Российско-американское сотрудничество в Сирии

Подробнее

Размер

69.36K

Добавлен

25.04.2021

Скачиваний

3

Добавил

Анастасия Рощина
Дипломная работа по международным отношениям на 70 листов по теме 15 Российско-американское сотрудничество в Сирии
Текстовая версия:

Содержание

Введение

Сирийский кризис. Российский и американский подходы к его регулированию

1.1 предыстория и развитие конфликта

.2 американский подход к кризисному управлению

.3 российский подход к антикризисному управлению

2. нынешняя роль России и США в Сирии

2.1 механизмы влияния Москвы и Вашингтона

.2 цели России и США в сирийском кризисе

.3 возможности для России и США избежать вовлечения в сирийский кризис

3. российско-американское сотрудничество в Сирии

3.1 ликвидация химического оружия в Сирии

.2 мирный процесс

.3 приход Дональда Трампа к власти в США и дальнейшие события

Вывод


Введение

Сирийский кризис-это одновременно и региональная, и глобальная проблема. Гражданская война в Сирии, начавшаяся на волне антиправительственных выступлений в контексте арабской весны 2011 года и переросшая в масштабный вооруженный конфликт со многими участниками, крайне негативно сказывается на политической ситуации в регионе. В этом конфликте пересеклись интересы крупных региональных игроков, использовавших политическую турбулентность в Сирийской Арабской Республике для непрямой войны с целью реализации своих национальных интересов. Кроме того, сирийский конфликт создал определенный вакуум власти, который впоследствии был заполнен, как это характерно для политических процессов в ближневосточном регионе, радикальными элементами. Продолжающийся конфликт в Сирии дестабилизирует ситуацию в регионе в целом, поскольку в происходящих событиях задействованы практически все основные субъекты Ближнего Востока, на полях сражений в САР происходит противостояние между шиитами и суннитами, а Иран и Саудовская Аравия, основные игроки двух конфессиональных лагерей Ближнего Востока, активно вовлечены в кризис.

Глобальное значение сирийского кризиса отражается в нескольких факторах. Во-первых, в силу стратегического характера ближневосточного региона политические процессы в нем привлекают внимание крупных силовых центров, таких как Россия и США, и практически все мировое сообщество заинтересовано в мирном урегулировании кровопролитного вооруженного конфликта. Во-вторых, из-за глубокого гуманитарного кризиса в Сирийской Арабской республике существует огромное количество беженцев, которые переехали из зон военных действий в основном в страны Европейского союза. В - третьих, в ходе кризиса возникла новая, более организованная форма международного терроризма-ДАИШ. Радикальные исламисты не только заявляют претензии на территории, принадлежащие суверенным государствам, но и представляют угрозу всей международной безопасности. В связи с вовлеченностью России и США в сирийский кризис и необходимостью сотрудничества по вопросам урегулирования этот конфликт, безусловно, оказывает влияние на политический трек Москва-Вашингтон.

Эта тема является предметом пристального внимания экспертного сообщества всего мира, а изучение сирийского кризиса и его влияния на региональные и глобальные политические процессы ведется в исследовательских центрах всего мира. Этот вопрос нуждается в изучении, поскольку политические процессы, связанные с урегулированием сирийского кризиса, могут существенно повлиять на расстановку сил не только на Ближнем Востоке, но и на мировой арене. Актуальность данной темы определяется вышеперечисленными факторами.

Объект исследования: российско-американские отношения.

Предмет исследования: влияние сирийского фактора на отношения России и США.

Статья посвящена периоду Второй администрации Обамы, с 2012 по конец 2016 года. Выбор этих хронологических рамок обусловлен тем, что период активного вовлечения России и США в процесс урегулирования кризиса наступил после начала боевых действий в контексте гражданской войны в 2012 году. Наиболее активное взаимодействие двух мировых держав по сирийскому вопросу происходило во время Второй администрации Обамы, а интенсивные дипломатические контакты между Москвой и Вашингтоном выражались в диалоге Сергея Лаврова и Джона Керри, которые регулярно встречались.

Цель: определить степень влияния сирийского фактора на российско-американские отношения.

Для достижения этой цели необходимо выполнить следующие задачи::

изучить развитие кризиса и проследить динамику изменений российских и американских подходов к регулированию

определить роль России и США в процессе урегулирования сирийского кризиса;

определить механизмы влияния, цели и возможности Российской Федерации и США в конфликте;

рассмотреть и проанализировать основные этапы сотрудничества России и США по сирийскому вопросу: в контексте ликвидации сирийского химического оружия и запуска процесса мирного урегулирования.

проследить вектор изменений во взаимодействии России и США в контексте прихода к власти Дональда Трампа.

Гипотеза исследования: несмотря на то, что в ходе взаимодействия в контексте сирийского кризиса Россия и США перешли к ситуационному сотрудничеству, сирийский фактор не повлиял на общий характер отношений на этом двустороннем политическом треке, который оставался конфронтационным.

Эмпирическая база исследования представлена различными источниками. Используется в заявлениях и публикациях Министерства иностранных дел Российской Федерации заявлений и публикаций Министерства обороны Российской Федерации , комментариях министра иностранных дел Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Концепции внешней политики Российской Федерации, заявления Президента Российской Федерации Владимира Путина, публикации на официальном сайте Президента Российской Федерации, отчетность и публикации Министерства обороны, заявления и публикации Государственного департамента США, Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов (национальной безопасности, Стратегия), высказывания президента США Барака Обамы, публикации на официальном сайте президента США, ООН, резолюций Совета Безопасности, издание Организации Объединенных Наций, Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении, в докладе миссии Организации Объединенных Наций по расследованию сообщений о применении химического оружия в Сирийской Арабской Республике, заявления Международной группы поддержки Сирии. В работе также использованы материалы и публикации в СМИ, представленные на сообщения различных информационных агентств (ТАСС, РИА Новости, РБК, газета.ру, лента.ру, Коммерсантъ, Интерфакс, "Московский комсомолец", "Звезда", "МИР 24", как BBC, СNN, в Нью - Йорк раз, залив Новости, Рейтер, Китай ежедневно, рюкзаки Bergens Тиденде, Сиэтл Пи, "Спутник", сообщает NEWSru.ком). Эти источники позволяют получить полную и качественную информацию о событиях, связанных с сирийским кризисом. Кроме того, для максимально полного освещения проблемы использовались заявления официальных лиц и ведомств как российской, так и американской сторон. Все вышеперечисленные источники используются для анализа политических процессов, связанных с сирийским кризисом, а также реакции России и США на те или иные процессы и события. Конечно, не все источники дают полное представление о процессах или событиях, связанных с темой, например, новостные репортажи. во избежание неполного освещения тех или иных событий используются различные источники.

Основной теорией, используемой в данной работе, является структурный реализм. Выбор данной теории обусловлен тем, что реалистическая парадигма позволяет наиболее полно рассмотреть и проанализировать политические процессы, связанные с исследуемой проблемой.

В данной работе используются следующие методы исследования: хронологический метод определения динамики сирийского кризиса, системный подход к изучению первоисточников для анализа изменений российского и американского подходов к кризисному управлению, выявления и сравнения механизмов воздействия на кризис и целей, преследуемых глобальными акторами в рассматриваемом конфликте, а также комплексный анализ фактов для рассмотрения основных этапов российско-американского сотрудничества по ликвидации химического оружия в Сирии и запуску переговорного процесса. Элементы ситуационного анализа также используются для отслеживания динамики процесса мирного урегулирования сирийского кризиса. Однако некоторые методы имеют определенные недостатки. например, хронологический метод не всегда позволяет четко определить причинно-следственные связи между событиями.для компенсации этого недостатка используется метод исторической ретроспективы.

Проблема российско-американских отношений-достаточно хорошо изученная тема. Данная работа основана на трудах российских и зарубежных исследователей. Среди российских экспертов, анализирующих различные аспекты российско-американских отношений, - В. И. Батюк, М. В. Братерский, Д. В. Суслов, Ф. А. Лукьянов. В работах этих авторов описываются взаимосвязи внутренней и внешней политики США, прослеживается динамика процесса принятия внешнеполитических решений, освещаются причинно-следственные связи различных изменений на Московско-Вашингтонском политическом треке. В этой статье также упоминаются различные авторы, которые выделили свои исследования по ближневосточным проблемам. К ним относятся: Л. В. Аскиджян, В. Ахмедов, Л. М. Кулагина, Н. Кожанов, С. Минасян, Г. И. Мирский, Ю. Свешникова, К. Семенов, Е. Супонина, Ю. Б. Щегловин. В этих работах исследуются политические процессы на Ближнем Востоке, прослеживается влияние сирийского кризиса на региональных игроков, анализируется динамика изменения баланса сил в регионе. Однако эти работы не в полной мере охватывают всю взаимосвязь и взаимозависимость между процессами и событиями, происходившими в ходе развития сирийского кризиса, и российско-американскими отношениями.

Среди зарубежных исследователей, на труды которых имеются ссылки в данной работе, можно выделить: Ф. Каплана, С. Малле, С. Саймона, Дж. Стивенсона, Ю. Дреазена, Х. Киссинджера, С. Рафи. Основной темой этих исследований являются российско-американские отношения и их динамика, обусловленная различными процессами на мировой арене. Работы этих авторов позволяют взглянуть на проблему со стороны американского экспертного сообщества. Однако эти работы в основном посвящены российско-американскому политическому треку, а сирийской проблеме уделяется мало внимания. Кроме того, в ходе данного исследования были использованы работы зарубежных специалистов по ближневосточной проблематике. Их авторы: Д. карами, К. Маген, Н. Мосаки, AА. Kerkkӓnen, R. Сильверстайн. В этих работах исследуется взаимозависимость различных политических процессов на Ближнем Востоке, влияние региональных акторов на сирийский кризис, их потенциал взаимодействия с глобальными акторами. Однако эти работы не анализируют динамику российско-американских отношений, рассматривая только отношения России с ее ближневосточными союзниками или отношения США с партнерами в регионе.

Таким образом, новизна данного исследования определяется следующими факторами. Во-первых, в данной статье подробно и в хронологическом порядке рассматриваются изменения российского и американского подходов к сирийской проблеме в период наибольшего вовлечения в конфликт этих двух глобальных акторов. Во-вторых, мы анализируем влияние наиболее значимых событий сирийского конфликта на отношения Москвы и Вашингтона в контексте различных механизмов и целей этих субъектов конфликта. В-третьих, в статье рассматривается влияние сотрудничества России и США на общий характер отношений между ними на протяжении всего второго срока президентства Барака Обамы.

Поставленные задачи определяют следующую структуру исследования. В первой главе рассматривается влияние событий сирийского конфликта на российский и американский подходы к разрешению кризиса. Во второй главе рассматриваются механизмы влияния на кризис, цели и возможности российской и американской сторон, связанные с их участием в сирийском конфликте. В третьей главе рассматривается российско-американское сотрудничество в ходе сирийского кризиса, в частности процесс ликвидации сирийского химического оружия и сотрудничество России и США в организации мирного урегулирования кризиса, а в третьей главе также рассматривается вопрос дальнейшего сотрудничества Российской Федерации и США в контексте президентства Дональда Трампа.


1. сирийский кризис. Российский и американский подходы к его регулированию

1.1 предыстория и развитие конфликта

Гражданская война в Сирии началась в 2011 году. Этот конфликт, как и многие другие волнения в арабском мире того времени, был спровоцирован антиправительственными настроениями арабской весны. Народные протесты против алавитского правительства и баасистского режима быстро переросли в вооруженные столкновения с полицией и войсками. Несмотря на попытки Башара Асада пойти на компромисс с протестующими и предотвратить массовые беспорядки в стране, конфликт обострился и перерос в полномасштабную гражданскую войну. Стали формироваться вооруженные антиправительственные группировки, открыто вступавшие в противостояние с войсками. К началу 2012 года крупнейшие города Сирийской Арабской Республики были охвачены войной. Впоследствии война переросла в полномасштабный кризис, который продолжается и по сей день.

Сирийский конфликт вызван комплексом внутренних и внешних причин. К внутренним относятся межконфессиональные противоречия : в правительственных кругах преобладали алавиты, исповедующие шиитский ислам, в то время как большая часть сирийского населения была приверженцами суннитского течения в Исламе. Поскольку влияние религиозных традиций на общественную жизнь на Ближнем Востоке чрезвычайно велико и по сей день, описанное выше религиозное противоречие сыграло важную роль в усилении антиправительственных настроений в САР. Еще одним внутренним фактором, способствовавшим эскалации конфликта, стал курдский вопрос. Сирийские власти неоднократно нарушали права курдов, что привело к возникновению и активному распространению националистических настроений среди этого этнического меньшинства. Кроме того, к внутренним причинам сирийского кризиса можно отнести напряженную социально-экономическую ситуацию в стране, сложившуюся в результате политики баасистского режима. Фактически в Сирии было сформировано полицейское государство, которое мало соответствовало демократическим идеалам, как и другие страны, где активно поддерживались ценности Арабской весны. Описанные выше факторы, негативно повлиявшие на жизнь общества, можно охарактеризовать как провал парадигмы гуманитарной безопасности в стране.

Внешние причины кризиса складываются из вмешательства в конфликт внешних региональных игроков, часть из которых пользовалась поддержкой глобальных акторов. Это привело к еще большей эскалации конфликта, а также существенно осложнило мирный процесс, поскольку гражданская война в Сирии переросла в масштабный региональный кризис. Поскольку Сирийская Арабская Республика относится к странам "шиитского полумесяца", крупнейшим антагонистам Ближнего Востока, Иран и Саудовская Аравия не могли игнорировать возникшую в Сирии политическую турбулентность. В своем стремлении к региональному лидерству и одновременно ослаблению позиций Ирана Саудовская Аравия наряду с другими монархиями Персидского залива внесла свой вклад в дестабилизацию политической обстановки в Сирии, финансируя оппозицию и способствуя возникновению антиправительственных вооруженных формирований на территории ближайшего союзника Тегерана. -Почти во всех арабских государствах власть находится в руках суннитов. Богатые ближневосточные государства прилагают все усилия, чтобы установить в Сирии братский суннитский режим. Можно отметить, что сегодня, как и в 80-е годы, богатые арабские монархии Персидского залива открыто вмешиваются во внутренние дела страны, что нарушает хрупкое равновесие, установленное усилиями режима Асада в этой многоконфессиональной и многонациональной стране. Открыто выступая против режима Башара Асада, именно Саудовская Аравия и Катар во многом накаляют обстановку в некогда спокойной Сирии." В эскалацию конфликта вмешалась и Турция: курдский фактор во многом затрагивает ее национальные интересы, поскольку на турецкой территории проживает большое количество представителей этого народа. "Турецкий фактор сыграл важную роль в эскалации сирийского кризиса. Анкара-один из самых непримиримых противников Асада, турецко-сирийская граница-основной маршрут снабжения умеренной оппозиции, а демпинговая контрабанда нефти через турецкую территорию-важный источник финансирования ИГ. С июля 2015 года турки начали собственную воздушную кампанию в Сирии под лозунгами борьбы с терроризмом, но в основном они атаковали отряды курдского ополчения, а не исламистов."

В сирийском конфликте также активно участвуют неправительственные субъекты. Поскольку любой конфликт внутри государства сопровождается возникновением вакуума власти, а на Ближнем Востоке наблюдается тенденция к заполнению этого вакуума радикализмом, в рядах повстанцев, противостоящих правительству, стали появляться радикальные исламисты, что легло в основу вмешательства в конфликт таких террористических группировок, как "Джебхат ан-Нусра" и "Исламское государство". Вышеупомянутые негосударственные игроки не подвержены никакому влиянию со стороны международного сообщества, их действия не только не регулируются, но и противоречат основным нормам международного права, что значительно усложняет процесс мирного выхода из кризиса, поскольку нет иного способа воздействия на этих игроков, кроме вооруженной борьбы против них.

Еще одним региональным игроком, имеющим свои интересы в сирийском конфликте, является Израиль. Будучи одним из главных региональных противников Тегерана, Тель-Авив стремится обострить политический кризис в Сирии, что приведет к ослаблению шиитского полумесяца в целом и Ирана в частности. Таким образом, не имея прямых рычагов влияния на Иран, Израиль действовал опосредованно, финансируя сирийскую оппозицию, что способствовало эскалации конфликта и ослабило региональные позиции главного союзника Тегерана.

В ходе развития конфликта сирийская оппозиция, воюющая против правительства Башара Асада, не смогла сохранить единство. Повстанцы, объединившиеся под эгидой сирийского национального совета в 2011 году, позже присоединились к более крупной организации - Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил. Однако альянс SNC и NCORC просуществовал лишь до начала 2014 года, после чего эти организации вновь разделились из-за разногласий по поводу мирных переговоров с правительством Асада. Кроме того, было создано еще одно оппозиционно настроенное формирование-Свободная сирийская армия. Повстанцы, входившие в эту организацию, более радикальны и нацелены на вооруженное противостояние. Также курды воюют в рядах сирийской оппозиции, преследуя цель создания автономного по этническому признаку государства - Курдистана. Таким образом, можно сделать вывод, что сирийская оппозиция сильно разделена и децентрализована.

В рядах оппозиционных сил стали появляться и многочисленные радикальные элементы, выступающие за исламский фундаментализм и панисламизм, такие как "Джабхат ан-Нусра" и "Исламское государство". Эти организации характеризуются международным сообществом как террористические, и их действия вызывают большое количество жертв среди гражданского населения, так как одним из основных средств их борьбы являются теракты в сирийских городах. В 2013 году террористическая организация "Исламское государство" начала активную операцию в Сирии. Боевики этой группировки придерживаются радикальной исламистской идеологии и стремятся создать халифат.

В ответ на теракты радикалов-фундаменталистов в конфликт вмешалась ливанская военизированная организация "Хезболла". Это образование практически полностью находится под контролем Ирана, что также свидетельствует об участии в конфликте крупнейшего шиитского государства. Противостояние между шиитами и суннитами на полях сражений в Сирии приобрело новый формат после того, как к конфликту на стороне Башара Асада присоединилась "Хезболла", а кризис принял региональный масштаб.

В 2013 году в ходе интенсивного вооруженного противостояния одна из воюющих сторон применила химическое оружие. Это вызвало резкую реакцию со стороны международного сообщества, и развитие кризиса вышло на новый этап-прямое вмешательство глобальных игроков. Применение запрещенных средств ведения войны ознаменовало начало нового витка американской интервенции в ходе сирийского кризиса. еще до этого инцидента Барак Обама сделал заявления о полномасштабном вмешательстве вооруженных сил США в конфликт в случае нарушения воюющими сторонами международного права. Соответственно, после нарушения Конвенции ООН о запрещении разработки, производства, накопления и применения химоружия и об их уничтожении в ходе ведения боевых действий в Сирии продолжались попытки американской стороны продвигать в Совете Безопасности ООН свой вариант урегулирования кризиса. Кроме того, США оказались в своеобразном тупике: полномасштабное вмешательство в ход конфликта повлекло бы за собой огромные затраты на проведение военных операций, при этом, после заявлений Б. Обамы, игнорировать эту ситуацию было невозможно. Также недопустимо было вмешиваться без санкции Совета Безопасности ООН. Существовал также риск повторения иракского сценария, который в 2013 году был абсолютно неприемлемым сценарием для Белого дома. Однако вмешательство другого глобального актора - России - позволило избежать прямого вмешательства Вашингтона в ход конфликта в 2013 году.

В ответ на рост террористической активности в Сирии в 2014 году по инициативе США была создана антитеррористическая коалиция. Вооруженные силы международной коалиции начали наносить авиаудары по позициям террористов. Кроме того, под эгидой борьбы с радикалами оппозиции также была оказана поддержка в реализации американского сценария урегулирования кризиса, т. е. отставки правительства Башара Асада и его ухода с поста президента. Однако эта поддержка принесла и негативные результаты: среди западных стран не было консенсуса в отношении официальной оппозиции из-за ее раздробленности, поэтому оружие и военная техника также попали в руки радикальных исламистов, объявивших себя членами оппозиции.

В 2015 году баланс сил в конфликте существенно изменился после вмешательства России. Российские вооруженные силы наносили авиаудары по позициям террористов, но при этом Российская Федерация поддерживала в гражданской войне не оппозицию, а действующую власть и президента. Таким образом, между российской и американской сторонами существовали противоречия относительно проведения военных операций, несмотря на то, что силы этих двух глобальных игроков были направлены против одного и того же актора - Исламского государства. И Вашингтон, и Москва продолжали действовать раздельно до инцидента с российским самолетом, сбитым турецкими ВВС во время российской военной операции. Поскольку Турция, как член НАТО, проявила такой акт агрессии, возникла реальная угроза вооруженного конфликта между странами Североатлантического альянса и Россией. После описанных выше событий американская сторона значительно ослабила поддержку Турции как союзника и перешла к ситуативному сотрудничеству с российской стороной по мирному урегулированию сирийского кризиса. Таким образом, благодаря совместным российско-американским усилиям возобновились переговоры в Женеве, в ходе которых было установлено прекращение огня и начата работа по составлению "дорожной карты" выхода из сложной геополитической ситуации в Сирии, которая сложилась в ходе эскалации конфликта.

1.2 американский подход к кризисному управлению

В постбиполярном контексте мироустройства США взяли на себя роль регулятора политических процессов в различных стратегических регионах мира, затрагивающих американские национальные интересы. Ближний Восток - один из таких регионов. Война в Ираке была инициирована Соединенными Штатами в контексте борьбы с международным терроризмом. Вашингтон также был непосредственно вовлечен в войну в Ливии, которая привела к смене режима. Таким образом, США в контексте своей политики распространения демократии не могли оставаться равнодушными к внутриполитическому кризису в Сирии. Главными союзниками США на Ближнем Востоке являются Израиль и Саудовская Аравия. Следовательно, Белый дом, как и эти игроки, извлек выгоду из ослабления позиций Сирии, что неизбежно ведет к снижению регионального влияния Ирана , самого мощного шиитского государства в регионе.

Конечно, Вашингтон обеспокоен тем, что Иран, даже несмотря на международные санкции, введенные из-за иранской ядерной программы, укрепляет свои позиции в регионе. По мнению востоковедов Ахмедова и Кулагиной: "за последние два десятилетия Иран стал одной из самых влиятельных держав на Ближнем Востоке. После того как США ослабили главного соперника Ирана-талибов-в Афганистане и уничтожили режим Саддама Хусейна в Ираке, Иран получил блестящий шанс укрепить свои позиции в регионе. За последние несколько лет Ирану удалось создать пояс союзных государств и организаций в арабских странах. Это Ливан и ливанская шиитская организация "Хезболла", палестинское движение ХАМАС, а также отдельные организации в ряде других арабских стран." государство, доминирующее в шиитском полумесяце, активно поддерживало режим Асада с самого начала конфликта, и сохранение нынешней системы в Сирии отвечает прямым интересам Тегерана. Таким образом, поскольку Иран активно поддерживает Башара Асада не только поставками техники и военной техники, но и военной силой-помимо членов "Хезболлы" в сирийском конфликте на стороне правительственных войск принимают участие бойцы Корпуса Стражей Исламской революции, - это оказывает прямое влияние на американский подход к кризису.

Соединенные Штаты сразу же после начала вооруженного противостояния в Сирии заняли жесткую позицию в отношении будущей государственности этой Арабской Республики - Башар Асад и его правительство должны уйти с поста президента, а в стране должны быть проведены демократические выборы.

С самого начала конфликта Соединенные Штаты вместе со своими европейскими союзниками пытаются продвигать в Совете Безопасности ООН резолюции, которые в случае их принятия позволили бы повторить ливийский сценарий, то есть смену режима в стране после военного вмешательства сил международной коалиции. Однако эти резолюции не были приняты, так как два постоянных члена Совета Безопасности-Россия и Китай-неоднократно использовали свое право вето, обосновывая свои решения опасениями, что внешнее вмешательство в ход сирийского конфликта только ухудшит сложившуюся ситуацию.

Поскольку явно инициированная смена режима в Сирии по ливийской версии оказалась невозможной, западные страны сформировали группу "Друзья Сирии" для поддержки сирийской оппозиции. В контексте этого объединения Национальная коалиция сирийских революционных и оппозиционных сил была признана официальной оппозицией. "Друзья Сирии "не только оказывают поддержку оппозиции на международной арене, но и оказывают помощь.

Как отмечалось выше, в 2012 году Барак Обама выступил с резкими заявлениями относительно развития противостояния правительственных сил и вооруженной оппозиции в САР. В своих публичных выступлениях американский президент заявлял о прямом военном вмешательстве в конфликт США в случае применения химического оружия. Впоследствии, когда это запрещенное средство ведения войны было применено одной из сторон конфликта в 2013 году, Вашингтон оказался в сложной ситуации: американская общественность была категорически против участия США в очередной войне на Ближнем Востоке, кроме того, возможное американское военное вмешательство в Сирию было связано со многими рисками для Белого дома. Следовательно, американская сторона поддержала российскую инициативу о совместной ликвидации запасов химического оружия в Сирии при поддержке международного сообщества. Начало ликвидации сирийского химического оружия в 2013 году является первым значительным этапом в динамике американского подхода к разрешению сирийского кризиса.

Однако в 2014 году Соединенные Штаты вмешались в кризис в контексте применения силы. Однако Вашингтон не начал полномасштабной военной операции, а ограничился авиаударами по позициям боевиков из "Исламского государства". Тем не менее наступление боевиков - исламистов продолжалось, как в Сирии, так и в Ираке-авиаудары международной коалиции не смогли полностью остановить "Исламское государство".

Заключение ядерной сделки с Ираном летом 2015 года также повлияло на американский подход. После достижения договоренности с "шестеркой" международных посредников о последующей отмене санкций Тегеран начал активно наращивать свое влияние в регионе. Для Ирана крайне важно сохранить нынешнюю государственную структуру Сирии, поскольку САР занимает ключевое место в группе иранских союзников в регионе, это связующее звено между Ираном и ливанской "Хезболлой". Активная поддержка Тегераном своих сирийских союзников добавила твердости американскому "Асад должен уйти", поскольку США крайне невыгодны для сильного Ирана в ближневосточном регионе, поскольку Тегеран находится в постоянном противостоянии с Тель-Авивом и Эр-Риядом-ближайшими союзниками Вашингтона на Ближнем Востоке.

Кроме того, сокращение численности американского военного контингента в регионе добавляет решительности американскому подходу. В последнее время количество баз ВВС США в Центральной Азии сократилось: в июле 2014 года по просьбе киргизского правительства американские военные покинули авиабазу "Манас", а ранее, в 2005 году, ВВС США покинули Узбекистан. Кроме того, в 2011 году американские войска покинули Ирак, завершив военную операцию, а в 2014 году произошло значительное сокращение численности американской группировки в Афганистане. Таким образом, участие в сирийском кризисе приобретает все большее значение для США, поскольку в результате реализации американского варианта урегулирования кризиса и смены действующего правительства Вашингтон может получить возможность разместить свою военную базу на территории САР, что значительно укрепит стратегические позиции США в ближневосточном регионе.

В 2015 году Россия также вмешалась в сирийский кризис. Военная операция началась 30 сентября 2015 года по просьбе Башара Асада, и ее главной целью были позиции боевиков ИГ. После начала российской военной операции стали возникать противоречия с американской стороной, но позже произошел еще один существенный сдвиг в американском подходе. В результате конфликта между Турцией и Россией по поводу сбитого турецкими ВВС российского бомбардировщика США перешли к ситуативному сотрудничеству с РФ в Сирии, поскольку возникла угроза полномасштабного вооруженного конфликта между Россией и НАТО. После перехода к частичному сотрудничеству совместными российско-американскими усилиями были возобновлены мирные переговоры по урегулированию сирийского кризиса в Женеве. В конце февраля в Сирии было установлено перемирие с участием американской и российской сторон.

Однако, несмотря на определенную позитивную тенденцию в американском подходе к сирийской проблеме, направленную на сотрудничество с российской стороной, принципиальной позицией США в период президентства Барака Обамы было утверждение "Асад должен уйти". Вашингтон не был готов к диалогу по этому вопросу до самого конца президентства Обамы. В целом к концу Второй администрации Обамы США стали постепенно отходить от политики активного прямого вмешательства в ближневосточные политические процессы, и в Белом доме появился новый политический тренд в отношении этого региона - офшорное регулирование. Американский истеблишмент признал ошибки предыдущих интервенций на Ближнем Востоке и взял курс на более дистанционное регулирование.

1.3 российский подход к антикризисному управлению

С самого начала сирийского кризиса Россия настаивала на мирном урегулировании всех противоречий между сторонами конфликта. Совет Безопасности ООН сформировал политический тандем России и Китая, который выступил против "обвинений в сторону Дамаска" и подчеркнул "недопустимость военного вмешательства"." Представители Российской Федерации и Китая наложили вето на резолюции S / 2011 / 612, S / 2012 / 77, S / 2012 / 538 и S / 2014/348, чтобы предотвратить повторение ливийского сценария смены власти в Сирии.

Российский подход к урегулированию сирийского кризиса изначально был диаметрально противоположен американскому - Москва настаивала на легитимности правительства Башара Асада и принципиально выступала против его ухода, ссылаясь на вероятное ухудшение сложившейся ситуации при таком сценарии. Кроме того, российская сторона активно принимала меры против полномасштабного вовлечения США в конфликт-после применения химоружия в ходе противостояния в 2013 году Сергей Лавров выступил с инициативой совместной ликвидации запасов запрещенного химоружия в Сирии, что привело не только к изменению американского подхода, но и предотвратило возможную эскалацию конфликта с российской стороны.

Российская военная операция против "Исламского государства", начавшаяся в сентябре 2015 года, оказала прямое влияние на расстановку сил в конфликте. Поддерживая сирийские правительственные войска в борьбе с боевиками из террористических организаций, Россия также продемонстрировала свою способность проецировать военную мощь за пределы бывшего Советского Союза и расширила свое влияние в ближневосточном регионе: "важнейшей особенностью сирийской кампании была стратегическая внезапность и сохранение Россией военно-политической инициативы в глобальном измерении. Второй раз за последние два года (после Крымской операции и начала украинского кризиса) Кремлю удалось удивить своих контрпартнеров в США, Европе и на Ближнем Востоке. Причем эта неожиданность была достигнута не столько на техническом уровне (в век космической и электронной разведки невозможно скрыть столь масштабную переброску сил и средств армии и флота), сколько на уровне стратегической культуры и специфики процесса принятия решений".

В ходе операции российских войск на территории Сирии ВВС России действовали более чем на 50 самолетах и вертолетах. "На аэродроме Хмеймим под Латакией сформирована полноценная смешанная авиагруппа, состоящая из фронтовых бомбардировщиков Су-24М и Су-34, штурмовиков Су-25СМ и многоцелевых истребителей Су-30СМ, а также боевых вертолетов Ми-24 и Ми-8 из числа находящихся на вооружении ВКС России", - утверждает газета "Коммерсант". Также в состав российских сил, действующих в Сирии, входила оперативная группа ВМФ России в Средиземном море в составе ракетного крейсера "Москва", трех сторожевых кораблей "Ладный", "Пытливый" и "Сметливый", большого десантного корабля "Саратов", ракетного катера Р-109 "Бриз" и разведывательного корабля "Василий Татищев", а также вспомогательных кораблей. Кроме того, в боевой операции были задействованы корабли Каспийской флотилии, производившие залпы крылатых ракет "Калибр". 7 октября 2015 года был произведен самый массированный залп - 26 ракет. Международное сообщество расценило этот жест как явную демонстрацию военной мощи России. Позже, 20 ноября 2015 года, залп был повторен, но в меньшем объеме-18 ракет. Еще один залп был произведен с фрегата "Адмирал Григорович" 15 ноября 2016 года по позициям боевиков "Исламского государства" в провинциях Хомс и Идлиб. Также в боевой операции принимал участие авианосец "Адмирал Кузнецов", с палубы которого в течение двух месяцев совершались боевые вылеты истребителей. Помимо кораблей и самолетов в Сирию были направлены батальон 810-й отдельной бригады морской пехоты и отряды 346-й бригады спецназа. В российской и зарубежной прессе также ходили слухи об участии российских ЧВК в сирийском конфликте. Однако в Российской Федерации деятельность частных военных компаний запрещена законом, а члены таких организаций подлежат уголовному преследованию. Конечно, из-за дестабилизации обстановки в Сирийской Арабской Республике невозможно отследить каждую вооруженную группировку с обеих сторон конфликта. Однако официального подтверждения причастности российских наемников к сирийскому конфликту нет, и на основании непроверенных источников из интернета сделать какие-либо точные выводы по этому вопросу не представляется возможным.

Вскоре после начала операции российских вооруженных сил в Сирии представители РФ подписали соглашение о координации действий с американскими военными. Положения этого соглашения неукоснительно выполнялись во время пребывания основной части российского контингента на территории САР и продолжают соблюдаться по сей день. Подписание такого документа ни в коем случае не является простой формальностью - стороны прекрасно осознают риски, связанные с возникновением каких-либо конфликтных ситуаций между Российской Федерацией или Соединенными Штатами в ходе сирийского конфликта. Как крупнейшие ядерные державы мира, Россия и США избегают эскалации своей конфронтации.

Техника, вооружение и снаряжение были переброшены в Сирию в ходе операции "Сирийский экспресс". Корабли принимали грузы на борт в Новороссийске и перевозили необходимые грузы через Черное и Средиземное моря в сирийский порт Тартус. В ходе осуществления этой операции возникло несколько ситуаций, вызвавших неоднозначную реакцию международного сообщества - некоторые гражданские суда, принимавшие участие в операции, были зафрахтованы военными грузами, что противоречит международному праву. Вышеуказанные обстоятельства были выявлены в ходе досмотров судов представителями властей промежуточных стран, в порты которых заходили российские корабли по пути в Тартус.

После ядерной сделки Россия возобновила поставки оружия и оборудования Ирану, одному из крупнейших российских партнеров в регионе и главному союзнику Сирии. Израиль выразил обеспокоенность ростом поставок "Рособоронэкспорта" в Иран, однако Дмитрий Медведев заверил, что Россия не хочет эскалации конфликта в регионе. Кроме того, глава правительства отметил, что все поставки в Иран соответствуют нормам международного права, так как международная изоляция Ирана была снята в результате достижения договоренностей по иранской ядерной программе.

Непосредственное участие в конфликте также связано с понятием "воюющая Россия", сформулированным экспертами для характеристики новой внешней политики Российской Федерации. "ВР демонстрирует уверенность в себе и готовность бороться с изоляцией, гордо отстаивая традиционные ценности против того, что она считает безнравственностью, нерешительностью или безразличием зрелых демократий, а также укрепляя экономическую и военную безопасность. Воинствующая Россия-это нация, которая: А) не признает подчиненной роли среди региональных держав; б) стремится к независимой государственности; в) борется с изоляцией, вступая в новые партнерские отношения с отдаленными странами и закрытыми культурами".

В марте 2016 года Владимир Путин объявил о выводе основной части российской группировки из Сирии. Президент России заявил, что российские войска выполнили свою боевую задачу и "главным результатом их действий стала возможность "начать мирный процесс".""

В результате операции российских войск ход конфликта существенно изменился - Сирийская Арабская армия смогла перейти в наступление, и была проведена операция по освобождению Пальмиры. Кроме того, благодаря изменению подхода к управлению кризисом главного российского контрагента на мировой арене-США-стало возможным возобновить переговорный процесс и установить режим прекращения огня. Россия стала активно продвигать свои интересы на мировой арене, занимая твердые позиции по ключевым вопросам. Несмотря на то, что эта политика не позволяет преодолеть разногласия с США по системным вопросам, она позволила перейти к ситуативному сотрудничеству Москвы и Вашингтона, что, безусловно, является позитивным моментом в контексте предыдущего этапа российско-американских отношений, характеризовавшегося острой конфронтацией из-за украинского кризиса. Одной из причин вмешательства в сирийский кризис стало стремление России расширить свое участие в политических процессах на Ближнем Востоке. Теперь, когда Москва имеет военное присутствие в регионе, национальные интересы России как глобального игрока имеют больший вес в региональном распределении власти на Ближнем Востоке. Также в ходе сирийского конфликта Российская Федерация испытала в полевых условиях новые виды вооружения, в том числе бомбардировщики Су-34 и истребители Су-30 и Су-35, а также испытала мощную систему запуска крылатых ракет. После того как Россия продемонстрировала международному сообществу свою способность проецировать военную мощь и эффективность модернизированной армии, спрос на российскую военную технику, особенно с иранской стороны, значительно возрос среди стран-партнеров России по экспорту вооружений.

Прослеживая историю сирийского кризиса, можно сделать вывод, что внешние факторы оказывают высокую степень влияния на эскалацию конфликта: внешние региональные игроки, стремясь реализовать собственные национальные интересы, способствовали превращению гражданской войны в САР в ближневосточную прокси-войну, в которой сталкиваются шииты, сунниты и радикальные исламисты. Растущая политическая турбулентность в регионе не могла быть проигнорирована крупными глобальными акторами. Причиной этого является не только глобальное распространение национальных интересов мировых держав, но и их реакция на новые международные вызовы и угрозы, проецируемые с Ближнего Востока, возникшие в результате заполнения политического вакуума в Ираке и Сирии радикальными негосударственными игроками. Глобализация привела к тому, что впервые в мировой истории терроризм принял форму квазигосударства, выражающего территориальные претензии и обладающего большей властью, чем некоторые государства региона. Безусловно, одной из главных причин вмешательства в сирийский кризис мировых полюсов силы-США и России-является их обоюдное стремление расширить свое влияние в стратегических регионах мира, в том числе на Ближнем Востоке. Однако эти глобальные акторы также стремятся к мирному разрешению кризиса и установлению стабильности в регионе. При этом и у Москвы, и у Вашингтона есть свои подходы к мирному урегулированию и сценарии дальнейшего развития сирийской государственности, соответствующие их национальным интересам в ближневосточном регионе и интересам их союзников. Однако изменение тенденций развития кризиса и действий его участников на региональной арене привело к корректировке российского и американского подходов к урегулированию конфликта. Несмотря на то, что к моменту установления режима прекращения огня в феврале 2016 года США не отказались от своей принципиальной позиции по уходу Башара Асада, Вашингтон проявил готовность сотрудничать с Москвой по ликвидации химоружия в Сирии и борьбе с международным терроризмом в лице "Исламского государства". Россия, в свою очередь, поддерживая своих союзников и противодействуя радикальным террористическим группировкам, перешла от ветирования резолюций, дискриминирующих сирийское правительство в Совете Безопасности ООН, к масштабной военной операции, изменившей баланс сил в конфликте.


2. нынешняя роль России и США в Сирии

2.1 механизмы влияния Москвы и Вашингтона

Параллельно с военной операцией в Сирии Россия активно участвовала в организации диалога между сторонами конфликта. Так, с 26 по 29 января 2015 года усилиями МИД России в Москве была организована встреча представителей сирийской оппозиции и сирийского правительства. В ходе консультаций были выработаны Московские принципы - рекомендации, направленные на ускорение процесса мирного урегулирования сирийского кризиса. На пресс-конференции по итогам встречи модератор межсирийских консультаций Виталий Наумкин озвучил "Московские принципы", сформулированные сторонами переговоров:» 1. сохранение суверенитета Сирийской Арабской республики, ее единства, независимости и территориальной целостности.

Противодействие международному терроризму во всех его формах и проявлениях и стремление консолидировать усилия в борьбе с террористами и экстремистами на сирийской земле.

Разрешение кризиса в Сирии мирными политическими методами на основе взаимного согласия, на основе принципов Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года.

Определение будущего Сирии на основе свободного и демократического волеизъявления сирийского народа.

. Недопустимость внешнего вмешательства в сирийские дела.

Сохранение преемственности в функционировании государственных институтов, в том числе армии и вооруженных сил, и реформирование их исключительно правовыми средствами.

Обеспечение гражданского мира через всестороннее участие всех составляющих сирийского народа в политической и социально-экономической жизни страны, Законодательное и практическое осуществление равноправия всех этнических и религиозных групп населения.

Верховенство закона и равенство всех граждан перед законом.

. Недопустимость любого иностранного вооруженного присутствия на территории Сирии без согласия сирийского правительства.

. Необходимость прекращения оккупации Голанских высот.

. Снятие санкций с сирийского народа."

Второй раунд межсирийских консультаций состоялся в апреле 2015 года, и итогом этой встречи стало принятие ряда положений, получивших название "Московская платформа". Эти положения, как и после встречи в Москве-1, были озвучены директором Института востоковедения РАН В. В. Наумкиным: "1. урегулирование сирийского кризиса политическими средствами на основе взаимного согласия на основе принципов Женевы-1 от 30 июня 2012 года.

. Призвать международное сообщество немедленно оказать серьезное влияние на все арабские, региональные и международные стороны, причастные к пролитию сирийской крови, требуя от них соблюдения резолюций Совета Безопасности ООН по борьбе с терроризмом и прекращения всех действий, поддерживающих терроризм, включая содействие проникновению террористов на сирийскую территорию, их подготовке и обучению, предоставление им убежища, финансирования и оружия.

. Призвать международное сообщество немедленно и полностью снять блокаду и сократить применение односторонних экономических принудительных мер против сирийского народа и его институтов.

Содержание и результаты любого политического процесса должны основываться на национальном суверенитете и народной воле, которая выражается через демократические механизмы.

Политический процесс осуществляется по взаимному согласию между сирийцами-правительством, силами, партиями и движениями, приверженными политическому решению.

Поддерживать и укреплять процессы национального примирения, способствующие достижению политического урегулирования, а также поддерживать армию и вооруженные силы в борьбе с терроризмом .

Обращение к международному сообществу с просьбой о содействии в возвращении сирийских беженцев на родину, содействии в создании благоприятных условий для возвращения перемещенных лиц.

Фундаментальными целями любого политического процесса являются следующие::

а-сохранение национального суверенитета;

б-единство сирийской территории и народа;

В-сохранение государственных институтов, их совершенствование и повышение качества функционирования;

d-отказ от любого политического урегулирования, основанного на этнических, религиозных или общинных квотах;

строгая приверженность освобождению всех оккупированных сирийских территорий;

д - единственный путь достижения политического решения - это межсирийский национальный диалог под руководством сирийцев без какого-либо внешнего вмешательства.

Политическое урегулирование приведет к консолидации и мобилизации народных сил для борьбы с терроризмом и его разгрома . Результатом такого урегулирования должна стать исключительная монополия государственных институтов на владение оружием.

Призываем международное сообщество поддержать взаимное соглашение, которое будет достигнуто по всеобъемлющему политическому решению в ходе московских встреч в рамках подготовки к его принятию на конференции "Женева-3"."

По итогам состоявшихся в Москве встреч можно сделать вывод, что российская сторона приложила значительные дипломатические усилия для налаживания диалога между сторонами сирийского конфликта. Организуя межсирийские консультации, Россия пыталась ускорить процесс мирного урегулирования, но описанные выше встречи не носили характера международных переговоров, а принятые на них решения не были обязательными ориентирами для действий. В связи с консультативным характером этих встреч и отсутствием элемента императивности в реализации достигнутых положений консультации "Москва-1" и "Москва-2" не оказали ощутимого влияния на ход конфликта, за исключением амнистии, предоставленной 633 заключенным в Сирии, однако вооруженные действия продолжались, и на этом шаге взаимные уступки правительства и оппозиции на пути к мирному урегулированию конфликта были приостановлены.

Российская Федерация оказывает Сирии не только военную, но и гуманитарную помощь. В 2015 году МЧС России в Сирии организовало операции гуманитарной и санитарной авиации по оказанию помощи населению САР. По данным издания РБК за 2015 год, " всего с 2013 года в Сирию было доставлено более 1160 тонн гуманитарной помощи." Кроме того, в конце 2015 года российское правительство выделило Сирии гуманитарную помощь в размере 2 миллионов долларов. Таким образом, можно сделать вывод, что Российская Федерация внесла весомый вклад в разрешение гуманитарной катастрофы, вызванной вооруженным конфликтом в Сирии.

Еще одним механизмом воздействия на сирийский кризис является координационный центр по примирению враждующих сторон на территории Сирийской Арабской Республики, созданный российской стороной 23 февраля 2016 года. Цель этого центра-предоставить информацию о прогрессе на пути к перемирию и наладить диалог между сторонами конфликта, которые хотят прекратить военные действия.

Важным механизмом также являются трехсторонние переговоры между Россией, Ираном и Турцией в рамках сотрудничества по мирному урегулированию сирийского конфликта. По итогам встречи в Москве 20 декабря 2016 года министры иностранных дел вышеназванных сторон сформулировали следующие положения: "1. Иран, Россия и Турция полностью подтверждают уважение суверенитета, независимости, единства и территориальной целостности Сирийской Арабской республики как многонационального, многоконфессионального, демократического и светского государства.

Иран, Россия и Турция убеждены, что военного решения сирийского конфликта не существует . Они признают важную роль Организации Объединенных Наций в усилиях по урегулированию этого кризиса в соответствии с резолюцией 2254 Совета Безопасности ООН. Министры также принимают во внимание решения Международной группы поддержки Сирии (МГПС). Они настоятельно призывают всех членов международного сообщества добросовестно сотрудничать в целях устранения препятствий на пути осуществления соглашений, содержащихся в вышеупомянутых документах.

Иран, Россия и Турция приветствуют совместные усилия в Восточном Алеппо по обеспечению добровольной эвакуации гражданского населения и организованного выхода вооруженной оппозиции . Министры также приветствуют частичную эвакуацию гражданских лиц из Фуа, Кафрая, Забадани и Мадайи. Они стремятся к тому, чтобы этот процесс был непрерывным, безопасным и надежным. Министры выражают благодарность представителям Международного комитета Красного Креста и Всемирной организации здравоохранения за помощь в проведении эвакуации.

. Министры согласны с важностью расширения режима прекращения огня, беспрепятственного доступа гуманитарной помощи и свободного передвижения гражданского населения по территории страны.

. Иран, Россия и Турция выражают готовность внести свой вклад в развитие и стать гарантами будущего соглашения между сирийским правительством и оппозицией, о котором ведутся переговоры. Они предложили всем другим странам, имеющим влияние на ситуацию "на местах", сделать то же самое.

. Они глубоко уверены, что это соглашение поможет придать необходимый импульс возобновлению политического процесса в Сирии в соответствии с резолюцией 2254 Совета Безопасности ООН.

Министры принимают к сведению любезное приглашение Президента Республики Казахстан провести соответствующие встречи в Астане.

Иран, Россия и Турция вновь подтверждают свою решимость совместно бороться с ИГИЛ и "Ан-Нусрой" и отмежеваться от них вооруженными оппозиционными группировками . "

В 2016 году после официальных извинений Анкары за сбитый российский бомбардировщик и неудавшуюся попытку государственного переворота в Турции в российско-турецких отношениях был налажен конструктивный диалог по сирийскому вопросу. Последствия инцидента с нападением турецких ВВС на российский самолет наглядно продемонстрировали Р. Эрдогану, что западные союзники не стремятся поддерживать Нео-османские амбиции Турции на Ближнем Востоке. В контексте миграционного кризиса ухудшились и отношения между ЕС и Турцией. Таким образом, возникла необходимость сотрудничества Анкары с Москвой по вопросу сирийского кризиса, поскольку курдский фактор, присутствующий в рассматриваемом конфликте, напрямую затрагивает национальные интересы Турции - курдский народ, выступающий против режима Асада, стремится создать собственное государство из регионов, принадлежащих Турции и САР. Конечно, территориальная целостность является объединяющим фактором для турецкого и сирийского правительств, поэтому эти страны всегда находили общий язык по вопросам взаимодействия с курдской оппозицией. Поскольку Россия также заявляет о необходимости урегулирования кризиса на основе сохранения существующего статус-кво в Сирии, необходимо сотрудничество на политическом треке Москва-Анкара-Дамаск для предотвращения установления контроля курдскими вооруженными группировками на территории САР. Турецкие власти отошли от утверждений об обязательном уходе Башара Асада, и летом 2016 года встреча в Алжире заложила основу для сотрудничества в решении курдского вопроса. Также совместными российско-турецкими усилиями с 30 декабря 2016 года было достигнуто новое соглашение о прекращении огня на территории Сирийской Арабской Республики, которое было благосклонно воспринято Советом Безопасности ООН.

В марте 2017 года по предварительной договоренности с Москвой и в рамках сотрудничества с Дамаском в Сирии началась турецкая военная операция, направленная на противодействие курдскому сепаратизму.

Поскольку успешное урегулирование конфликта требует активного участия всех его участников, сотрудничество с Ираном становится важным механизмом российского влияния на ход кризиса. Несмотря на разные мотивы, Тегеран и Москва преследуют в сирийском кризисе в целом схожие цели: обе стороны заинтересованы в сохранении сирийской государственности и противодействии радикальным исламским группировкам, таким как "Исламское государство", "Джабхат ан-Нусра" и "Ахрар аш-Шам". В новообразованном треугольнике Россия-Турция-Иран Анкару и Тегеран объединяет курдский фактор, поскольку формирование автономного курдского государства также невыгодно иранской стороне. Однако Россия и Иран действуют осторожно, лавируя между глобальными и региональными политическими силами. Кроме того, несмотря на общность целей Москвы и Тегерана в сирийском конфликте, сотрудничество по ряду вопросов носит лишь ситуативный характер, а российско-иранские отношения характеризуются скорее как сотрудничество, чем партнерство.

Основным механизмом воздействия на кризис с американской стороны является международная коалиция против "Исламского государства". В нее входят более 60 стран, но самый значительный вклад принадлежит Соединенным Штатам, так как ВВС США осуществляют больше всего ударов по позициям боевиков в Ираке и Сирии. По данным Министерства обороны США и Центрального командования, по состоянию на 7 августа 2015 года в результате деятельности коалиции было уничтожено или значительно повреждено 10 684 объекта, в том числе 119 танков, 340 высокомобильных многоцелевых колесных машин, 510 районов сосредоточения войск, 3262 здания, 2577 боевых позиций боевиков, 196 объектов нефтедобывающей инфраструктуры, используемых ИГ, и 3680 различных других объектов, не подпадающих под критерии данной классификации. Также, по данным Министерства обороны США, по состоянию на 13 апреля 2017 года США и коалиционные силы нанесли 19 607 ударов по позициям боевиков ИГ, 11573 и 8034 в Ираке и Сирии соответственно. Также отмечается, что американские войска нанесли 15530 ударов из общего числа - 7869 и 7661 на территории Ирака и Сирии соответственно, а остальные члены коалиции нанесли 4072 удара по позициям террористов - 3704 и 373 на территории Ирака и Сирии соответственно. Кроме того, в докладе перечислены страны-члены коалиции, которые участвовали в авиаударах. Бельгийские вооруженные силы действовали только в Ираке. Только в Сирии действовали ВВС Бахрейна, Саудовской Аравии, Турции и Объединенных Арабских Эмиратов. На территории обеих стран действовали самолеты ВВС Австралии, Канады, Дании, Франции, Иордании, Нидерландов и Великобритании. В отчете также показана общая стоимость операции, начавшейся 8 августа 2014 года, по состоянию на 28 февраля 2017 года она составила $11,9 млрд. при средней стоимости в 12,8 миллиона долларов в день. Даже при таких затратах и высоких показателях эффективности на сегодняшний день силам международной коалиции не удалось одержать окончательную победу над "Исламским государством", поскольку для достижения этой цели требуется полномасштабная военная операция с привлечением сухопутных войск. США, в свою очередь, опасаются рисков повторения иракского сценария, при котором крупномасштабная операция вооруженных сил США превратилась в затяжную войну.

Американская сторона, как и российская, оказывает гуманитарную помощь пострадавшему от войны населению САР. По данным Госдепартамента США, объем средств, выделенных американской стороной на гуманитарную помощь Сирии, превысил 6,5 миллиарда долларов, в том числе более 1,6 миллиарда долларов. управление иностранной помощи в случае стихийных бедствий агентства США по международному развитию (USAID), более 2 миллиардов долларов. в рамках программы "продовольствие для мира", реализуемой USAID, и более 3,3 млрд долл. бюро по народонаселению, беженцам и миграции Госдепартамента США : сирийский кризис-Трамп

США также оказывали поддержку сирийской оппозиции в противодействии режиму Башара Асада во время сирийского конфликта. По данным Госдепартамента США, опубликованным в 2014 году, Вашингтон предоставил умеренной оппозиции нелетальные средства для участия в противостоянии на сумму более 260 миллионов долларов. Кроме того, была оказана поддержка в виде обучения и оснащения 4000 представителей так называемой "массовой инициативы", американская сторона предоставила 552 000 сухих пайков и 1500 аптечек для представителей оппозиции. В 2016New году New York Times опубликовала статью , которая ссылается на рассекреченные Бараком Обамой документы ЦРУ, содержащие информацию о том, что эта служба занималась вооружением сирийской оппозиции с 2013 года, также взаимодействуя с Саудовской Аравией.

Одним из важных механизмов, используемых американской стороной для влияния на ход кризиса, является взаимодействие вооруженных сил США в контексте борьбы с ИГ с отрядами курдского ополчения, которые также воюют против режима Асада. Курды-союзники США, и их интересы в конфликте во многом совпадают. Кроме того, американская сторона первой пришла на помощь иракским курдам во время наступления боевиков "Исламского государства" на Мосул летом 2014 года. Курдские силы-это те самые наземные силы, которые нужны Соединенным Штатам для повышения эффективности своей военной операции против ИГ.

Таким образом, можно сделать вывод о различных наборах механизмов и инструментов, которые используют российская и американская стороны для влияния на ход событий в Сирии. Оба этих глобальных актора имеют союзников в регионе, которые разделяют методы урегулирования между Москвой и Вашингтоном, но имеют свои собственные интересы в конфликте. Как российские, так и американские механизмы разрешения кризиса продиктованы национальными интересами этих государств в региональном и глобальном контексте. Из-за разницы интересов Кремль и Белый дом ставят перед собой разные цели для достижения схожих целей.

2.2 цели России и США в сирийском кризисе

Поэтому Россия и США, являясь крупными центрами силы на мировой арене, стремятся реализовать национальные интересы во всем мире. Обе великие державы рассматривают Сирийский кризис как инструмент изменения регионального и глобального баланса сил. Соответственно, у Москвы и Вашингтона есть свои цели в этом конфликте.

Первоначальным мотивом России обратить внимание на гражданскую войну в Сирии, начавшуюся в 2011 году, было сохранение и укрепление своих политических позиций в ближневосточном регионе. Российско-сирийские контакты по вопросам дипломатического, торгового и военного сотрудничества были ценны для обеих сторон. Кроме того, в условиях общей дестабилизации ближневосточного региона в постбиполярный период, ослабления позиций Багдада из-за войны в Ираке и резкого снижения политической активности Ирана в результате международных санкций Сирия оставалась единственным связующим звеном, связывающим Россию и политические процессы на Ближнем Востоке. Кроме того, еще в 2000-е годы Россия проводила политику противодействия однополярности в структуре международных отношений, что подтверждается Мюнхенской речью Владимира Путина в 2007 году. Следовательно, Россия, расширяя свои внешнеполитические амбиции и распространяя свои национальные интересы в глобальном формате, не могла оставаться равнодушной к возникающей политической турбулентности на Ближнем Востоке, происходящей в результате эскалации внутриполитического конфликта в САР до регионального масштаба. Руководствуясь результатами иракской войны и войны в Ливии, Россия стремилась остановить дестабилизацию обстановки в ближневосточном регионе, вызванную сменой правящих режимов в результате американской политики либерального интервенционизма. Это вызвало противостояние в Совете Безопасности ООН и вето России на резолюции, позволившие повторить ливийский сценарий в САР.

Москва также стремится сохранить сирийскую государственность, опасаясь, что радикальное изменение или ликвидация существующих государственных институтов в САР приведет к еще большей дестабилизации политической ситуации в регионе. Эта позиция нашла отражение и в новой концепции внешней политики Российской Федерации, принятой в конце 2016 года.

Москва также обеспокоена возросшей активностью радикальных исламистских организаций в результате эскалации сирийского конфликта и развития международного терроризма до формы квазигосударства в виде Исламского государства. "Исламское государство" является не только внешней угрозой национальной безопасности РФ, но и в долгосрочной перспективе может спровоцировать рост радикальных настроений среди мусульманского населения РФ, что станет внутренней угрозой. Таким образом, активное участие России в сирийском кризисе определяется целью противодействия распространению международного терроризма.

Россия занимает твердую позицию по урегулированию сирийского кризиса и активно работает над достижением своих целей, используя описанный выше комплекс дипломатических и военных методов. Кроме того, Российская Федерация демонстрирует готовность к сотрудничеству с другими глобальными и ближневосточными игроками для скорейшего мирного урегулирования кризиса.

Цели США в этом конфликте несколько отличаются от целей России, но есть и определенное сходство. Соединенные Штаты, как и Россия, привержены мирному урегулированию конфликта для достижения стабильности и мира на Ближнем Востоке, как это предусмотрено в стратегии национальной безопасности США на 2015 год. Однако американские цели во многом продиктованы политикой США, основанной на распространении либеральных западных ценностей и демократии. Как и в предыдущих ближневосточных конфликтах, в которых участвовали США, Вашингтон настаивает на смене режима, подчеркивая диктаторский характер правления Башара Асада, считают в американском истеблишменте. Таким образом, одним из главных условий мирного урегулирования сирийского конфликта, по мнению американской стороны, стало отстранение сирийского президента от власти. Конечно, реализация предложенного Соединенными Штатами сценария выхода из кризиса была целью ближневосточной политики Барака Обамы, поскольку такой исход событий соответствовал интересам ближневосточных союзников Соединенных Штатов, что впоследствии привело бы к повышению авторитета Вашингтона на Ближнем Востоке. Соединенные Штаты, по инерции продолжая политику укрепления своей гегемонии, установившейся в однополярный период развития системы международных отношений, также стремятся в условиях современного многополярного миропорядка регулировать политические процессы во всех стратегических регионах мира. Соответственно, еще одной целью участия в сирийском кризисе является сохранение и повышение авторитета США на мировой арене. Важность глобального лидерства для США подчеркивается Министерством обороны США в его списке приоритетов развития американской внешней политики в 21 веке.

Вашингтон, участвуя в сирийском конфликте, преследует не только глобальные, но и региональные цели. В ослаблении шиитского влияния в регионе заинтересованы ближневосточные союзники США-суннитские нефтяные монархии Персидского залива и Израиль, соответственно, американский вариант урегулирования кризиса предусматривает ослабление сирийских позиций в регионе и, как следствие, ослабление "шиитского полумесяца" в целом, а следовательно, и снижение регионального влияния Ирана, главной шиитской державы на Ближнем Востоке. Вашингтону выгодно ослабление региональных позиций Ирана не только из-за интересов союзников, но и из-за собственных национальных интересов: антиамериканские настроения Тегерана противоречат риторике глобального руководства США. Кроме того, несмотря на достижение договоренностей по иранской ядерной программе, напряженность в ирано-американских отношениях все еще сохраняется.

Кроме того, одной из самых приоритетных целей Соединенных Штатов является борьба с международным терроризмом. Поскольку в ходе эскалации сирийского конфликта возникла и окрепла качественно новая форма организации террористических группировок - "Исламское государство", США видят своей целью полное уничтожение этой радикальной исламистской организации. Естественно, что в США, как и в России, деятельность ИГ воспринимается как непосредственная угроза национальной безопасности страны. Несмотря на то ,что с "Исламским государством" борются несколько различных международных коалиций, Соединенные Штаты подчеркивают важность и эффективность возглавляемой ими коалиции.

Таким образом, рассмотрев российские и американские цели участия в сирийском конфликте, можно сделать вывод, что основные цели этих двух сторон схожи: и Вашингтон, и Москва стремятся стабилизировать ситуацию в регионе, запустить переговорный процесс по мирному урегулированию кризиса, бороться с международным терроризмом. Однако существуют и различия в целях России и США, продиктованные национальными интересами этих двух мировых держав. Эти различия препятствуют качественному взаимодействию глобальных акторов и создают противоречия, которые, в свою очередь, препятствуют достижению главной цели - установлению мира на Ближнем Востоке. Для преодоления этих противоречий необходима активная двусторонняя работа по поиску компромисса, поскольку стороны не готовы идти на уступки и принимать условия друг друга в одностороннем порядке, поскольку эти меры связаны с возможной потерей авторитета Москвы или Вашингтона на международной арене и, как следствие, снижением влияния на союзников.

2.3 возможности России и США избежать вовлечения в сирийский кризис

И Россия, и США рассматривают Сирийский кризис как своего рода политическую платформу для реализации своих национальных интересов и извлечения выгоды из того комплекса целей, которые эти субъекты поставили перед собой в конфликте. Оба глобальных игрока видят определенные возможности для дальнейшего расширения влияния в регионе и мире, но некоторые действия также сопряжены с определенными рисками.

Реализация российской стороной своих целей, конечно, в первую очередь связана с ростом ее влияния, как в глобальном масштабе, так и в контексте ближневосточного региона. Российское руководство давно отошло от ведения внешней политики с позиции игры с нулевой суммой, как это было во времена холодной войны war.in в современных условиях российская внешняя политика направлена на восстановление влияния, утраченного в 1990-е годы, поэтому российская сторона старается максимально использовать преимущества всех действий на мировой арене. Вмешательство Российской Федерации в сирийский конфликт обусловлено рядом возможностей, которые она сможет реализовать в случае успеха.

Во-первых, это вовлечение в ближневосточные политические процессы. Если российский план действий будет реализован, то роль России на Ближнем Востоке значительно возрастет. Таким образом, наглядно продемонстрировав амбиции мировой державы, Российская Федерация сможет взять на себя роль посредника в политической жизни ближневосточного региона. Однако эта возможность также связана с риском. Россия может оказаться на месте США в 2011 году, когда ближневосточные нефтяные монархии попросили США вмешаться в конфликт, в котором они не нуждались. Кроме того, активное вовлечение в политику Ближнего Востока связано с возрастающими для России издержками балансирования между Израилем и Ираном. Поскольку Москва заинтересована в укреплении связей как с Тель-Авивом, так и с Тегераном, а эти два актора находятся в состоянии острого противостояния, с высокой степенью вовлеченности в переплетенные региональные политические процессы, Москва рискует оказаться в невыгодном положении в случае эскалации этого противостояния.

Во-вторых, России уже удалось добиться военного присутствия в регионе, что также важно для вовлечения в политические процессы на Ближнем Востоке. На данный момент Российская Федерация располагает пунктом материально-технического обеспечения сил ВМФ в Тартусе и аэродромом Хмеймим близ Латакии. Российская сторона также планирует построить еще одну базу в Тартусе для постоянной дислокации военно-морских сил, поскольку действующая ПТМО не предоставляет возможности для длительного развертывания кораблей.

В-третьих, растущее влияние России в результате ее успехов в Сирии напрямую связано с ростом экспорта вооружений. Это направление сотрудничества является одним из наиболее значимых в отношениях России с государствами Ближнего Востока. В контексте снятия международных санкций против Ирана уже возобновлена реализация контрактов на поставку вооружений из Российской Федерации и Ирана. На данный момент крупнейшей сделкой между Москвой и Тегераном является поставка зенитных ракетных комплексов С-300. В будущем ожидается также оживление российского экспорта вооружений в Иран.

В-четвертых, прямое участие России в урегулировании кризиса также означает, что она может одержать крупную победу над силами международного терроризма. Российская Федерация полна решимости продолжать борьбу с "Исламским государством", которая в случае успеха будет рассматриваться как весомый вклад в обеспечение собственной и международной безопасности.

Соединенные Штаты также обладают определенными возможностями, связанными с участием в конфликте. С началом иракской войны США взяли на себя роль посредника в ближневосточных политических процессах. Парадигма либерального интервенционизма, которой руководствуется Вашингтон после окончания холодной войны, напрямую связана с активным вмешательством в процессы на Ближнем Востоке. И если у России есть возможность усилить свое влияние в регионе, то в случае с США речь идет прежде всего о сохранении существующих позиций на Ближнем Востоке. Несмотря на устоявшуюся систему союзников в регионе, нерешительность ближневосточной политики Барака Обамы, вызванная, в свою очередь, рискованной политикой Джорджа Буша. Буша, вызвало охлаждение в отношениях с нефтяными монархиями Персидского залива.

Для США участие в сирийском конфликте-это еще и возможность продемонстрировать мировому сообществу собственную силу и подчеркнуть свое место в структуре международных отношений и глобальном распределении сил. Соединенные Штаты пользуются глобальной гегемонией уже почти 20 лет, и американскому политическому истеблишменту нелегко принять новые условия системы международных отношений.

Американская политическая система имеет еще одну особенность: внешняя политика часто становится элементом внутренней политики. Это особенно ярко выражено в год выборов и в конце президентской администрации. в последний год своего президентства Барак Обама начал активно принимать меры по продвижению урегулирования, например, совместными российско-американскими усилиями были достигнуты два соглашения о прекращении огня: в феврале и сентябре 2016 года. Однако столь тесная взаимосвязь внешней и внутренней политики также чревата определенным риском - неудачи на внешнеполитическом поприще могут привести к снижению рейтинга президента, как это произошло в 2013 году, когда Барак Обама решил не предпринимать полномасштабного военного вмешательства в конфликт, когда отмеченная им "красная линия" была пересечена в Сирии - одна из сторон конфликта применила химическое оружие.

Возможность победы над международным терроризмом и его новой крайне опасной формой - "Исламским государством" - для США не менее важна, чем для России. После войн в Афганистане и Ираке США стали ассоциироваться в мировом сообществе с борьбой с терроризмом, поскольку на волне либеральной политической риторики представители США постоянно подчеркивают важность и значимость этой проблемы. Конечно, международный терроризм-это глобальный вызов всему международному сообществу, и чем больше вклад и успех Соединенных Штатов в противодействии этой угрозе, тем большее влияние и авторитет получают Соединенные Штаты в результате успешных операций.

В сирийском кризисе переплетаются национальные интересы многих субъектов, формируются партнерские отношения между заинтересованными сторонами, улучшаются или ухудшаются отношения между союзниками. Однако помимо региональных игроков в кризис были вовлечены и глобальные акторы, и их взаимодействие друг с другом также можно охарактеризовать как возможность. Конечно, ближневосточный региональный конфликт не может радикально изменить российское или американское видение мира и служить инструментом преодоления исторически сложившихся системных различий. Тем не менее сирийская политическая турбулентность, переросшая в вооруженное противостояние, может служить платформой для совместной борьбы с глобальными вызовами и угрозами, такими как международный терроризм. Есть также определенные различия в российских и американских целях и подходах. Их активизация может также спровоцировать усиление конфронтации между Москвой и Вашингтоном. Однако такое развитие событий нежелательно для обеих сторон, и дипломатические усилия Российской Федерации и США направлены на то, чтобы не допустить эскалации противостояния на мировой арене.

Таким образом, в силу различий в видении конфликта и специфики реализации внешней политики на современном этапе США и Россия преследуют в сирийском кризисе цели, соответствующие их национальным интересам. Наиболее значимые цели Москвы и Вашингтона, такие как борьба с международным терроризмом и достижение стабильности в ближневосточном регионе, совпадают, но есть и ряд побочных целей, таких как уход Б. Асада или сохранение существующей системы государственных институтов в Сирии. Эти побочные цели различаются, что в определенной степени усложняет процесс мирного урегулирования. Для достижения этих целей российская и американская стороны используют собственные механизмы, такие как вооруженная борьба с терроризмом с помощью ВВС, поставка гуманитарной помощи, взаимодействие с союзными игроками в регионе, интересы которых схожи с интересами одной из сторон. Различия в целях также определяют различия в механизмах, поскольку российская сторона поддерживает правительство Башара Асада в конфликте, в то время как американская сторона финансирует умеренную оппозицию. Кроме того, и Российская Федерация, и США имеют ряд возможностей для участия в кризисе, главной из которых является вероятное усиление регионального и глобального влияния, возможность одержать крупную победу над международным терроризмом. Возможности этих двух глобальных акторов также различаются из-за различий в их позициях на мировой арене: до недавнего времени США были практически единственным гегемоном в структуре международных отношений, а Россия в настоящее время активно развивает статус нового полноценного центра силы на мировой арене. Это означает, что для Вашингтона сирийский кризис связан с вопросом сохранения существующего глобального влияния, а для Москвы-с возвращением того, что было утрачено в результате холодной войны. Конечно, оба актора также имеют возможности взаимодействовать друг с другом во время кризиса, что может положительно или отрицательно сказаться на российско-американском политическом треке.


3. российско-американское сотрудничество в Сирии

3.1 ликвидация химического оружия в Сирии

Вопрос о химическом оружии Сирийской Арабской Республики стоял на международной повестке дня весной 2013 года, после событий в Алеппо. Воюющие стороны обвинили друг друга в этом нападении, и по просьбе правительства САР было начато международное расследование инцидента с привлечением экспертов ООН. Однако еще до завершения расследования химическое оружие было применено вновь: 21 августа 2013 года по населенным пунктам в оазисе Гута был нанесен ракетный удар, содержащий зарин. Этот теракт является крупнейшим случаем применения оружия массового поражения во время Гражданской войны в Сирии, вызвавшим широкую реакцию международного сообщества. 13 сентября 2013 года эксперты ООН представили доклад о расследовании химической атаки в Гуте. Однако это расследование установило только факт применения химического оружия, запрещенного Конвенцией ООН, а не исполнителей теракта.

Событиям в Гуте предшествовали ранее описанные резкие заявления американского истеблишмента о возможном военном вмешательстве США в сирийский конфликт, если Б. Асад пересечет "красную линию". Возник вопрос об авторитете США на международной арене, но США были совершенно невыгодны еще одной давно работающей ближневосточной компании. Нынешняя ситуация разрешилась дипломатическими мерами. После того как Сирия присоединилась к Конвенции по химическому оружию, госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров провели переговоры в Женеве, в результате которых была достигнута договоренность об уничтожении сирийского химического оружия.: "Российская Федерация и Соединенные Штаты Америки согласны с необходимостью быстрого уничтожения химического оружия в Сирии, тем самым снижая угрозу, которую оно представляет для сирийского народа. Стороны готовы уделять самое пристальное внимание и предоставлять ресурсы в поддержку миссии ОЗХО по мониторингу и уничтожению как непосредственно, так и в сотрудничестве с ООН и заинтересованными государствами. Стороны договорились поставить перед собой амбициозную цель-ликвидировать угрозу быстрым и эффективным способом". за российско-американским соглашением последовало решение Организации по запрещению химического оружия, в котором был объявлен план действий по ликвидации химического арсенала САР и требования к сирийской стороне. Одновременно с решением ОЗХО была издана резолюция ООН № 2118. Эти документы положили начало процессу ликвидации сирийского арсенала химического оружия и средств его производства.

Химическое оружие предполагалось ликвидировать к середине 2014 года, но осуществить столь масштабную операцию в столь сжатые сроки было сложно по целому ряду причин. Во-первых, в то время в Сирийской Арабской республике продолжались бои между правительственными войсками и вооруженной оппозицией, что затрудняло доступ к местам хранения химического оружия. Во-вторых, серьезную угрозу операции представляли радикальные террористические группировки "Исламское государство" и "Джабхат ан-Нусра", которые не соблюдали международные соглашения о прекращении огня. В-третьих, Конвенция о запрещении химического оружия запрещает вывоз опасных веществ за пределы страны их нахождения, но резолюция 2118 сделала исключение из этого правила. В-четвертых, ликвидация химического оружия сопряжена со значительными издержками, которые приходится нести Сирийской Арабской Республике. Поскольку гражданская война в Сирии также была вызвана серьезным экономическим кризисом, а САР не располагала средствами для обеспечения процесса ликвидации, Китай выступил с инициативой облегчить этот процесс. Так, из-за наличия препятствий, затруднявших ликвидацию химического арсенала Сирийской Арабской Республики, некоторые эксперты скептически отнеслись к этой международной инициативе.

В уничтожении сирийского химического оружия принимали участие не только Россия и США, но и другие члены международного сообщества: правительства Норвегии и Дании выступили с инициативой оказать содействие в транспортировке химических веществ для их последующей ликвидации Соединенными Штатами. Кроме того, британское правительство выделило средства для оказания помощи американской стороне в ликвидации химического оружия. Экспорт химикатов начался 7 января 2014 года. Однако, несмотря на оперативную реакцию международного сообщества, установленные ОЗХО сроки неоднократно нарушались: к 4 марта 2014 года была ликвидирована лишь треть сирийских запасов химоружия, а 23 июня 2014 года глава ОЗХО объявил об окончательном вывозе всех запасов химоружия с территории САР. Уничтожение наиболее опасных химических веществ осуществлялось на борту американского транспортного судна "Кейп Рэй". Окончательное подтверждение завершения уничтожения всех запасов химического оружия Сирийской Арабской Республики, переданных международному сообществу, было получено 4 января 2016 года от генерального директора ОЗХО Ахмеда Узумчу.

Инициатива ликвидации, выдвинутая Москвой, помогла выйти из тупика. Обстоятельства сложились так, что национальные интересы России в сирийском конфликте, заключавшиеся в предотвращении эскалации, были встречены положительно не только американской стороной, но и всем международным сообществом. Позитивная реакция государств-членов ООН привела к полной поддержке реализации процесса ликвидации запасов химического оружия в САР. Это взаимодействие имело определенное значение и для российско-американских отношений: такое активное взаимодействие не было характерно для политического трека Москва-Вашингтон. Однако, несмотря на сотрудничество по уничтожению сирийского химического оружия, США и Россия вступили в фазу интенсивного противостояния во время украинского кризиса и, в частности, после аннексии Россией Крыма, что свело на нет все ожидания потепления российско-американских отношений, сформировавшихся в ходе достижения договоренностей по вопросу химического оружия в Сирии.

3.2 мирный процесс

Международное посредничество в процессе мирного урегулирования конфликта в Сирийской Арабской Республике обсуждалось практически сразу после начала вооруженного противостояния между силами сирийского правительства и оппозиции. Однако первые масштабные мирные переговоры состоялись только в июне 2012 года в Женеве. Значительный вклад в организацию переговорного процесса внес Кофи Аннан, который тогда был спецпредставителем ООН. весной 2012 года Аннан предложил план мирного урегулирования сирийского конфликта, который сводился к призыву к прекращению боевых действий, обеспечению условий для доставки гуманитарной помощи и освобождению пленных.

Первые Женевские переговоры по Сирии были основаны на поддержке резолюций Совета Безопасности ООН 2024 и 2043 годов и "плана из шести пунктов", предложенного спецпредставителем ООН. В итоговом коммюнике этих переговоров" Группы действий по Сирии", состоящей из представителей ООН, Лиги арабских государств, ЕС, Китая, России, Великобритании, США, Франции, Турции, Ирака, Кувейта и Катара, подчеркивается важность перехода к мирному диалогу между сторонами противостояния и запуска демократического процесса в Сирии: "конфликт в Сирии закончится только тогда, когда все стороны убедятся, что существует мирный путь к общему будущему для всех жителей Сирии. Поэтому крайне важно, чтобы любое урегулирование включало четкие и необратимые шаги по осуществлению переходного процесса в соответствии с установленным графиком. Ключевыми шагами для любого перехода являются:

Формирование переходного руководящего органа, способного создать нейтральную среду, в которой может происходить переход. Это означает, что переходный руководящий орган будет в полной мере осуществлять полномочия исполнительной власти. В нее могут входить члены действующей власти и оппозиции, а также члены других групп, и она должна формироваться на основе взаимного согласия.

Будущее страны должен определять сирийский народ. Всем группам и слоям сирийского общества должна быть предоставлена возможность участвовать в процессе национального диалога. Этот процесс должен быть не только универсальным, но и содержательным, то есть его основные результаты должны быть реализованы.

На этой основе конституционная структура и правовая система могут быть пересмотрены. Результат работы над конституционными положениями будет представлен народу на утверждение.

После установления нового конституционного порядка необходимо подготовить и провести свободные и справедливые многопартийные выборы во вновь созданные институты на вновь созданные должности.

* Женщины должны быть полностью представлены во всех аспектах переходного процесса".

Эффективность этих переговоров можно оценить по степени их влияния на ход конфликта - решения и призывы "группы действий" не были должным образом реализованы в реальности, поскольку боевые действия в Сирии не прекратились. Это было вызвано несколькими факторами. Во-первых, на переговорах не были представлены основные стороны конфликта: ни делегация сирийского правительства, ни оппозиция не были приглашены. Во - вторых, это коммюнике не могло быть выполнено должным образом из-за отсутствия элементов международного принуждения. Однако использование таких элементов также было невозможно, так как это является нарушением суверенитета Сирии и международного права в целом. Международное сообщество было вынуждено ограничиться направлением в Сирию миссии наблюдателей ООН "для наблюдения за прекращением вооруженного насилия во всех его формах и всеми сторонами и для контроля за выполнением соответствующих аспектов предложения посланника из шести пунктов, основанного на официальном предложении генерального секретаря." В-третьих, план группы действий не предусматривал и не может предвидеть появления радикального элемента в вооруженной оппозиции. Вмешательство исламистских террористических группировок в конфликт привело к его обострению и активизации боевых действий. Таким образом, усилия международного сообщества, направленные на запуск процесса мирного урегулирования сирийского конфликта в рамках переговоров "Женева-1", должным образом не воплотились в реальность. Однако это коммюнике легло в основу дальнейших переговоров и принятия решений, поскольку разработанный план действий является наиболее оптимальным, по мнению стран, заинтересованных в скорейшем прекращении вооруженного противостояния.

Вторые крупные международные переговоры по сирийскому вопросу состоялись в Женеве 25-31 января 2014 года, а второй раунд-10-15 февраля. Стоит отметить активные совместные российско-американские усилия по подготовке этих переговоров, которые были инициированы в ходе встречи министра иностранных дел Сергея Лаврова с госсекретарем Джоном Керри. Керри в Москве 7 мая 2013 г. Позже развитие российско-американской инициативы по возобновлению переговорного процесса состоялось на встрече представителей России и США с представителями ООН в Женеве в июне 2013 г. Ключевой особенностью международной встречи "Женева-2" стало вовлечение в переговорный процесс сирийских властей и представителей оппозиции. Основой для этих переговоров послужило коммюнике "Женева-1", однако в ходе первого раунда из-за глубоких противоречий между сирийскими властями и оппозицией и разногласий в видении будущей государственности САР существенных результатов достигнуто не было. На втором раунде переговоров также был поднят вопрос о совместном противодействии террористическим группировкам, активно участвующим в вооруженном конфликте. Несмотря на то, что переговоры "Женева-2" в очередной раз не оказали ощутимого влияния на урегулирование вооруженного конфликта, участники встречи характеризуют это событие позитивно. Кроме того, участие в переговорах делегаций сирийского правительства и оппозиции можно назвать определенным дипломатическим прорывом в процессе мирного урегулирования.

Важным этапом в сирийском мирном процессе является создание международной группы поддержки Сирии (МССГ). Группа была основана во время переговоров в Вене в октябре 2015 года. Стоит подчеркнуть весомый вклад российской и американской сторон в создание этой организации - Россия и США стали сопредседателями МГПС. В рамках этого международного объединения велась активная дипломатическая работа, направленная на мирное урегулирование конфликта. Страны-члены МГБ встречались почти ежемесячно, подчеркивая важность активных действий, направленных на запуск реального переговорного процесса и борьбу с террористическими группировками. Особенно активная работа велась зимой 2016 года, что следует из Мюнхенского заявления ISSG. Многосторонние дипломатические усилия в рамках этой организации, а также активная совместная российско-американская деятельность по урегулированию сирийского конфликта позволили добиться ощутимого результата - установления режима прекращения огня с 27 февраля 2016 года.

Параллельно с работой МГПС стартовал новый широкоформатный международный переговорный процесс по сирийскому вопросу "Женева-3", в ходе которого в марте 2016 года спецпосланник ООН Стеффан де Мистура сформулировал 12 пунктов мирного урегулирования. Однако этот проект еще не закреплен официальной резолюцией ООН и по сути совпадает с планом Кофи Аннана 2012 года. В ходе переговоров "Женевы-3" вновь выявились противоречия относительно участия в дискуссии представителей оппозиции. Это связано с высокой степенью разобщенности сил, противостоящих правительству Башара Асада. По мере развития конфликта оппозиция в Сирии разделилась на множество различных групп с различными интересами в конфликте. Кроме того, оппозиция была разделена на так называемые внутренние и внешние силы в зависимости от контекста непосредственной деятельности: внутренняя оппозиция ведет вооруженную борьбу с правительственными силами на территории САР, а внешняя представляет различные группы на международных переговорах. На женевских переговорах внешняя оппозиция была представлена четырьмя различными группами, получившими условные названия для своих мест формирования. Первый - из Эр-Рияда, который связан с Национальной коалицией сирийских революционных и оппозиционных сил, второй-из Каира, который представляет Сирийский демократический совет, третий-из Москвы, который связан с Сирийской национальной социальной партией, и четвертый-из Хмеймима, который связан с партией Национальной конференции. В "Женеве-3" приняли участие только три группы, Группа Хмеймима ограничилась отдельными встречами, без прямого участия в переговорном процессе. Представители каждой из трех групп, участвовавших в переговорах, высказали разные требования: эр-риядская группа поддерживает уход Асада и переходное правительство, каирская группа активно отстаивает интересы курдов, московская группа поддерживает Московские принципы и Московскую платформу, разработанные с участием России в 2015 году, а хмеймимская группа поддерживает переходный период, сохраняя светский характер сирийской государственности, и не исключает кандидатуру Башара Асада на предстоящих выборах. Таким образом, несмотря на определенную прогрессивную динамику - с начала конфликта сирийские оппозиционные силы впервые практически в полной мере представлены на международных переговорах, Объединенные на основе общих интересов, но разобщенность целей мешает полномасштабному запуску процесса мирного урегулирования и выходу из затянувшегося кризиса.

Кроме того, линия Лаврова-Керри проходит через все международные переговоры, проводившиеся во время Второй администрации Обамы. Позитивные результаты диалога между министрами иностранных дел России и США демонстрируют общность российско-американских интересов по мирному урегулированию сирийского кризиса. Конечно, есть противоречия между Москвой и Вашингтоном по вопросу президентства Башара Асада и его дальнейшего участия в судьбе сирийской государственности. Однако благодаря дипломатическим усилиям министра иностранных дел России и госсекретаря США ситуация с сирийским кризисом была несколько раз нарушена: вместо военного вмешательства США в конфликт была организована ликвидация химического оружия, возобновились международные мирные переговоры, в которые вошли все новые стороны конфликта, была создана международная группа поддержки Сирии и установлено прекращение огня. На российско - американском политическом треке линия Лаврова-Керри была выделена как особый вектор, в ходе которого были достигнуты значительные улучшения в динамике развития сирийского кризиса.

Еще одно достижение Сергея Лаврова и Джона Керри. Керри призвал к возобновлению режима прекращения огня 12 сентября 2016 года. Предыдущее перемирие, организованное российско-американским сотрудничеством, неоднократно нарушалось, а впоследствии и вовсе перестало соблюдаться.

Проанализировав динамику российско-американского сотрудничества в контексте мирного урегулирования сирийского кризиса, можно сделать вывод, что, несмотря на существующие противоречия, обе стороны предприняли масштабные дипломатические усилия для запуска переговорного процесса и прекращения насилия в Сирийской Арабской Республике. Тем не менее кризис продолжается, и предстоит еще большая дипломатическая работа для его окончательного урегулирования как со стороны непосредственных участников боевых действий, так и со стороны международного сообщества. На данном этапе несколько факторов препятствуют скорейшему мирному разрешению кризиса. Во - первых, присутствие исламистских террористических группировок в Сирии и их активная деятельность являются препятствием для стабильности в стране и регионе, поскольку эти организации привносят элемент радикализма в ряды сирийской оппозиции, что приводит к нарушениям перемирий. На данный момент существует несколько международных коалиций, ведущих борьбу с "Исламским государством" и "Джабхат ан-Нусрой", но совместные усилия, направленные на решение этого вопроса, могли бы дать гораздо больший результат, благодаря определенной синергии от согласованных действий международного сообщества. Во-вторых, отсутствие единства в рядах оппозиции и широкое разделение мнений также затрудняют переговорный процесс. В-третьих, влияние региональных акторов на различные оппозиционные группы с целью продвижения собственных интересов в конфликте только усложняет путь к компромиссу между правительством Башара Асада и вооруженными повстанцами.

3.3 приход Дональда Трампа к власти в США и дальнейшие события

Предвыборная риторика Д. Трампа как возлагала определенные надежды на позитивные изменения в российско-американских отношениях, так и вызывала настороженность в связи с непредсказуемостью дальнейших действий кандидата-республиканца в случае его избрания. Однако эксперты также отметили реалистичный контекст предвыборных заявлений Трампа. Поскольку сегодня в Москве преобладает реалистичный тон внешнеполитического диалога, возможно, изменение доминирующей парадигмы в Вашингтоне принесет больше понимания на российско-американском политическом треке. В целом еще до избрания Дональда Трампа президентом США экспертное сообщество обозначило потенциальные риски и возможности для отношений России с новой американской администрацией. Риски включали роль Китая в российско-американском диалоге и в вопросе контроля над вооружениями, а возможности-сотрудничество по борьбе с терроризмом и сотрудничество по сирийскому урегулированию, которое было более вероятным, чем эскалация. Кроме того, конечно, не стоит забывать, что внешнеполитические инициативы Д. Трампа ограничены его администрацией - как бы ни были сильны намерения нового американского президента улучшить отношения с Россией, американский политический истеблишмент по-прежнему видит в России врага № 1 и в контексте сегодняшнего системного противостояния рассматривает смену правящего режима в России как наиболее благоприятный исход для США.

России удалось воспользоваться паузой во внешнеполитической деятельности США, вызванной приходом новой администрации, и активизировать процесс сирийского урегулирования совместно с Турцией и Ираном в декабре 2016.in кроме того, 23-24 января 2017 года Россия инициировала мирные переговоры в Астане, результатом которых стало совместное заявление России, Турции и Ирана, основанное на резолюции 2254 Совета Безопасности ООН. На этих переговорах США не были представлены полноценной делегацией, так как дата встречи совпала с инаугурацией Д. Трампа. Российская сторона, как и ранее рекомендовали эксперты, приняла превентивные меры и в некоторой степени перехватила инициативу по сирийскому урегулированию, чтобы предотвратить непредсказуемые шаги со стороны нового американского президента. Такие превентивные меры включают также создание совместной группы по наблюдению за прекращением огня в Сирии, в которую входят Россия, Турция и Иран. Тем не менее эти переговоры менее эффективны при отсутствии американской стороны в процессе принятия решений и контроля за их соблюдением, чем в случае участия США, поскольку важность участия США как глобального игрока в процессе мирного урегулирования сирийского кризиса чрезвычайно высока.

После вступления в должность нового американского президента, несмотря на наметившееся неприятие активной политики Вашингтона по укреплению глобальной гегемонии США, навязыванию западных либеральных ценностей и смещению фокуса внимания в сторону внутренней политики, также стало ясно, что по некоторым вопросам политика новой администрации будет следовать старой.

В результате ударов США по сирийской авиабазе Шайрат 7 апреля 2017 года, спровоцированных применением химического оружия в ходе сирийского конфликта, надежды на скорейшее мирное урегулирование в Сирии и положительная динамика по вопросу системного противостояния России и США заметно ослабли. Однако позже эксперты пришли к выводу, что такое действие не является отходом от намеченного Трампом внешнеполитического вектора, а является лишь демонстрацией силы и стремления использовать внешнеполитические успехи для усиления внутриполитического влияния.

Также не стоит забывать о фоне деловой среды, из которой Д. Трамп пришел в политику. Как справедливо отметил известный российский международный эксперт Федор Лукьянов: "подход Трампа, по-видимому, вообще не нуждается в применении классических дипломатических моделей. Трамп-человек инстинктов, и его инстинкты отточены в постоянной борьбе за выживание, что характерно для большого бизнеса. Кстати, бизнес, в котором преуспел президент США, очень специфичен - это не машиностроение или высокие технологии, где помимо собственно волевых качеств и интуиции нужна интеллектуальная, инновационная составляющая. Недвижимость-жестокая сфера, и личная конфронтация играет в ней решающую роль". таким образом, действия Д. Трампа дают понять, что США во время его президентства будут действовать нетипичным, непредсказуемым и импульсивным образом для мировой политики, руководствуясь прежде всего собственными интересами. Соответственно, Россия должна быть готова к такому неожиданному поведению американского лидера и свести к нулю возможность эскалации российско-американского противостояния до военного столкновения, не делая уступок на собственных принципиальных позициях. Следует также понимать, что манера внешнеполитического поведения нового американского лидера не исключает возможности возобновления российско-американского диалога по ключевым стратегическим вопросам для обеих сторон, но требует тщательно продуманной и подготовленной работы как со стороны Москвы, так и со стороны Вашингтона.

Вместе с приходом к власти Д. Трампа завершилась тенденция, которая характеризовалась активными усилиями американской внешней политики по построению американо-центрированной модели мироустройства и распространению западных ценностей во всем мире. Эта тенденция преобладала на протяжении всего постбиполярного периода развития структуры международных отношений вплоть до конца второго президентского срока Барака Обамы.

Таким образом, проанализировав первые действия новой американской администрации Д. Трампа, можно сделать вывод, что масштабные позитивные изменения в российско-американских отношениях на данный момент маловероятны. Однако интенсификация существующего системного противостояния также противоречит интересам сторон, особенно в контексте повышения роли стратегического треугольника "Россия-Китай-США". Несмотря на определенную общность целей Дональда Трампа и российского руководства, одной из которых является ликвидация террористической угрозы, исходящей от ДАИШ, и мирное урегулирование сирийского кризиса и последующая стабилизация ближневосточного региона в целом, в российско-американском диалоге по вопросам мироустройства сохраняются разногласия. Соответственно, для предотвращения новой полномасштабной холодной войны и новой гонки вооружений, в контексте заявлений Д. Трампа о возможном наращивании военного потенциала США, необходимо выстраивать конструктивный диалог между США и РФ. Такая задача реальна, хотя и труднодостижима в условиях импульсивного и резкого принятия решений Д. Трампом и его конфронтации с американским политическим истеблишментом. Российско-американская дипломатия пережила немало кризисов, и даже в эпоху Холодной войны две великие державы нашли способы сосуществования. Современный миропорядок качественно отличается от контекста миропорядка, существовавшего в 20 веке, и обе стороны российско-американского политического трека это понимают. Соответственно, есть возможность для конструктивного диалога по преодолению противоречий относительно видения структуры международных отношений и глобального управления, и политическое руководство России и США не должно упускать эту возможность, преследуя собственные национальные интересы и отстаивая принципиальные позиции.


Вывод

Гипотеза, высказанная в данной статье, подтвердилась: действительно, сирийский фактор оказал непосредственное влияние на переход Москвы и Вашингтона к ситуативному сотрудничеству, но общий конфронтационный характер отношений на этом политическом треке остался.

Сирийский конфликт превратился в полноценный кризис в результате вмешательства внешних игроков. Также в ходе эскалации конфликта в Сирии и Ираке возникла серьезная международная угроза - квазигосударство ДАИШ, которое бросает вызов всей системе международной безопасности в целом и различным игрокам на мировой арене в частности. Российский и американский подходы к разрешению кризиса эволюционировали в ходе событий с позиций наблюдения извне и опосредованного участия в виде помощи воюющим сторонам до практически полноценной интервенции. И Москва, и Вашингтон заинтересованы в стабилизации сирийского кризиса и борьбе с международным терроризмом, что видно из развития российского и американского подходов.

Как глобальные акторы, Россия и США стремятся продвигать свои национальные интересы в стратегических регионах мира. На данный момент Российская Федерация и США выступают посредниками в сирийском конфликте, но, конечно, обе мировые державы стремятся разрешить кризис с учетом собственных интересов. Для достижения своих целей, включающих расширение своего влияния в регионе, укрепление позиций на мировой арене, борьбу с международным терроризмом и поддержку региональных союзников, российская и американская стороны используют различные механизмы влияния. Такие механизмы включают в себя не только военные операции на территории Сирийской Арабской республики, направленные на борьбу с экстремистскими группировками, но и взаимодействие с региональными союзниками. Так российская сторона выстроила линию сотрудничества с Турцией и Ираном, а Американская - с Саудовской Аравией и Катаром. Для обоих глобальных игроков сирийский кризис-это еще и возможность расширить собственное участие в ближневосточных политических процессах в случае реализации российского или американского сценариев урегулирования, но для этого необходима стабилизация ситуации в Сирии, на что и направлены внешнеполитические усилия России и США.

Также в ходе развития сирийского кризиса сформировались определенные международные вызовы и угрозы, на которые Россия и США должны были совместно реагировать. Таким образом, Российской Федерации и Соединенным Штатам удалось продемонстрировать высокоэффективное сотрудничество по ликвидации сирийского химического оружия. Однако полноценного сотрудничества в борьбе с международным терроризмом пока достичь не удалось-международная коалиция, направленная на борьбу с "Исламским государством" и возглавляемая США, и российские вооруженные силы, преследующие ту же цель, действуют раздельно.

Тем не менее российско-американское сотрудничество в контексте сирийского кризиса существовало и по вопросу мирного урегулирования: совместными российско-американскими усилиями в ходе конфликта несколько раз устанавливалось прекращение огня. Усилия обеих сторон по стабилизации кризиса отчетливо отражаются на значительном объеме дипломатической работы, проводимой в контексте диалога Лаврова и Керри. Таким образом, США и Россия продемонстрировали свою готовность и способность к сотрудничеству, однако широкие расхождения во мнениях политических элит РФ и США препятствуют полноценному сотрудничеству.

Внешнеполитическая риторика Б. Обамы выражалась с позиций либерального подхода к международным отношениям и во многом диктовалась ценностями, а не национальными интересами. В. Путин, в свою очередь, в середине 2000-х годов начал вести внешнюю политику в реалистическом Тоне на волне превращения России в новый центр силы в структуре международных отношений. В результате широкого расхождения в мировоззрении возникли и углубились противоречия в российско-американских отношениях, вылившиеся в острое противостояние, отправной точкой которого стал украинский кризис. На современном этапе отношение России к понятиям суверенитета и миропорядка сопоставимо с вестфальскими принципами. Эта параллель обусловлена формирующейся многополярностью международных отношений, которая сформировалась как естественный ответ на одностороннюю гегемонию США в постбиполярный период.

Приход к власти в США Дональда Трампа ознаменовал окончание политики переустройства мира по американским принципам, что открывает определенные возможности для преодоления разногласий по ключевому вопросу мироустройства на Московско-Вашингтонском политическом треке. Однако вектор внешней политики Д. Трампа, сформировавшийся после его вступления в должность президента, позволяет сделать вывод о том, что радикальное улучшение российско-американских отношений в краткосрочной перспективе маловероятно из-за определенной непредсказуемости Д. Трампа и высокой степени его зависимости от истеблишмента.

В ходе работы была установлена степень влияния сирийского кризиса на российско-американские отношения: благодаря высокой степени вовлеченности обоих глобальных акторов в процесс мирного урегулирования Москва и Вашингтон перешли к новому этапу отношений - ситуационному сотрудничеству. Однако это сотрудничество не внесло принципиальных изменений в общий характер отношений. Несмотря на некоторое отклонение от вектора острой конфронтации, отношения России и США существенно не улучшились.

В работе поставленные задачи были полностью выполнены и поставленная исследовательская цель достигнута. Данная статья может быть использована для дальнейших исследований динамики российско-американских отношений.