Патопсихологическая диагностика при различных психических заболеваний

Подробнее

Размер

308.26K

Добавлен

13.10.2022

Добавил

Вадим Дмитриевич
Актуальность работы обусловлена значимостью выбранной темы. В последние годы значительно возрос интерес к исследованиям нарушений сознания. Это обусловлено сохранением однобокой интерпретации феноменов сознания со стороны их дескриптивных содержательных характеристик и необходимостью преодоления возникающих вследствие этого проблем. Речь идет о неразработанности проблем соотношения состояний сознания с психопатологическими феноменами, состояний сознания и самосознания между собой, о проблемах неадекватного изучения самосознания в психопатологии. Это, в свою очередь, вызывает не только методологические затруднения, но и сказывается в практической деятельности.
Текстовая версия:

ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ ОФОРМИТЕ СОГЛАСНО ВАШИМ ТРЕБОВАНИЯМ


СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

Патопсихологическая диагностика (экспериментально-психологическое исследование) – это один из видов обследования. В ходе работы оценивается профиль работоспособности и возможных нарушений, работа познавательных функций, таких как внимание, мышление, память, ассоциативные процессы, проводится оценка интеллектуальных возможностей и уровня достижений, а также волевые и личностные особенности, актуальное состояние ребенка.1

Актуальность работы обусловлена значимостью выбранной темы. В последние годы значительно возрос интерес к исследованиям нарушений сознания. Это обусловлено сохранением однобокой интерпретации феноменов сознания со стороны их дескриптивных содержательных характеристик и необходимостью преодоления возникающих вследствие этого проблем. Речь идет о неразработанности проблем соотношения состояний сознания с психопатологическими феноменами, состояний сознания и самосознания между собой, о проблемах неадекватного изучения самосознания в психопатологии. Это, в свою очередь, вызывает не только методологические затруднения, но и сказывается в практической деятельности.

Объект исследования. Нарушения сознания.

Предмет исследования. Патопсихологическая диагностика нарушений сознания.

Цель работы. Рассмотреть теоретические основы патопсихологического исследования, в частности следует провести практический анализ методов патопсихологической диагностики при различных психических заболеваниях. В результате следует определить перспективы патопсихологических исследований и рассмотреть методы их совершенствования.

Задачи работы:

Методы исследования: при написании данной работы была изучена литература по проблеме.

Теоретическое значение исследования заключается в уточнении и расширении знаний о нарушениях различных форм сознания.

Практическое значение полученных результатов заключается в том, что данные исследования могут быть использованы медицинскими работниками, социальными работниками, педагогами, психологами с целью выявления нарушений различных форм сознания.

Структура работы. Работа состоит из введения, теоретической и практической частей в виде трёх глав, заключения и библиографического списка.


ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПАТОПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

1.1 Сущностные основы принципов организации и правил проведения экспериментального клинического патопсихологического исследования

Прежде чем перейти к рассмотрению конкретных методов патопсихологической диагностики, давайте немного разберемся, что это такое вообще и зачем она нужна. В целом патопсихологическая диагностика — это совокупность приемов и методов, которые помогают специалисту выявить определенные нарушения психической деятельности человека.2

В психиатрической клинике диагностика делится на два этапа: один проводит врач-психиатр, другой - медицинский психолог. В идеале результаты должны совпадать, что, в свою очередь, обеспечивает большую объективность при постановке диагноза и выработке стратегии лечения. На деле же все не так радужно, и зачастую либо психиатр копирует решение медицинского психолога, либо последний спрашивает его, что написать в заключении, но не будем говорить о печальных реалиях российской психиатрии, а рассмотрим ситуацию в том виде, в котором она должна быть.

Психиатр в своей работе использует клиническую беседу (это официальный метод в медицине), на основании которой ставит диагноз по МКБ-10. Фишка МКБ в том, что в ней есть вполне внятные и четкие критерии отнесения набора явлений, которые мы можем наблюдать в поведении пациента, к определенной нозологической единице. Там все очень просто: если выполняются N признаков из M, то диагноз подходит. Если нет - ищите другой.3

Мы (медицинские психологи) используем не только клиническую беседу, но и другие методы: структурированные интервью, личностные опросники, проективные тесты и т.д. Мы более узкие специалисты, чем психиатры. С одной стороны, это позволяет нам видеть больше деталей в психической жизни пациента, а с другой - не позволяет ставить диагнозы (поскольку в контексте соматических явлений мы подготовлены гораздо хуже).4

Вместо того чтобы ставить диагнозы, мы выявляем симптомокомплексы.5

Патопсихологический симптомокомплекс - это относительно специфическая картина (определенным образом организованный комплекс, структурированная совокупность) внутренне связанных, родственных по происхождению (патогенезу) и механизмам развития психологических явлений (симптомов) - признаков нарушений поведения, эмоциональных реакций и познавательной деятельности, несущих информацию об уровне (глубине), объеме (тяжести) психического повреждения и некоторых его нозологических характеристиках (диагностическая "окраска").

Как и в психиатрии, в патопсихологии под синдромом понимается патогенетически обусловленная общность симптомов, признаков психических расстройств, внутренне взаимозависимых, взаимосвязанных. В этом заключается большая диагностическая значимость синдромов по сравнению с симптомами. В диагностическом мышлении врача правильная квалификация синдрома является подходом к определению нозологической принадлежности заболевания. Каждый из патопсихологических синдромов включает в себя ряд симптомов. Совокупность симптомов составляет синдром (симптомокомплекс). Синдром — это устойчивое сочетание взаимосвязанных позитивных и негативных симптомов, обусловленных общим патогенезом [9].

То есть, говоря простым языком, симптомокомплекс — это набор взаимосвязанных и взаимообусловленных искажений в работе психики, которая развивается и существует как единое целое.6

Пространство симптомокомплексов нелинейно отображается на пространство диагнозов МКБ-10. Например, шизофренический симптомокомплекс может наблюдаться у людей с диагнозом шизофрения (F.20), шизотипическое расстройство (F21.8), шизоаффективное расстройство (F25.0).7

Выделение симптомокомплекса полезно, во-первых, для контроля основного диагноза (если психиатр ставит пациенту диагноз "шизофрения", а патопсихолог видит у него аффективно-эндогенный симптомокомплекс, то кто-то из них ошибается. Необходимо перепроверить, использовать другие методы диагностики и вообще разобраться).

Во-вторых, сам выбор симптомокомплекса — это уже интерпретация. В процессе сбора исходных данных в нашем распоряжении оказывается достаточно большое количество параметров (как качественных, так и количественных), по которым мы можем проследить динамику лечения. Представьте себе: хронический шизофреник поступает в больницу с диагнозом F.20. Он выходит из больницы с тем же диагнозом. Но значит ли это, что ничего не изменилось?

Если больница работает нормально (что на самом деле не всегда так), то, конечно, это не значит: состояние "до" можно охарактеризовать наличием продуктивных симптомов (бред, галлюцинации), а состояние "после" - хорошей компенсацией и социальной адаптацией. И, поэтому, для того чтобы количественно и качественно оценить эти изменения, проводится повторное патопсихологическое исследование. И в рамках одного и того же диагноза пациент получит два разных патопсихологических заключения.8

Таким образом, результаты патопсихологической диагностики оказываются полезными на протяжении всего периода лечения (и даже после его окончания - при скрининге): сначала они используются для проверки и уточнения диагноза, затем - как один из компонентов основы для назначения лекарственной и немедикаментозной терапии (психотерапии.) , трудотерапии, арт-терапии и т.д.), а затем - для оценки успешности (или неуспешности) лечения.

Теперь, когда мы примерно определились, зачем проводится патопсихологическая диагностика, рассмотрим более подробно сам предмет исследования.

1.2 Методологические основы патопсихологического исследования и синдромы в патопсихологии

Одним из основных этапов патопсихологической диагностики является изучение личностных характеристик пациента. Прежде всего, мы определяем личностный радикал (т.е. проводим характерологическую классификацию личности).9

Исследование личности. Существует довольно много определений характера [10], начиная от классического фрейдовского объяснения личности, основанного на фиксациях, и заканчивая современными разработками эго-психологов, которые делают акцент на защитах.

Существует множество типов характера: шизоидный, истерический, обсессивно-компульсивный, нарциссический, депрессивный и другие. Не стоит обманываться кажущимся сходством этих названий с терминами и диагнозами МКБ. Например, шизоид не обязательно страдает шизофренией или даже шизоидным расстройством, а депрессивный человек не обязательно страдает депрессией. Более того, каждого человека можно отнести к тому или иному характерологическому типу, и этот тип, скорее всего, будет иметь "обидное" для неспециалиста название.

Связь между типом личности и психическим заболеванием сложная и нелинейная. Шизоид может не только не болеть шизофренией, но и иметь обсессивно-компульсивное расстройство или депрессию. Или сочетание того и другого.

Можно сказать [11], что те признаки, которые в норме составляют характерологическую особенность человека, основу его индивидуальности, при болезни усугубляются и приобретают гипертрофированный характер. Так, например, вычурная, образная и богатая речь шизоидов при шизофрении перерастает в шизофазию. Но "корни", "зачатки" этой шизофазии можно проследить в шизоидной речи.

Итак, мы классифицируем наших пациентов по типу характера. Это позволяет, во-первых, более эффективно найти к ним подход (например, к шизоиду нужно подходить с позиции интеллектуально-логической аргументации, а истероиду - просто дать почувствовать понимание и человеческое тепло).10

Во-вторых, зная характерологический тип пациента, мы можем более эффективно подбирать стратегии психотерапевтического и психокоррекционного воздействия. Мы можем более эффективно прогнозировать поведение пациента (например, понимать, что истероид, скорее всего, преувеличивает тяжесть своих симптомов). Примеры в этом параграфе намеренно преувеличены, чтобы показать, что это такое на контрастах. Пожалуйста, не воспринимайте его как руководство к действию.

Для изучения личности мы используем различные виды проективных тестов, индивидуальные личностные опросники, а также анализ контрпереноса. 11

Исследование мышления. В этом блоке мы исследуем, как ни странно, мышление. Вернее, мы ищем нарушения. Или их отсутствие (что тоже может быть диагностическим, например, отсутствие замедления мыслительных процессов может исключить наличие тяжелой эндогенной депрессии).

Основные виды нарушений можно описать следующим образом: нарушение операциональной стороны мышления, нарушение мотивационного компонента мышления, нарушение категориальной структуры мышления, снижение уровня обобщения.

У пациента может быть нарушена способность выделять главное и второстепенное. И на вопрос "что главное в автомобиле" он ответит "что он белый" или "что я ездил с отцом на рыбалку на машине".

Возможны чрезмерные обобщения, когда пациент вообще не в состоянии выделить различия в разных группах объектов, и в восприятии все сливается в одну сплошную кашу.12

Возможны промахи, при которых пациенты, правильно решив какую-либо задачу или адекватно рассуждая о каком-либо предмете, неожиданно сбиваются с правильного хода мысли из-за возникшей ложной ассоциации, а затем снова способны последовательно продолжать рассуждения, не исправляя ошибку [12].

К расстройствам мышления также относятся рассуждения - склонность пациентов предаваться долгим, несвязным рассуждениям, например: "Я как-то ходил в магазин, кстати, а вы знаете, что двери в магазинах делают из железа, а железо у нас добывали, когда я служил в армии на Урале, и поэтому, служба в армии - это вообще издевательство над человеком: как можно взять и забрать ребенка на два года и т.д. " (вымышленный пример).

Существуют также мотивационно обусловленные нарушения мышления, которые проявляются в нарушении иерархии потребностей: если утрировать, то, когда за пациентом гонится тигр, он думает не о том, как спастись, а о том, как философия Ницше повлияла на развитие большевистской партии.13

Встречаются также нарушения содержательной стороны мышления - идея отношений ("они преследуют меня"), бред ("я незаконнорожденный сын Путина и Меркель, я должен владеть миром") и т.д.

Для диагностики и оценки степени нарушения мышления мы используем ряд стандартизированных и нестандартизированных методов оценки мышления [13], анализ речи пациента, структурированные интервью и клиническую беседу.14

Исследования памяти. Здесь все просто: существует несколько типов памяти (даже не так, существует множество способов классификации памяти, внутри каждого из которых можно выделить несколько типов). И почти каждый из них мы можем изучить.

В практической работе я разделяю изучение на прямое запоминание (когда мы просим испытуемого что-то запомнить, а потом, через некоторое время, воспроизвести) и опосредованное запоминание.

В первом случае стандартом де-факто является методика "10. Words" [14], в которой испытуемому пять раз подряд зачитывают десять коротких несвязанных слов, а после каждого раза просят воспроизвести их в случайном порядке. Долговременная память проверяется путем опроса испытуемого через час.

Опосредованное запоминание называется так потому, что испытуемому разрешается использовать ассоциации для облегчения запоминания: например, рисовать картинки, на которых будет изображен образ, позволяющий лучше запомнить названное слово или фразу (для мошенников: подписывать нельзя).

Фишка методов изучения опосредованного запоминания в том, что помимо самой памяти, они очень хорошо позволяют изучать мышление (см. предыдущий раздел) [14].

Разведывательные исследования. О том, что такое интеллект, ведутся ожесточенные бои, которые еще очень далеки от завершения. Лично я предпочитаю использовать так называемый. G-фактор Спирмена [15] - величину, характеризующую "общий фактор интеллекта", который не зависит от культуры и тестируется невербальными методами. Но здесь предпочтения объясняются не столько теоретическими взглядами, сколько наличием чрезвычайно удобных инструментов - прогрессивных матриц Равена (о которых речь пойдет ниже), способных показать адекватную оценку интеллектуальных способностей у людей с разным образованием, культурной принадлежностью и т.д.

В качестве дополнительного инструмента я иногда использую тест Векслера [16]. Результаты этого теста уже зависят от уровня образования и подготовки испытуемого, так что мы можем, сравнивая результаты по этим двум тестам, определить, например, степень педагогической запущенности (когда результат высокий по Равену и низкий по Векслеру).15

Мы измеряем интеллект, во-первых, для диагностики умственной отсталости, во-вторых, для оценки тяжести органических повреждений, если таковые имеются, и, в-третьих, для оценки нарушений интеллектуальной деятельности при шизофрении. Кроме того, от уровня интеллекта испытуемого зависит стратегия психотерапевтической или психокоррекционной работы с ним (некоторые не способны понять интерпретации, которые дает психотерапевт).

Помимо общего интеллекта, мы также измеряем социальный и эмоциональный интеллект. Первый — это, говоря простым языком, способность правильно понимать поведение других людей. Второй - то же самое, но об эмоциях.

Показатели по этим критериям важны для определения степени и характера нарушения психических процессов, особенно при шизофрении с ее эмоционально-волевым дефектом.

Исследования внимания. Внимание — это способность к целенаправленной концентрации восприятия [17], и оно также может быть нарушено. Оно может самостоятельно, против воли субъекта, "перескакивать с объекта на объект", может истощаться и т.д.

В общем, как правило, качественная оценка внимания может быть дана просто на основании наблюдения за пациентом во время клинической беседы и последующего патопсихологического исследования. Но если мне нужна количественная оценка, я использую таблицы Шульте, баллы Крапелина, тест Мюнсбергера и т.д.16

Мы оцениваем внимание, чтобы оценить степень органических нарушений, силу волевого снижения при шизофрении, выявить маниакальные и депрессивные фазы при биполярном расстройстве (как вспомогательный метод).

А еще эти тесты отлично подходят для отслеживания побочных эффектов от антипсихотиков, транков и нормотимиков.

Психическое состояние. Психический статус — это характеристика текущего психоэмоционального состояния пациента, то есть того, что он чувствует, что переживает, насколько осознает, где он находится, кто он и зачем он там.

Оценка психического статуса в нашей стране осуществляется в основном путем наблюдения (считается, что хороший специалист может поставить диагноз, пока пациент проходит почту от дверей его кабинета до кресла) и клинической беседы.

Определяя психический статус, мы выясняем такие параметры, как наличие продуктивного контакта (пациент способен отвечать на вопросы четко и по теме), ориентация во времени (какое сегодня число), пространстве (где он находится) и собственной личности (кто он, зачем он здесь).

Знание психического статуса позволяет определить симптомокомплекс, а врачам - поставить диагноз. Опять же, его можно использовать для отслеживания динамики лечения.

Эмоционально-волевая сфера. Здесь мы смотрим, насколько пациент захвачен эмоциями, какие это эмоции - депрессия, радость, страх и т.д., а также насколько он способен к волевой регуляции, т.е. к целенаправленной непрерывной деятельности.17

Опять же, лично я обычно использую здесь клиническую беседу и наблюдение, но есть и инструментальные методы оценки [18], такие как ТАТ [18].

Но обычно необходимость в инструментальных измерениях параметров эмоционально-волевой сферы не возникает.

Нас же эта сфера интересует в том смысле, что информация о ней помогает правильно определить симптомокомплекс, а повторные исследования позволяют более корректно отслеживать динамику лечения.

Итак, определившись с тем, что и зачем мы исследуем, можно переходить к самой интересной части - рассмотрению конкретных методов патопсихологического исследования.

Тесты интеллекта. Матрицы Равена. Количественные показатели интеллекта нужны нам для постановки диагнозов (особенно для определения градаций умственной отсталости), для определения степени развития шизофренического дефекта и т.д.

Лично я использую для этих целей прогрессивные матрицы Равена. Их фишка в том, что они измеряют интеллект именно как способность находить решения, а не как наличие каких-либо знаний, подготовки в определенных областях и т.д.

Суть теста предельно проста: нужно подобрать картинку к последовательности. Например, вот так:

Опять же, кроме, собственно, уровня интеллекта, можно оценить кучу других факторов: внимание, утомляемость, самоконтроль.

Социальный интеллект. Гилфордский тест. Этот тест показывает способность понимать и предсказывать поведение других людей. Нередко бывает так, что интеллект (о котором идет речь в предыдущем разделе) сохранен и даже высок, а социальный интеллект "как табуретка" (характеристика, данная Хдаблину его психотерапевтом).18

Тест состоит из четырех категорий, в трех из которых нужно выбрать подходящую картинку. В первой части нужно выбрать конец истории, во второй - картинку, выражающую определенное состояние или чувство человека, в третьей, используя имеющуюся фразу, определить, кто кому мог ее сказать, и, наконец, в четвертой части выбрать недостающую картинку, чтобы получить связанную историю.

Пример картинок из первой части (здесь нужно выбрать следующее действие):

Этот тест достаточно хорошо показывает способность человека распознавать и использовать различные социальные сигналы и помогает в диагностике шизофрении и умственной отсталости.

Тесты на мышление. Классификация предметов. Мышление можно исследовать не только через косвенные воспоминания и ассоциации, но и напрямую. Популярной методикой для этой цели является тест "Классификация предметов". Испытуемому предлагается 71 карточка с изображениями различных предметов и задание сгруппировать их.

Если испытуемый задает вопрос, как именно их группировать, ему отвечают уклончиво - "как считаете нужным", "как считаете правильным" и т.д.

Карточки выглядят примерно так (на рисунке четыре разные карточки, а не одна с четырьмя предметами):

Полный список карточек: моряк, детское платье, цветок мака, кузнец, градусник, жук, ножницы, ласточка, телега, лошадь, чернильница, арбуз, велосипед, белый гриб, бант, самолет, тетрадь, доктор, грузовик, глобус, карманные часы, вишня, чашка с блюдцем, диван, сапоги, лиса, собака, стол, золотая рыбка, собака, сковорода, ягненок, кровать, сантиметр, голубь, свинья, пила, штангенциркуль, лебедь, сосна, свекла, груша, бутылка, морковь, веник, лиственное дерево, уборщица, стекло, гриб мухомор, кошка, книги, половник, шапка-ушанка, коза, весы, бабочка, карп, гусь, яблоко, шкаф, ребенок, куртка, слон, ландыш, петух, медведь, лыжник, корабль, слива.19

Здоровые люди из этих предметов обычно собирают следующие группы: люди, измерительные приборы, учебные принадлежности, кухонная утварь, транспортные средства, одежда, мебель, овощи, грибы, фрукты, цветы, животные, птицы, инструменты, предметы быта.

Больные часто создают весьма причудливые ассоциации, например, уборщица, шкаф, стол и телега объединяются на основании наличия в этих образах чего-то деревянного; или стол, что ни попадя, кошка, собака и лошадь - потому что у них четыре ноги и т.д.

Диагностировать тяжелое психическое расстройство невозможно. Просто потому, что такие расстройства существенно искажают восприятие реальности, и если вы начали видеть инопланетян, то, скорее всего, у вас будет какое-то объяснение этому (случаи критического отношения даже к первым галлюцинациям описаны в литературе, но это редкость).

Депрессивному пациенту на психотическом уровне кажется, что для него все просто объективно плохо, и он искренне удивляется глупости окружающих, которые этого не понимают, пациент в маниакальном состоянии искренне верит, что он такой классный, поэтому можно продать квартиру, взять мешок кредитов и организовать ферму сепулек (и не важно, что их никто не видел, они, остальные, просто недостаточно хороши для этого занятия), заядлый ОКРист может дать вам ссылку на клинические исследования, которые "подтверждают" его необходимость постоянно мыть руки и т.д.

И дело здесь не в том, что у человека нет потенциальных знаний. Даже опытный психиатр/медицинский психолог не может поставить себе самодиагноз (в общем случае). Просто потому, что болезнь создает слепые пятна в нашем восприятии, которые не позволяют ее обнаружить.20

Однако есть некоторые вещи, которые человек может сделать сам. Во-первых, он может обратиться к специалисту, как только почувствует, что с ним что-то не так. Во-вторых, в какой-то степени он может противостоять легким неврозам [21]. В-третьих, он может попросить кого-то отвести его к специалисту (для многих это важно).

Вывод по первой главе работы. В данной главе работы рассматривались теоретические основы патопсихологического исследования.

Таким образом, основа деятельности патопсихолога - экспериментально-психологическое изучение больных, осуществляемое с помощью психологических методик. Врач-психиатр решает вопрос о направлении больного к патопсихологу, руководствуясь практическими соображениями о той пользе, которую может принести исследование в каждом конкретном случае. В заявке врач четко формулирует цель, ради которой проводится обследование, указывает предварительный диагноз или круг дифференциальной диагностики. Все эти данные нужны патопсихологу для того, чтобы он мог заранее обдумать стратегию обследования и правильно подобрать экспериментальные методики.

ГЛАВА 2. ПРАКТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ МЕТОДОВ ПАТОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ

2.1 Анализ методов патопсихологической диагностики при различных психических заболеваниях

Патопсихология — это практическая отрасль клинической психологии, изучающая с помощью психологических методов психические расстройства и их процессы. Патопсихология, осуществляя анализ патологических изменений, основывается на сопоставлении течения психических процессов, характера формирования свойств личности, ее условий в норме.21

Предметом патопсихологии является психопатология, а ее задачей - психодиагностика, с целью обоснования лечения и уточнения медицинского диагноза.

Патопсихология непосредственно связана со специальной психологией (например, с дефектологией и олигофренопсихологией), что подтверждается учебниками для дефектологических специальностей, а также психиатрией.

Итак, патопсихология — это отрасль медицинской (клинической) психологии, которая развивалась в стенах психиатрических клиник, как область практики и прикладная научная психологическая дисциплина.

Патопсихология, как и нейропсихология, относится к отечественной отрасли клинической психологии. У истоков ее создания стояли: Л.С. Выготский, Б.В. Зейгарник, С.Я. Рубинштейн.

Началом развития патопсихологии можно считать 1930-е годы, а в годы Великой Отечественной войны и послевоенные годы она стала популярной с целью восстановления психических функций у людей с военной травмой.

К 1970-м годам патопсихология достигает своего бурного развития. В эти годы были завершены основные работы отечественных патопсихологов. В это же время была заложена основа подготовки патопсихологов для психиатрических клиник. Они стали первыми отечественными практическими психологами.22

К середине 80-х годов прошлого века окончательно завершились теоретические дискуссии о предмете, задачах и месте патопсихологии. В настоящее время продолжается процесс выделения патопсихологии в отдельные направления.

В частности, как самостоятельная отрасль, от клинической патопсихологии отделилась судебная патопсихология.

Диагностика патопсихологического эксперимента с точки зрения процедуры исследования и анализа результатов по качественным показателям специфична и отличается от традиционных тестовых методик. При этом стимульный материал методик может оставаться классическим.

Анализ протокола патопсихологического исследования включает в себя специальную технологию, требующую определенных навыков.

Основным принципом при построении экспериментальных методик, которые направлены на изучение психики пациентов, является принцип моделирования психической деятельности, осуществляемой индивидом в учении, труде, общении. Моделирование выражается в том, что выделяются действия человека, а также основные психические акты, а реализация этих действий организуется в несколько необычных, искусственных условиях.

Качество и количество таких видов моделей очень разнообразно: здесь и синтез, и анализ, и установление различных отношений между объектами, расчленение, комбинирование и т.д.

Большинство практических экспериментов заключается в том, что испытуемого просят выполнить определенную работу, совершить действия "в уме" или серию практических заданий, а затем очень точно фиксируют, каким методом действовал человек, и если он ошибался, то какого типа и чем вызваны эти ошибки.23

Итак, патопсихология — это отрасль психологической науки, изучающая изменения в психической деятельности индивида в результате соматических и психических заболеваний.

Ее данные имеют важное практическое и теоретическое значение для различных отраслей психопатологии и психологии. В современной психологической науке наблюдается некорректное использование терминов и путаница в понятиях терминов патопсихологии. В связи с этим возникает вопрос о разграничении понятий "патопсихология" и "психопатология".

Патопсихология выступает как психологическая, а не медицинская дисциплина.

Психопатология, как отрасль медицины, изучает общие особенности психических заболеваний, исследование их синдромов и симптомов, выявление патогенетических механизмов психических расстройств.

Патопсихология — это психологическая дисциплина, исходящая из структуры и закономерностей развития психики в норме. Эта дисциплина изучает свойства личности и закономерности распада психической деятельности в сравнении с закономерностями протекания и формирования психических процессов в норме.

Таким образом, при всей близости, патопсихология и психопатология отличаются предметом и объектом изучения. Поэтому задачи и проблемы, которые патопсихология решает своими методами и концепциями, не должны подменяться проблемами, находящимися в компетенции психиатров.

Например, установление клинического диагноза заболевания и назначение соответствующего лечения является компетенцией психиатра, а психологическое изучение расстройств личности, ее мышления, умственной работоспособности пациента, выявление безопасных психических функций для коррекционно-восстановительной работы является компетенцией патопсихолога.

При определенных условиях иногда объектом исследования патопсихолога становятся подростки и дети с нарушениями развития. Например, при проведении военной или судебно-психиатрической экспертизы подростка с легкой умственной отсталостью; при обследовании ребенка, нуждающегося в дифференциальной диагностике между синдромом раннего детского аутизма и детской шизофренией; при необходимости недобровольной психиатрической госпитализации учащегося специальной школы в связи с нарушениями в поведении.24

Часто патопсихологу в своей практической деятельности приходится решать проблемы, относящиеся к компетенции психолога. Например, при установлении или снятии диагноза "умственная отсталость" необходимо оценить способность ребенка к обучению.

Прикладное значение патопсихологии очень трудно переоценить. Практические задачи, стоящие перед патопсихологом, направлены на решение целого ряда вопросов психиатрической практики.

Важнейшей задачей практической отрасли клинической психологии является получение дополнительных данных о психическом состоянии пациента, состоянии его эмоционально-волевой сферы, познавательной деятельности и личности в целом. Эти данные необходимы врачу для диагностики рассматриваемого заболевания.

И помогает в этом специальное экспериментально-психологическое исследование, которое выявляет многие признаки психических расстройств, определяя их взаимосвязь и структуру.25

Патопсихологическое исследование включает в себя: беседу с больным, эксперимент, наблюдение за поведением пациента во время проведения исследования, сбор и анализ анамнеза, сопоставление экспериментальных данных с историей жизни исследуемого. Под экспериментами в современной психологии понимается использование любой диагностической процедуры для моделирования целостной системы познавательных процессов, мотивов и особенностей личности.26

Основными задачами исследования в клинической психологии является обнаружение изменений отдельных психических функций и выявление (выделение) патопсихологических синдромов.

Внимание - таблицы Шульте, корректурная проба, счет по Крепелину, методика Мюнсберга, пробы на переключение, отсчитывание.

Память - тест десяти слов, метод пиктограмм, тест "оперативная память".

Восприятие - сенсорная возбудимость, пробы Ашафенбурга, Рейхарда, Литмана.

Мышление - тесты на классификацию, исключения, силлогизмы, аналогии, обобщение, выделение существенных признаков; ассоциативный эксперимент; проблема Эверье; пиктограмма; тест дискриминации свойств понятий.

Эмоции - тест Спилберга, шкалы тревоги Тейлора, Норакидзе, опросник САН, метод цветовых выборов Люшера.

Интеллект - тест Равена, тест Векслера, вербальный тест Айзенка.

Исследование нарушений внимания

Для выявления расстройств внимания наиболее часто используются патопсихологические методики оценки внимания по таблицам Шульте, корректурная проба, счет по Крепелину. Пробы на переключение используются для изучения подвижности психических процессов, установления степени сохранности словарного запаса и т.д.27

Таблицы Шульте представляют собой набор цифр (от 1 до 25), расположенных в случайном порядке в клетках. Испытуемый должен показать и назвать в заданной последовательности (как правило, возрастающей от единицы до двадцати пяти) все цифры. Предлагается подряд четыре-пять неидентичных таблиц Шульте, в которых цифры расположены в различном порядке. Психолог регистрирует время, затраченное испытуемым на показывание и называние всего ряда цифр в каждой таблице в отдельности. Отмечаются следующие показатели: 1) превышение нормативного (40-50 с) времени, затраченного на указывайте и называние ряда цифр в таблицах; 2) динамика временных показателей в процессе обследования по всем пяти таблицам.

По результатам данного теста возможны следующие характеристики внимания испытуемого:28

Внимание концентрируется достаточно - если на каждую из таблиц Шульте испытуемый затрачивает время, соответствующее нормативному.

Внимание концентрируется недостаточно - если на каждую из таблиц Шульте испытуемый затрачивает время, превышающее нормативное.

Внимание устойчиво - если не отмечается значительных временных отличий при подсчете цифр в каждой из четырех-пяти таблиц.

Внимание неустойчиво - если отмечаются значительные колебания результатов по данным таблиц без тенденции к увеличению времени, затраченного на каждую следующую таблицу.29

Внимание истощаемо - если отмечается тенденция к увеличению времени, затрачиваемого испытуемым на каждую следующую таблицу.

Методика счет по Крепелину была предложена E. Kraepelin в 1895 году для исследования работоспособности и утомляемости. Испытуемому предлагается складывать в уме ряд однозначных чисел, записанных столбцом. Результаты оцениваются по количеству сложенных в определенный промежуток времени чисел и допущенных ошибок.

Методика отсчитывание также была предложена E. Kraepelin. При ее использовании возможна оценка осуществления счетных операций и состояния внимания. Исследование заключается в отсчитывании от 100 или 200 одного и того же числа (предпочтительно 7 или 13). Обследуемого предупреждают, что считать он должен про себя, а вслух называть полученное при очередном вычитании число.

Корректурная проба впервые была предложена Bourdon в 1895 г. и используется для выявления устойчивости внимания и способности к его концентрации. Исследование проводят при помощи специальных бланков, на которых приведен ряд букв (или цифр), расположенных в случайном порядке. Инструкция предусматривает зачеркивание обследуемым одной или двух букв по выбору исследующего. При этом через каждые 30 или 60 секунд исследователь делает отметки в том месте таблицы, где в это время находится карандаш испытуемого, а также регистрирует время, затраченное на выполнение всего задания.30

Интерпретация та же, что и при оценке результатов по таблицам Шульте. Нормативные данные по корректурной пробе - 6-8 минут при 15 ошибках.

Методика Мюнстерберга предназначена для определения избирательности внимания. Она представляет собой буквенный текст, среди которого имеются слова. Задача испытуемого - как можно быстрее считывая текст, подчеркнуть эти слова. На работу отводится 2 минуты. Регистрируются количество выделенных слов и количество ошибок (пропущенных или неправильно выделенных слов).

Под патопсихологическим синдромом понимают патогенетически взаимообусловленную и взаимосвязанную общность симптомов, признаков психических расстройств, к ним также относят совокупность поведенческих, мотивационных и познавательных особенностей психической деятельности больных, выраженных в психологических понятиях. В патопсихологическом синдроме отражаются нарушения различных уровней функционирования центральной нервной системы. На основании патопсихологических синдромов оцениваются особенности структуры и протекания психических процессов, приводящих к клиническим проявлениям - психопатологическим синдромам.

Патопсихологическое исследование, устанавливая личность и ее структуру нарушенной познавательной деятельности, позволяет патопсихологу получить дополнительные диагностические данные.31

Второй важной задачей, которую решает патопсихолог, является проведение экспериментально-психологического исследования с целью психиатрической экспертизы (военной, трудовой, судебной).

Также сложной задачей патопсихолога является изучение психической деятельности, измененной под влиянием терапии. В этих случаях повторное исследование пациента с помощью одного и того же набора методик позволяет установить динамику изменений психики под влиянием терапии и подтвердить или опровергнуть эффективность назначенного лечения.

2.2 Анализ результатов патопсихологической диагностики при различных психических заболеваниях

Становление патопсихологии было тесно связано с развитием психиатрии. В конце XIX века немецким психологом В. Вундтом и российскими психоневрологами В.М. Бехтеревым и С.С. Корсаковым были основаны первые лаборатории экспериментальной психологии в психоневрологических учреждениях. Первые руководства по применению методов экспериментальной психологии для изучения психически больных были опубликованы в начале XX века. Большую роль в развитии патопсихологии в СССР сыграли идеи Л. С. Выготского.32

Исследования в области патопсихологии имеют большое значение для решения ряда общеметодологических проблем психологии, например, вопроса о соотношении биологического и социального в развитии психики. Данные исследований в патопсихологии показывают, что распад личности не свидетельствует об освобождении биологических инстинктов и потребностей, а характеризуется прежде всего изменением мотивов и потребностей человека. Также установлено, что принципы дезинтеграции психики не повторяют в обратном порядке этапы развития психики.

Результаты исследований в области патопсихологии используются в психиатрии в качестве диагностических критериев и вспомогательных средств при установлении степени интеллектуальных нарушений, при проведении экспертиз (судебной, профессиональной и военной), при расчете эффективности лечения, особенно при назначении психофармакологических средств. Они также используются при анализе нарушений психической деятельности, связанных с опасными профессиями, и при принятии решений о восстановлении трудоспособности.

Патопсихология применяет экспериментальные методы, основным принципом которых является качественный анализ психических нарушений как опосредованной и мотивированной деятельности. Патопсихологический эксперимент позволяет актуализировать не только психические операции, но и мотивы пациента. В детской патопсихологии, особенно хорошо развитой области, были разработаны специальные методы, такие как обучающий эксперимент, основанный на предложении Выготского о "зоне ближайшего развития".33

"Клиническая картина психического заболевания представляет собой сумму психопатологических симптомов, синдромов и патопсихологических феноменов. В отношении последних никогда не возникало ни сомнений в ненадежности субстрата и локальной привязки, ни претензий на их объективизацию. Так, патопсихологические изменения у пациентов, в частности у больных шизофренией, всегда рассматривались как психическое (психологическое) функционирование изменяется в условиях болезни." Этот блестящий кольцевой отрывок, взятый на одном из многочисленных медицинских сайтов, характеризует главную причину, по которой психиатрия находится в глубоком кризисе. В психиатрии все сошлись на непостижимости причин аномальной психологии психических заболеваний, и это осуществляется в основном по степени близости описаний клинических проявлений и оригинальности и философских исследований данного феномена.

Какими же патопсихологическими явлениями нам приходится оперировать, рассматривая такое заболевание, как шизофрения, которое, несомненно, имеет ключевое значение для психиатрии [1].

Прежде всего, это "патологическая полисемантичность". Фон нашего общения объединен системой условных символов, т.е. понятий, о которых существует некое условное "расположение" - что это такое и как оно выглядит.

Например, если мы говорим "стол", то, несмотря на все различия, связанные с индивидуальным восприятием, стол — это нечто на 4 ножках с ровной поверхностью. Наличие у него хвоста или глаз, загнутых в спираль столешницы, как-то не предполагается. Однако зачастую именно таким видит стол шизофреник. Более того, он может объединять объекты и события в одну категорию по чисто формальному признаку. На вопрос: "В чем разница между кошкой и яблоком" ответ пациента был таков.34

"Кошка ест мясо, а яблоко не ест мясо". При этом смысловые границы настолько размыты, что иногда полностью исчезают, и больной теряет всякую связь с окружающей действительностью. Он начинает произвольно применять совокупность мимики и жестов, фразеологических конструкций, которые являются основой общения людей в обществе. До определенного момента это воспринимается окружающими как эпатаж, оригинальность, "инакомыслие". Часто это позволяет увидеть некую "гениальность" в нетривиальных рассуждениях, основанных на "амальгамной параллели", искаженной актуализации несущественных свойств явлений, придании им особой значимости.

Однако вся эта красочная гениальность оказывается мнимой, имеет точечный характер. Выигрыш от этого минимален, а социальные потери огромны. Доказано, что ориентация больных шизофренией на социально значимые признаки, фиксация и оценка которых является необходимым условием общения, значительно ухудшается. Они пренебрегают общепринятыми ценностями, такими как внешняя опрятность, проявление человеческих качеств: любви к окружающим, трудолюбия, сострадания. По сути, они не способны вести нормальную жизнь, если не находят сострадательного понимания со стороны родных и близких, коллег по работе. Итак, социально-когнитивный уровень психического функционирования шизофреников характеризуется многозначностью и неопределенностью воспринимаемой информации.

Другой общепризнанный патопсихологический феномен при шизофреническом заболевании называется "актуализация латентных признаков" или "сверхвключение" [2]. Этот феномен касается той части когнитивной деятельности, которая в норме и патологии тесно связана с функционированием человеческой памяти. Процесс обработки информации контролируется системой распознавания образов, что при шизофрении ухудшается избирательное (селективное) извлечение информации из мнемонического объема. При этом эффект интеллектуальной деятельности качественно меняется за счет двух процессов, которые можно обозначить как компенсаторные. Во-первых, это расширение круга привлекаемой информации; во-вторых, их формализация или утрата вероятностного предпочтения по признаку прагматической значимости. В результате возникает тенденция актуализировать практически незначимые (слабые, латентные) признаки и аспекты объектов, снижая уровень избирательности информации из прошлого опыта.35

Вполне закономерен вывод, что нарушение избирательности получения информации из памяти является центральным звеном в измененной структуре функционирования интеллекта при шизофрении.36

Объяснение этого феномена позволяет четко определить патопсихологические особенности, связанные с определением "шизофрения" и обозначаемые как "атаксия", "раскол", "дискордантность" и т.д. Ухудшение актуализации информации из прошлого опыта приводит к постепенному семантическому выхолащиванию деятельности интеллекта при относительной сохранности структурной стороны мышления (например, наблюдаемая у многих больных грамматическая сохранность речи при ее семантической бессвязности).

Неадекватное стремление многих больных шизофренией подвести под любое малозначительное явление, любую "мелочь", любое "понятие". В результате наблюдается тотальная "непродуктивность интеллекта" в виде длиннословного "дефицита". При внимательной оценке становится ясно, что в преломлении этого патопсихологического феномена звучит психопатологический симптом резонерства (в легкой форме - рассудочности). Эти "бесплодные мудрствования" - не отражение формального выпадения интеллекта, а скорее его новое качество - возникновение парадигмальной направленности шизофренических когниций.37

Для других конституциональных и процессуальных патопсихологических феноменов шизофреническая нозологичность не доказана. Нет недостатка в теориях происхождения шизофрении. Один их перечень весьма внушителен: нейромедиаторная, серотониновая, норадренергическая, дизонтогенетическая, психоаналитическая теория, конституционально-наследственная, теория аутоинтоксикации и аутоиммунизации, инфекционная, когнитивная. На протяжении многих десятилетий психические расстройства воспринимались как "вредоносная дисфункция", не коррелирующая с нарушениями в нейронных механизмах, в связи с чем психиатрия переживала резкий спад, что привело к необходимости изменения парадигмы психиатрической нозологии.

Основным аргументом противников рассмотрения психических процессов с позиций размерности является обвинение в редукционизме - сведении немыслимо сложной психической деятельности к "упрощенным" механическим и биологическим моделям. Причем, не учитывается тот факт, что не только потому, что Природа "прибила" всю эту сложную структуру под названием мозг. И тогда начинает закрадываться подозрение, что яростная защита "божественной непостижимости" психических процессов основана на элементарном незнании основ математики, кибернетики, информатики и нейрофизиологии. Как гипотетически могут выглядеть патопсихологические явления шизофрении с точки зрения информационного взаимодействия афферентных сигналов и нейроглиальной сети?38

Патологический полисемантизм, с точки зрения информатики, — это типичная ошибка в кодировании сигнала. Во время Второй мировой войны немцы изобрели шифровальную машину "Энигма". Суть ее заключалась в том, что на клавиатуре набирались текстовые буквы, которые при перемещении клавиш с помощью внутреннего зубчатого механизма "Энигмы" преобразовывались в цифровой код. При этом, сохраняя неизменность передаточных чисел, каждой букве соответствовала определенная комбинация цифр. Комбинация цифр передавалась адресату, а он, с помощью реверсивного механизма, расшифровывал сообщение. Основным условием правильного восприятия информации была абсолютная идентичность передаточных механизмов на передающей и принимающей сторонах. А теперь представьте, что при тех же настройках у передающего механизма сломался зуб на одной из шестеренок, и он начал "прокручиваться", меняя передаточное число. Будет передана измененная информация, которая на приемной стороне либо не будет расшифрована, либо будет расшифрована неверно. Кстати, постигая секреты "Энигмы", выдающийся английский кибернетик А. Тьюринг впервые выдвинул идею самоорганизации хаотических структур, которая лежит в основе фрактальной нейрофизиологической модели деятельности мозга [5].

Примерно то же самое происходит в NGNB, которая поражена шизофреническим процессом. Многочисленные исследования DAFCAR подтвержденные многими клиницистами, доказали, что для шизофрении характерен феномен функциональной гипофронтальности, обусловленный функциональной несостоятельностью части клеток NGNB в лобных долях и, как следствие, неспособностью к адекватной интернализации - преобразованию внешних реальных действий, свойств объектов, социальных форм общения в устойчивые социально-приемлемые модели поведения. Неужели нельзя предположить, что эти совпадения не случайны, тем более что они встречаются постоянно? В связи с этим можно предположить, что и дисперсионные картограммы, и индексы DAFCAR могут объективно отражать наличие шизофренического процесса [6,7].39

Таким образом, причиной патологического полисемантизма является функциональная гипофронтальность, обусловленная дезорганизацией работы НГНБ в лобных долях вследствие диссоциации свойств составляющих ее нервных клеток. Все многообразие клинических проявлений полисемантизма является следствием степени и распространенности этой дезорганизации в настоящее время (рис. 1). Конечно, возникает вопрос о редукционизме, о том, что сверхсложные движения человеческой души пытаются объяснить "какими-то" вариациями амплитудно-частотных характеристик активности нейронов. На самом деле все это просто, если ничего об этом не знать. На самом деле, это проявление фундаментальных процессов самоорганизации хаотических систем под воздействием упорядоченных информационных потоков. Это удивительная по своим результатам способность изменять функциональную структуру НГНБ при повторном предъявлении афферентного стимула, при котором эфферентный ответ всего сравнивается с Образами, существующими в памяти. Именно поэтому до сих пор не найдено хранилище образов, хотя, по примерным оценкам, объем информации должен измеряться йоттабайтами. Поэтому проще предположить, что памяти, в том виде, в котором мы ее себе представляем, не существует [8].

Поэтому ухудшение элективного (избирательного) извлечения информации из психического объема при шизофрении связано не с тем, что мозг одновременно ошибается ячейкой памяти, а с тем, что она разрушается НГНБ. Таким образом, все эти многочисленные патопсихологические явления при шизофрении объясняются дезорганизацией НГСМ в лобных долях. Но шизофрения — это только часть общей проблемы патопсихологии.40 В ряде статей цикла DAFCAR был поднят невероятно важный вопрос о проблемах формирования приемлемых стереотипов поведения у людей и возможности диагностики этих расстройств. В ряде статей о нарушениях энтропии НГНБ при пограничных психических расстройствах [8] у насильственных преступников [9], педофилов [10], при "синдроме выгорания" [11], при формировании алкоголя достаточно четко прослеживается общая тенденция "встраивания" этих состояний в концепцию теории "единого психоза". Все они являются как бы репрезентациями шизофренического процесса, состояния неполного завершения функциональной дезорганизации НГНБ в лобных долях. Случайно ли это? (Рисунок 2).

Безусловно, вся эта ткань чрезвычайно тонка и требует самого тщательного изучения с выработкой достаточно объективных критериев тяжести расстройств, возможности адаптации пациента к выявленным нарушениям в окружающем мире [12]. Конечно, недопустимо вешать ярлык сумасшедшего с госпитализацией на каждого, у кого выявлена дисперсия альфа-ритма. Но не пройти равнодушно мимо этого факта невозможно, особенно если от этого человека зависят жизни и судьбы окружающих людей.41

Кроме того, [13], вполне очевидно, что DAFCAR - одна из первых ласточек в ряде других исследований, возможно, более информативных. Однако суть их еще долгое время будет практически неизменной - выявление степени функциональной дезорганизации НГНБ.

Вывод по второй главе работы. В данной главе работы проводился практический анализ методов патопсихологической диагностики при различных психических заболеваниях.

Таким образом, следует определить результативность патопсихологических исследований. С тех пор как психологические тесты были впервые введены в психиатрию, возникали не только вопросы об их валидности. Неизбежную актуальность всегда имела проблема, насколько они достоверны по отношению к исследуемой с их помощью реальности. Современные клинико-психологические тесты можно условно разделить на две группы: объективные и феноменологические тесты. При этом и те и другие могут быть охарактеризованы конкретными целями, которые они призваны достичь. Поэтому представляется необходимым системный анализ клинико-психологических тестов и рассмотрение возможностей их интеграции.

Его результаты были использованы для феноменологической реконструкции самосознания и внутренней динамики психических расстройств у пациентов, страдающих шизофренией, шизоаффективным расстройством и пограничным расстройством личности.

После модификации тест Эббингауза может быть использован для достижения обеих целей - объективной оценки и феноменологического понимания внутреннего мира пациента, что позволило расширить возможности патопсихологической оценки без удлинения процедуры.

Полученные данные открывают новые горизонты в клинико-психологической оценке и позволяют целостно понять состояние и психодинамику пациента. Этот вариант диагностики дает нам возможность миниатюризации и может быть использован и для экспресс-диагностики.

ГЛАВА 3. ПЕРСПЕКТИВЫ ПАТОПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ И МЕТОДЫ ИХ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

3.1 Анализ перспектив патопсихологических исследований при различных психических заболеваниях

В современной научной среде наблюдается некоторая путаница различных понятий, некорректное использование определенных терминов. В связи с этим логична необходимость разделения патопсихологии и психопатологии. Последняя считается отраслью медицинской науки. Она ориентирована на изучение синдромов, симптомов заболеваний психической системы. В рамках этой дисциплины изучаются различные виды нарушений и их механизмы. Патопсихология основывается на закономерностях строения и развития психики в норме. Она изучает и сравнивает распад свойств личности с нормальным течением процессов. Таким образом, обе эти науки имеют схожие объекты исследования, но разные предметы.42

Патопсихология — это наука, направленная на получение дополнительной информации о состоянии пациента. В частности, исследованию подлежит его познавательная деятельность, эмоционально-волевая сфера, личность в целом. Эта информация необходима при постановке диагноза. Экспериментальные методы патопсихологии позволяют выявить многие признаки расстройств, установить их структуру и взаимосвязь друг с другом.

Еще одной важной задачей, решаемой в рамках дисциплины, является проведение исследования для экспертизы (судебной, военной, трудовой). В процессе такой процедуры специалист может установить структуру нарушений и их соотношение с благополучными сторонами психической деятельности или провести дифференциальную диагностику. Такое исследование связано с определенными трудностями. В первую очередь они связаны с заинтересованностью пациента. В связи с этим больной может минимизировать проявления нарушений, усилить их или даже симулировать, чтобы избежать ответственности или получить инвалидность. Еще одна задача, которую решает патопсихология, - изучение изменений под влиянием терапии. В таких случаях применяют однотипные наборы методик. При повторных исследованиях с их помощью устанавливается динамика состояния, определяется эффективность лечения.43

В последние годы экспериментальная патопсихология используется для решения двух дополнительных задач. Первая связана с реабилитационными мероприятиями. При их проведении специалисты уделяют большое внимание выявлению благополучных сторон личности и психики пациента. Кроме того, изучается социальное окружение больного, характер взаимоотношений с другими людьми, учебные и трудовые установки. Цель такого исследования - разработка рекомендаций, способствующих более быстрой реабилитации. Второй самостоятельной функцией специалистов является их участие в психотерапевтических мероприятиях. Здесь, однако, стоит отметить, что вопрос участия в них врача недостаточно урегулирован на законодательном уровне.

Как самостоятельное направление, патопсихология начала формироваться в начале 20-го века. Наиболее четкие представления о предмете науки отражены в работах Бехтерева. По его мнению, патопсихология — это процесс изучения аномальных проявлений на начальных этапах формирования системы. В институте, организованном Бехтеревым, читались различные курсы. При этом сразу же была проведена четкая грань, разделяющая патопсихологию и психопатологию.

С самого начала развитие отрасли основывалось на прочных естественнонаучных традициях. Формирование принципов и методик происходило под влиянием работ Сеченова. Особое значение он придавал связям психологии и психиатрии. Бехтерев стал преемником Сеченова на этом пути. Он считается основателем патопсихологического направления психологической науки. Представители его школы разработали множество методов исследования психически больных. Сегодня они широко используются в данной дисциплине. Были сформулированы и основные принципы исследования:44

Методы патопсихологии используются в специальной психологии при оценке обучаемости ребёнка в случае подозрения у него умственной отсталости.

Клинической психологии и психопатологии патопсихология помогает получить дополнительные данные о психическом состоянии больного: состоянии его познавательной деятельности, эмоционально-волевой сферы, личности в целом. Благодаря методам патопсихологии удаётся выявить многие признаки психических нарушений, определить их структуру и взаимосвязь.

Связана патопсихология и с юридической психологией и психологией труда: её методики используются при проведении экспериментально- психологического исследования с целью психиатрической экспертизы (трудовой, воинской, судебной).

В психотерапии и психиатрии необходимо исследование изменений психической деятельности под воздействием проводимого лечения. Для установления динамики этих изменений или её отсутствия проводится многократное исследование больного однотипным набором патопсихологических методик.45

Изучая психологию лиц с психическими нарушениями, патопсихология помогает общей психологии лучше понять психологию нормальных людей.

Кроме прикладной (практической) патопсихологии выделяют и академическую (теоретическую) патопсихологию, целью которой является оказание помощи в понимании процессов, происходящих при патологических состояниях мозга. Она изучает общие закономерности изменения психической деятельности при патологических состояниях мозга в сравнении с нормой.

В тоже самое время выделяют дошкольную патопсихологию, патопсихологию младших школьников, подростков, юношескую патопсихологию, патопсихологию взрослых, людей пожилого возраста.46

До появления в науке работы Зейгарник существовало мнение, что при ряде невротических заболеваний поведение больного начинает переходить на более низкий уровень, который отражает определенную стадию развития ребенка. Основываясь на этой концепции, многие ученые пытались выявить соответствие между процессом дезинтеграции личности и определенным этапом детства. Например, Кречмер сближал шизофреническое мышление с подростковым развитием. В 1966 году на 8-м Международном конгрессе Ажуриагерр (швейцарский ученый) отстаивал точку зрения о послойном психическом распаде от высших форм к низшим. Такие выводы были основаны на ряде наблюдений:

При некоторых заболеваниях пациенты теряют способность выполнять сложные виды деятельности. В то же время они сохраняют простые навыки и умения.47

Некоторые формы поведенческих и психических расстройств напоминают действия и мышление ребенка.48

Данные этих исследователей касались нарушений мышления, чтения и письма у пациентов с сосудистыми заболеваниями, болезнью Альцгеймера, перенесших травмы головного мозга. На основе полученной информации была обоснована новая точка зрения. Она заключалась в том, что на течение психических заболеваний влияют биологические законы. Они не могут повторять принципы и этапы развития. Даже когда поражаются молодые, специфические участки мозга, психика пациента не приобретает структуру ребенка на ранней стадии развития. Тот факт, что пациент не способен рассуждать и мыслить на высоком уровне, свидетельствует об утрате сложных форм познания и поведения. Однако это не означает, что он возвращается на детскую стадию.

Она также сыграла важную роль в развитии патопсихологии. В соответствии с теорией, человеческая личность представляется как система отношений между человеком и внешним миром. Такие взаимодействия отличаются сложной структурой и находят выражение в психической деятельности. Болезнь вносит изменения и разрушает сформированную систему отношений. Эти нарушения, в свою очередь, могут спровоцировать болезнь. Через такое противоречие Мясищев исследовал психоз.


3.2 Методы совершенствования патопсихологической диагностики при различных психических заболеваниях

Совершенствование психологической диагностики представлений молодежи о современной морали обеспечивается таким сочетанием методов (включенное и не включённое наблюдение, беседа, интервьюирование, экспертные оценки, дискурс-анализ, количественное и качественное изучение документов), с помощью которого максимально эффективно выявляются свойства, особенности и возможные проявления данного психологического феномена, а также варианты их коррекции и профилактики.49

Согласно новому исследованию, проведенному на большой выборке молодежи в Университете Пенсильвании под руководством Антонии Качкуркин, доктора философии, и Теодора Саттертуэйта, доктора медицины, в один прекрасный день визуализация мозга может быть использована для более точной диагностики психических расстройств, включая депрессию и тревогу.

Более глубокие знания о нейробиологии, лежащей в основе психических расстройств, могут помочь в принятии решений о том, кому могут быть полезны различные методы лечения.

При диагностике психических расстройств врачи в настоящее время в значительной степени полагаются на симптомы, которые испытывает человек, что может быть субъективным. Кроме того, симптомы, которые видят врачи, не всегда совпадают с тем, что исследователи наблюдали в отношении структуры и функции мозга у людей с психическими расстройствами. И если нейробиология и психологические симптомы расходятся, это ставит под вопрос, должны ли психологические симптомы определять лечение.

"Исследователи все больше понимают, что наши традиционные диагностические категории, основанные на симптомах, не соответствуют лежащей в их основе нейробиологии", - говорит доктор Качкуркин.

Отчасти сложность лечения депрессии и тревоги заключается в том, что не все люди реагируют на то или иное лечение. Определение подтипов на основе нейробиологии, а не только симптомов, может привести к более целенаправленному раннему вмешательству или более персонализированному лечению".50

Изучая мозг детей и подростков, исследователи заметили, что у молодых людей могут быть схожие симптомы, но разные нейробиологические модели. Доктора Качкуркин и Саттертвейт и их команда использовали тип машинного обучения под названием HYDRA для интерпретации информации, полученной при сканировании мозга более 1100 детей и подростков с симптомами депрессии и тревоги. Они сосредоточились на нескольких переменных: объем мозга, толщина коры (внешних слоев мозга), определенный тип мозговой связности (величина медленных колебаний активности мозга), целостность белого вещества (организация трактов белого вещества мозга), производительность участников в когнитивных тестах и характер психиатрических симптомов.

Выявились два основных клинических подтипа расстройств. Молодые люди из первой подгруппы имели дефицит структуры мозга, функции мозга и познания, а также более выраженные психологические симптомы, чем другие участники исследования. Представители второго подтипа по-прежнему демонстрировали высокий уровень клинических симптомов депрессии и тревоги, но не имели таких же нарушений в структуре мозга, работе мозга и познании.51

"Эти результаты позволяют предположить, что, несмотря на схожие клинические проявления, могут существовать различные нейробиологические сигнатуры этих распространенных симптомов", - говорит доктор Качкуркин.

Вывод по третьей главе работы. В данной главе работы рассматривались перспективы патопсихологических исследований и методы их совершенствования.

Таким образом, в целом, учитывая большое количество доступных и эффективных методов лечения людей с психическими заболеваниями, точные диагнозы, безусловно, важны, поскольку они помогают врачам подобрать лечение в соответствии с расстройствами (20). Современные технологии и процедуры, обычно используемые в клинических исследованиях для получения достоверных диагнозов, могут быть адаптированы к условиям общественного психиатрического здравоохранения. Они могут быть особенно полезны при оценке пациентов со сложными клиническими проявлениями, которые часто встречаются в этих клиниках. Администраторы должны принимать политические решения о том, стоит ли дополнительная точность диагностики изменения процедур в клинике и, возможно, обязанностей персонала. Необходимы дальнейшие исследования для определения долгосрочных затрат и экономии средств при внедрении таких усилий в общественных учреждениях психического здоровья.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Психическое заболевание — это проблема со здоровьем, которая влияет на мысли, настроение, поведение людей или на то, как они воспринимают окружающий мир. Психическое заболевание вызывает дистресс и может повлиять на способность человека функционировать на работе, в отношениях или при выполнении повседневных задач.

Существует множество различных типов психических заболеваний. Наиболее распространенными являются депрессия, тревога и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ.

Психические заболевания могут варьироваться от легких расстройств, длящихся всего несколько недель, до тяжелых заболеваний, которые могут длиться всю жизнь и приводить к серьезной инвалидности.

Каждый тип психического заболевания имеет свой набор симптомов. Например, экстремальное соблюдение диеты может быть признаком расстройства пищевого поведения. Слышание голосов может быть признаком психоза. Постоянное чувство безнадежности после родов может быть признаком послеродовой депрессии. Люди с тревожностью испытывают чрезмерное беспокойство или страхи, а люди с депрессией - продолжительную грусть или пониженное настроение.

Резкие изменения в мыслях, настроении или поведении человека могут быть признаком его психического заболевания. Изменения могут быть внезапными или происходить постепенно в течение длительного периода времени. Человек, который обычно хорошо справляется с жизнью, может начать испытывать трудности на работе или в обычной деятельности из-за психического заболевания.

Вот некоторые признаки психического заболевания, на которые следует обратить внимание:

Симптомы психического заболевания могут появляться и исчезать на протяжении всей жизни человека. Для получения более подробной информации обратитесь к конкретным темам на этом сайте.

Исследователи до сих пор пытаются понять, что вызывает психические заболевания. Единой причины не существует — это может произойти из-за сочетания факторов, включая генетику, работу вашего мозга, то, как вы выросли, ваше окружение, вашу социальную группу, вашу культуру и жизненный опыт.

Некоторые примеры этих факторов включают:

Генетические факторы: наличие близкого члена семьи с психическим заболеванием может увеличить риск. Однако, если один член семьи страдает психическим заболеванием, это не означает, что и другие будут страдать.

Злоупотребление наркотиками и алкоголем: употребление запрещенных наркотиков может спровоцировать маниакальный эпизод (биполярное расстройство) или эпизод психоза. Такие наркотики, как кокаин, марихуана и амфетамины, могут вызвать паранойю.

Другие биологические факторы: некоторые медицинские состояния или гормональные изменения.

Среда жизни в раннем возрасте: негативный детский опыт, такой как жестокое обращение или отсутствие заботы, может повысить риск развития некоторых психических заболеваний.

Травмы и стресс: во взрослом возрасте травмирующие жизненные события или постоянный стресс, такой как социальная изоляция, домашнее насилие, разрыв отношений, финансовые или рабочие проблемы, могут повысить риск развития психических заболеваний. Травматический опыт, например, проживание в зоне военных действий, может повысить риск развития посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Личностные факторы: некоторые черты характера, такие как перфекционизм или низкая самооценка, могут повысить риск развития депрессии или тревоги.

Обращение к врачу — это первый шаг к лечению и восстановлению психического здоровья. Если вы обеспокоены тем, что у вас может быть психическое заболевание, запишитесь на прием к врачу уже сегодня.

Психическое заболевание можно диагностировать, подробно рассказав врачу о своих симптомах. Обычно не существует анализов крови или сканирования мозга, которые могут подтвердить наличие психического заболевания, хотя эти анализы могут быть полезны для исключения других возможных причин симптомов.

Обследование будет включать вопросы о ваших мыслях, настроении и поведении. Может быть полезно взять с собой члена семьи или опекуна. Иногда используются анкеты, хотя диагноз не должен ставиться только на основании анкеты.

Симптомы различных психических заболеваний описаны в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5), опубликованном Американской психиатрической ассоциацией. Это руководство используется врачами, чтобы решить, какое психическое заболевание у вас есть.

Может потребоваться направление к психиатру, психологу или в другую специализированную службу для дальнейшей оценки и лечения.

Психические заболевания поддаются лечению, и большинство людей с психическими заболеваниями выздоравливают и живут продуктивной и счастливой жизнью.

Лечение отличается для каждого типа психического заболевания и может варьироваться в зависимости от конкретного человека, тяжести заболевания и истории болезни. Основные виды лечения включают:

Психологическая терапия: существует множество различных видов психотерапии, включая поддерживающую терапию, когнитивно-поведенческую терапию (КПП), психодинамическую терапию, межличностную терапию, групповую, парную и семейную терапию.

Лекарства: наиболее часто назначаемыми лекарствами являются антидепрессанты, которые могут использоваться для лечения тревоги или депрессии. Стабилизаторы настроения используются при биполярном расстройстве, а антипсихотические препараты - при шизофрении или психозе.

Изменение образа жизни: известно, что физические упражнения помогают облегчить или предотвратить тревогу или депрессию. Рекомендуется также избегать употребления запрещенных наркотиков и алкоголя, а также придерживаться здоровой диеты и правильного питания.

Дополнительные методы лечения: стратегии релаксации, медитация или другие методы лечения могут быть полезны для восстановления хорошего психического здоровья.

Если состояние тяжелое или есть риск самоубийства, то лечение может включать в себя обследование в больнице и, возможно, госпитализацию.

Хорошему психическому здоровью могут способствовать такие положительные моменты в жизни, как:

Психические заболевания могут привлекать стигму и дискриминацию, что может стать двумя самыми большими проблемами для человека с этими расстройствами. До 1 из 10 человек с психическими заболеваниями умирает от самоубийства.

После оценки общего состояния здоровья человека и постановки диагноза врач разрабатывает план лечения.

Большинство психических заболеваний невозможно вылечить, но их обычно можно лечить, чтобы свести к минимуму симптомы и максимально улучшить функционирование и качество жизни человека.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


Алёхин, А. Н. Психические заболевания в практике психолога: учебное пособие для вузов / А. Н. Алёхин. — Москва: Издательство Юрайт, 2020. — 119 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-09862-4. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/451104 (дата обращения: 21.10.2021).

Алёхин, А. Н. Психические заболевания в практике психолога: учебное пособие для вузов / А. Н. Алёхин. — Москва: Издательство Юрайт, 2020. — 119 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-09862-4. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/451104 (дата обращения: 21.10.2021).

Астапов, В. М. Клиническая психология. Коморбидность тревоги и подростковой депрессивности: учебное пособие для вузов / В. М. Астапов, А. Н. Гасилина. — 2-е изд. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 178 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-07940-1. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/474742 (дата обращения: 21.10.2021).

Астапов, В. М. Клиническая психология. Коморбидность тревоги и подростковой депрессивности: учебное пособие для вузов / В. М. Астапов, А. Н. Гасилина. — 2-е изд. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 178 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-07940-1. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/474742 (дата обращения: 21.10.2021).

Бержере, Ж. Патопсихология. Психоаналитический подход: Теория и клиника: Учебное пособие для студентов вузов / Ж. Бержере, Ж.Ж. Буланже, А. Бекаш; Пер. с фр. А.Ш. Тхостова. - М.: Аспект Пресс, 2008. - 397 c.

Бержере, Ж. Патопсихология. Психоаналитический подход: Теория и клиника: Учебное пособие для студентов вузов / Ж. Бержере, Ж.Ж. Буланже, А. Бекаш; Пер. с фр. А.Ш. Тхостова. - М.: Аспект Пресс, 2008. - 397 c.

Булатецкий, С. В. Патопсихология: симптомы и синдромы психических расстройств. Для специальности "правоохранительная деятельность»: учебное пособие для вузов / С. В. Булатецкий. — 2-е изд., испр, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 177 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-10831-6. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/475411 (дата обращения: 21.10.2021).

Булатецкий, С. В. Патопсихология: симптомы и синдромы психических расстройств. Для специальности "правоохранительная деятельность»: учебное пособие для вузов / С. В. Булатецкий. — 2-е изд., испр, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 177 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-10831-6. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/475411 (дата обращения: 21.10.2021).

Вакнин, Е. Е. Психология реабилитации зависимых: учебное пособие для вузов / Е. Е. Вакнин, В. В. Белоколодов. — 2-е изд., доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 253 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-13910-5. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/477208 (дата обращения: 21.10.2021).

Вакнин, Е. Е. Психология реабилитации зависимых: учебное пособие для вузов / Е. Е. Вакнин, В. В. Белоколодов. — 2-е изд., доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 253 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-13910-5. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/477208 (дата обращения: 21.10.2021).

Венгер, А. Л. Клиническая психология развития: учебник и практикум для вузов / А. Л. Венгер, Е. И. Морозова. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 312 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-03304-5. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/471562 (дата обращения: 21.10.2021).

Венгер, А. Л. Клиническая психология развития: учебник и практикум для вузов / А. Л. Венгер, Е. И. Морозова. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 312 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-03304-5. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/471562 (дата обращения: 21.10.2021).

Демьянов, Ю. Г. Основы психиатрии: учебник для вузов / Ю. Г. Демьянов. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 308 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-01176-0. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/469578 (дата обращения: 21.10.2021).

Демьянов, Ю. Г. Основы психиатрии: учебник для вузов / Ю. Г. Демьянов. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 308 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-01176-0. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/469578 (дата обращения: 21.10.2021).

Дереча, В. А. Психогенные переживания и расстройства: учебное пособие для вузов / В. А. Дереча, Г. И. Дереча. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 195 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-13275-5. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/476895 (дата обращения: 21.10.2021).

Дереча, В. А. Психология зависимостей: учебное пособие для вузов / В. А. Дереча. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 159 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-11076-0. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/475352 (дата обращения: 21.10.2021).

Дереча, В. А. Психология, патопсихология и психопатология личности: учебник для вузов / В. А. Дереча. — 2-е изд., испр, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 251 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-13742-2. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/477115 (дата обращения: 21.10.2021).

Дереча, В. А. Психопатология: учебник и практикум для вузов / В. А. Дереча. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 291 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-11244-3. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/476156 (дата обращения: 21.10.2021).

Залевский, Г. В. Введение в клиническую психологию: учебное пособие для вузов / Г. В. Залевский. — 2-е изд. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 192 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-10619-0. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/475318 (дата обращения: 21.10.2021).

Залевский, Г. В. История клинической психологии: учебное пособие для вузов / Г. В. Залевский, Ю. В. Кузьмина. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 180 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-10608-4. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/475483 (дата обращения: 21.10.2021).

Залевский, Г. В. Психология личности: фиксированные формы поведения: учебное пособие для вузов / Г. В. Залевский. — 2-е изд. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 306 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-10661-9. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/475738 (дата обращения: 21.10.2021).

Зверева, Н. В. Патопсихология детского и юношеского возраста: учебное пособие для вузов / Н. В. Зверева, О. Ю. Казьмина, Е. Г. Каримулина. — 2-е изд., испр, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 222 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-08286-9. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/474688 (дата обращения: 21.10.2021).

Зейгарник, Б. В. Основы патопсихологии: учебник для среднего профессионального образования / Б. В. Зейгарник. — 3-е изд., перераб, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 367 с. — (Профессиональное образование). — ISBN 978-5-534-04880-3. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/472344 (дата обращения: 21.10.2021).

Зейгарник, Б. В. Патопсихология: учебник для вузов / Б. В. Зейгарник. — 3-е изд., перераб, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 367 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-9916-4469-3. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/468552 (дата обращения: 21.10.2021).

Зейгарник, Б.В. Патопсихология: Учебник для академического бакалавриата / Б.В. Зейгарник. - Люберцы: Юрайт, 2016. - 367 c.

Зейгарник, Б.В. Патопсихология: Учебник для бакалавров / Б.В. Зейгарник. - М.: Юрайт, 2012. - 367 c.

Зейгарник, Б.В. Патопсихология: Учебник для бакалавров / Б.В. Зейгарник. - М.: Юрайт, 2012. - 367 c.

Зейгарник, Б.В. Патопсихология: Учебник для бакалавров / Б.В. Зейгарник. - М.: Юрайт, 2012. - 367 c.

Кадыров, Р. В. Посттравматическое стрессовое расстройство (PTSD): учебник и практикум для вузов / Р. В. Кадыров. — 2-е изд., перераб, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 644 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-12558-0. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/476473 (дата обращения: 21.10.2021).

Кадыров, Р. В. Посттравматическое стрессовое расстройство (PTSD): учебник и практикум для вузов / Р. В. Кадыров. — 2-е изд., перераб, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 644 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-12558-0. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/476473 (дата обращения: 21.10.2021).

Колесник, Н. Т. Клиническая психология: учебник для вузов / Н. Т. Колесник, Е. А. Орлова, Г. И. Ефремова; под редакцией Г. И. Ефремовой. — 3-е изд., испр, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 359 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-02648-1. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/468525 (дата обращения: 21.10.2021).

Колесник, Н. Т. Клиническая психология: учебник для вузов / Н. Т. Колесник, Е. А. Орлова, Г. И. Ефремова; под редакцией Г. И. Ефремовой. — 3-е изд., испр, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 359 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-02648-1. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/468525 (дата обращения: 21.10.2021).

Колесник, Н. Т. Нейро- и патопсихология. Патопсихологическая диагностика: учебник для вузов / Н. Т. Колесник, Е. А. Орлова; под редакцией Г. И. Ефремовой. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 240 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-9916-9643-2. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/469857 (дата обращения: 21.10.2021).

Колесник, Н. Т. Нейро- и патопсихология. Патопсихологическая диагностика: учебник для вузов / Н. Т. Колесник, Е. А. Орлова; под редакцией Г. И. Ефремовой. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 240 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-9916-9643-2. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/469857 (дата обращения: 21.10.2021).

Курек, Н.С. Эволюционная патопсихология: Теория и практика: Отечественные статьи 1925-1930-е гг / Н.С. Курек. - СПб.: Алетейя, 2013. - 196 c.

Лалаева, Р.И. Логопатопсихология: Учебное пособие / Р.И. Лалаева, С.Н. Шаховская. - М.: Владос, 2013. - 462 c.

Мищенко, Л. В. Психическая травма: практическое пособие / Л. В. Мищенко. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 156 с. — (Профессиональная практика). — ISBN 978-5-534-06650-0. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/474124 (дата обращения: 21.10.2021).

Орлова, Е. А. Патопсихология: учебник и практикум для вузов / Е. А. Орлова, Р. В. Козьяков, Н. В. Рышлякова. — 3-е изд., перераб, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 361 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-00499-1. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/468524 (дата обращения: 21.10.2021).

Орлова, Е.А. Патопсихология: Учебник для бакалавров / Е.А. Орлова, Р.В. Козьяков, Н.С. Козьякова. - М.: Юрайт, 2012. - 235 c.

Орлова, Е.А. Патопсихология: Учебник и практикум. 2-е изд., пер. и доп. / Е.А. Орлова, Р.В. Козьяков, Н.В. Рышлякова. - Люберцы: Юрайт, 2016. - 378 c.

Решетников, М. М. Избранные труды в 7 т. Том 3. Психическое расстройство / М. М. Решетников. — 3-е изд., испр, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2020. — 179 с. — (Антология мысли). — ISBN 978-5-534-13564-0. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/466095 (дата обращения: 21.10.2021).

Решетников, М. М. Психическая травма: учебное пособие для вузов / М. М. Решетников. — 2-е изд. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 200 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-05650-1. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/473576 (дата обращения: 21.10.2021).

Степанов, В. Г. Клиническая психология. Психологическое сопровождение онкологически больных детей и взрослых: учебное пособие для вузов / В. Г. Степанов, Е. А. Бауэр, Д. Н. Ефремова. — 2-е изд., перераб, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 112 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-11131-6. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/473567 (дата обращения: 21.10.2021).

Ткачева, В.В. Патопсихология: Теория и практика: Учебник для студентов учреждений высшего профессионального образования / И.Ю. Левченко, В.В. Ткачева, Г.Х. Юсупова; под ред. И.Ю. Левченко. - М.: ИЦ Академия, 2013. - 224 c.

Толкачева, О. Н. Психология патологического накопительства: учебное пособие для вузов / О. Н. Толкачева. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 178 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-13093-5. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/476932 (дата обращения: 21.10.2021).

Фесенко, Ю. А. Детская и подростковая психиатрия: "нестандартный", или "плохой хороший", ребенок: учебное пособие для вузов / Ю. А. Фесенко, М. И. Лохов, Е. В. Фесенко. — 2-е изд. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 334 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-12887-1. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/474579 (дата обращения: 21.10.2021).

Фесенко, Ю. А. Детская и подростковая психиатрия: пограничные психические расстройства: учебное пособие для вузов / Ю. А. Фесенко. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 224 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-11128-6. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/474578 (дата обращения: 21.10.2021).

Фесенко, Ю. А. Детская и подростковая психотерапия: неврозы у детей: учебное пособие для вузов / Ю. А. Фесенко, В. И. Гарбузов. — 2-е изд. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 330 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-07308-9. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/474576 (дата обращения: 21.10.2021).

Фесенко, Ю. А. Детская и подростковая психотерапия: неврозы у детей: учебное пособие для вузов / Ю. А. Фесенко, В. И. Гарбузов. — 2-е изд. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 330 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-07308-9. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/474576 (дата обращения: 21.10.2021).

Фонсова, Н. А. Анатомия центральной нервной системы: учебник для среднего профессионального образования / Н. А. Фонсова, В. А. Дубынин, И. Ю. Сергеев. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 338 с. — (Профессиональное образование). — ISBN 978-5-534-00669-8. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/470863 (дата обращения: 21.10.2021).

Яньшин, П. В. Клиническая психодиагностика личности: учебное пособие для вузов / П. В. Яньшин. — 3-е изд., перераб, и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2021. — 327 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-12928-1. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/476862 (дата обращения: 21.10.2021).