолу, он фактически становится мёртвым по отношению к своим родителям. Будучи взрослым, сын не существует для материнской души, родной он только в памяти, совсем как покойник. Отец же идет ещё дальше. Он совершил так называемое метафизическое убийство сына, написав о нем51.

Он решил, что тот ребенок не должен был вырасти и таким образом он может предотвратить превращение своего сына в того угрюмого человека, редко навещавшего его в Берлине и коротко отвечающего на вопросы, в того кто приносит деньги в конверте, и лежит на подоконник. «Он должен умереть молодым», - проговорено вслух, смерть его станет неизбежным обстоятельством, она будет трогательная и застанет его в постели за последней партией.52.

Можно отметить, что и родителям Лужина не удалось избежать конфликта с реальным миром. Они хотят каждой по-своему его преобразовать, перечеркнув отношения с сыном. Неосознанно они продуцируют энергию разрушения в сторону своего ребенка, при этом сами становятся жертвами метафизической смерти.

Автором показана их смерть, у каждого в свое время. Они несчастны и одиноки, и уход из заемного существование логичное завершение их существования, они угасают. Собственно и у сына взаимные чувства, потерял их он еще тогда, когда они были живы.

Поэтому для Лужина реальная смерть матери, отца – как что-то второстепенное, нарушившее некую комбинацию, что показывает проблему «отцов и детей», равнодушие к уходу из жизни родителей. Так как отца больше волновали собственные дела и общение на стороне.

В итоге можно сделать вывод: ребёнком Лужин был буквально вытеснен из мира семьи, где оба родители были заняты собой, из мира сверстников, которые были неинтересны, жестоки и глупы53 в мир, где он становится гением шахмат и изгоем обыденности. Шахматы явились способом защиты Лужина от всех некомфортных жизненных обстоятельств, в том числе в семейных отношениях с родителями.

3.2 Семейные взаимоотношения мужчины и женщины в романе «Защита Лужина»

В романе «Защита Лужина» семейные взаимоотношения мужа и жены показаны на примере родителей Лужина и на примере собственной созданной семьи, на примере отношений Лужина с тетей.

Классическая литература определяет роль отца в семье как главенствующую, семья патриархальна. Теряющая главу семья в духовном или в физическом плане, будет обречена на выживание, возможно даже погибнет.

Роман «Защита Лужина» отмечен и темой любви. Анализируя семейные отношения матери и отца Лужина важно отметить, что родители-дворяне петербургского мальчика Александра не любят друг друга.

Взаимоотношения с мужчиной в жизни матери Лужина уходят на второй план, изживают себя. Её горе состоит в том, что она узнает об измене мужа. Из-за полного невнимания со стороны отца мать тихо угасала.

Образ женщины в семье реализуется в русскоязычном романе «Защита Лужина» В. Набокова в нескольких ипостасях:

1. Женщине отведена роль родственницы. В данном случае - это тетя Лужина – младшего.

2. Женщина, являющаяся матерью. Образ материнства в трактовке писателя традиционен. Такую женщину поглощают заботы о ребенке. Мать Лужина предстаёт перед читателем достаточно блеклой, как бы нарисованной «потускневшими» красками. У нее «постоянное выражение сонной ласковости на пухлом, белоснежном лице». 54 Она несчастлива в своем браке, к тому же и материнство не принесло ожидаемый радости, собственный сын от нее отдаляется.

3. Женщина, которой отведена роль жены. Брак при этом с равным героем.

У невесты Лужина нет имени, описывается она в романе несколько эскизно. Наравне с тем, что-то и недостаёт ее внешности, недостаёт ей и совего личного имени. Антропонимная номинация возникает только после брака с Лужиным. Женщина получает его фамилию. Так появляется героиня - Лужина 55.

Образ жены Лужина описан писателем так: она постоянно нежно жалеет существо «беспомощное и несчастное»56. Данное свойство характера и положено в основу отношения с противоположным полом, который воспринимается в качестве ребенка.

Внешность Лужина практически не описана писателем, только упоминается, что она достаточно хороша, но при этом имеется и недостаток, чего то не хватает ее мелким правильным чертам.57.

Собственная женитьба – отличный стратегический ход для Александра Ивановича Лужина. Его жена – дочь обеспеченного русского эмигрантского семейства, она выходит замуж за Лужина, преодолевая сопротивление матери и отца.

На примере отношений жены Лужина с её родителями показана проблема «отцов и детей». Отец невесты был против этого брака из-за их разного социального статуса, но мать выражает свое отношение к Лужину и его союзу с их дочерью резко негативно, называя Лужина “хамом”, “большевиком”, “приказчиком” : “Это же не человек. <...> А морда какая, морда-то. Нет, нет, подальше от таких...”58.

Главный персонаж со своей невестой, впоследствии ставшей его женой, оказывается в атмосфере, которую нельзя назвать «подлинной теплотой», это своего рода «театр повседневности». Часто Набоковым окружающая обстановка сравнивается с декорациями. Вокруг Лужина атмосфера жалости и подобия любви, но он не любим и не понят по-настоящему.59 Герой сетует, что жена не является такой уж хорошей, как было бы возможно, исходя из странных признаков, рассеянных в ее прошлой жизни.60

Жена героя – фигура весьма неоднозначная, и неудивительно, что на смертном одре тот ее благодарит очень простой фразой «было хорошо».

Ей не удается вернуть мужа к полноценной жизни, для нее не по силам это (один раз Набоков об этом написал прямо). Она просто смогла ввести его в искусственный мир.61.

«Сюжет романа «Защита Лужина» развертывает как собственно ситуацию отчуждения, так и ситуацию отстранения, которая выражает неприятие героем действительности»62 в целом и семейных отношений в частности. Внешне отношение к Лужину доброжелательное, он оценен как человек достойный, чтобы о нем заботились и любили, но мы можем также увидеть стратегию, которая изначально подавляет его человеческую сущность. Лужина автор пытается метами приблизить к внешнему миру, например, этому способствует отчасти его знакомство с бедующей супругой, впоследствии он обновляется.63.

Лужин похож на манекена, даже его обновление не дает ему выйти из театральных декораций, наоборот, оно делает героя частью этой декорации: «.. лысый портной то проводит мелом по его плечу и спине, то втыкает в него булавки…». Портной случайно задевает мелом его сердце, когда намечает карман, после безжалостно срывает рукав и вынимает из живота героя булавки.64 Набоков вводит Лужина в общество, в реальную действительность (квартира, женитьба, простое человеческое счастье), но это всего лишь «подмена».65. Для невесты Лужин является «артистом», у него гениальные чудачества, свойственные музыкантам и поэтам.66. В ситоге можно отметить, что автор показывает не идеальность семейных отношений Александра Лужина и его жены.

Таким образом, в романе «Защита Лужина» мотивы отчужденности персонажей и их одиночества являются основными в изображении семьи. Таким образом, семья в романе становится лишь частью игры, которой Лужин подменяет жизнь.

Заключение

Семья – это старейший общественный институт. Исследовали семью ученые из разных областей наук: философии, культурологии, демографии и т.д.

Проблематика семьи актуальна и на сегодняшний день и ее характеристика как основы формирования личности – одна из ключевых тем в русской литературе. Одновременно с этим можно отметить, что в разные исторические периоды вопросы семьи могут и выдвигаться на передний план, и отступать в тень. Семейные идеалы были сформированы еще в древнерусской литературе, но в более поздний период акценты смещены с семьи на государство. Тем не менее, семейная проблема очень часто затрагивалась и затрагивается во многих литературных произведениях.

В литературоведении и культурологии образ семьи представляется особенно важным, так как семья способствует развитию личности человека, является мощным фактором воздействия. Именно в семье закладываются первые навыки общения, взаимоотношения между её членами. Именно семья формирует основы мировоззрения человека, его образ жизни и ценностные ориентиры. Поэтому описание семьи, её традиций и устоев, принципов воспитания, помогает понять в художественном произведении характер главного героя, его эмоции и чувства, мотивы поступков и поведения.

Творчество Набокова уже на протяжении многих лет продолжают активно осваивать литературоведы, как в России, так и за рубежом. Такой высокий интерес можно объяснить повышенным эстетизмом писателя, имеющего уникальную творческую судьбу. Каждый элемент в его произведениях, будь то образный строй или сама композиция способен порадеть множество иногда прямо противоположных мнении.67

Семья – одна из актуальнейших тем при изучении творчества Набокова, также как и отношений «отцов и детей», любви, которые осваиваются автором в традиционном для русской литературы ключе.

В настоящее время роман «Защита Лужина» – одно из самых исследованных произведений Набокова. О нём писали многие известные набоковеды, однако роль автора по-прежнему вызывает споры, а герой продолжает оставаться загадкой.

Писатель изображает своего героя Лужина “в момент завершения детского этапа жизни и перехода во взрослую фазу существования”68. Именно в этот промежуток жизни показана тема семьи, показан детский страх и ужас перед жизнью, причины, которых коренятся в отношениях в семье.

В целом детство Лужина характеризуется одиночеством. Родителями он вроде бы любим и не лишён заботы, тем не менее, от семьи он оказывается отчужденным.

Реакции Лужина на первом жизненном этапе типологически похожи, ребенок приобретает устойчивую позицию по отношению к окружающему миру – он для Лужина младшего враждебен и чужд. Лужиным ощущается только его «заброшенность» в этом мире в такие обстоятельства, которые от него не зависят. Они – иррациональная и злая сила, ей нужно покориться и подчиниться. В чуждом мире ребенку страшно, он ощущает ужас потерянности, такие чувства перенести очень трудно, практически не возможно.69.Таким образом, ребенок в семье у В. Набокова изначально переживает присутствие как заброшенность.

Отцом Лужин младший рассматривается как прототип некой воспитательной книги, мать же погружена полностью только в конфликтные отношения с отцом.70.

«Сложность отношений мужчины и женщины, недостижимость гармонии, одиночество в браке, разобщенность близких людей, отсутствие взаимного чувства вот неизменные модели художественного мира Набокова»71.

Исследуя роман В. Набокова «Защита Лужина» можно обратись внимание на то, что тема семьи прослеживается на протяжении всего произведения: отношения Лужина с отцом и матерью, отношения его жены с родителями - тема «отцов и детей»; отношения мужчины и женщины как мужа и жены - это отношения родителей Лужина между собой и отношения Лужина с его женой.

В романе «Защита Лужина» “герой физически находится в реальном мире, пребывая в игровом лишь мысленно. Игра становится для Лужина средством ухода от пошлого мира, который не принимает его”72, от непринятия его отцом, от сложностей в отношениях с родителями в семье.

На протяжении всего романа герой бежит от повсеместной жизненной ситуации в семейных отношениях в одиночество, бежит от жизни, в том числе семейной, сначала от взаимоотношений с отцом и матерью, потом от отношений с женой в шахматную игру.

Таким образом, тема семьи, отцов и детей раскрывает в романе В.В. Набокова и взаимоотношения поколений вообще, и отношения в семье, хотя сам подход к этой вечной теме у писателя не совсем однозначен. Времена меняются, и меняются образы в русской литературе, но семья для человека всегда остается университетом его души, духовно-нравственной основой, чего не дано было испытать главному герою Набокова – гению-шахматисту Лужину.


Список использованных источников и литературы


Энциклопедия Гатчина. Интервью Владимира Набокова Николасу Гарнхэму, впервые опубликованное в 1968 году в «Listener» URL: http://gatchina3000.ru/literatura/nabokov_v_v/misc/interview_1968.htm (дата обращения 12.08.2019)

Целкова Л.Н. Традиции русской прозы XIX века в романах Владимира Набокова 20 - 30-х гг. и в романе «Лолита», диссертация. М.: 2001.

Ходасевич В. Возрождение. 1930. 11 октября. № 1957. С. 2

Коростелев О. Подчиняясь не логике, но истине… (предисловие) («Литературные беседы» Георгия Адамовича в «Звене») Электронная библиотека URL: http://rulibs.com/ru_zar/nonf_criticism/adamovich/0/j1.html (дата обращения 13.10.2019)

Набоков В. В. «Защита Лужина», 1930 с.1 URL: https://librebook.me/zachita_lujina/vol1/1 (дата обращения 10.08.2019)

Мельников Н. Г. Классик без ретуши. Издательство «Новое литературное обозрение»: 2004 с.15

Мельников Н. Г. Классик без ретуши. В. Вейдле Рец.: «Современные записки», Издательство «Новое литературное обозрение»: 2004 с.15 с. 42

Шраер М.Д. Бунин и Набоков: история соперничества. Издательство «Альпина нон-фикшн»: 2015 г. с.48

Шеховцова О.Н. У истоков Набоковедения. Сборник: Классика и современность в литературной критике русского зарубежья 20-30-х годов ,2006 с. 91

Стрельникова Л.Ю. //Роман В. В. Набокова «Защита Лужина» как игровая модель шахматной гиперреальности. Журнал: Вестник Санкт-Петербургского университета.. С.43

Мельников И.Г. Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова: Критические отзывы, эссе, пародии / под общ. ред. И. Г. Мельникова. М., 2000. С. 59.

Новик Ал. Защита Лужина // Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова: Критические отзывы, эссе, пародии / сост. Н. Мельников. М., 2000. С. 56.

Мулярчик А. С. Русская проза Владимира Набокова. М., 1997. С. 48.

Долинин А. А. Истинная жизнь писателя Сирина: первые романы // Собрание сочинений русского периода : в 5 т. / В. В. Набоков. СПб., 1999-2000. Т. 2. С. 41.

Лебедева В.Ю. Мотив метафизической смерти в романе В. Набокова «Защита Лужина» рнал Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, 2015. С.133

Лебедева В. Ю. Мотив метафизической смерти в русских романах В. Набокова. Елец, 2009. 231 с.

Шарманджиев Д.А. Определения понятия «семья» в социально-философских исследованиях. Журнал: Манускрипт,2016, с.210

Федотова Ю. В. Семья как феномен и носитель культурных традиций (Европа с древности до начала XX века) : автореф. … канд. культурологии. М., 2003. 23 с.

Там же

Литературная энциклопедия URL: http://alcala.ru/literaturnaia-enciklopedia/slovar-L/4182.shtml (дата обращения 12.08.2019)

Хализев В. Е. Теория литературы. М., 2004.С. 42.

Федотова Ю. В. Семья как феномен и носитель культурных традиций (Европа с древности до начала XX века) : автореф. … канд. культурологии. М., 2003. С.125

В.П. Федорова “Фольклорно-этнографический контекст повести о Петре и Февронии Муромских”, Вестник Челябинского государственного университета, 2017 г., №8(404), Филологические науки. Вып. 107. с. 70-80

Н.А. Малкова “Тема семьи и власти в “Повести о Петре и Февронии Муромских”, Вестник Русской христианской гуманитарной академии, 2011, том 12, выпуск 4, стр.34

Пахсарьян Н. Т., Юрченко Т. Г. и др. КЛАССИЦИЗМ // Большая российская энциклопедия. Том 14. Москва, 2009, стр. 225

Гаврилин Р.В. «Недоросль» Д.И. Фонвизина - поучительная пьеса эпохи классицизма: к 235-летию комедии ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России, кафедра русской и классической филологии. Источник: https://medconfer.com/node/7056 (дата обращения 12.09.2019)

Степанов В. П. Фонвизин // История русской литературы: В 4 т. / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1980—1983. Т. 1. Древнерусская литература. Литература XVIII века. — 1980. — С.666

Сахарова О.В. Поэма М.Ю. Лермонтова “Мцыри” в контексте святоотеческого учения о грехе и свободе.// Вестник БГУ. №10. - 2012. - стр.100-103.

Добролюбов Н. А. Русские классики. Избранные литературно-критические статьи. Издание подготовил Ю. Г. Оксман. Серия "Литературные памятники”. - М., "Наука", 1970.

Добролюбов Н. А. Собрание сочинений в 9-ти т. Т. 6. - М.-Л.: "Гослитиздат", 1963.

Коровин В.И. История русской литературы XIX века. В 3-х частях. Часть 3. М.: 2005; - 543с.

Яковкина Н. И.: История русской культуры. XIX век Часть вторая. Глава третья. Русская литература второй половины XIX века. § 3. Социально-философские проблемы в творчестве Достоевского и Толстого 60–70-х годов. Источник: http://cult-lib.ru/doc/culture/yakovkina-istoriya-kultury-xix/2-3-3-socialno-filosofskie-problemy.htm (дата обращения 12.10.2019)

Пруцков Н. И.: Литература конца XIX — начала XX века (1881–1917) Антон Чехов. Глава 3 Источник: http://chehov-lit.ru/chehov/kritika/pruckov-1881-1917/chehov-3.htm (дата обращения 12.10.2019)

Там же, с.145.

Миронова И. В. Человек без имени в романе В. В. Набокова «Защита Лужина» // Вестник ВолГУ. Серия 9: Исследования молодых ученых. 2006. №5. Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/chelovek-bez-imeni-v-romane-v-v-nabokova-zaschita-luzhina (датат обращения 13.10.2019)

Там же

Там же.

Набоков В. В. Защита Лужина. СПб., 2012. - стр.40.

Набоков В. В. Защита Лужина. СПб. 2012. С. 6.

Коновалова В. П. «Отцы и дети» в мировой и отечественной литературе // Изв. Таганрог. гос. радиотехн. ун-та. 2000. № 1 (15). С. 154.

Там же, С.154.

Суханов В.А. Детское сознание и экзистенция в романах В. Набокова “Защита Лужина” и Ю. Трифонова “Исчезновение”, “Время и место”/ Русская литература в XX веке: имена, проблемы, культурный диалог Вып 2 В Набоков в контексте русской литературы XX века. /Ред Т Л. Рыбальченко - Томск: изд-во Том. ун-та, 2000. - С.95

Там же С.97

Там же. С. 97–98.

Александров В. Е.: Набоков и потусторонность Глава 2. "Защита Лужина" Источник: http://nabokov-lit.ru/nabokov/kritika/aleksandrov-potustoronnost/zaschita-luzhina.htm. (дата обращения 12.09.2019)

Набоков В. В. Защита Лужина. СПб., 2012. С. 15

Там же. С 16.

Там же. С. 18.

В.Е. Александров “Набоков и потусторонность: метафизика, этика, эстетика”. Перевод с английского Н.А. Анастасьева. СПб.: Алетейя, 1999г. - С. 78-79.

В.А. Суханов Детское сознание и экзистенция в романах В. Набокова “Защита Лужина” и Ю. Трифонова “Исчезновение”, “Время и место”/ Русская литература в XX веке: имена, проблемы, культурный диалог Вып 2 В Набоков в контексте русской литературы XX века. /Ред Т Л. Рыбальченко - Томск: изд-во Том. ун-та, 2000. С. 94108.

Лебедева В. Ю. Пространства мортальности в романе В. Набокова «Защита Лужина» // Филоlogos. 2012. № 12 (1). С. 73–81.

Набоков В. В. Защита Лужина. СПб., 2012. С.74-75

Копосова М. К. Художественное воплощение принципа игр в можели шахматного пространства романа В. Набокова “Защита Лужина”// Утренняя заря: молодёжный литературоведческий альманах. – Вып. VII: Литература в контексте межкультурного диалога / ред.-сост. Т.А.Алпатова. – М.: МГОУ, 2017. – 129 с - С.42

Набоков В. В. Защита Лужина. СПб., 2012. С.31-32

Мурадян И. В. Особенности антропонимного пространства романа В.В. Набокова «Защита Лужина» // Мова. 2015. № 24. С. 98102

Набоков В. В. Защита Лужина. СПб., 2012. С. 107.

Там же. С. 83.

Там же. С.110-111.

Лебедева В. Ю. Пространства мортальности в романе В. Набокова «Защита Лужина» // Филоlogos. 2012. № 12 (1). С. 7381.

Набоков В. В. Защита Лужина. СПб., 2012. С. 100.

Лебедева В. Ю. Пространства мортальности в романе В. Набокова «Защита Лужина» // Филоlogos. 2012. № 12 (1). С. 7381.

Чурляева Т. Н. Ситуация «отчуждения» в романе В. Набокова «Защита Лужина» и ситуация «отставания» в повести В. Маканина «Отставший» // Русская литература в XX веке: имена, проблемы, культурный диалог. Томск, 2000 Вып. 2: В. Набоков в контексте русской литературы XX века. С. 109–126.

Там же. С.112.

Набоков В. В. Защита Лужина. СПб., 2012. С. 179-181.

Чурляева Т. Н. Ситуация «отчуждения» в романе В. Набокова «Защита Лужина» и ситуация «отставания» в повести В. Маканина «Отставший» // Русская литература в XX веке: имена, проблемы, культурный диалог. Томск, 2000 Вып. 2: В. Набоков в контексте русской литературы XX века. С. 109126.

Набоков В. В. Защита Лужина. СПб., 2012. С.86.

Рудова О. С. В поисках идеала: типология женских образов в русской прозе Владимира Набокова // Вестник БГУ. 2017. №6. С. 117.

Суханов В. А. Детское сознание и экзистенция в романах В. Набокова «Защита Лужина» и Ю. Трифонова «Исчезновение», «Время и место» // Русская литература в XX веке: имена, проблемы, культурный диалог / ред. Т. Л. Рыбальченко. Томск, 2000. С. 94–108.

Там же. С. 97

Чурляева Т. Н. Ситуация «отчуждения» в романе В. Набокова «Защита Лужина» и ситуация «отставания» в повести В. Маканина «Отставший» // Русская литература в XX веке: имена, проблемы, культурный диалог. Томск, 2000 Вып. 2: В. Набоков в контексте русской литературы XX века. - С.101.

Рудова О. С. В поисках идеала: типология женских образов в русской прозе Владимира Набокова // Вестник БГУ. 2017. №6. - С. 117.

Барсегян М. В. Игра как форма бытия персонажей в романах В. Набокова “Приглашение на казнь”, “Защита Лужина”// Проблемы теории и практики современной науки. Материалы Международной (заочной) научно-практической конференции. Научное (непериодическое) электронное издание. Под общей редакцией А.И. Вострецова, Издательство: Научно-издательский центр "Мир науки" (ИП Вострецов Александр Ильич)(Нефтекамск), 2016 - С.109-116.