Межгосударственное сотрудничество по урегулированию грузино-абхазского конфликта

Подробнее

Размер

80.92K

Добавлен

25.04.2021

Скачиваний

3

Добавил

Анастасия Рощина
Дипломная работа по международным отношениям на 87 листов по теме 7 Межгосударственное сотрудничество по урегулированию грузино-абхазского конфликта
Текстовая версия:


Содержание

Введение

Глава 1. грузино-абхазский конфликт: основные этапы

1.1 политико - правовая стадия

.2 военно-политическая стадия конфликта

.3 попытки урегулирования последствий грузино-абхазского конфликта

1.4 вступление вооруженных сил Грузии в Кодорское ущелье Абхазии 25 июля 2006 года

Глава 2. переговорный процесс под эгидой ООН

2.1 Женевский процесс

.2 группа друзей Генерального секретаря по Грузии

.3 планы и проекты урегулирования конфликтов (план Д. Бодена)

Глава 3. переговорный процесс под эгидой России

3.1 подготовка московских соглашений 1994 года

.2 мирная инициатива Е. М. Примакова

.3 " Сочинский судебный процесс»

Глава 4. Эволюция позиции Грузии по конфликту

.1 признание независимости Абхазии: изменение роли России в урегулировании конфликта

4.2 женевские консультации (2008-2016 годы)

Вывод

Список использованных источников и литературы


Введение

Вооруженный конфликт является одной из наиболее значимых проблем на современном этапе развития международных отношений. Одним из таких примеров является конфликт на Кавказе, особенно в Чечне, Нагорном Карабахе, Абхазии и Южной Осетии, возникший в конце 80-х годов 20 века. Все они приобрели характер военных конфликтов, подобных тем, что происходят на Балканах и в Средней Азии.

Грузино-абхазский конфликт, длившийся с 1988 года по настоящее время, имеет трагическую историю неразрешимых противоречий.

Грузино-абхазская война 1992-1993 годов имела огромные последствия для постсоветского пространства. Он блокировал транспортные артерии, существенно затрудняя сообщение между Российской Федерацией и Закавказьем. Это противостояние сделало абхазский вопрос главным вопросом политической повестки Грузии и стало главным препятствием на пути формирования российско-грузинских отношений. Кроме того, он привел в Закавказье представителей многих международных организаций и в последние годы заставил их говорить о возможности югославского сценария вблизи южных границ России. И, в конце концов, из-за этой войны сотни тысяч жителей Абхазии (в основном грузины) покинули свои дома и уже более двадцати лет испытывают на себе все тяготы судьбы беженцев.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Следует отметить, что за последнее десятилетие появилось множество исследований, посвященных грузино-абхазскому конфликту. Однако создается впечатление, что авторы большинства из них предпочитают описывать хронологию событий и, отчасти, возможные сценарии будущего. В то же время истоки и предыстория этого конфликта до сих пор недостаточно проанализированы, что, вероятно, во многом связано с преобладающим среди международных посредников и посредников убеждением, что пришло время оставить прошлое историкам и сосредоточиться на будущем. Подобные взгляды неоднократно высказывались официальными представителями ООН, ОБСЕ и группы друзей на грузино-абхазских переговорах, и стремление абхазских и грузинских исследователей проанализировать причины и природу конфликта не было ими понято. Этот подход глубоко ошибочен, и он, по-видимому, является одной из ключевых причин полного провала грузино-абхазских переговоров, как и мирного процесса в целом.

Есть много причин классифицировать этот конфликт как неразрешимый, что, соответственно, требует отхода от традиционных методов разрешения конфликтов. Такие факторы, как асимметрия сторон, глубокие исторические корни конфликта, большие людские потери, понесенные сторонами в ходе военных действий, высокая степень вовлеченности всего населения Абхазии, сопровождающаяся резкой поляризацией позиций сторон и наличием "образа врага" в лице другой стороны конфликта, - все это диктует необходимость обращения к концепции трансформации конфликта. Последнее направлено не на активизацию внешних факторов и посреднических усилий, а, прежде всего, на трансформацию отношений, интересов и целей различных групп внутри самих обществ, находящихся в состоянии конфликта.

Актуальность исследования. После распада СССР в ряде стран возникло острое противостояние властей и народов, так как народы оказались в новообразованных государствах в качестве меньшинств. Меньшинства подвергаются вопиющей дискриминации и вынуждены защищать свое право на национальное и физическое выживание с оружием в руках.

В результате произошло несколько ожесточенных войн, в которых власти этих новоиспеченных государств потерпели военное поражение. Таким образом, образовалось несколько государств, реально существующих, но не признанных мировым сообществом: Абхазия, Южная Осетия, Приднестровская Молдавская Республика и Нагорный Карабах. Жители этих стран отказываются признавать легитимность распада единого Советского Союза и продолжают требовать какой-то формы воссоединения с Россией, в которой видят восстановление исторической справедливости и Гарантию собственного выживания.

Также причина актуальности изучения международного участия в этом конфликте заключается в том, что практически на аренах региональных войн создается модель нового мирового порядка, а зоны влияния делятся в результате распада одной из двух сверхдержав - СССР. В этой связи особый интерес представляют межэтнические конфликты на территории бывшего СССР. Деятельность международных организаций на этой территории стала возможной только в последние годы и никак не может не затрагивать интересы России. Присутствие международного сообщества позволяет некоторым аналитикам говорить об ослаблении влияния России в Закавказском регионе. В данной работе будет предпринята попытка выяснить, насколько это утверждение соответствует действительности.

Кроме того, важно ответить на вопрос, чей круг интересов могут представлять международные организации: только международное сообщество, заинтересованное в разрешении конфликтов, или особый интерес отдельных государств. Неоднократное обвинение ООН в том, что ее действия в зонах региональных конфликтов направлены не только и даже не столько на разрешение этих инцидентов, сколько на установление в регионе выгодного отдельным странам-участницам организации положения и на достижение собственных целей. То же самое можно сказать и о деятельности США и НАТО. Очевидно, что стремление положить конец войнам, ведущим к человеческим жертвам, и ликвидировать глобальный терроризм являются далеко не одинаковыми мотивами деятельности НАТО и США в Закавказье. Нет сомнения, что в данном случае происходит тесное переплетение наших собственных национальных геостратегических интересов и интересов всего человечества.

Объектом исследования является грузино-абхазский конфликт.

Предметом исследования является проблема урегулирования и роль третьих стран в грузино-абхазском конфликте.

Целью данной статьи является анализ характера и истоков грузино-абхазского конфликта в его динамике, т. е. до и после августа 2008 года, а также выявление причин неэффективности официального переговорного процесса. Также полезно определить место и роль заинтересованных игроков и их собственные интересы, что особенно важно с учетом продолжающихся попыток определенных кругов Грузии представить абхазскую политическую элиту, как и общество в целом, слабовольными российскими марионетками.

Достижение этой цели предполагает решение следующих задач::

. Очертить основные этапы грузино-абхазского конфликта;

. Определите основных игроков, которые играют важную роль в этом конфликте.

. Анализ степени участия и интересов третьих стран в урегулировании конфликтов;

. Опишите действия международных организаций, которые непосредственно участвовали в процессах урегулирования.

. Определить роль участия России в переговорном процессе по грузино-абхазскому конфликту.

. Определить эффективность переговорного процесса в рамках Женевских дискуссий.

. Опишите текущее состояние зоны конфликта.

Основными хронологическими рамками исследования является период с 1989 года по настоящее время. Отправной точкой анализа является 1989 год, поскольку именно с этого времени грузино-абхазский конфликт выходит за пределы Закавказья на общесоюзный уровень. На сегодняшний день как этот конфликт до сих пор не решен, так и нет единого мнения среди внешних игроков относительно проблем статуса Абхазии.

Методологическую основу работы составляют историко-описательный и проблемно-хронологический методы.

. Исторический и описательный текст.

Этот метод помогал собирать материалы о мирных планах, переговорах и тактике сторон, вовлеченных в конфликт.

. Задача-хронологическая.

Этот метод помог классифицировать исторические явления, события и объекты. Сравните исторические объекты в пространстве и времени. Изучите последовательность исторических событий во времени.

. Анализ событий.

Метод событийного анализа позволил нам проанализировать основные события, связанные с урегулированием грузино-абхазского конфликта.

. Контент-анализ.

Этот метод был использован при изучении документов, принятых в рамках урегулирования грузино-абхазского конфликта.

При написании данной статьи были использованы следующие источники::

. Источники официального происхождения. В частности, активно

использовались официальные документы ООН: резолюции Совета Безопасности ООН, касающиеся деятельности организации в Абхазии и Грузии, доклады генерального секретаря ООН. Тогда же были подписаны "соглашение о беженцах и порядке их возвращения", "меморандум о мерах безопасности и укрепления доверия между сторонами конфликта", подписанный в Москве 16 мая 1996 года.

Рассмотрение международно-правовых актов позволило проанализировать роль и участие международных организаций в урегулировании этого конфликта.

В качестве источников в исследовании также использовались акты национального законодательства. Была задействована грузинская законодательная база. Наиболее важным для рассмотрения этой темы стал закон 2008 года "Об оккупированных территориях Грузии".

Также в качестве источников официального происхождения использовались речи и стенограммы выступлений бывшего и нынешнего президентов республики. Использование источников официального происхождения необходимо для анализа и разработки соответствующих форм реагирования на происходящие изменения.

. В качестве литературы был использован ряд работ отечественных и зарубежных теоретиков и специалистов по данной проблеме. Особый интерес в исследованиях по урегулированию грузино-абхазского конфликта представляют следующие работы: 1. Авидзба А. Ф. проблемы военно-политической истории отечественной войны в Абхазии (1992-1993 гг.). Книга I, II 2. Станислав Лакоба " Абхазия-де-факто или Грузия-де-юре? "(О политике России в Абхазии в постсоветский период. 1991-2000), они позволили сформировать полную картину истории этого конфликта, участия и интересов третьих сторон.

. Мы также использовали аналитические доклады и публикации, которые так или иначе отражают роль международного сообщества в урегулировании конфликта. Можно упомянуть работу Маркедонова С. М. "де-факто образование постсоветского пространства: двадцать лет государственного строительства", в которой автор рассматривает динамику государственного строительства и постконфликтного восстановления в Абхазии. Автор также анализирует важнейшие внутренние и внешние аспекты государственного строительства в этой непризнанной/частично признанной республике, ее взаимодействие с основными региональными акторами, а также освещает ход переговоров по урегулированию этнополитических конфликтов, в которые вовлечены эти де-факто государства. В работе Акаба Н., Хинтба И. "трансформация грузино-абхазского конфликта: переосмысление парадигмы" авторы рассматривают основные этапы переговорного процесса, а также экспертные мнения об основных акторах конфликта. аналитическая работа Б. Коппитерса" грузино-абхазский конфликт " в первую очередь посвящена выявлению истинных целей действий западных стран (главным образом США) в Грузии.

Структура работы включает: введение, основную часть, включающую 4 главы, заключение и список использованных источников и литературы.

Во введении исследуется актуальность темы, ее новизна, определяются объект и предмет исследования, его цель, задачи, обосновываются хронологические рамки работы, названы используемые методы исследования, дается источниковедческий и историографический обзор.

В первой главе раскрываются основные этапы грузино-абхазского конфликта. В нем также обозначена роль третьих сторон в урегулировании этого конфликта между двумя странами.

Вторая глава посвящена роли ООН в разрешении конфликтов. Эта глава основана на документах, принятых этой международной организацией, и показывает ее роль и место в общем процессе урегулирования конфликтов.

Третья глава отражает переговорный процесс под эгидой России. Какова роль в урегулировании и каковы интересы России в этом регионе?

Четвертая глава касается нового этапа в урегулировании грузино-абхазского конфликта, а именно этапа после признания Россией Абхазии как независимого государства.


Глава 1. грузино-абхазский конфликт: основные этапы

.1 политико - правовой этап

С 1989 года по сегодняшний день грузино-абхазский конфликт нового времени прошел через несколько этапов. Первый этап (март 1989-июль 1992) является политико - правовым. "Этот конфликт начался как спор о правовой легитимности (незаконности) вхождения Абхазии в состав Грузии и юридической обоснованности (необоснованности) этнонационального самоопределения Грузии и Абхазии". на первом этапе борьба шла между Абхазской и грузинской общинами в самой Абхазии, а не столько между Тбилиси и Сухумом. Грузино-абхазское противостояние характеризовалось этнической мозаичностью. На лыхнском слете присутствовало около пяти тысяч представителей армянской, русской и греческой общин Абхазии. Абхазские националисты акцентировали внимание общественности на том, что противниками "грузизации" Абхазии являются не только этнические абхазы, но и русские, армяне, греки. Лидер Русской общины Абхазии, историк и археолог Юрий Воронов много сделал для идейно-правового обоснования национального самоопределения Абхазии. Неправильно говорить об абхазском сепаратизме в 1989-начале 1992 года. Ведь сами грузины в то время выступали как сепаратисты по отношению к СССР, а абхазы выступали против грузинских национал-радикалов и защищали существовавшее в то время единое государство. Кроме того, изначально абхазская элита выступала с позиции "советского реваншизма" после распада СССР.

в сентябре 1992 года в Москве состоялись российско-грузинские переговоры с участием абхазских представителей, целью которых было прекращение вооруженного конфликта в Абхазии. По мнению абхазских историков, Эдуард Шеварднадзе был заинтересован в этой встрече из-за провала грузинского блицкрига в Абхазии и заметного роста активности абхазских Вооруженных сил на фоне ухудшения внутренней социально-экономической ситуации и действий непокорных звиадистов в Грузии. В результате сложных переговоров, которые часто принимали форму открытого давления на абхазскую сторону (в которых принимал участие не только президент России Борис Ельцин, но и приглашенные на встречу руководители некоторых северокавказских республик), В. Ардзинба подписывает "итоговый документ московской встречи". Этот документ, подготовленный на откровенно антиабхазской позиции МИД России во главе с А. Козыревым, оказался крайне невыгодным для абхазской стороны, поскольку узаконил присутствие грузинских войск на территории Абхазии (Статья 1) и ни единым словом не затронул вопрос федерализации Грузии. В блиц-интервью российским телеканалам В. Ардзинба объяснил свою поддержку этого документа необходимостью прекращения кровопролития и геноцида абхазов и других народов, проживающих в республике. Между тем он дал понять, что в тексте "итогового документа" есть "подводные камни", а в официальном заявлении от 4 сентября отметил, что "присутствие грузинских войск является главным дестабилизирующим фактором, который, в конечном итоге, может взорвать хрупкий мир." Состояние "хрупкого мира" длилось всего месяц.

Московские переговоры в сентябре 1992 года заложили основы как двусмысленного, а порой и подозрительного отношения абхазской стороны к российскому посредничеству, так и недоверия к самим соглашениям, которые ей навязывались и зачастую шли вразрез с ее интересами. Кроме того, именно тогда произошел первый случай непризнания Сухума полноправной (официальной) стороной переговоров, поскольку только под давлением В. Ардзинбы абхазская сторона была физически допущена к столу переговоров, где обсуждались непосредственно связанные с ней вопросы. Все это, а также объективные военно-политические обстоятельства в дальнейшем привели к усилению чувства уязвимости абхазской стороны, недоверия к партнерам по переговорам. Нежелание идти на уступки выросло из страха, что тактическая гибкость может быть использована против интересов Абхазии.

На фоне военных успехов абхазской армии, которая двинулась непосредственно на Сухум, а также неоднозначной позиции России относительно исхода конфликта между Абхазской и грузинской сторонами при посредничестве Москвы было подписано соглашение о прекращении огня в Абхазии и механизме контроля за его соблюдением от 27 июля 1993 года. (Сочинское соглашение 1993 года). на сочинской встрече абхазская сторона уже имела статус равноправного участника переговоров. Подписанное соглашение, а не итоговый документ от 3 сентября 1992 года, отвечало интересам абхазской стороны. Он предусматривал постепенную демилитаризацию зоны конфликта, что означало вывод вооруженных формирований Республики Грузия с территории Абхазии (пункт 6), нейтралитет российских войск (пункт 7) и значительную интернационализацию контроля за соблюдением режима прекращения огня. Соглашение содержало пункт о мерах по возвращению беженцев в места их проживания (пункт 6), а также положение о "возобновлении нормальной деятельности законных органов власти в Абхазии" (пункт 8), что допускало произвольные толкования конфликтующими сторонами.

Однако это соглашение, несмотря на его относительно компромиссный характер, не устраивало обе стороны. В Грузии " значительная часть населения была шокирована и деморализована... треть грузинских войск, которые должны были быть выведены из Абхазии, перешла на сторону звиадистов." Что касается позиции абхазской стороны, то, во-первых, в этом документе не был четко установлен приемлемый для нее порядок будущего политического устройства, что, учитывая тот факт, что абхазские войска получили относительное превосходство на театре военных действий, могло рассматриваться как крайне невыгодная уступка для абхазской стороны. Во-вторых, абхазская сторона привыкла полагаться на собственные силы, а не на эфемерные гарантии посредников, не пользующихся ее доверием. Актуальность последнего утверждения может быть подкреплена тем, что, как правильно заметил А. Зверев, в течение 1992 и 1993 годов было неясно, в интересах ли России видеть Грузию сильной и Единой или слабой и расчлененной. Неопределенность российской политики на Южном Кавказе в то время объяснялась наличием в стране нескольких центров власти с разными целями - Президента, Верховного совета, региональных и военных элит.

Поэтому неудивительно, что ни один из механизмов мониторинга не смог обеспечить соблюдение сторонами достигнутых договоренностей. Трехсторонняя комиссия по контролю и инспекциям, созданная в соответствии с заключительным документом от 3 сентября 1992 года, оказалась нежизнеспособной. Аналогичным образом миссия Организации Объединенных Наций по наблюдению в Грузии (МООННГ), учрежденная резолюцией 858 (1993) Совета Безопасности ООН от 24 августа 1993 года для проверки соблюдения соглашения о прекращении огня от 27 июля 1993 года и состоящая из 88 военных наблюдателей, резко приостановила свою деятельность после возобновления боевых действий в сентябре 1993 года.

1.2 военно-политический этап конфликта

Второй этап (июль 1992-июль 1994)-военно-политический.

Этот этап ознаменовался попытками абхазской стороны зафиксировать факт военной победы, приведшей к фактической независимости Абхазии от Грузии, а также стремлением Сухума не допустить полномасштабного возвращения грузинских беженцев из-за отсутствия необходимых для этого условий безопасности, а также опасениями конфликтогенного характера этой меры. В то же время грузинская сторона стремилась максимально смягчить негативные политические и социальные последствия военного поражения, обеспечить возвращение беженцев, использовать политико-правовые и дипломатические инструменты для предотвращения политического самоопределения Абхазии. Целью России было усиление своей посреднической функции и, в целом, своего влияния в регионе. Со своей стороны, Организация Объединенных Наций стремилась более активно участвовать в переговорном процессе, что, очевидно, связано с желанием некоторых западных акторов уравновесить растущую роль Российской Федерации.

Несмотря на установление контроля абхазских Вооруженных Сил над территорией Абхазии и сложную внутриполитическую и экономическую ситуацию в Грузии, Тбилиси не оставлял попыток взять реванш силой. Как отмечает А. Зверев, в ноябре 1993 года некоторые высокопоставленные грузинские чиновники заявили о необходимости нового вторжения в Абхазию. Это произошло на фоне резкого усиления влияния России в Грузии и вынужденного политического сближения этих стран. Эдуарду Шеварднадзе пришлось прибегнуть к помощи Москвы, чтобы подавить внутренний гражданский раскол и сохранить собственную власть. Грузию пришлось расплачиваться за это подписанием соглашения о статусе российских войск в Грузии (от 9 октября 1993 года), а также вступлением в СНГ в 1994 году. Заключение договора о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве между Грузией и Россией от 3 февраля 1993 года, который выглядел как подтверждение стратегической ставки России на Тбилиси в грузино-абхазском противостоянии, не повысило доверия абхазской стороны к российскому посредничеству.

На этом фоне в конце 1993 года под эгидой ООН был запущен женевский переговорный процесс. В его рамках с участием посредников предпринимались попытки предотвратить возобновление боевых действий путем выработки соответствующих гарантий и развертывания миротворческих сил в зоне конфликта. Абхазская сторона закрепила свой статус равноправного участника переговоров, а также добилась определенных дипломатических результатов.

"Меморандум о взаимопонимании от 1 декабря 1993 года, в котором стороны обязуются" не применять угрозы силой и, по сути, силы друг против друга в ходе продолжающихся переговоров для достижения полномасштабного урегулирования конфликта в Абхазии", стал прелюдией к действительно важным договоренностям. Они были достигнуты в рамках Женевского процесса к апрелю 1994 года при содействии России и участии ОБСЕ. Наиболее значительным документом является "заявление о мерах по политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта", в котором, с точки зрения абхазской стороны, фактически констатировалось отсутствие государственно-правовых отношений между Абхазией и Грузией (в документе говорится о перспективе выработки предложений по восстановлению государственно-правовых отношений). По направлениям совместной деятельности, определенным в заявлении, можно было говорить об объявлении по существу конфедеративных отношений между Грузией и Абхазией. Однако ни ООН, ни Грузия не признали "абхазскую интерпретацию" этого документа.

Наряду с "апрельским заявлением"было принято четырехстороннее соглашение о добровольном возвращении беженцев и перемещенных лиц. Чуть позже, 14 мая 1994 года, было подписано уже упомянутое базовое Московское соглашение о прекращении огня и разъединении сил. Для разъединения сторон и предотвращения эскалации конфликта были введены коллективные миротворческие силы (СПС), состоящие из российских военнослужащих, хотя возможность размещения международных миротворческих сил или миротворцев ООН в зонах безопасности разрабатывалась на протяжении всего предыдущего года. Изначально абхазская сторона была склонна согласиться на размещение в зоне конфликта миротворческих сил ООН. Однако международные посредники оговорили это следующими требованиями: признание территориальной целостности Грузии и возвращение беженцев, введение гражданской полиции в Гальский район и развертывание международных миротворческих сил на всей территории Абхазии. Эти условия не могли устраивать абхазскую сторону, поэтому она предпочла вариант с довольно абстрактными, но политически приемлемыми положениями миротворческого механизма, предложенного Россией.

По словам Сергея Шамбы, этот этап переговорного процесса дал положительные результаты. "Принятые документы на этот период... они являются базовыми, они создали правовую основу для урегулирования конфликта, и их практическая реализация могла бы значительно продвинуть переговорный процесс."

1.2 попытки урегулирования последствий грузино-абхазского конфликта

Третий этап (июль 1994-июль 2006) - попытки урегулирования последствий грузино-абхазского конфликта. Масштабная миротворческая операция российских миротворческих сил стала рубежом между вторым и третьим этапами. Формат переговорного процесса между противоборствующими сторонами с участием России и международных структур этот конфликт прошел с 1994 года, несмотря на некоторые эксцессы в 1998 и 2001 годах.

В начале 1990-х годов Абхазия, обретя фактическую независимость, как и Грузия, опиралась на этническую принадлежность как основной принцип организации власти. Фактически она позиционировала себя как этническое абхазское государство. Со стратегической точки зрения такая политика была не очень дальновидной. Сегодня крупная и экономически влиятельная армянская община фактически не получила достойного представительства в органах власти и управления всех уровней. Эта проблема в ближайшем будущем может радикально изменить весь политический ландшафт Абхазии. Кроме того, отношение официального Сухума к грузинской (точнее, мегрельской) общине Гальского района представляется не очень многообещающим.


1.4 вступление вооруженных сил Грузии в Кодорское ущелье Абхазии 25 июля 2006 года

Урегулирование грузино абхазского конфликта

Сухум расценил вхождение грузинских вооруженных формирований в Кодорское ущелье Абхазии 25 июля 2006 года как прямую угрозу безопасности и нарушение всех основополагающих договоренностей. Несмотря на заверения официального Тбилиси, что операция носит полицейский характер и направлена на "восстановление конституционного порядка" в Верхнем Кодоре, абхазские власти были убеждены, что таким образом Тбилиси подготовил плацдарм для последующего нападения на Абхазию. Кроме того, важной задачей Тбилиси было переформатирование конфликта, т. е. через создание "легитимного" центра власти на территории Абхазии, продемонстрировать, что конфликт имеет внутриабхазское, межобщинное измерение. Как отмечал тогда эксперт Л. Кварчелия, "переселение" автономистов "["правительство Абхазии в изгнании" - И. Х.] в Кодорское ущелье и заявление о том, что они являются" законной властью"в Абхазии, сводит смысл переговоров с абхазскими властями к нулю."

"Кодорские события" стали недвусмысленным напоминанием абхазскому обществу о том, что Тбилиси готов применить силу для возвращения Абхазии в состав Грузии. Переговорный процесс был официально прекращен Сухумом, и отношения между Грузией и Россией упали до минимального уровня. После" шпионского скандала " в сентябре 2006 года Россия ввела экономическое эмбарго в отношении Грузии, прекратила выдачу виз гражданам Грузии и прервала авиасообщение между Грузией и Россией. Отношения между двумя странами ухудшились настолько, что в октябре 2006 года, по данным ВЦИОМа, 61% опрошенных россиян считали Грузию "бандитским государством", а в ноябре 2006 года только 5% опрошенных поддержали необходимость присоединения Абхазии к Грузии.

Эти события происходили на фоне готовящегося решения по Косово, поэтому многие воспринимали "Кодорскую операцию" как меру Грузии по предотвращению реализации ожидаемого "косовского сценария" в Абхазии, тем более что были недвусмысленные сигналы со стороны России на этот счет. Так, в июне 2007 года президент России Владимир Путин сделал сенсационное заявление о том, что проблема, которая сложилась в Абхазии, ничем не отличается от проблемы в Косово. Провозглашение независимости Косово 17 февраля 2008 года и юридическое признание нового государства ведущими западными странами были восприняты в Абхазии как" прецедент", в то время как в Грузии США и Евросоюз не уставали повторять об"уникальности Косовского дела".

Уже в марте 2008 года Россия вышла из санкционного режима, введенного решением Совета глав государств СНГ от 1996 года в отношении Абхазии, а в июне 2008 года для восстановления и защиты путей сообщения ввела в Абхазию железнодорожные войска. Все это происходит на фоне резкого изменения режима безопасности в зоне конфликта в худшую сторону.

В новых условиях Абхазия пыталась, с одной стороны, предотвратить новую грузинскую агрессию, а с другой-проявить большую самостоятельность перед лицом растущего влияния России. До августа 2008 года мало кто верил в реальную возможность признания Абхазии Россией. Более того, в то время участились разговоры о "тайваньском варианте" для Абхазии, что не соответствовало курсу на построение международно признанного государства. Поэтому отказ от переговорного процесса был, по сути, формальностью.

Важным новшеством Абхазского политического лексикона того времени стало слово "многовекторность". Хотя и декларировался" приоритет " российского внешнеполитического вектора, смысл этого понятия в постсоветских реалиях ясен: постепенный уход от монопольного влияния России и диверсификация внешнеполитических связей. Фактически период с начала 2008 года по 8 августа того же года стал временем упущенных возможностей для западных стран, которые вполне могли приобрести более весомую роль в грузино-абхазском контексте и даже попытались перехватить инициативу у России в выстраивании отношений с Абхазией.

Неслучайно именно на этот период приходится увеличение числа визитов западных эмиссаров в Абхазию. В мае 2008 года Сухуми посетили послы 15 стран ЕС и министры иностранных дел нескольких стран, а в июне Абхазию посетил специальный представитель ЕС Хавьер Солана. Вполне позитивные впечатления абхазской стороны от этих встреч прослеживаются в словах секретаря Совета Безопасности Абхазии С. Лакоба: "чувствуется, что наметились определенные изменения в подходах Евросоюза к грузино-абхазскому конфликту.... Вполне возможно, что акцент будет смещен и на Грузию." Однако дело не выходило за рамки заявлений представителей ЕС о готовности оказать содействие грузино-абхазскому переговорному процессу.

Свидетельством готовности абхазской стороны к существенным компромиссам можно считать состоявшиеся в мае 2008 года в Сухуми закрытые переговоры Сергея Шамбы и Ираклия Аласания по документу о неприменении силы, а также заявления министра иностранных дел Абхазии о рассмотрении возможности замены грузинских вооруженных формирований в Кодорском ущелье международным полицейским контингентом под эгидой ООН. Конечно, оба этих факта можно оценивать неоднозначно, особенно если вспомнить секретные переговоры по Карабаху, которые привели к отставке президента Армении Л. Тер-Петросяна в 1998 году. неудивительно, что С. Шамба тогда подвергся критике со стороны патриотических оппозиционных кругов, заподозривших его в обсуждении неблагоприятных условий для урегулирования грузино-абхазского конфликта. Оппозиция до сих пор использует эти истории для формулирования претензий к правящей элите Абхазии, а в 2008 году была возмущена самим фактом ведения каких-либо переговоров после демонстративного выхода Абхазии из переговорного процесса. сам С. Шамба после признания Абхазии Российской Федерацией в ответ на обвинения оппозиции истолковал эти переговоры как попытку выработать гарантии безопасности в ухудшающейся ситуации, а также заявил следующее: "понимая, что грузины никогда не согласятся добровольно вывести свои войска из ущелья, мы продемонстрировали готовность обсуждать различные варианты мирного решения проблемы, и в то же время готовилась военная операция. Никто не собирался сдавать Кодорское ущелье."

Конечно, при анализе переговорного процесса важно учитывать внутриполитическую ситуацию и борьбу между основными политическими силами. В условиях Абхазии любая внешнеполитическая инициатива становится предметом пристального внимания конкурирующих политических группировок, поэтому реализация тактических шагов, особенно в таком болезненном направлении, как грузино-абхазское урегулирование, существенно затруднена. Однако накануне августовской войны 2008 года полное отсутствие гибкости продемонстрировал Запад, который не услышал или не захотел услышать достаточно четких сигналов абхазского руководства о "многовекторности". Поэтому опубликованный в июле 2008 года "план Штайнмайера" по урегулированию грузино-абхазского конфликта в контексте сложившейся ситуации выглядел несвоевременным и оторванным от реальности.

"Пятидневная война" в августе 2008 года и последующее признание независимости Абхазии и Южной Осетии ознаменовали радикальную трансформацию грузино-абхазского контекста. В условиях отказа абхазского руководства от переговоров с грузинской стороной (обусловленного, правда, возможностью контактов, но только после отставки Михаила Саакашвили) женевские дискуссии, созданные по плану Медведева-Саркози, стали единственной площадкой, где встречаются представители Грузии и Абхазии. Однако сомнительный статус участников дискуссий, вызванный несогласием Тбилиси с присутствием абхазов и осетин в качестве официальных сторон, не позволяет нам разработать в этом формате какие-либо юридически обязывающие документы. Позиции сторон не просто разные - они все больше отдаляются друг от друга, а также Грузия и Абхазия расходятся в разных направлениях.


Глава 2. переговорный процесс под эгидой ООН

2.1 Женевский процесс

Россия и ООН поочередно вели переговоры. С 1997 года под председательством ООН и при посредничестве России обе стороны встречались в рамках Женевского процесса по установлению мира, который, к тому же, проходил при участии ОБСЕ и под наблюдением группы друзей, включая США, Великобританию, Францию, Германию и Россию. Вместо того чтобы пытаться выступать посредником или прибегать к различным стимулам для оказания влияния на обе стороны, ООН была озабочена лишь созданием благоприятных условий для проведения встреч. Поскольку миротворческий контингент, который контролируется примерно 120 наблюдателями ООН из постсоветского СНГ, насчитывает около 1500 военнослужащих, у ООН нет инструментов для обеспечения мира.

Вскоре после начала боевых действий Организация Объединенных Наций присоединилась к усилиям по урегулированию конфликта. В 1993 году Организация Объединенных Наций направила в Грузию миссию наблюдателей (МООННГ), основной мандат которой, периодически продлевавшийся Советом Безопасности, заключался в наблюдении за прекращением огня и его статусом, наблюдении за действиями Коллективных миротворческих сил СНГ, защите Кодорского ущелья, обеспечении того, чтобы вооруженные силы сторон оставались за пределами зоны безопасности, и содействии обеспечению условий, способствующих безопасному и упорядоченному возвращению перемещенных лиц и беженцев.

Вопрос о дальнейших отношениях между Абхазией и Грузией рассматривался после окончания открытых военных действий летом 1993 года, в ходе переговоров при посредничестве России и при участии ОБСЕ.

"9 июля 1993 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию, в которой просил генерального секретаря направить в регион специального посланника для оказания содействия в достижении соглашения об осуществлении режима прекращения огня и немедленно начать необходимые подготовительные мероприятия, включая установление контактов с теми государствами-членами, которые могут предоставить наблюдателей, и направление группы по планированию в район, связанный с развертыванием пятидесяти военных наблюдателей в Грузии, как только будет достигнуто соглашение о прекращении огня."

Совет Безопасности отметил продолжающиеся усилия генерального секретаря по началу мирного процесса с участием сторон в конфликте и Правительства Российской Федерации в качестве посредника.

в июле 1993 года стороны подписали соглашение об установлении режима прекращения огня в Абхазии, что позволило направить в регион миссию ООН. Предложение, содержащееся в письме генерального секретаря от 4 августа 1993 года на имя председателя Совета безопасности, было одобрено Советом безопасности. Это предложение касалось скорейшего развертывания передовой группы численностью до десяти военных наблюдателей Организации Объединенных Наций в регионе для оказания помощи в наблюдении за соблюдением режима прекращения огня, как это предусмотрено в соглашении о прекращении огня, с истечением мандата этой группы в течение 3 месяцев и предусматривало, что передовая группа будет интегрирована в состав миссии наблюдателей Организации Объединенных Наций, если такая миссия будет официально учреждена Советом.

в августе 1993 года на заседании Совета безопасности было принято решение об учреждении этой миссии. Резолюция Совета определила полномочия миссии:

а) расследовать сообщения о нарушениях режима прекращения огня и предпринимать усилия по урегулированию таких инцидентов с соответствующими сторонами;;

б) контроль за выполнением соглашения о прекращении огня от 27 июля 1993 года с уделением особого внимания ситуации в городе Сухуми;

C) представление генеральному секретарю докладов об осуществлении его мандата, "включая, в частности, нарушения соглашения о прекращении огня".

ООН склоняется в пользу поддержки грузинской стороны, в результате серьезного нарушения абхазской стороной соглашения о прекращении огня, подписанного 27 июля 1993 года обеими сторонами.

"В частности, в резолюции Совета безопасности от 19 октября 1993 года впервые говорится, что ООН подтверждает суверенитет и территориальную целостность Республики Грузия."

В то же время в связи с военными событиями, произошедшими 16-27 сентября 1993 года, первоначальный мандат миссии ООН перестал быть действительным. И единственным оставшимся присутствием в регионе является миссия Организации Объединенных Наций по наблюдению, состоящая из пяти военных наблюдателей и минимального вспомогательного персонала со следующим временным мандатом:::

а) следить за ситуацией и представлять доклады в центральные учреждения, уделяя особое внимание любым событиям в рамках усилий Организации Объединенных Наций по содействию всеобъемлющему политическому урегулированию.

б) поддерживать контакты с обеими сторонами конфликта и с воинскими контингентами Российской Федерации;

В декабре 1993 года в Женеве Грузия и Абхазия подписали меморандум о взаимопонимании, в котором говорилось, что стороны меморандума считают, что расширение международного присутствия в зоне конфликта будет способствовать поддержанию мира.

Спонсируемый ООН процесс оказался наиболее эффективным способом поддержания связи между сторонами по вопросам безопасности. с июля 2003 года специальный представитель Генерального секретаря (СГСГ) выступает посредником на совещаниях по вопросам гарантий безопасности. Проводились также еженедельные четырехсторонние встречи и заседания Объединенной следственной группы. С декабря 1996 года " ООН также управляет офисом по правам человека в Абхазии, расположенным в Сухуме, который укомплектован Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) и ОБСЕ.»

2.2 группа друзей генерального секретаря по Грузии

В 1994 году была создана группа друзей генерального секретаря Организации по Грузии (гдг), к которой Российская Федерация присоединилась вместе с Соединенным Королевством, Германией, Францией и Соединенными Штатами. Однако долгое время группа друзей была практически неактивна. Статус и значение этой группы в мирном процессе неясны. Гдг не пошла дальше очередной бюрократии ООН.

Начальный период мирного урегулирования грузино-абхазского конфликта был проигран ООН, и международная дипломатия не пошла дальше решений кабинета министров и громких заявлений. Основная нагрузка по поддержанию мира ложится на Российскую Федерацию.

- 19 ноября 1997 года в Женеве состоялись новые переговоры между Грузинской и абхазской сторонами с участием группы друзей во главе со специальным представителем генерального секретаря ООН по Грузии румынским дипломатом л. ботом. В ходе ноябрьских переговоров было принято решение сформировать координационный совет под председательством специального представителя генерального секретаря ООН по Грузии. Его первое заседание состоялось 18 декабря 1997 года в Сухуми, где было принято Положение о Координационном совете. В качестве исполнительных органов совета были сформированы три рабочие группы: по вопросам безопасности и невозобновления огня, по вопросам беженцев и по социально-экономическим вопросам.

Формирование координационного совета стало значительным успехом международных усилий по мирному урегулированию региональных конфликтов в Грузии. По сути, это был первый результат международного сообщества на этом трудном пути, и он был, по сути, единственным. Первое боевое крещение координационного совета состоялось в мае 1998 года, когда в Гальском районе вспыхнул грузино-абхазский вооруженный конфликт. 25 мая в Гагре при посредничестве председателя Координационного совета Л. Бот, а также командующий Коллективными силами по поддержанию общества (КСПМ) Генерал-лейтенант С. Н. Коробко подписал соглашение о прекращении огня. Стороны пришли к соглашению о прекращении огня с 6 часов утра 26 мая 1998 года.Грузия должна была выполнить обязательство по выводу абсолютно всех вооруженных формирований из Гальского района.

На Западе Абхазию обвиняли в Гальском конфликте. 17 июля 1998 года Европейский парламент принял резолюцию следующего содержания: "(Европейский парламент) ... решительно осуждает недавнее насилие в отношении грузинского населения в Гальском районе Абхазии, Грузия."

"Ситуация в Гальском регионе обсуждалась на очередном раунде грузино-абхазских переговоров в Женеве 23-25 июля 1998 г." Таким образом, стороны не смогли прийти к единому мнению по Гальской проблеме. Представители Грузии и Абхазии осудили друг друга за эскалацию конфликта в Гальском регионе. Тем не менее стороны договорились соблюдать заключенное в Гагре перемирие.

"30 июля 1998 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 1187 (1998)." В резолюции Совет Безопасности осудил военные действия в Гальском районе. Важным пунктом резолюции было то, что ответственность за Гальский инцидент была возложена на эти две воюющие стороны, а не только на Абхазию.

Мирный процесс явно зашел в тупик. Западные структуры оказались неспособны эффективно осуществлять миротворческую миссию. Их политика была односторонней и заключалась в постулате территориальной целостности Грузии. Совет Безопасности ООН в своей резолюции № 1225 (1999) был вынужден признать, что "после двусторонних контактов и Афинской встречи 16-18 октября 1998 года в соответствии с мерами укрепления доверия сторонам не удалось подписать соглашения о безопасности и неприменении силы, возвращении беженцев и перемещенных лиц, восстановлении экономики." Ответственность за саботаж мирного процесса возлагалась на воюющие стороны.

В октябре 1999 года новым спецпредставителем генерального секретаря ООН по Грузии стал немецкий дипломат Д. Боден, сменивший л. боту, не добившегося значительных результатов. Главным вопросом, требующим немедленного решения, была нормализация обстановки в Гальском районе.

Осенью 2001 года обострилась ситуация в Кодорском ущелье, куда Грузия в нарушение Московского соглашения 1994 года направила свои войска. Теперь к Гальской проблеме добавилась Кодорская проблема, где не прекращались столкновения между грузинскими и абхазскими подразделениями, захват заложников и минирование территории. В июле в верхнюю часть Кодорского ущелья вторглись грузинские банды Э. Квициани совместно с чеченским отрядом Р. Гелаева. В октябре 2001 года грузинские банды напали на абхазские села и продвинулись в глубь Абхазии. С целью очистить свою территорию от грузинских вооруженных формирований абхазские войска начали военную операцию. Они были успешны. Банды Квициани были вытеснены в верхнюю часть Кодорского ущелья, где они действовали до 2004 года. Режим Шеварднадзе поспешил откреститься от участия в сомнительной и неудачной акции, тем более что боевики Гелаева 8 октября сбили в районе инцидента вертолет с наблюдателями МООННГ, в результате чего погибли 9 человек. Совет Безопасности ООН в своей резолюции 1393 (2002) от 31.01.2002 призвал стороны расследовать инцидент и наказать виновных. Совет Безопасности потребовал от Грузии вывести свои войска из Кодорского ущелья и приказал прекратить деятельность вооруженных банд в зоне конфликта. Резолюция установила отсутствие прогресса в урегулировании конфликта и невыполнение сторонами своих обязательств: "... процесс переговоров, ведущий к прочному политическому урегулированию, применимому к обеим сторонам, потребует определенных уступок с обеих сторон." В целом Грузия дискредитировала себя даже в глазах обычно прогрузинской западной дипломатии своими Кодорскими действиями, приведшими к гибели наблюдателей МООННГ. Отсюда и принятие резолюции, прямо обвиняющей Грузию в Кодорском конфликте.

В декабре 2001 года глава МООННГ Д. Боден представил первое издание так называемого "проекта Бодена", ставшего первой конкретной программой мирного урегулирования грузино-абхазского конфликта, предложенной западными дипломатами. Окончательный вариант проекта Бодена был опубликован в марте 2003 года, но так и не появился и должен был стать главным документом грузино-абхазского урегулирования, несмотря на помощь Совета Безопасности ООН.

Мирный план, представляющий основные принципы разделения властей между Тбилиси и Сухуми, состоял из 8 пунктов. Проект предусматривал сохранение суверенитета Грузии в границах 21 декабря 1991 года, т. е. в момент распада СССР. Абхазия, с другой стороны, была признана независимым государством в составе Грузии, имевшим свою Конституцию, и объем прав Абхазии, как государственного образования, должен был быть больше объема полномочий Абхазской АССР до 1992 г. между Абхазией и Грузией был заключен Федеративный договор, который должен был учитывать точное распределение полномочий между Тбилиси и Сухумом. Запад был слишком формален в своем подходе к решению проблемы и не учитывал специфику региона.

На Кавказе корни межэтнических конфликтов слишком глубоки, чтобы применять европейские стандарты. Кроме того, нет четкой границы между грузинскими и абхазскими населенными пунктами, особенно в приграничных районах.

2.3 планы и проекты урегулирования конфликтов (план Д. Бодена)

В течение ряда лет Россия играла "первую скрипку" в урегулировании конфликта, в 1999 году. ООН подготовила "основные принципы разделения Тбилиси и Сухума", известные как "Боденский документ", и попыталась урегулировать конфликт на их основе. Этот документ является компромиссом, но не между сторонами конфликта, а между Россией, с одной стороны, и западными "друзьями" - с другой." Это означает, что некоторые основные формулировки, содержащиеся в тексте, могут показаться двусмысленными. Но, на мой взгляд, текст в целом отвечает требованиям законной абхазской позиции о праве народов на самоопределение и законной грузинской позиции о принципе территориальной целостности.

Компромиссное решение, изложенное в этом документе, заключается в том, что суверенитет должен быть разделен. "Абхазия определяется как" суверенное образование " в составе Грузии, которое определяется как суверенное государство." На первый взгляд эта формулировка может показаться противоречивой и нуждается в дальнейшем толковании. Ведь смысл слова "суверенитет" понимается как высшая власть, исключающая любую форму ограничения в осуществлении власти или любое подчинение другим властям, на что суверенное государство добровольно не соглашается. Суверенитет-это тоже правовое понятие, он делает государство государством. Это позволяет различать различные формы государств, такие как Федерация и Конфедерация.

В Федерации суверенитет разделяется различными степенями власти внутри государства, даже если оно представлено как отдельное суверенное образование на международной арене. Единая международная правосубъектность любой Федерации не исключает проведения внешней политики, иностранного представительства субъектов федерации, в том числе полномочий по заключению ими договоров. Подписывая договоры в рамках своих конституционных полномочий с независимыми государствами или субъектами Федерации, которые имеют право заключать договоры, субъекты Федерации в Бельгии или Германии показывают, что они являются субъектами международного права. Однако структура Федерации в основном отличается от структуры конфедерации, которая считается Союзом полностью суверенных государств как на внутреннем, так и на международном уровне. "Документ, определяющий Абхазию как независимое образование в составе государства Грузия, основан на идее, что Федерация считается подходящим типом государства для нахождения компромиссного решения."

Однако стоит отметить, что в документе Бодена понятие Федерации не упоминается. В более общем виде этот документ относится к "Федеративному Договору", регулирующему разделение полномочий между субъектом федерации и федеральным правительством. Это означает, что документ Бодена исключает выбор в пользу Конфедерации. Кроме того, он исключает выбор "свободно ассоциированного государства", которое делегирует многие полномочия другому государству, с которым оно ассоциировано. В случае независимой ассоциации (например, Маршалловых островов) отношения между свободно ассоциированным государством и государством, с которым оно ассоциировано, регулируются международным договором. В этом случае свободно ассоциированное государство получает международное признание, равно как и суверенное государство, и тем самым сохраняет возможность одностороннего выхода из Ассоциации. Эти два варианта явно исключены в случае этих двух стран, но Боденский документ оставляет открытым путь преобразования Грузии и Абхазии в Федерацию. Это также оставляет открытой возможность превращения Абхазии в ассоциированное с Грузией государство.

Разница между статусом субъекта Федерации и ассоциированного государства-это вопрос степени. Ассоциированное государство более свободно интегрируется в директивные структуры государства, с которым оно ассоциировано (в структуры законодательной, исполнительной и судебной власти последнего), по сравнению с субъектом Федерации. Она не играет никакой политической роли в управлении более крупной единицей. Однако, как и в случае с субъектом федерации, структуры единого государства должны осуществлять наименьшее количество полномочий. "В отличие от свободно ассоциированного государства, ассоциированное государство не является международно признанным суверенным государством: это означает, что отношения с государством, с которым оно ассоциировано, регулируются не международным договором, а общей конституцией (или "федеральным договором", имеющим силу конституционного закона). Она не имеет права на одностороннее отделение."

Оба варианта могут быть логически выведены из текста. Но это не значит, что в ООН или "друзьях" всерьез обсуждался вариант превращения Абхазии в ассоциированное государство. Но такой анализ может быть плодотворным как с научной, так и с политической точки зрения, чтобы проанализировать все возможные варианты переговоров.

Согласно документу Бодена, Абхазия является суверенным политическим образованием, но не полностью суверенным государством: то есть " оба уровня власти являются частью единого федеративного государства." Суверенитет федерального правительства и парламента не может нарушать конституционные полномочия Абхазии. "Будущая Федерация будет базироваться не только на "горизонтальном" разделении полномочий на законодательную, исполнительную и судебную ветви, но и на "вертикальном" разделении полномочий между федеральными государственными институтами."

Абхазия не является частью Грузии в том смысле, что Сухум не будет подчиняться Тбилиси. В документе говорится, что "Сухум и Тбилиси будут черпать свои полномочия из федеральной Конституции и оба будут в равной степени подчиняться ей". разделение властей, содержащееся в этой Конституции, регулируется в соответствии с Федеральным договором, который подлежит принятию грузинским правительством и абхазскими властями. Согласно документу Бодена, этот федеральный договор будет иметь силу конституционного закона. Характеристика Абхазии как суверенного образования в составе суверенного государства означает, что ни одна из сторон не может в одностороннем порядке изменить Конституцию федеративного государства, в соответствии с которой они получают свои полномочия. Документ Бодена предписывает, что обе стороны "не должны вносить поправки или изменения в федеральный договор, а также прекращать или признавать его недействительным никакими средствами, кроме как по взаимному согласию."

Можно сравнить тезис о том, что Абхазия должна считаться суверенным образованием в составе Грузинской федерации, с третьей статьей швейцарской Конституции, которая гласит, что кантоны суверенны, но только в рамках федеральной конституции. Согласно общепринятому толкованию швейцарской Конституции: "суверенитет не следует понимать здесь как абсолютную форму суверенитета, как высшую власть." Действительно, кантоны являются частью Федерации, и их власть также ограничена другими кантонами федеральной системы. Кантоны были полностью суверенными до создания федерации в 1848 году, но они потеряли этот статус, когда стали частью швейцарской федерации. За последние 150 лет никогда не было серьезных конституционных дебатов о значении этого термина. И кантоны, и федеральное правительство согласны с тем, что суверенитет имеет лишь ограниченное значение, и его нельзя сравнивать с суверенитетом, который дает государствам право считать, что они равны с независимыми государствами на международной арене и обладают той же властью, что и последние.

Если понятие "суверенитет" не соответствует обычному значению этого термина, то можно спросить, почему оно было включено в статью, характеризующую власть кантонов. Представляется полезным иметь телеологическое и историческое толкование этого понятия. Для исторической интерпретации следует спросить: "каково ее происхождение?", а для телеологической - "какова была цель Учредительного собрания, когда его члены объявили кантоны суверенными в 1848 году?" "в Швейцарии суверенитет кантонов имеет значение того, что они предшествовали Федерации и что они должны считаться государствами-основателями." Используя этот термин, Конституция признает, что кантоны являются основными элементами Федерации и что Федерация не имеет права подавлять государственность кантонов. "Кантоны действительно имеют государственность: у них есть территория, население, правительство, а также Конституция. В Швейцарии государство-это прежде всего Кантон."

Кроме того, может оказаться полезным сравнить формулировки, использованные в статье Бодена, с правовыми прецедентами Советского Союза и Российской Федерации. Во время так называемого "парада суверенитетов", начавшегося в России в июле 1990 года, автономные республики РСФСР заявили о своем суверенитете с оговоркой, что это суверенитет "в пределах РСФСР". Федеральный договор, заключенный между президентом России, парламентами и республиками в марте 1992 года, признавал 20 существовавших в то время республик-основателей Российской Федерации "суверенными республиками в составе Российской Федерации". Это означало, что "они могли принимать свои собственные конституции, в отличие от 68 регионов, которые могли принимать только хартии." Это также означало, что " они имели широкую автономию во внутреннем бюджете, внешней торговле и владении своими природными ресурсами и землей. Еще большую власть получили Республики Башкортостан, Коми и Карелия. Однако в российской конституции 1993 года ссылки на суверенный статус республик были опущены."

Проблема с Абхазией сложнее, чем со Швейцарией. Грузинские историки утверждают, что Абхазия всегда считалась частью грузинского государства. Абхазские историки подчеркивают тот факт, что страна имеет свою собственную историю государственности, которая была еще до присоединения к Грузии, и что она смогла сохранить свою собственную государственную независимость на многих этапах истории. Я считаю, что в документе ООН должна быть поставлена цель разрешить такие сложные исторические споры. Историки могут участвовать в страстных академических дебатах по тому или иному весьма значимому политическому вопросу, но не в функции международных посредников делать окончательные выводы в этой области.

Конституционные гарантии, которые могут быть даны ее будущей государственности, более значимы, чем исторические истоки государственности Абхазии. В соответствии с планом ООН Абхазия сохранит свою государственность в составе федеративного государства. Он также сохранит за собой весь спектр конституционных полномочий, которые не могут быть отозваны федеральными властями в одностороннем порядке. Таким образом, независимость федерального уровня также будет ограничена суверенитетом субъекта федерации. Аналогичные конституционные обязательства существуют не только в Швейцарской федерации, но и в Германии и Бельгии, где субъекты федерации обладают значительными характеристиками государственности.

Важно также, что международное сообщество не только признает этот принцип общего суверенитета, но и готово предоставить полные гарантии его реализации после достижения мирного урегулирования, например, путем подписания договоров с Абхазией. Международные договоры заключаются субъектами международного права и подчиняются международному праву, в отличие от международных договоров, которые заключаются между субъектами внутреннего права и руководствуются внутренним правом. Такие соглашения придали бы реальное содержание принципу национального самоопределения Абхазии на международной арене.

Фраза "суверенное образование в пределах суверенного государства" не является идеальной формулировкой, даже если приблизительно ясно, что она означает. Возможно, было бы более разумно использовать швейцарскую фразу "в рамках конституции", а не "в рамках государства". Кроме того, термин "внутри" не следует понимать как имеющий географическое значение или выражающий подчиненное отношение. Неиерархические отношения между грузинскими и абхазскими национальными общинами должны быть выражены более четко. Принцип национального самоопределения фактически абстрагируется от размера нации. Как и в Бельгийской федерации, законы, принимаемые на федеральном уровне и на уровне субъектов федерации, должны быть равнозначными.

Есть ряд других вопросов, которые не были затронуты в документе ООН, например, вопрос о том, какие полномочия будут предоставлены федеральным властям в Тбилиси. На мой взгляд, объем полномочий субъектов Российской Федерации должен быть значительно больше, чем объем полномочий, предоставленных федеральному правительству. В своем документе Боден ранее указывает, какие полномочия могут быть распределены между Тбилиси и Сухумом, а также утверждает, что московское соглашение от 4 апреля 1994 года может послужить отправной точкой для предстоящих переговоров. Это соглашение учитывает "совместную деятельность" по следующим направлениям: внешняя политика и внешнеэкономические связи; таможенная, пограничная служба, энергетика, связь, связь; охрана окружающей среды и ликвидация последствий стихийных бедствий; конечно, необходимо определить, как эти полномочия должны совместно применяться, разделяться и подразделяться.

Вопросы политики безопасности и обороны, а также международных гарантий являются более сложными, чем вопрос о том, каким языком следует описывать внутренний суверенитет Абхазии и вопрос о разделении полномочий. Эти вопросы в документе не решены. По-видимому, "друзья генерального секретаря" должны сами договориться по этим вопросам, прежде чем они смогут представить проект документа для обсуждения обеими сторонами. Это означает, что " ООН и друзья еще не закончили свою домашнюю работу."

Ситуация в Абхазии до недавнего времени была противоречивой в течение нескольких лет. Проблема статуса Абхазии не позволила окончательно урегулировать конфликт. Тот факт, что ООН занимает позицию Грузии в сохранении ее территориальной целостности, встречает неприятие с абхазской стороны. В результате реального сдвига в грузино-абхазских отношениях, несмотря на многочисленные переговоры, не произошло. Ситуация в регионе была достаточно шаткой, и с обеих сторон были предприняты военные действия, которые не достигли полномасштабного военного конфликта, чему способствовали усилия России, ООН и других международных организаций.


Глава 3. переговорный процесс под эгидой России

3.1 подготовка московских соглашений 1994 года

Грузинские войска были изгнаны из Абхазии 30 сентября 1993 года, а 6 октября председатель абхазского парламента В. Ардзинба заявил, что Абхазия "будет искать пути создания демилитаризованного нейтрального государства с международными гарантиями"." После поражения в войне против Абхазии Грузия была вынуждена вернуться в русло российской политики и временно отказаться от своей западной ориентации, что свидетельствует о глобальных геополитических последствиях победы абхазской армии в сентябре 1993 года. Уже 8 октября Грузия вступила в СНГ, а 9 октября было подписано соглашение о присутствии российских войск в Грузии до 1995 года.

В ноябре 1993 года в Женеве под эгидой ООН при содействии России и участии СБСЕ начались переговоры между Абхазией и Грузией. На них также присутствовала группа стран, объединившихся в организацию под названием сначала "друзья Грузии", а позже - "друзья генерального секретаря ООН по Грузии". Первый раунд этих переговоров состоялся 30 ноября - 1 декабря и завершился подписанием меморандума о взаимопонимании между Грузинской и абхазской сторонами, в котором предусматривалось обязательство сторон не применять силу друг против друга. 11-13 января 1994 года в Женеве на фоне активного противостояния на реке Ингур абхазских пограничников и грузинских военизированных формирований состоялся второй раунд абхазо-грузинских переговоров. Их главной темой стал вопрос о введении миротворческих сил в зону грузино-абхазского противостояния, который в итоге был согласован сторонами.

в феврале в ходе визита президента России Бориса Ельцина в Тбилиси было подписано соглашение о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между Россией и Грузией. Согласно ему, на территории Грузии были созданы пять российских баз, российские пограничники взяли под контроль согласованные участки грузинской границы, а Россия пообещала оказать поддержку Грузии в строительстве и перевооружении ее армии. Абхазия негативно отреагировала на этот документ. "Госдума также отказалась ратифицировать его, в результате чего он так и не вступил в законную силу."

в апреле 1994 года в Москве стороны конфликта, представители ООН, России и СБСЕ в присутствии генерального секретаря ООН подписали "декларацию о мерах по политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта". Этот документ констатировал отсутствие государственно-правовых отношений между Абхазией и Грузией. 4 апреля было также подписано четырехстороннее соглашение о добровольном возвращении беженцев и перемещенных лиц. Соглашение предусматривало, что иммунитет беженца не распространяется на лиц, совершивших военные преступления или преступления против человечности; тяжкие уголовные преступления; ранее участвовавших в боевых действиях и входящих в состав вооруженных формирований.

соглашение о прекращении огня и разведении сил было подписано в Москве 1 мая. соглашение предусматривало развертывание в зоне конфликта российских миротворческих сил под эгидой СНГ. Миротворческая операция началась 20 июня. Тбилиси, как оказалось, надеялся вернуть Абхазию с помощью российских миротворцев. 29 июня Эдуард Шеварднадзе объявил, что так называемое правительство в изгнании, базирующееся в Тбилиси, вскоре переедет в Гальский район. Россия также фактически не учла интересов абхазской стороны. На абхазскую сторону оказывалось давление, чтобы она согласилась на массовое возвращение так называемых грузинских беженцев. И, как следствие, на фоне наивысшего роста российско-грузинских отношений летом-осенью 1994 года обостряются российско-абхазские отношения. Так, бытовой скандал между российскими военнослужащими и местными жителями, произошедший 25 августа в Гудауте, получил статус военно-политического скандала. А в середине сентября на границе Абхазии с Грузией была устроена крупная провокация, едва не приведшая к военным столкновениям. В ночь на 13 сентября миротворцы сняли свои посты, а утром 14 сентября окружили здание Гальской полиции, узел связи и другие важные объекты. Всем этим руководил лично замминистра обороны России Г. Кондратьев, а командир миротворцев, дислоцированных у Ингурского моста, заявил, что у него есть распоряжение президента России о передаче грузинских беженцев. Абхазские власти были вынуждены принять адекватные меры, и провокация была пресечена. 16 сентября при посредничестве П. Грачева в Новом Афоне состоялась встреча В. Ардзинбы и Э. Шеварднадзе, после которой никаких заявлений сделано не было.

несмотря на противодействие влиятельных сил, Конституция Республики Абхазия была принята в ноябре 1994 года, и в тот же день, согласно новому Основному закону, Верховный совет избрал первым Президентом Республики Абхазия В. Ардзинбу, который вступил в должность 6 декабря. "принятие Конституции подтвердило неизменность курса на независимость и продемонстрировало решимость добиваться признания права абхазского народа на самоопределение." На этом пути нам пришлось преодолеть жесткое сопротивление международного сообщества. Одной из таких мер давления стало постановление Правительства Российской Федерации "О мерах по временному ограничению пересечения государственной границы Российской Федерации с Азербайджанской Республикой и Республикой Грузия", принятое 19 декабря 1994 года. Под предлогом возможного притока добровольцев в Чечню Россия ввела сухопутную и морскую блокаду Абхазии.

в августе 1995 года на фоне очередной эскалации ситуации в Абхазии в Москве возобновились четырехсторонние переговоры по урегулированию грузино-абхазского конфликта. Чуть позже президент Абхазии, комментируя их, заявил:"от общественности скрывается тот факт, что они положили на наш стол документ, подготовленный грузинской стороной, заставляют нас подписать его, а также обвиняют нас в том, что мы его не подписали". 15 сентября во время визита премьер-министра России Владимира Черномырдина в Грузию было подписано соглашение о российских военных базах в Грузии, в том числе на базе в Гудауте. На 30 сентября были запланированы военные учения миротворческих сил СНГ, в ходе которых планировалось ввести в Гальский район батальон СНГ, личный состав которого состоял в основном из грузин, а вслед за ним и грузинскую полицию. Эти планы совпали с последними заявлениями Эдуарда Шеварднадзе о скором восстановлении суверенитета Грузии над этим регионом Абхазии. Эти меры, призванные оказать давление на Абхазию, вынудили абхазскую армию быть в состоянии повышенной боевой готовности.

3.2 мирная инициатива Е. М. Примакова

С момента окончания военных действий в Абхазии в 1993 году российская дипломатия не проявляла особой активности в урегулировании конфликта. Миротворчество для Москвы сводилось к обеспечению прекращения огня между сторонами. Однако в истории есть один эпизод, который мог бы привести именно к всеобъемлющему урегулированию - благодаря усилиям той же российской дипломатии.

Ровно 20 лет назад, в августе 1997 года, по поручению Президента России Бориса Ельцина министр иностранных дел Евгений Примаков прилетел в Тбилиси вместе с тогдашним лидером Абхазии Владиславом Ардзинбой. Через 5 лет после окончания войны президенты Грузии и Абхазии встретились и начали переговоры-это было сенсационное явление. Более того, именно Грузия играла "первую скрипку". Ардзинба не был принят в качестве президента другого государства. Кроме того, с января 1996 года, опять же благодаря поддержке России, действует экономическая блокада Абхазии со стороны СНГ, ставящая непризнанную республику в очень сложное положение. На этом фоне у Тбилиси появилась дипломатическая инициатива - Россия обратилась к Грузии и дала понять, что готова урегулировать конфликт с учетом мнений обеих сторон.

В шестую годовщину начала грузино-абхазской войны, а именно 14 августа, состоялись переговоры между двумя конфликтующими сторонами, которые продолжались почти 17 часов. 15 августа 1997 года был подписан договор, согласно которому:

Стороны готовы прийти к миру с чувством взаимной терпимости, а также действовать в духе примирения и компромисса.

Стороны договорились, что любые разногласия будут разрешаться мирными средствами, такими как переговоры и консультации, как на двусторонней основе, так и при содействии России, ООН и других международных организаций.

Следует также отметить, что нам удалось достичь договоренности по ряду ключевых вопросов урегулирования. В то же время по некоторым вопросам все еще существуют существенные разногласия.

Стороны сошлись во мнении о необходимости поддержания постоянного контакта для решения проблем, вызванных конфликтом.

Но какую роль в этих переговорах играл Примаков? Как известно, Тбилиси в то время очень активно пытался вовлечь запад в переговорный процесс, что вызывало у Москвы плохо скрываемое раздражение. И ей нужно было действие, которое продемонстрировало бы, в чьих руках главные козыри Великой Кавказской геополитической игры.

Примакову это удалось. Вряд ли какой-нибудь западный политик смог бы уговорить Владислава Ардзинба приехать в грузинскую столицу в годовщину ввода грузинских войск в Абхазию. Отдавая должное Примакову, грузинские дипломаты назвали встречу "абсолютной заслугой российского МИДа"."

Слова благодарности адресовали Борису Ельцину и Евгению Примакову и Эдуард Шеварднадзе, и Владислав Ардзинба. Оба они положительно оценили итоги встречи. Шеварднадзе назвал это крупным политическим событием, "главным результатом которого стало преодоление сложнейшего психологического барьера." "Был сделан очень важный шаг для установления доверия, - сказал президент Грузии, - без которого невозможно окончательно достичь урегулирования конфликта." И абхазский лидер отметил, что только сейчас у него появилась уверенность в том, что " рано или поздно пути решения проблемы будут найдены."

И, несмотря на большое количество друзей Примакова в Тбилиси и его любовь к Грузии, никаких послаблений и надежд на то, что он как-то повлияет на двусторонние российско-грузинские отношения, быть не могло. По словам Петра Мамрадзе: "мы должны четко различать Евгения Максимовича Примакова как государственного деятеля, политика, дипломата, авторитета, служившего государственным интересам Российской Федерации, и Женю Примакова, который с младенчества жил в Тбилиси, вырос здесь и приобрел много друзей. Все в Тбилиси знали его как человека, который никогда не изменится и всегда поможет."

Комментарии прозвучали на брифинге, который состоялся после подписания документа в резиденции правительства Грузии.

Эдуард Шеварднадзе: "я бы назвал эти встречи большим политическим событием, главным результатом которого является преодоление сложнейшего психологического барьера, который существует между нами [ ... ] [принятый документ]" создаст хорошую основу для дальнейшего прогресса на пути примирения двух народов - грузин и абхазов. Это знаковый документ в наших отношениях [ ... ]. у нас был очень деловой и принципиальный разговор, который проходил в атмосфере полной искренности. В результате были предприняты крайне необходимые шаги по укреплению доверия, без которого невозможно окончательное урегулирование конфликта." Шеварднадзе также подчеркнул, что достигнутые на переговорах результаты во многом являются заслугой Евгения Примакова и, конечно, президента России Бориса Ельцина, который выступил инициатором встречи."

В. Ардзинба: "состоявшиеся переговоры и подписание документа "были крайне необходимы с точки зрения восстановления доверия между абхазами и грузинами. Состоялось плодотворное обсуждение проблем, которое прошло в очень конструктивной атмосфере [ ... ]. рано или поздно мы обязательно найдем ключи ко всем проблемам, включая возможность восстановления нормальной жизни для людей, пострадавших от войны, и их возвращения в свои дома."

Евгений Примаков:"то, что Шеварднадзе и Ардзинба впервые после окончания конфликта подписали совместное двустороннее заявление, - это событие особого значения [...]. к сожалению, нам пока не удалось договориться по всем вопросам, но постоянные контакты будут существенно способствовать продвижению к этим договоренностям."

3.3 " сочинский процесс»

Как уже говорилось, заключение Сочинского соглашения в Грузии вызвало резкую и порой весьма противоречивую реакцию. Уже в день подписания Сочинского соглашения в Тбилиси состоялся митинг трехсот звиадистов, призывавших воевать до конца и обвинявших Эдуарда Шеварднадзе в позорном проигрыше войны. И. Церетели призвал все стороны объединиться для борьбы против главы государства, заявив, что Гитлер был более прогрессивным для Германии, чем Шеварднадзе для Грузии. Некоторые политические деятели настаивали на отмене Сочинского соглашения и возобновлении военных действий. Однако самой большой опасностью для грузинских властей была возможность раскола в самом лагере. Противоречия между Шеварднадзе и Сигуа, Шеварднадзе и Иоселиани при наличии крайне радикальной оппозиции в парламенте, а также фактор Китовани, опозоренного и обиженного, но все же влиятельного и воевавшего в Абхазии, который тогда крейсировал через Западную Грузию "с непонятными намерениями", создали крайне сложный фон, угрожавший необратимыми последствиями для самого грузинского государства.

Вернувшиеся из Абхазии 31 июля войска, верные л. Кобалии, разогнали местные власти и установили свою власть в Сенаки. Ситуация в Западной Грузии стала предметом личной беседы Иоселиани и Шеварднадзе в кабинете главы государства 31 июля. Иоселиани добивался согласия на отправку Мхедриони в Западную Грузию. Шеварднадзе сначала колебался, но потом дал свое согласие, и 1 августа боевики Мхедриони на автобусах отправились в зону конфликта. 2 августа Эдуард Шеварднадзе заявил в эфире грузинского радио, что сторонники Гамсахурдии преследуют одну цель - "сделать все, чтобы в Грузии не было стабильности, чтобы война в Абхазии не закончилась."

Между тем давление на Шеварднадзе было настолько сильным, что 31 июля он сделал очередное заявление о готовности уйти в отставку, "если это сможет предотвратить столкновения в Грузии"." А 3 августа глава грузинского государства предложил выразить вотум доверия или недоверия ему. Однако парламент не голосовал по этому вопросу и тем самым выразил ему вотум доверия. Но это не могло привести к стабилизации ситуации. Симптоматичен для того времени следующий случай. 3 августа около 20.00 трое пьяных солдат ворвались в торговый магазин на проспекте Церетели в Тбилиси. Размахивая оружием, они требовали бесплатно выдавать им импортные сигареты и алкогольные напитки. Сотрудники магазина отказались выполнить эти требования, после чего злоумышленники открыли огонь из автоматического оружия по витринам магазина, ранив проходившую мимо женщину и ее трехлетнего ребенка. Прибывший наряд полиции задержал бандитов. Ими стали командир одной из воинских частей грузинской армии майор М. Инашвили, заместитель командира одной из частей подполковник А. Элбакидзе и командир разведгруппы старший лейтенант А. Джохадзе. После их задержания мгновенно собралась толпа примерно в 100 человек, выхватила преступников из рук правоохранителей и организовала самосуд на месте. Старший лейтенант Джохадзе был избит до полусмерти и скончался на месте. Двое других в тяжелом состоянии были доставлены в городские больницы. В то же время следует отметить, что этот случай бесчинств, совершенных защитниками "территориальной целостности", не был единичным.

Между тем 5 августа Эдуард Шеварднадзе, выступая на экстренном заседании парламента, заявил о необходимости введения в стране режима чрезвычайного положения как единственного способа не допустить сползания Грузии в анархию и коллапс. В частности, он отметил: "коррупция и воровство достигли беспрецедентных масштабов и приобрели особенно циничный характер. Разворовывалось буквально все: и наше стратегическое сырье, и помощь, которую нам присылали из-за границы. Даже солдаты, воюющие в Абхазии, получали только двадцать процентов выделенного продовольствия и других необходимых товаров. Остальное было засунуто в чей-то карман."

Тем не менее газета "Иберия-Спектр" в своем номере от 18-24 августа 1993 года опубликовала интервью с 3. Гамсахурдиа, в котором он заявил, что "воинские формирования" господина л. Кобалии " являются законными, поскольку они остались верны присяге, данной президенту. Он предупредил, что в Мегрелии готовится "вторая волна", и если Шеварднадзе не откажется от своей авантюрной политики, "его преступные группировки будут уничтожены, и на этом все закончится." Он призвал население не подчиняться "действующим незаконным властям и добиваться их устранения, но мирным путем, без гражданской войны". в то же время с 20 по 25 августа в Западной Грузии состоялся ряд встреч и переговоров между представителями официальных властей и Л. Кобалией. В частности, Г. Каркарашвили, т. Хачишвили, А. Абашидзе, Д. Иоселиани встречались с лидером вооруженной оппозиции. Они обсудили вопрос об официальном статусе Кобальских войск в Вооруженных силах Грузии. Однако эти переговоры закончились безрезультатно, и уже 26 августа отряды Кобалии захватили два рыболовецких сейнера в селе Анаклия и предъявили ультиматум руководству местных администраций: обменять суда на танки и боеприпасы. 27-28 августа, по сообщениям некоторых СМИ, из Сухума в Поти был отправлен корабль с военной техникой для усиления позиций правительственных войск в городе. Отряды Мхедриони были направлены в Поти и Самтредию.

1 августа в Кутаиси у храма Баграта был организован многотысячный примирительный митинг с участием Ильи II, в котором также приняла участие делегация из оккупированной части Абхазии во главе с Л. Маршанией. Однако примирения не получилось, так как уже в 4 часа утра 28 августа Кобалия заняла города Сенаки, Хоби и Абаша. Получалось, что как только в Грузии изобреталась Акация примирения, обязательно начиналась война или эскалация напряженности. Так было и до вторжения в Абхазию. В то же время звиадисты без всякого сопротивления ввели свои соединения в Абашу и Хоби. Столкновения произошли только в Сенаки, где в ходе перестрелки погибли 2 человека и 4 получили ранения. Звайдисты ввели в город танки и бронетранспортеры, в передаче которых обвинили Китовани. Сам экс-министр обороны, выступая по грузинскому телевидению, назвал произошедшее провокацией, явно подразумевая власти, и назвал Кобалию человеком слова, с которым можно и нужно договариваться. Ответ правительства начался с переброски войск в Самтредию и Поти, которые граничат с оккупированными районами.

Шеварднадзе назвал активизацию звиадистов акцией, направленной на погружение Республики в хаос. Он сказал: "Они прекрасно знают, что это грозит Тбилиси голодом." Но в то же время захват Сенаки звиадистами и блокада Поти в определенной степени сыграли на руку Эдуарду Шеварднадзе, который таким образом получил новое оправдание крайне медленного вывода грузинских войск из Абхазии. 25 августа истек очередной срок вывода войск; абхазы вновь согласились его продлить, поскольку грузинское командование достигло договоренности с российскими военными о вывозе тяжелой техники морем на десантных кораблях. Но когда пришло время погрузки, грузины вступили в конфликт с русскими, желая отплыть на том же корабле и, более того, получить обратно опечатанные ворота, которые были доставлены по контракту на склады российских военных баз, снятые с разведенной бронетехники (как грузинской, так и абхазской). Грузины заявили, что для обороны от звиадистов им понадобится тяжелое вооружение в Грузии. Тогда грузинские военные стали отказываться вывозить технику в осажденный Поти. Как уже отмечалось, Абашидзе решительно выступал против идеи вывоза техники через Батуми, не желая допустить грузинские войска в Аджарию.

Между тем 30 августа Эдуард Шеварднадзе направил мегрельскому лидеру послание, в котором призвал отказаться от конфронтации, сохранить единство и территориальную целостность Грузии, национальное единство. Однако 3 сентября в Зугдиди состоялось заседание Гамсахурдинского парламента, на котором с докладом выступил бывший премьер-министр В. Гугушвили. Было объявлено, что его правительство возобновляет операции на территориях, контролируемых Кобалией, и Гамсахурдиа заявил, что дни хунты сочтены. 6 сентября Шеварднадзе, выступая по национальному радио, заявил, что существует реальная опасность новой гражданской войны в Грузии из-за событий в Мегрелии.

В ночь на 10 сентября в Кабулети безрезультатно завершились переговоры между вице-премьером Грузии А. Маргиани и В. Кобалией3. В ответ на это 11 сентября на заседании общества "Тифилисели" (Тифилисец) Шеварднадзе сказал: "Хватит говорить о нашем вкладе в развитие человечества, народ устал от демагогии. Пора принимать решительные меры." На том же заседании глава Грузии заявил, что поставит перед парламентом вопрос о введении в стране чрезвычайного положения. 12 сентября был сформирован новый Кабинет министров, который Шеварднадзе представил на заседании в Кутаиси. По его словам, вопрос о введении чрезвычайного положения будет поднят на заседании парламента 14 сентября. В то же время глава Грузии заявил: "те, кто не сложит оружие, будут уничтожены" 5, имея в виду бандформирования.

в сентябре на заседании грузинского парламента Д. Иоселиани обвинил Э. Шеварднадзе в стремлении узурпировать власть и установить диктатуру. Источником напряженности между Шеварднадзе и Иоселиани на этот раз стало решение об отстранении министра внутренних дел т. Хачишвили, ставленника Иоселиани, и совмещение обязанностей Э. Шеварднадзе как главы государства и Министерства внутренних дел, а также запланированная операция по ликвидации действовавшей в Рустави вооруженной группы из 120 человек, для чего планировалось ввести в город отряд полиции и войск численностью 500 человек. У Иоселиани были личные "воровские" интересы, так как Шеварднадзе через правоохранительные органы обратился к другому своему протеже-руководителю филиала Мхедриони в Рустави т. Талахадзе. Ни один торговый киоск не мог быть открыт без его разрешения. Руставский отряд "Мхедриони" имел значительное количество оружия, боеприпасов и военной техники. Талахадзе использовался для торговли оружием и наркотиками. По словам Шеварднадзе, решение о проведении операции в Рустави было вынужденным и основывалось на сложившейся там ситуации и терроре, которому подвергся город со стороны этой группировки.

В ответ на эти упреки Иоселиани Шеварднадзе заявил, что не видит никакого смысла в таких условиях находиться на посту главы государства и уходит в отставку. "Если вы хотите иметь главу государства, который может плевать ему в лицо и оскорблять его, то у меня это не получится", - сказал Шеварднадзе после выступления Иоселиани. Глава Грузии придал своему демаршу политический оттенок, потому что был уверен, что никуда не уйдет, и, видимо, не хотел оставаться и быть человеком, ушедшим в отставку из-за разборок государства с преступностью. Что касается его ухода с политической сцены: он так много сделал для своего продвижения к единоличной власти в Грузии, что теперь, когда он устранил своих главных конкурентов, у которых был самый важный аргумент в споре с ним - военная сила, он не мог уйти. И, очевидно, он не боялся политических оппонентов, потому что интриги и закулисные игры - это было кредо самого Эдуарда Шеварднадзе. Так что его заявление об отставке было просто политическим демаршем. Между тем заявление об отставке вызвало ажиотаж в парламенте, и даже сам" смутьян " Иоселиани вышел и заявил, что остается сторонником Эдуарда Шеварднадзе и считает, что тот не должен уходить в отставку. В то же время Г. Каркарашвили, прибывший на заседание, заявил, что армия и он лично поддерживают Э. Шеварднадзе.

Вечером тысячи людей собрались перед парламентом и буквально на коленях попросили Шеварднадзе изменить свое решение. Парламент также не принял его отставку, явно опасаясь последствий такого шага и ответственности, которая на него свалилась. К Шеварднадзе обратился Илья II, который от имени православной паствы призвал его не покидать свой пост ради спасения страны. Шеварднадзе, выступая перед собравшимися, заявил, что готов изменить свое решение в случае введения чрезвычайного положения и роспуска парламента сроком на три месяца. Глава Грузии также заявил, что деструктивные силы Грузии разработали целую программу, направленную на то, чтобы заставить его покинуть власть. В частности, в свое время, по его словам, даже был разработан план сдачи Сухума. 15 сентября парламент Грузии принял решение приостановить свою работу на время чрезвычайного положения, то есть на два месяца. Из 156 человек, проголосовавших против приостановления работы парламента, только 5 депутатов проголосовали против3. В то же время глава Грузии заявил, что намерен ввести чрезвычайное положение с 20 сентября. 15 сентября Шеварднадзе прибыл в Кутаиси, где накануне, в ночь с 14 на 15 сентября, активно действовала антиправительственная группировка в Западной Грузии. В то же время представитель Западногрузинской администрации из Зугдиди М. Чухуа заявил, что в регионе не было ни боевых действий, ни жертв. Однако Шеварднадзе отдал приказ начать операцию против звиадистов.

Заметно укрепилась позиция России как посредника в урегулировании грузино-абхазского конфликта. Вполне понятно, что поведение Москвы в этом вопросе во многом будет зависеть от соблюдения Тбилиси ряда военно-стратегических позиций, которые давно стали предметом открытой торговли.


Глава 4. Эволюция позиции Грузии по конфликту

.1 признание независимости Абхазии: изменение роли России в урегулировании конфликта

События августа 2008 года в военном плане затронули Абхазию лишь косвенно. Главным театром "пятидневной войны", в которой Россия принимала непосредственное участие, была Южная Осетия. Тем не менее руководство Республики Абхазия воспользовалось сложившейся ситуацией. 9 августа 2008 года абхазские вооруженные формирования фактически открыли второй фронт и, не встречая жесткого сопротивления, взяли под контроль Кодорское ущелье. Грузинские военные, полицейские подразделения и "правительство Абхазии" покинули территорию Кодори.

Таким образом, впервые с 1993 года непризнанная республика установила полный контроль над территорией бывшей Абхазской АССР. 26 августа 2008 года Россия стала первым государством, признавшим независимость Республики Абхазия, а 30 августа 2008 года Грузия вышла из московских соглашений 1994 года.

Признание государственной независимости открыло новую страницу в истории абхазской государственности. Впервые после распада СССР был создан прецедент признания независимости не Союзной, а автономной республики. Результаты непризнанного государственного строительства были узаконены во внешнем мире. Косвенно эта легитимация была признана не только Россией и четырьмя государствами, поддержавшими Москву, но и Западом. Абхазия получила доступ к Женевским дискуссиям по вопросам стабильности и безопасности на Южном Кавказе, которые начались 15 октября 2008 года. Хотя абхазские представители выступают там не как официальные дипломаты, а как "эксперты", само их участие в многосторонних дискуссиях по гуманитарному развитию и предотвращению инцидентов свидетельствует о признании политической субъектности Абхазии.

ЕС также демонстрирует свою заинтересованность в "вовлечении Абхазии" без ее прямого признания. Так, во время визита в Сухуми в марте 2010 года шведский дипломат Петер Семнеби, тогдашний спецпредставитель ЕС по Южному Кавказу, заявил: "Наша политика не может состоять только в непризнании, потому что она не даст никаких результатов и будет контрпродуктивной."

Волнообразному росту влияния России в военно-политической сфере способствовало признание независимости Абхазии. С формированием нового статус-кво изменился и характер российско-абхазских двусторонних отношений. Миротворцы были заменены военными и пограничниками, целью которых является прямая поддержка этнополитического самоопределения Абхазии, а не поддержание режима прекращения огня между ней и Грузией. 30 апреля 2009 года Россия и Абхазия подписали соглашение "о совместных усилиях по охране государственной границы Абхазии", которым было создано Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации в Республике Абхазия. Первый форпост этого отдела в селе Пичора Гальского района был открыт 8 декабря 2010 года.

в феврале 2010 года Москва и Сухуми договорились о создании совместной военной базы российских войск на территории Абхазии. В 2010 году Россия выделила Абхазии 1,8 миллиарда рублей безвозмездной помощи. При этом подвижной баланс за 2011 год составил 1,2 млрд рублей. Все эти факты российского покровительства позволяют некоторым авторам сделать вывод о том, что Абхазия стала не только частично признанной республикой, но и "протекторатом Российской Федерации".

Наверное, сегодня еще рано делать выводы о формировании полноценного протектората.

Однако после августа 2008 года тема "грузинской угрозы" стремительно маргинализировалась в Абхазской политике и массовом сознании. Показательно, что президентские выборы в Абхазии, состоявшиеся в декабре 2009 года, прошли впервые после грузино-абхазского вооруженного конфликта 1992-1993 годов без навешивания ярлыков на оппонентов как на "прогрузинских политиков". На первый план выходят два вопроса:

Качество обретенной независимости и государственности.

"Цена" русского патронажа (военно-политическое и социально-экономическое проникновение России в Республику).

Эти вопросы стали основной темой обсуждения кандидатов на пост главы республики в декабре 2009 года. Президентские выборы 2009 года стали первыми с точки зрения обсуждения вопроса о признании независимости. Они были очень специфичны, как и в предыдущей кампании, в которой приняли участие 5 кандидатов.

Хотя Сергей Багапш победил на выборах с результатом 61,16% голосов, при котором совокупный потенциал его четырех оппонентов составил 34,01%.

В то же время два политических соперника Багапша С. В. (экс-вице-президент Хаджимба Р. Д. и экс-депутат Бутба Б. Т.) критиковали власти за излишнюю уступчивость России и игнорирование собственных интересов Абхазии - здесь, прежде всего, речь шла о передаче стратегически важных объектов Абхазии Российской Федерации. Однако критика властей не могла повлиять на политическое соглашение о политико-правовом статусе Абхазии, которое было сформировано в начале 1990-х годов. Главной особенностью кампании 2009 года стала сдержанность Кремля. И особенно в 2004-2005 годах кремлевские власти старались использовать как можно больше возможностей, чтобы не вмешиваться в избирательный процесс. Во время предвыборной кампании премьер-министр России Владимир Путин даже провел встречу с оппозиционным кандидатом Р. Д. Хаджимбой, чего никогда не делалось в дипломатической практике постсоветской России.

Таким образом, Российская Федерация заменила Грузию в качестве главного регулятора абхазской внутриполитической и внешнеполитической повестки. Сегодня в российско-абхазском партнерстве существует несколько групп противоречий. Во-первых, объем и масштабы внедрения российского бизнеса, и особенно крупного капитала, в экономику Абхазии, которой после военного конфликта 1992-1993 годов не хватало приватизации или интеграции в комплексные и международные проекты. Во-вторых, вопросы увеличения военного присутствия. В-третьих, существуют проблемы собственности, так как этнополитический конфликт на протяжении многих лет препятствовал полноценному развитию частной собственности, заменяя ее этническим правом "владеть землей". В-четвертых, возможность широкого международного признания, которая, несомненно, является одной из главных для Сухуми и головной болью для Москвы, поскольку сразу же ставит под сомнение ее особые интересы в этом регионе.

Внезапная смерть 29.05.20011 года второго президента Абхазии С. В. Багапша поставила частично признанную республику перед новыми сложными проблемами. До этого события ничто не предвещало острой внутриполитической борьбы в Абхазии. Следующие парламентские выборы должны были состояться в 2012 году. Законодательная власть в Абхазии, конечно, играет важную роль, но все же подчиненную по сравнению с президентской. А сам глава государства должен был быть избран только в конце 2014 г. С. В. Багапш ушел из жизни в самый разгар своего президентского срока. Он лишь заявил о готовности покинуть пост президента после окончания двух президентских сроков. Столь внезапный уход президента Багапша был воспринят абхазским обществом крайне болезненно, поскольку за все 6 лет своего президентства он проявил умение находить компромисс, вести переговоры в различных сложных ситуациях. В истории Абхазии с его именем связаны два прецедента: цивилизованная передача верховной власти и признание независимости республики.

В досрочных президентских выборах, состоявшихся после смерти Багапша, приняли участие три видных политика Абхазии: Анкваб А. З.-вице-президент на май 2011 года, Шамба С. М.-глава правительства, а до этого много лет возглавлявший министерство иностранных дел, и Хаджимба Р. Д.-несостоявшийся преемник Ардзинбы В. Г. и занявший второе место в президентских кампаниях 2004/2005 и 2009 годов. В отличие от выборов 2004 года, кампания начала 2011 года была не столь острой. Это было больше похоже на первые президентские выборы в Абхазии после признания независимости республики в декабре 2009 г. были также опасения, что после смерти Багапша может произойти крупный внутриполитический раскол с серьезными последствиями. Эта избирательная кампания прошла без особых происшествий. Два главных лидера выборов, Анкваб и Шамба, покинули свои посты, вступив в гонку в июле 20011 года и передав временное президентское руководство спикеру парламента РА Ашубе Н.Н. республиканское телевидение обеспечило всем кандидатам равное эфирное время. Все кандидаты в президенты подписали Хартию о честных выборах. Однако исключением из общего правила стала скандальная история и демонстрация интервью бывшего министра обороны Грузии Китовани Тенгиза, в котором он заявил о связи Анкваба А. З. с грузинскими спецслужбами. Абхазский политолог Ираклий Хинтба отметил, что " люди устали от этой темы. После войны у нас выросло целое поколение. Кроме того, есть общественный запрос на честные выборы. И когда кто-то грубо нарушает его, людям это может не понравиться."

Но в предвыборной кампании 2011 года была своя интрига. До самого последнего дня нельзя было сказать, кто победит. И даже в партии "Единая Абхазия" - абхазском клоне "Единой России" -в ходе избирательной кампании произошел раскол. Среди кандидатов Анкваба и Шамбы симпатии разделились. Несмотря ни на что, абхазская элита решила ряд важных краткосрочных и среднесрочных задач. Выборы прошли без потрясений, переворота, и Абхазия в очередной раз доказала Грузии и всему миру, что власть в стране передается от одного лидера к другому мирным путем и через выборы. В первом туре Анкваб А. З. победил с 54,86% голосов, и эта убедительная победа совершенно отличалась от белорусских или среднеазиатских триумфов. Противники Анкваба также получили солидную поддержку избирателей. Сергей Шамба - 21,04%, Рауль Хаджимба-19,83%. В результате совокупный потенциал двух проигравших президентов составил 40%..

По завершении внеочередных президентских выборов перед Абхазией остались следующие приоритетные вопросы: выстраивание политической преемственности меежу курсом ушедшго Багапша С.В и его преемником; дальнейшее качественное развитие государственных институтов (правительство, парламент, президентская администрация, службы безопасности); улучшение и гармонизация межэтнических отношений (грузинское население Гальского района, армянская община) и минимизация этнократических установок (поскольку подавляющее большинство в республике составляет «титульный этнос»); выстраивание стратегических отношений с Россией с одновременной диверсификацией внешнеэкономических и внешнеполитических контактов, поскольку без этого сложно добиться широкого международного признания; ведение диалога с Тбилиси по гуманитарным вопросам и предотвращению пограничных инцидентов с выходом на политическую нормализацию (что не тождественно признанию грузинского суверенитета с сохранением территориальной целостности Грузии).

Закон об оккупированных территориях Грузии.

Как я писала раннее, после «пятидневной войны» последовало признание независимости Абхазии Россией и еще несколькими суверенными государствами. У Грузии было иное представление о признании Абхазии, а именно - признание Абхазии оккупированной Россией территорией.

октября 2008 года Парламентом Грузии в 3-ем чтении был принят закон «Об оккупированных территориях».

Основные положения

В законе говорится, что его положение распространяется на территорию Абхазии, Южной Осетии, на акваторию черного моря и так далее. Отмечается ограничение на въезд иностранных граждан и лиц без гражданства. Также, любые сделки, совершённые на обозначенных территориях и не оформленные в соответствии с законодательством Грузии, считаются недействительными. Обретение права на имущество допускается только через получение наследства. Запрещена любая экономическая деятельность, которая требует лицензирования и потверждения. Запрещаются международное воздушное, морское и железнодорожное сообщение, а также международные перевозки автомобильным транспортом. Запрещаются пользование государственными ресурсами, денежные переводы, а также финансирование деятельности, указанной в законе.

Российская Федерация, в данном законе, объявлена государством, которое осуществляет военную оккупацию.

Органы власти, которые не созданы в порядке, установленном законодательством Грузии объявляются вне закона.

Нарушители закона несут ответственность, предусмотренную законодательством Грузии

Закон имеет обратную силу и распространяется на отношения, возникшие с 1990 года.

«Установив указ «Об оккупированных территориях», Грузия с юридической стороны подчеркнула Российскую Федерацию в качестве конфликтной стороны, а Южная Осетия и Абхазия были перемещены из категории субъектов в ряд объектов конфликтогенной ситуации. Из этого следует, что происходит как отрицание властными структурами Грузии свободы людей данных республик и их права на самоопределение, таким образом и отвержение собственной ответственности за начало боевых действий (в 1992 г. и 2008 г.), а кроме того пренебрежительное отношение к законным опасениям жителей Абхазии и Южной Осетии в связи угрозой, которая исходит от Грузии и, соответственно, необходимость граждан в гарантии безопасности.

«Принятие закона «Об оккупированных территориях» положило начало создания грузинским руководством правовой базы, которая не просто регламентировала все сферы взаимодействия Абхазской Республики с внешним миром, но и ограничивала контакты подобного рода». Также грузинское руководство выдвинуло требование признать Российскую Федерацию как участника «оккупационной силы», вызвавшее большие противоречия в международном сообществе, которое в последствии высказало свои замечания грузинским властям по поводу содержания закона. «Эти замечания вкупе с вышедшим докладом международной комиссии о конфликте 2008 года кардинально изменили вектор взаимоотношений международного сообщества с действующим руководством Грузии» Во избежании дальнейшей критики со стороны зарубежных государств, грузинской стороне стало необходимо переработать старый документ таким образом, чтобы он полностью соблюдал интересы Грузии, но при этом приобрел бы вид конструктивного шага в урегулировании конфликта. Таким документом стала «Государственная стратегия в отношении оккупированных территорий», где основной акцент был сделан на «усилении доверия» и приоритетном удовлетворении нужд «бедствующего населения». Одной из причин ее появления стали неоднократные заявления представителей Европейского Союза (ЕС) о том, что страны - члены ЕС будут придерживаться позиции «непризнания, но вовлечения». «Государственная Стратегия в отношении оккупированных территорий» носит двойственный характер: с одной стороны, ее преамбула ставит вполне гуманистическую цель - обеспечение светлого будущего гражданам, с другой (политической) стороны она нацелена на то, чтобы включить в состав населения Грузии жителей Абхазской Республики. Анализ данного документа показал, что в нем присутствуют прямые отсылки к ранее принятому закону «Об оккупированных территориях».

Согласно отдельным положениям Стратегии, все без исключения сферы взаимодействия населения Абхазской Республики с иностранными государствами находятся под контролем грузинских властей: контакты осуществляются только лишь через грузинскую сторону или в том случае, если грузинские власти выступают посредниками в таком взаимодействии. По сути это означало принятие переходной модели, в соответствии с которой, все без исключения жители Абхазской республики, со временем были бы выведены из юрисдикции абхазских властей и переведены в правовое поле Грузии. Согласно вышеназванному документу главным условием реинтеграции должен был стать процесс «деоккупации», что означало вывод войск Российской Федерации с территории Абхазской Республики, которые она позиционировала как самый прочный гарант.

Подводя итог необходимо сделать вывод о том, что после принятия Стратегии положение Абхазской республики осталось прежним, то есть речь в действительности шла не о качественно новой стратегии, а вероятнее о новой тактике грузинских властей по сохранению своих интересов и продолжению изоляции Абхазской Республики.

4.2 Женевские консультации (2008-2016 гг.)

Женевские дискуссии - важнейший внешнеполитический форум, на котором высокие представители мировых организаций - ООН, ОБСЕ и Евросоюза, а также высокие представители великих держав - Российской Федерации и США, обсуждают с делегациями Абхазии, Южной Осетии и Грузии пути поствоенного урегулирования. На данный момент это - единственный внешнеполитический форум, на котором делегация Республики Абхазия участвует на равных с делегациями других стран и организацией. Само по себе это - яркое подтверждение международной правосубъектности нашей страны. В Женеве обсуждаются важные аспекты безопасности, многие гуманитарные проблемы. Помимо официальных переговоров, в Женеве абхазская делегация приводит весьма интенсивный диалог и вне официального формата. Кроме того, на Женевских переговорах "обкатываются" кадры молодой абхазской дипломатии, ведь это отличная «дипломатическая школа» наивысшего уровня! В целом, кроме Женевского форума, ничего другого у нас на данный момент нет, и задача состоит в том, чтобы использовать его возможности с максимальной эффективностью. Поэтому, в точном соответствии с указаниями президента Республики Абхазия, делегация нашей страны продолжит свое участие в международных дискуссиях в Женеве.

В соответствии с договоренностями Д.А.Медведева - Н.Саркози от 12 августа и 8 сентября 2008 г. 15 октября 2008 г. в Женеве открылись международные дискуссии по проблематике Закавказья. Их основная цель - обеспечение прочной безопасности Абхазии и Южной Осетии. Во встречах участвуют представители Абхазии, Грузии, Южной Осетии, России, США при коллективном сопредседательстве ЕС, ООН и ОБСЕ.

В феврале 2009 г. была достигнута договоренность о создании на границах Абхазии и Южной Осетии с Грузией совместных механизмов по предотвращению и реагированию на инциденты. В апреле 2009 г. был запущен МПРИ в районе грузино-югоосетинской границы (н.п.Эргнети), а в июле 2009 г. - на грузино-абхазской границе (г.Гал). Механизмы подразумевают проведение ежемесячных (а в случае необходимости и чаще) встреч, чтобы решать возникающие споры и инциденты. Создана круглосуточная горячая линия связи. В работе механизмов участвуют представители всех местных структур, отвечающих за правопорядок и безопасность, включая российских военных и пограничников, а также ЕС (в обоих механизмах), ООН (на абхазо-грузинской границе) и ОБСЕ (на югоосетино-грузинской границе). В настоящее время грузино-абхазский МПРИ не работает.

По словам министра иностранных дел Абхазии В.Чирикба: «на 14-м раунде Женевских дискуссий по безопасности в Закавказье, состоявшемся 16 декабря, «абсолютно никаких результатов не достигнуто».

Никакого продвижения вперед не произошло благодаря неконструктивной позиции Грузии, которая отказывается обсуждать все возможные шаги на пути к достижению соглашения о неприменении силы. Эта позиция поддерживается делегацией США.

Грузины считают, что их президент уже сделал заявление, и дальше говорить не о чем в плане соглашения о неприменении силы. Известно, что они рассчитывают на то, что Россия также такое заявление сделает. Однако Россия не считает себя стороной в конфликте и поэтому от этого отказывается вполне правомерно.

По его мнению, «нужно, чтобы в сознании грузин произошел какой-то перелом и они поняли, что без соглашения о мире с Абхазией и Южной Осетией достичь урегулирования невозможно».

В группе по гуманитарной тематике состоялся "обмен мнениями по конкретным экономическим и гуманитарным проектам, обсуждались вопросы беженцев, оказания гуманитарной помощи, проекты в социально-экономической области". Об этом рассказал на пресс-конференции глава российской делегации, заместитель министра иностранных дел Григорий Карасин, подводя итоги состоявшегося в Женеве 14-го раунда консультаций.

Были обсуждены «назревшие вопросы о мерах доверия, которые могут продвинуть вперед дело стабильности в регионе», признав, что «есть определенные позитивные подвижки». В частности, уточнил российский дипломат, возобновил деятельность МПРИ - механизм по предотвращению и реагированию на инциденты на грузино-югоосетинской границе.

Глава грузинской делегации на Женевских дискуссиях Гига Бокерия не скрывал «глубокого разочарования» от вчерашней встречи. Его возмущение вызвало то, что Россия не только отказывалась брать на себя обязательства о неприменении силы, но и то, что она «фиксировала нечеткую позицию, существует ли вообще договор Медведева-Саркози».

В этом отношении грузинская сторона была недовольна тем, что сопредседатели дискуссий не зафиксировали «твердой позиции».

Вопрос демаркации линии разъединения между Абхазией и Грузией. Демаркация необходима ввиду того, что прохождение ряда участков границы вызывает разночтения абхазской и грузинской сторон, что может быть чревато возникновением конфликтов и обострением ситуации».

Чтобы предотвратить в дальнейшем конфликт по этому поводу, абхазская сторона, предложила создать рабочую группу между Абхазией и Грузией.

Содержанием политики Грузии в отношении изменившихся реалий после августа 2008 г. стала концепция «деоккупации» и стратегия непризнания, базирующиеся на интернационализации природы и характера грузино-абхазского конфликта и попытках «наказать» Россию через международно-правовые и политические инструменты. Игнорирование этнополитического измерения грузино-абхазского противостояния, выраженное в непризнании Сухума в качестве субъекта конфликта и стороны переговоров, создает препятствия к трансформации контекста конфликта. На фоне сохранения общей приверженность внешних акторов к «старым», неэффективным подходам наблюдаются позитивные изменения в политике Европейского Союза. Срыв данной положительной тенденции может способствовать кристаллизации геополитической ситуации на Южном Кавказе, предполагающей глубинные разломы по линиям международного противостояния. Абхазская сторона практически не подает сигналов относительно разрешения конфликта с Грузией. Грузия отодвигается на второй план, происходит сознательное игнорирование важности диалога и необходимости разрешения все еще существующего конфликта. У опрошенных в Абхазии экспертов не наблюдается свежих идей относительно трансформации конфликта в новых реалиях. Существующая ситуация еще больше отдаляет Абхазию от Грузии, и Абхазию от Запада. Эта тенденция, хоть и воспринимается положительно частью абхазского общества, по своей сути угрожает политическим целям абхазского народа - независимости и международному признанию Абхазии.


Заключение

После окончания военных действий, между Абхазией и Грузией, при посредничестве ООН, России и при участии ОБСЕ, были начаты переговоры, главным вопросом которых был вопрос о дальнейших взаимоотношениях этих двух стран.

Рассматривая этапы данного конфликта, можно отметить, что главными игроками до 1989г были абхазы и грузины, но а после, последовательность была такова - грузины и абхазы, затем следует Россия, затем США, но, в отличие от американцев, европейцы ведут себя сдержаннее, затем идет Северный Кавказ, ведь именно Дудаев обратился по радио к абхазам и сказал, что готов оказать поддержку, а далее роль в урегулировании играют уже такие страны, как Турция и другие державы Ближнего Востока, которые лишь косвенно могут повлиять на конфликт;

Проанализировав значимость международного сообщества в решении грузино-абхазского, допускается сделать некоторые выводы. Деятельность международных организаций, хоть и многократно подверглось критике с двух сторон, все же носит конструктивный характер. Абхазия выдвигает обвинение ООН и ОБСЕ в попустительстве силовым акциям со стороны Грузии и пытаются апеллировать к праву наций на самоопределение. Тем временем, Грузия критикует международные организации за, якобы, поддержку сепаратизма. К тому же, Грузия ссылается на нормы международного права, которые предусматривают сохранение территориальной целостности стран в их зафиксированных официально границах. Нужно отметить, что до этих пор, руководствуясь именно этими нормами, международное сообщество, не признает Абхазию в качестве самостоятельного государства.

Международные организации пытаются играть роль «третейского судьи», сохранять объективность своей позиции и не склоняться слишком явно ни на одну из сторон. Нужно отметить, что такая роль не для России, так как она имеет в Грузии слишком явно выраженные геополитические интересы.

Наиболее спорной, в данном конфликте, является роль США и НАТО. В настоящий период ни Америка, ни Североатлантический Альянс не увязывают напрямую свое присутствие в Грузии с этнополитическими конфликтами. Можно предположить, что в данном случае круг интересов этих сил действительно идет гораздо дальше, чем просто урегулирование конфликтов и стабилизация обстановки в регионе.

В целом ситуация в зоне конфликтов на территории Грузии остается непростой, а иногда, напряженной. Эта напряженность еще более увеличилась с началом осуществления США программы оснащения и обучения грузинской армии. Существенно активизировалась поддержка Грузии и со стороны иных стран НАТО, что может говорить о начале процесса включения данного Закавказского государства в Североатлантический блок. Ощутив открытую военную помощь со стороны США и НАТО, правительство Грузии заявляли о возможности силового решения грузино-абхазского конфликта.

Стабильность в зоне грузино-абхазского конфликта во многом зависит от России, от ее готовности использовать, имеющиеся международные, экономические и иные инструменты, для сохранения своего доминирующего присутствия в Абхазии - в регионе, имеющих большое стратегическое значение, от положения в которых зависит стабильность на Кавказе.

В последствии признания Российской Федерацией независимости Абхазии возникли некоторые новые опции и условия для трансформации конфликта. В случае если ранее Абхазия ощущала себе крайне уязвимой, не имеющей надежных союзников страной, то сейчас баланс сил в регионе изменился, укрепилась и уверенность Абхазии в том, что стабильность, и, по крайней мере, физическая безопасность населения Абхазии гарантированы военной мощью Рф. В то же время, подобная ситуация провоцирует игнорирование конфликта как такового, снижение его актуальности в внутренних дискурсах. Следовательно, в абхазских политических кругах пока не наблюдается готовности к выработке новой внешнеполитической стратегии, прагматично учитывающей изменившиеся геополитические реалии и возможности.

Также, после «Пятидневной войны» в августе 2008 г, единственной площадкой, где встречаются представители Грузии и Абхазии, стали Женевские дискуссии, учрежденные согласно Плану Медведева-Саркози. Однако сомнительный статус участников дискуссий, вызванный несогласием Тбилиси с присутствием абхазов в качестве официальных сторон, не позволяет выработать какие-либо юридически обязывающие документы в рамках этого формата. Позиции сторон не просто различны - они все больше отдаляются друг от друга, равно как расходятся в разных направлениях Грузия и Абхазия.

Грузино-абхазский конфликт нельзя урегулировать до тех пор, пока в его основе лежат неравноправные и конкурентные отношения. Таким образом, любые модели урегулирования должны базироваться на принципах паритета. Может быть, наиболее эффективным способом разрешения этнополитических противоречий может стать концепция трансформации конфликта, не предполагающая предопределенного статусного решения, но, в то же время, требующая обращения к реальным потребностям людей и соблюдения их прав.

Как абхазская, так и грузинская сторона, будучи неудовлетворены результатами переговорного процесса, видели причину неудач в неуступчивости друг друга и в неэффективности посредников (Абхазия была недовольна Западом, а Грузия - Россией). В реальности главной проблемой, на мой взгляд, выступает полное отсутствие доверия между сторонами, а также неспособность обоих обществ и политических элит преодолеть отжившие концепции и мифы. Важно найти способ обращения к этим мифам и негативным структурам прошлого с целью сублимировать их отрицательную энергию в позитивные импульсы трансформации конфликта, что может быть реализовано в рамках работы по осознанию прошлого.

Как будет развиваться ситуация в дальнейшем - пока сказать трудно.


Список использованных источников и литературы

1. Документы грузино-абхазского переговорного процесса 1994 - 2005 гг. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.mfaabkhazia.net/tr/node/625#11 (дата обращения 01.03.2017)

. Документы по политической истории Абхазии. Выпуск I. Документы ООН по Абхазии (1992-2009 гг.). Ч. 1,3.

. Резолюции Совета безопасности, резолюция 881: Абхазия, Грузия (4 ноября). [Электронный ресурс] Режим доступа: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N93/609/28/PDF/N9360928.pdf?OpenElement (дата обращения 04.02.2017)

Резолюция 1225 (1999) Совета Безопасности о положении в Грузии. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N99/020/97/PDF/N9902097.pdf?OpenElement (дата обращения 16.03.2017)

. Резолюция 1393 (2002) Совета Безопасности о положении в Грузии. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N02/238/65/PDF/N0223865.pdf?OpenElement (дата обращения 16.03.2017)

. Резолюции Совета безопасности - 1993 резолюция 849: Абхазия, Грузия (9 июля). [Электронный ресурс] Режим доступа: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N93/393/04/IMG/N9339304.pdf?OpenElement (дата обращения 02.02.2017)

. SECURITY COUNCIL RESOLUTIONS - 1993 Resolution № 858 (1993) [Электронный ресурс] Режим доступа: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N93/466/03/IMG/N9346603.pdf?OpenElement (дата обращения 02.02.2017)

. SECURITY COUNCIL RESOLUTIONS - Resolution 876: Abkhazia, Georgia (19 Oct) [Электронный ресурс] Режим доступа: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N93/566/50/PDF/N9356650.pdf?OpenElement (дата обращения 04.02.2017)

. Резолюции Совета безопасности, резолюция 1187 (1998) о положении в Грузии. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N98/223/13/PDF/N9822313.pdf?OpenElement (дата обращения 14.02.2017)

. Резолюции Совета безопасности, резолюция 854: Абхазия, Грузия (6 августа). [Электронный ресурс] Режим доступа: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N93/439/03/IMG/N9343903.pdf?OpenElement (дата обращения 02.02.2017)

. Закон об оккупированных территориях Грузии. Тект закона об окуппированных территориях Грузии [электронный ресурс] режим доступа: http://rrc.ge/cgi-sys/suspendedpage.cgi?lawid=1731&lng_3=ru (дата обращения:01.05.2017)

. Доклад Генерального Секретаря о положении дел в Абхазии, Грузия. 3 марта 1994 г. S/1994/253. С. 5

. «Мы шли на смерть, чтобы жить.» Сборник интервью и выступлений В.Г.Ардзинба.1992-2005. Сухум, 2011.

. Алленов О. «В абхазскую кампанию добавили Грузии». Коммерсант-Daily, №157 (4698), 25 августа 2011г.

. Газета «Республика Абхазия». 6 ноября 1993 г. № 44. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://gazeta-ra.info/archive.php?PAGEN_1=18 (дата обращения: 06.03.2017)

. Газета «Известия» № 148, 7 августа 1993. (дата обращения: 11.03.2017)

. Газета «Известия», № 144, 3 августа 1993 г. С. 1. // [электронный ресурс] режим доступа: http://yeltsincenter.ru/digest/release/den-zadnem-20-iyunya-1992-goda (дата обращения: 11.03.2017)

. Газета «Известия» № 175, 15 сентября 1993 г. (дата обращения: 11.03.2017)

. «Независимая газета» № 175, 15 сентября 1993 г. (дата обращения: 11.03.2017)

. «Независимая газета», № 146, 5 августа 1993 г. (дата обращения: 11.03.2017)

. Питер Семнеби: ЕС не признает Абхазию, но будет развивать с ней отношения. Кавказский узел, 12 марта 2010 г. [Электронный ресурс] Режим доступа: www.kavkaz-uzel.ru/articles/166482 (дата обращения: 20.02.2017)

. «Российское миротворчество в грузино-абхазском конфликте - важный эпизод или упущенный шанс для Грузии», [электронный ресурс] режим доступа: http://politforumi.com/rus/1261/rusetis-mshvidobismyofloba-qartul-afxazur-konfliqtshi---mnishvnelovani-epizodi-anu-dakarguli-shansi-saqartvelostvis.html (дата обращения: 07.05.2017)

. Хинтба И. Деизоляция через Запад: возможности и ограничения. Государственное информационное агенство Республики Абхазия «АпсныПресс». [Электронный ресурс] режим доступа: http://www.google.ru/url?q=http://apsnypress.info/analytic/2882.html (дата обращения 23.05.2017)

. «Экс-глава аппарата Шеварднадзе: Примаков не путал политику и друзей». [электронный ресурс] режим доступа: https://ria.ru/society/20150628/1098501973.html (дата обращения: 07.05.2017)

. Авидзба А.Ф. Отечественная война (1992-1993 гг.). Вопросы военно-политической истории Абхазии. - Сухум, 2008. С. 185-187

. Авидзба А.Ф. Проблемы военно-политической истории Отечественной войны в Абхазии (1992-1993». Книга I, II. - Сухум, 2013. С.177

. Акаба Н., Хинтба И. «трансформация грузино-абхазского конфликта: переосымсление парадигмы» [электронный ресурс] дата обращения: 17.02.2017 http://apsnyteka.org/1154-akaba_khintba_transformatsya_gruzino_abkhazskogo_konflikta_pereosmyslenie_paradigmy.html

. Болотникова О.Р. Территориальная целостность государств и право наций на самоопределение: возможен ли компромисс? // Актуальные проблемы мировой политики и мировой экономики. / Под. Ред. Е.С. Хесина, Н.Е. Злоказовой - М.: Издательство Перо, 2010. С.55,141

. Болотникова О.Р. Этнические конфликты XXI века и проблемы сепаратизма. Совет Федерации Федерального собрания Российской Федерации. Россия в новом веке: внешнеполитическое измерение. Сборник материалов заседаний экспертного совета Комитета Совета Федерации по международным делам. 2009 год. Издание Совета Федерации. - М., 2010. С.71.

. Дудин П.В. Деятельность государственных и военных органов Рос. Федерации по организации и проведению миротворческой операции в Абхазии в 1994-2008 гг. Автореферат на соиск. Ученой степени канд.ист.наук. М., 2010. С. 53

. Жидков С. Бросок малой империи [электронный ресурс] режим доступа: http: ///www.apsuara.ru/lib_zh/zhdkv00.php (дата обращения:04.04.2017)

. Женевские дискуссии по безопасности и стабильности в Закавказье (справка). [электронный ресурс] режим доступа: http://www.mid.ru/ru/maps/ab/-/asset_publisher/raC79Y6r2HN9/content/id/59122 (дата обращения 08.04.2017)

. Захаров В. А., Арешев А.Г. Признание независимости Южной Осетии и Абхазии: История, политика, право.М.: «МГИМО (Университет)МИД России», 2008. - 359 с.

. Зверев А. Этнические конфликты на Кавказе, 1988-1994 гг. / Спорные границы на Кавказе / Под ред. Б. Коппитерса. - М.: Весь Мир, 1996. С.58,61

. Колобов О.А., Сочнев Д.В., Литвинчук В.И. Современные этнополитические конфликты на постсоветском пространстве. Издательство Нижегородского университета». - Н.Новгород, 2008. С.112

. Кубрава А.М. Дорога к сраму… Сухум, 2010. С.495,505,506.

. Кварчелия Л. Грузинская политика в отношении Абхазии: стратегия или тактика/ Лондон: International Alert, 2011. С. 11-15

. Лакоба С. «Абхазия-де-факто или Грузия-де-юре?» (О политике России в Абхазии в постсоветский период. 1991-2000 гг.) [Электронный ресурс] режим доступа: http://apsnyteka.org/104-Lakoba1.html (дата обращения: 02.02.201

. Маркедонов С.М. 266 Де-факто образования постсоветского пространства: двадцать лет государственного строительства, Аналитические доклады Института Кавказа, №5, январь 2012 / С. Маркедонов; Науч. ред.: Александр Искандарян. - Ер.: Институт Кавказа, 2012. - 180 с.

. Маркедонов С.М Этнополитические конфликты в Абхазии и в Южной Осетии: причины, динамика, уроки [электронный ресурс] режим доступа: http://davaiknam.ru/text/etnopoliticheskie-konflikti-v-abhazii-i-v-yujnoj-osetii-prichi#2 (дата обращения: 23.05.2017)

. Меморандум о понимании между грузинской и абхазской сторонами на переговорах в Женеве / Конфликты в Абхазии и Южной Осетии: документы 1989-2006 / Составление и комментарии М.А. Волхонский, В.А. Захаров, Ю.Н. Силаев. - М.: НП ИД «Русская панорама», 2008. С. 319.

. Петросян Д. «Непризнанные страны Южного Кавказа в 2009 г.: на пути к формированию нового статус-кво в регионе». Кавказ-2009. Ежегодник Института Кавказа. - Ереван: Институт Кавказа, 2011. С.83

. Президент Абхазии Рауль Джу́мкович Хаджимба подписал Закон “Об особых экономических зонах” [электронный ресурс] режим доступа: http://www.abkhaziagov.org (дата обращения 23.05.2017)

. Региональные конфликты в Грузии. Юго-Осетинская автономная область, Абхазская АССР (1989-2001): сборник документов / сост. Т. Диасимидзе. Тбилиси: Центр по исследованию регионализма, 2001. С.88,318

. Россия и Грузия: напряженность не спадает [электронный ресурс] Режим доступа: http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/3365.html?no_cache=1&cHash=b3850b5203 (дата обращения 09.03.1207)

. Россия и Абхазия: от признания независимости - к принятию в состав федерации? / Режим доступа: http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/3558.html?no_cache=1&cHash=64b729998a (дата обращения 09.03.2017)

. Сост. Казенин К. И. Грузино-абхазский конфликт 1917-1992. Издательство «Европа» - Москва 2007. С.100,140

. Шамба С.М. Переговорный процесс: надежды и разочарования / Режим доступа: http://www.mfaabkhazia.org/documents/stati_i_analiz/peregovornyj_process_nadezhdy_i_razocharovaniya/ (дата обращения 21.05.2017)

. Шамба С.: В истории нашего государства не было такой формы независимости, как сейчас Режим доступа: http://www.apsnypress.info/news2009/November/23.htm (дата обращения 23.05.2107)

. Bruno Coppieters The Georgian-Abkhaz Conflict Bruno Coppieters [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.ecmi.de/fileadmin/downloads/publications/JEMIE/2004/1-2004Chapter5.pdf (дата обращения: 11.02.2017)

. Seminar ekspertov Gruzii, Federalizm i razgranichenie polnomochii v Abkhazii (Tbilisi:2002), [электронный ресурс] режим доступа: http://www.cipdd.org (дата обращения: 04.05.2017)