Духовный путь русского архиерея XIX века на примере архиепископа Леонида (Краснопевкова)

Подробнее

Размер

109.09K

Добавлен

28.12.2020

Скачиваний

4

Добавил

fke
зачли
Текстовая версия:

Ивановская митрополия

Религиозная организация – духовная образовательная организация высшего образования «Свято-Алексеевская Иваново-Вознесенская Православная духовная семинария Иваново-Вознесенской Епархии Русской Православной Церкви»

Кафедра Церковной и общей истории

Утверждаю

Заведующий кафедрой

____________________

д.и.н., проф. С.М. Усманов

сан, ученая степень, звание, фамилия, инициалы

«___» _____________ 2020 г.

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

По теме: «Духовный путь русского архиерея XIX века на примере архиепископа Леонида (Краснопевкова)»

Автор дипломной работы: иерей .........

сан, имя, фамилия/фамилия, имя, отчество

№ зачетной книжки: 173

Специальность: Специалист в области православного богословия

Научный руководитель _______________ д.и.н., проф. С.М. Усманов

подпись, дата сан, ученая степень, звание фамилия, инициалы

Иваново, 2020

СОДЕРЖАНИЕ

СОДЕРЖАНИЕ 1

ВВЕДЕНИЕ 1

ГЛАВА I БИОГРАФИЯ, ДУХОВНЫЙ ПУТЬ И СЛУЖЕНИЕ БОГУ АРХИЕПИСКОПА ЛЕОНИДА (КРАСНОПЕВКОВА) 1

1.1. Ранние годы и начало церковного служения. 1

1.2. Епископское служение Леонида (Краснопевкова) 1

1.3. Митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов) в мемуарах и письмах архиепископа Леонида (Краснопевкова) 1

Выводы по первой главе 1

ГЛАВА II ДУХОВНОЕ СЛУЖЕНИЕ ЕПИСКОПА ЛЕОНИДА ПОД РУКОВОДСТВОМ МИТРОПОЛИТА ФИЛАРЕТА ПО КНИГЕ «ЗАПИСКИ МОСКОВСКОГО ВИКАРИЯ» 1

2.1. Духовная жизнь и богослужение по книге «Записки московского викария» 1

2.2. О монашестве, молитве и послушании из книги «Записки московского викария» 39

2.3. Отступления от Православия в Московской епархии по воспоминаниям преосвященного Леонида 46

2.4. О святителе Игнатии (Брянчанинове) духовном наставнике Леонида (Краснопевкова) 1

Выводы по второй главе 58

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 60

Список литературы 63

Приложение 1. Письма к архиепископу Леониду святителя Филарета Московского (Дроздова) 71

Приложение 2. Слово Преосвященного епископа Леонида (Краснопевкова), сказанное в день празднования пятнадцатилетия его архиерейской хиротонии 26 апреля 1874 года…………………………………………………………… 76

ВВЕДЕНИЕ

Постановка проблемы и актуальность исследования. Для нынешних богословов духовный опыт великих духоносных мужей Руси и выдающихся иерархов Русской Православной Церкви представляет собой особую сферу заинтересованности, которая затрагивает вечные вопросы духовного содержания жизни.

Биографии известных богословов, великих подвижников Православия, основателей монастырей, учебных заведений, епархий или отдельных храмов хорошо изучена и служит мало достижимым, но назидательным примером духовного служения. При этом жизнь, молитвенный подвиг и образ мысли более «рядовых» деятелей Церкви не столь известен.

Для лучшего понимания данного вопроса важно было выбрать священнослужителя, чья биография одновременно была бы и типичной, внешне лишенной ярких духовных подвигов, и, вместе с тем, уникальной. Таким примером служит для нас архиепископ Леонид (Краснопевков) (28.02.1817–27.12.1876). Духовное чадо святителя Игнатия (Брянчанинова) правая рука митрополита Филарета (Дроздова), архиепископ Леонид являлся видным деятелем Русской Церкви XIX века. При этом многие вопросы его жизни остаются весьма слабо изученными. Изучение их, понимание жизненного пути архиерея является актуальным вопросом. Архиепископ Леонид (Краснопевков) жил в XIX веке – времени, ещё не удалённом от нас в глубь веков, но и весьма давно прошедшем, отношение к событиям того времени вряд ли может быть пересмотрено и переосмыслено.

Обзор источников

В первую очередь мы будем рассматривать письменное наследие Преосвященного Леонида: его мемуары, мемуары, автобиографии и переписку. Многие из этих материалов собраны в книгу «Записки московского викария».1

Из воспоминаний и дневников, использованных в настоящем исследовании, прежде всего, следует отметить труд архиепископа Тверского Саввы (Тихомирова И. М.) «Хроника моей жизни».2 Один из видных церковных деятелей XIX века, уроженец земли, ныне относящейся к Шуйской епархии, прошедший путь от студента Шуйского духовного училища до правящего архиерея Тверской кафедры, через свою переписку даёт нам возможность оценить важнейшие события той эпохи. Также в нашей работе активно использованы письма святителя Филарета (Дроздова) и святителя Игнатия (Брянчанинова).

Обзор исследований

Многие исследователи жизни и трудов преосвященнейшего Леонида, посвятили ему статьи. Преподаватель Санкт-Петербургского горного университета О.Н. Бондарева в статье: «Роль личности преподавателя в духовно-нравственном воспитании учащихся (на примере Санкт-Петербургского горного кадетского корпуса)» пишет о том, что архиепископ Леонид (Краснопевков) – воспитанник горного института. Он являлся деятелем Русской Православной Церкви, выдающемся педагогом и литератором, архиепископом Ярославским и Ростовским (1817 – 1876). Благодаря личным качествам, а также полученному в учебном заведении высоконравственному воспитанию, он избрал для себя путь служения Богу в монашестве и священном сане. При этом владыка всегда использовал во благих целях полученные во время учёбы знания.

В поздравлении, направленном 26 апреля 1874 г. епископу Леониду Горным институтом в связи с пятнадцатилетием служения его в сане епископа, говорилось: «Праздник, устроенный в Москве в честь Вашу <...> есть вместе с тем и праздник Горного института – Вы его питомец! <...> Узы, связующие Горный институт с Вами, досточтимый архипастырь, неразрывны».

Ценными также являются статьи преподавателя Николо-Угрешской духовной семинарии Л.А. Набатчикова. Его работа «Взаимоотношения Русской Православной Церкви с государством во второй половине XIX века» проливает свет на проблемы Церкви и государства в XIX, где митрополитом Московским был святитель Филарет (Дроздов). Также эта проблема более углублена в статье «Московская епархия РПЦ при митрополите Филарете (Дроздове) в воспоминаниях архиепископа Леонида (Краснопевкова)». Одним из самых знаменитых русских архиереев девятнадцатого века стал митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов), причисленный Церковью к лику святых. Его труды оказали большое влияние на развитие Церкви и государства. По его благословению был осуществлён перевод Священного Писания на русский язык, названный потом синодальным. Его перу принадлежит знаменитый «Катехизис». Во многих делах святителю помогал его викарный епископ Леонид (Краснопевков), оставивший нам богатое письменное наследие. Одной из центральных в его дневниках и воспоминаниях стала фигура митрополита Филарета. Также дневники московского викарного епископа дают нам представление о особенностях церковной жизни того периода, об отношениях высшего московского духовенства с представителями светского общества, о некоторых проблемах, которые волновали сердца людей того времени.

Много полезной информации может дать нам статья: «Образ митрополита Московского и Коломенского Филарета (Дроздова) в воспоминаниях архиепископа Леонида (Краснопевкова).» Она посвящена анализу мемуаров архиепископа Ярославского и Ростовского Леонида (Краснопевкова) о святителе Московском Филарете, помощником которого он являлся долгие годы.

Статья «Из переписки викария московской епархии епископа Дмитровского Леонида (Краснопевкова): Письма наместника Троице-Сергиевой лавры архимандрита Антония (Медведева)», написанная А.А. Петровым содержит переписку двух близких помощников святителя Филарета Московского.

Также нами был рассмотрен ряд других работ, посвященных жизни и творчеству архиепископа Леонида (Краснопевкова).

Цель исследования: охарактеризовать основные аспекты духовной жизни православного христианина, определить путь русского архиерея на примере архиепископа Леонида (Краснопевкова) и, исследовать его биографию, письма, записки, дневники, труды.

Задачи работы:

Структура работы. В соответствие с поставленными задачами, дипломная работа, включает в себя: введение, главу первую, в которой находят решение первые две задачи, главу вторую, где решаются оставшиеся задачи, заключение и список литературы.

Объект исследования: духовная жизнь русского архиерея.

Предмет исследования: труды и письма архиепископа Леонида (Краснопевкова).

Методологическая основа работы определяется следующими основополагающими принципами:

Научная новизна работы и ее практическая значимость состоит в том, что, помимо основательного исследования по затронутой проблематике, собранного проанализированного и изложенного в трудах архиепископа Леонида (Краснопевкова), предлагаются и конкретные практические рекомендации в помощь жаждущему «единого на потребу» христианину.


ГЛАВА I БИОГРАФИЯ, ДУХОВНЫЙ ПУТЬ И СЛУЖЕНИЕ БОГУ АРХИЕПИСКОПА ЛЕОНИДА (КРАСНОПЕВКОВА)

Будущий архиепископ Леонид Лев Васильевич Краснопевков родился в Санкт-Петербурге 16 февраля 1817 года. Семья его представляла собой дворянский род среднего достатка. Отец его, Василий Васильевич, служил на когда-то ответственной, а ныне малозначительной должности товарища (помощника) герольдмейстера3, то есть вел учет дворян в государстве отмечая их карьерный рост и составлял гербы. Мать его, Анна Ивановна (Ломова в девичестве), также происходила из небогатого рода, отличалась глубокой религиозностью, часто посещала Сергиеву Лавру. В семье Краснопевковых родилось пять детей: у Льва Васильевича был брат и три сестры.

У родителей не было денег на полноценное образование, поэтому Лев Васильевич был отдан в английский, затем во французский пансион, где получил только популярное тогда знание иностранных языков: французского, английского и немецкого.

В 1829 году в возрасте 12 лет мальчик был отдан в горный кадетский корпус – высшее образовательное учреждение закрытого типа, подготовлявшее специалистов горного дела. Собственно, тогда и начинается полноценное образование будущего архиерея. Там же происходит знакомство с будущим героем кавказских войн, Николаем Павловичем Слепцовым. С ученической скамьи их связывает крепкая дружба. В 1852 г. архимандрит Леонид напишет воспоминания, посвященные памяти своего одноклассника и друга4. В 1879 году он подарит Горному институту рукопись «Воспоминания о кадетской жизни генерала Слепцова»5.

Через три года, в 1832 юноша, желая начать военную карьеру на флоте, оставляет учение горному делу и до февраля 1834 года готовится дома для того, чтобы получить возможность получить юнкерский (нижний офицерский) чин на флоте. Его зачисляют в 14-й флотский экипаж балтийского флота на фрегат «Мария». Там он продолжает образование и в 1836 экстерном заканчивает Морской кадетский корпус и получает чин мичмана. Службу он продолжает на линейном корабле «Император Александр I», получает звание лейтенанта и в 1838, в возрасте 20-ти лет решает оставить военную службу.

Во время своей флотской службы будущий архиепископ Леонид знакомится с архимандритом Игнатием (Брянчаниновым)6, который убеждает его оставить службу царю и посвятить себя службе Христу. Архимандрит Игнатий, в то время обретавшийся в Петербурге не один повлиял на молодого офицера своим опытом монашеской жизни и служения. Другим значимым наставником был архимандрит Макарий (Глухарёв), страстный проповедник и миссионер, прославившийся работой среди сибирской глуши и на Алтае. Причем молодого офицера больше привлекает романтический подвиг миссионерства в отдалённых районах империи, но отец Макарий указывает ему, что одного душевного огня будет недостаточно и нужно получить богословское образование, чтобы нести слово Божие.

Закономерно, что дружба отца Леонида с отцом Игнатием продолжалась на протяжении всей жизни. Даже дни свои Леонид окончил там же, где и епископ Игнатий – в Николо-Бабаевском монастыре, тело было покрыто епископской мантией Игнатия, а брат епископа, Петр Брянчанинов принял участие в похоронах.

По благословению митрополита Филарета (Дроздова) в 1838 году Лев Краснопевков поступил в Петербургскую духовную академию, но в связи с кончиной отца в 1839 году вынужден был перейти в Московскую духовную академию. Он не мог оставить мать, сестер и брата, да и доходы семьи были невелики, так что все получаемые деньги он отдавал в общее семейное пользование.

По предложению митрополита Филарета он переехал в Троице-Сергиеву лавру, а его мать и сёстры переселились в ближнюю с лаврой деревню, что было гораздо дешевле жизни в Москве.

С сентября 1840 года Лев Краснопевков начал своё обучение в высшем богословском отделении Московской духовной академии. Её ректором в то время был архиепископ Филарет (Гумилевский). В первые годы обучения Лев Краснопевков желал стать миссионером и обратился с этой просьбой к находившемуся проездом в Москве епископу Алеутскому Иннокентию (Вениаминову), Владыка Иннокентий после обсуждения этого вопроса с начальством академии эту просьбу отклонил, так как Льву Краснопевкову нужно было приглядывать за своими родственниками и заканчивать духовное образование «настоящим образом». В академии, кстати, с самого начала он был на особом счету, о его жизни осведомлялся сам митрополит Филарет, который в письмах иногда спрашивал о судьбе «молодого лейтенанта Краснопевкова» и намекал на возможную духовную карьеру, но, главное, на перспективы подвигов на поприще православной науки. Сам митрополит, как человек успешно совмещающий в себе веру и науку, академик, переводчик Библии, чувствовал родственную душу.

Слова митрополита Филарета о будущем флотского офицера Льва Краснопевкова сбылись. Он успешно завершил своё обучение в МДА, защитив диссертацию, посвящённую святителю Филиппу, митрополиту Московскому и всея Руси, которая была издана в 1861 году. Выпускник академии получил звание магистра. Молодой богослов начал преподавать греческий язык, историю и катехизис в одной из крупнейших в России Вифанской духовной семинарии, расположенной недалеко от Москвы. Это учебное заведение отличалось в то время высокой «практической направленностью» образования и специализировалось, в основном, на подготовке священников для сельских храмов.

Молодой преподаватель решил посвятить Богу всю свою жизнь. Принятие монашество Львом Краснопевковым стало логичным продолжением выбранного им жизненного пути. На этот шаг он решился в начале осени 1845 года. Вскоре он принял и священный сан – через неделю после монашеского пострига его рукоположили во иеродиакона. В первый же день октября того же рукоположен в митрополит Филарет (Дроздов) совершил священническую хиротонию иеродиакона Леонида.

Образованному и общительному молодому иеромонаху покровительствует сам московский митрополит. Через три года он получает назначение на должность преподавателя патристики в Московской духовной академии. Отец Леонид Краснопевков возрастает и духовно и в должностях7. Вскоре он получает и должность помощника библиотекаря. Московская духовная академия на тот момент – главное высшее образовательное учреждение Русской Православной Церкви, и служба в ней считается очень ответственной.

На новой должности отец Леонид показал себя с лучшей стороны и по распоряжению митрополита Филарета 19 декабря 1849 года получает пост ректора Вифанской духовной семинарии, в которой он и начинал свою преподавательскую карьеру. Также он становится настоятелем Московского Иоанно-Златоустовского монастыря. «Я почитаю свое священническое и монашеское служение выше всякого другого и несмотря на то, что меня называют с усмешкою пустынножителем ежедневно хожу к обедне, несколько раз в неделю служу сам; стараюсь поддерживать общение с отцом наместником; своих занятий по должности не подвергаю никому на одобрение, и не стыжусь спросить, чего не знаю... Хожу в Вифанию пешком, даже иногда с книжкою в руках и не позволяю делать служителю то, что без труда и траты времени могу сделать сам».8

Судя по воспоминаниям, отец Леонид пытается больше внимания уделять своей ректорской работе и ежедневно посещает семинарию, но и с наместником монастыря поддерживает общение, хотя это довольно трудно, так как железнодорожное сообщение с Москвой было открыто только в 1862 году, а дорога в конной повозке, приписанной к монастырю или семинарии, была долгой.

Сложно было и с семинарскими заботами. Прежде всего, пришлось преподавать догматическое богословие — предмет, к которому он не был готов, о чем неоднократно говорил9. Тем не менее, все слушатели семинарии с благодарностью вспоминали своего ректора и учителя, его лекции, которые он излагал живым и «довольно светским» языком. Как главный руководитель заведения, он был обязан также контролировать студентов и преподавателей, отчитываться пред начальством, которое не было к нему благосклонно. Впрочем, последним он не сильно тяготился, о чем честно писал в воспоминаниях10.

Отец Леонид не был опытным администратором, чем часто пользовались его подчинённые. Часто возникали сложности в отношениях с инспектором семинарии отцом Нафанаилом (Нектаровым). Последний, будучи старше иеромонаха Леонида по хиротонии, считал себя выше ректора по богословскому образованию и относился к нему не с подобающим уважением. Некоторые коллеги незаслуженно считали молодого ректора «любимчиком» митрополита Филарета и давали ему это понять.

Первое испытание «медными трубами» и административным постом отец Леонид выдержал успешно. Он не озлобился, не ожесточился против недалеких людей, интриганов, а сохранил истинно православный взгляд на жизнь. Не оставил он и научные изыскания, несмотря на занятость на обеих должностях. 1 января 1850 года отец Леонид был возведен в сан архимандрита и назначен на пост настоятеля московского Знаменского монастыря, сохраняя ответственный пост ректора Вифанской семинарии11. С этого момента началось его знакомство с отцом Саввой (Тихомировым), затем переросшее в крепкую дружбу. Также как митрополит Филарет увидел в отце Леониде родственную душу, так и сам отец Леонид принял отца Савву как равного, как человека духовной жизни и настоящего православного ученого. С ним завязывается долгая и поучительная переписка по самым разным вопросам общественной, церковной и личной жизни, в которой проявляется в лучшем виде здравомыслие, умеренность и независимость суждений. В 1851 году он определен на должность члена Московского Комитета для цензуры духовных книг, что еще больше прибавило работы, впрочем, чтение и анализ новых книг архимандрит за тяжкий труд не считал. Отец Леонид не знал меры своим трудам и подвигам, о чем пишет в своих воспоминаниях архимандрит Савва (Тихомиров): «Для него встать с постели в полночь, идти в церковь к утрени, отстоять или отслужить раннюю литургию, затем идти в класс на лекцию, потом принимать подчиненных или посторонних посетителей и заключить все это самою скромною трапезою, после которой при том никогда не отдыхал; или с вечера просидеть за каким-нибудь официальным делом или дружеским письмом до утренней зари — для него совершенно ничего не значило. Вообще он отличался необыкновенною наклонностью жертвовать собою для других, и за это нередко весьма дорого расплачивался».12

Митрополит Филарет продолжает продвигать по службе талантливого архимандрита, педагога и учёного. 31 августа 1853 года последовало его назначение ректором Московской духовной семинарии, на тот момент более богатой и престижной, чем Вифанская. Если в последней получали образование в основном будущие сельские батюшки, то Московская принимала, в основном, будущих городских священников. Также удобнее было и самому Леониду посещать и свой Знаменский монастырь, и академию, расположенные теперь в одном городе.

Свободное общение с прихожанами, широкая эрудиция, независимость и твердость взглядов и суждений привлекали к нему внимание многих из аристократических фамилий Москвы. Архимандрит Леонид вскоре стал фигурой популярной в московских кругах. Поговорить с ним после службы или даже пригласить в гости удавалось многим москвичам.

С 22 апреля 1854 года архимандрит Леонид ждёт новое назначение. Он принимает управление московским Заиконоспасским монастырём. В этом назначении ему помог написавший письмо в Синод с ходатайством за него митрополит Филарет13. Причина перевода на этот раз была следующей. Ректор Московской семинарии архимандрит Леонид содержит мать и одну или двух сестер, которые лишились своей небогатой собственности и имений. Архимандрит Леонид со времени поступления в училище делится с ними своим жалованьем. Заиконоспасский монастырь богаче, чем Знаменский и может дать ему более пособия к содержанию его и семейства14.

Наставник семинарии на Кавказе иеромонах Моисей (Рыбальский) в письме к Савве (Тихомирову) от 18 января 1851 года писал: «Так Вы теперь живете в Знаменском монастыре, я очень рад этому. Тем более, что настоятелем в оном добрейший отец архимандрит Леонид — ректор Вифанской семинарии. С ним можно жить, — у него истинная ангельская душа»15. В письмах они общались по самым разным вопросам, например, о сохранении монашеского звания в чистоте от окружающего мира или о смерти великого русского писателя Н.В. Гоголя. В конце зимы 1852 года отец Леонид писал: «Прошу Вас передать брату при свидании, что письмо его я получил и весьма благодарен. Оно должно было поколебать несчастную уверенность некоторых из здешних, охотно принявших известие, будто покойный Гоголь был в белой горячке. Как видно, слух этот распущен теми достойными христианами, которым всё, что отзывается религиозностью, что носит печать христианства, представляется сумасшествием»16. 1 октября 1852 года архимандрит Леонид написал отцу Савве: «В послании Вашем спрашиваете моего мнения в прогулке на выставку. Скажу не обинуясь: и в церковь иду с предосуждением для себя, если хочу сделать во храме Божием выставку из себя, но и с выставки в манеже могу возвратиться без всякого предосуждения, если мое монашество ходило туда со мною. Мы монахи, но по положению своему не пустынники; нам невозможно и даже не должно вовсе бегать от столкновений с миром; но должно соблюдать себя не оскверненными от мира.»17.

1.2. Епископское служение Леонида (Краснопевкова)

11 апреля 1859 года архимандрит Леонид был уведомлен митрополитом Филаретом о своем новом, назначении – возведении в сан епископа. Будущий епископ должен был прибыть на церемонию с новой, богатой церковной одеждой и регалиями. Больше всего архимандрита печалило отсутствие архиерейской панагии. Сам человек очень скромный, человек науки, не беспокоящийся денежным вопросом, он не мог открыть своего положения вышестоящим иерархам, а денег у него не хватало, так как все заработанное на посту ректора и полученное как настоятелем монастыря он отдавал матери и сестрам, а также просителям. Выручил его друг – Отец Савва (Тихомиров). Он обратился к графине Анне Егоровне Толстой, супруге бывшего обер-прокурора Святейшего Синода с просьбой о помощи, на которую получил от неё 800 рублей и украшения, пошедшие на изготовление рясы, мантии и панагии.

Наречение архимандрита Леонида во епископа Дмитровского, викария московского митрополита года состоялось 24 апреля 1859 года. Такое назначение делало будущего епископа ближайшим помощником московского митрополита Филарета. Не зря последний внимательно следил за судьбой «молодого лейтенанта Краснопевкова», готовя себе возможную замену. Об этом честно и искренне говорит в своей речи нарекаемый архимандрит, обращаясь к своему патрону и наставнику – митрополиту.

26 апреля 1859 года в Успенском соборе московского Кремля состоялось одно из важнейших событий в жизни архимандрита Леонида – его хиротония во епископа Дмитровского, викария Московской епархии. Богослужение и, соответственно, рукоположение отца Леонида в архиерейский сан возглавил митрополит Московский Филарет в сослужении архиепископа Евгения (Казанцева) и епископов — Уфимского Порфирия (Соколовского) и Фиваидского (Александрийская Православная Церковь) Никанора.

18 мая 1859 епископ Леонид ушёл с поста ректора Московской духовной семинарии, передав его своему другу архимандриту Савве, добившись назначения последнего у митрополита Филарета. Впрочем, архимандрит Савва сам достигает большего – 21 января 1861 года определением Синода становится ректором Московской духовной академии. Вскоре отце Савва тоже становится архиереем - 4 ноября 1862 года в Успенском соборе московского Кремля он был рукоположен во епископа Можайского, второго викария Московской епархии. Теперь епископ Савва становится помощником своего ближайшего друга – епископа Леонида, вместе они помогают митрополиту Филарету. С другом и помощником он вынужден расстаться с июня 1866 года, когда того назначают епископом Полоцким и Витебским. Сам митрополит Филарет сокрушался по поводу потери второго верного и надежного помощника.

Вместе с епископским званием владыка Леонид был назначен настоятелем Саввино-Сторожевского Звенигородского монастыря. Путь туда был гораздо легче, чем до Сергиева Посада, летом можно было добраться по Москве реке, также имелся и благоустроенный «Царский путь» (ныне Рублево-Успенское шоссе). Монастырь был очень богатым, туда регулярно приезжали представители императорской семьи и великие князья, так что финансовое положение епископа Дмитровского наконец-то поправилось, а его семья зажила спокойно.

В обременение новому епископу достается пост директора Московского тюремного комитета. Теперь ему приходится опекать не только беспокойных семинаристов, решать их учебные и бытовые проблемы, но и вникать в жизнь и более тяжелые проблемы заключенных московских тюрем, так что прибавка к доходам была более чем актуальна – теперь приходилось, следуя и должности, и зову души, помогать большему числу людей.

В 1863 году епископ Леонид становится председателем Московского губернского присутствия по предмету улучшения быта духовенства. Эта должность вновь была связана с милосердием, социальной работой и вниканием в трудности отдельных лиц и их семейств,

Как викарий московского митрополита, епископ Леонид берется выполнять самые необычные, сложные и тяжелые поручения. В марте 1864 года он участвует в переговорах о соединении Церквей с делегатом Нью-Йоркской конвекции пастором Юнгом. В этой связи, епископ Леонид получает письмо от князя С. Н. Урусова. В письме говорится, что Юнг очень хочет встретиться с митрополитом Филаретом. А епископ Леонид должен посодействовать как переводчик с английского. Приведем отрывок письма: «Князь рекомендует мне, делегата Йоркской конвенции пастора Юнга, который на днях должен быть в Москве, встретить, и говорит, что цель его: увидеть Московского митрополита, которого «катехизис, переведенный на английский язык Блэкмором, сделался, по уверению Юнга, популярною книгою в Америке».18

Пастор Юнг находился в Первопрестольной с 27 марта по 3 апреля. 29 марта он встретился с митрополитом Филаретом. В беседе принимали участие представители духовенства епископ Дмитровский Леонид, епископ Можайский Савва, а также М.М. Сухотин и граф А.В. Бобринский. 1 апреля участники собеседования вновь собрались у митрополита Филарета, которой он пожелал мира американской Церкви и выразил «уверенность, что Церкви, стремящиеся к соединению умом, соединены сердцами»19. В ответ пастор Юнг в беседе с епископом Леонидом предложил устроить русскую православную церковь в Нью-Йорке. Перед отъездом из Москвы пастор Юнг и епископ Леонид условились вести взаимную переписку.

В 1867 году владыка Леонид продолжает налаживать контакты между христианскими Церквями. Он принимает в Москве двух делегатов церкви Англии: священника Генри Лиддона и диакона Чарльза Доджсона, более известного как писателя и математика Льюиса Кэрролла. Они вели переговоры об англиканско-православном богословском диалоге и возможном соединении церквей. Вся нагрузка и общение легли на плечи архиепископа Леонида, знавшего английский язык на высоком уровне.

Другое важное дело было связано с общением со светской властью. Московский генерал-губернатор М.А. Офросимов 4 апреля 1864 года обратился к митрополиту Филарету с вопросом о возможности работы театров в Светлую седмицу. Обращение было составлено таким образом, чтобы, как бы спрашивая разрешение, намекнуть на волю императора, разрешавшего для увеличения доходов отечественных театров давать представления во все дни Пасхи. Владыка Леонид по поручению митрополита Филарета подготовил мнение по этому вопросу. Он указывает, что если даже «веселие христианского брака Церковь почитает несовместным», то «что сказать о суетной забаве театров»? Ответ митрополита Филарета генерал-губернатору был составлен именно в таком духе, со ссылками на книгу апостольских и церковных правил, Карфагенского Собора. Также было указано на то, что разрешение подобных увеселений Санкт-Петербургским митрополитом, дело его совести и его епархии, а митрополит Московский для своей паствы считает нужным противиться воле императора и подобные развлечения запретить. Митрополит советуется со своим викарием, но ответственность за ответ на вопрос генерал-губернатора и опасности императорского недовольства берет на себя.

19 ноября 1867 года митрополит Филарет (Дроздов) преставился. Утром он совершил литургию в Троицком подворье, затем принимал посетителей, после чего учёл в свой кабинет заниматься делами. В два часа дня его обнаружили отошедшим ко Господу. В письме к своему близкому другу епископу Можайскому Савве епископ Леонид написал: «Великий отец наш телом так незаметно истаевал. <…>. Москва от темени до пят всецело объята была чувством скорби: никогда не видала она такого многолюдства на улицах своих; никогда не был столь строен ход церковный, и едва ли когда-нибудь к чему-либо так сочувственно, так единодушно (относились) во всех обществах, во всех домах».20

После смерти митрополита Московского Филарета Московской епархией временно управлял епископ Леонид. Он замещал должность главы московской кафедры до 25 мая 1868 года.

Владыка Леонид очень тяжело переживал кончину своего наставника. «В продолжение тридцати лет был я при митрополите Филарете, как при великом, крепком корабле привязанная к нему малая, утлая ладья. <…> Я искал одного: быть послушным орудием его священной воли, находя в ней для себя спокойствие», — вспоминал владыка Леонид о своем служении. «Должен радоваться за других, когда не могу за себя: живу все лето в Москве — в духоте, в скорби, в страшной туге сердечной. <…> Что я? Ненужное надгробие митрополита Филарета. <…> Только в храме утешение <…> Мое земное, внешнее и духовное, все погребено в лаврской Филаретовской церкви. Впрочем, если эта сокровищница сохранит мне что-нибудь для неба, то я вознагражден с лихвою за понесенные мною труды», — писал владыка Леонид 13 августа 1869 года своему близкому другу преосвященному Савве (Тихомирову).21

26 апреля 1874 года в Москве на Саввинском архиерейском подворье прошло празднование пятнадцатилетие со дня епископской хиротонии епископа Дмитровского преосвященнейшего Леонида, старшего викария Московской митрополии. Он в сослужении архимандрита Саввинского подворья Галактиона и архимандрита Николо-Угрешского монастыря Пимена отслужил Божественную Литургию по этому торжественному поводу. После Литургии владыка Леонид сказал слово, исполненное благодарности Богу, Его святым угодникам и многим людям (см. Приложение 2).

Следующим митрополитом Московским епископ Леонид не стал. На этот пост 5 января 1868 года был назначен Иннокентий, также постриженный в монахи самим митрополитом Филаретом, а прославившийся служением в самых отдаленных регионах империи – на Камчатке, Курилах и Аляске.

Епископ Леонид был членом многих научных обществ и учреждений.

В 1876 году владыка Леонид был назначен на Ярославскую кафедру. 15 мая он был возведен в сан архиепископа, а 11 июля прибыл в Ярославль. Перевод в Ярославль вовсе не следует считать понижением, ведь тогда, с точки зрения действующей церкви, пост архиепископа отдельной кафедры был значимее поста викария митрополита. Кроме того, архиепископ Леонид получил возможность заняться реальным и практическим делом управления епархией, а не помощью начальству. Тут же он с головой бросается в дело восстановления храмов и приходов епархии, посвящая ему все свои силы.

Также на этой древнейшей кафедре, архиепископ Леонид не теряет и своего потенциала как ученый. Он составляет описание церковных древностей Ярославской епархии. Под его начальством проводится работа по каталогизации архивов епархии.

Не перестает заниматься он делами педагогики и благотворительности. Он продолжал свою педагогическую и благотворительную деятельность. Владыка содействовал в организации воспитания и обучения в России детей-сирот из Сербии, Черногории и других балканских стран, которые в тот период вели борьбу за свою независимость от исламской Турции. Также преосвященный Леонид устроил в московском Алексеевском монастыре женское училище для сербских и болгарских девиц, живших в России на правах беженцев.

В 59 лет, в 1876 году архиепископа Леонида не стало. 13 декабря 1876 года он отслужил свой последний молебен в кафедральном соборе. В тот же день владыка отправился в недельную поездку по заволжскому костромскому тракту для обозрения состояния вверенной ему епархии. Поздним вечером епископ Леонид и его помощники остановились на ночлег в Николо-Бабаевском монастыре Костромской епархии, месте погребения епископа Игнатия (Брянчанинова). Там произошла его встреча и беседа с братом покойного архиерея Петром Александровичем Брянчаниновым. 14 декабря владыка Леонид посещал различные храмы своей епархии и в конце дня возвратился в Николо-Бабаевский монастырь. На следующий день епископ Леонид собирался отправиться в Ярославль, но после литургии почувствовал себя плохо. Был вызван врач и духовник. После отпуска по исповеди и принятия Святых Даров он закрыл глаза. Приехавший врач констатировал его кончину.

18 декабря в Николо-Бабаевский монастырь из Москвы прибыл настоятель Николо-Угрешского монастыря архимандрит Пимен. Он попросил у митрополита Московского Иннокентия разрешения похоронить Преосвященного Леонида в своей обители, так как лично знал его и очень уважал. К тому же они оба были духовным сынами святителя Игнатия (Брянчанинова). Но в ответ на эту просьбу прозвучали слова: «Там, где есть стадо, пусть будет и пастырь». 20 декабря гроб с телом покойного архиепископа был доставлен в Ярославль. На следующий день его похоронили в правой части храма, рядом с мощами святых ярославских князей Василия и Константина Всеволодовичей.

Во времена богоборчества, а точнее в 1937 году собор взорвали, а на его месте разбили парк культуры и отдыха. В 2004 году на том же месте началось его восстановление. 12 сентября 2010 года храм был достроен и освящён Святейшим патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

1.3. Митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов) в дневниках и письмах архиепископа Леонида (Краснопевкова)

Святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский и Коломенский, стал одной из ключевых фигур в истории Русской Церкви XIX века. Прошло уже более 150 лет со дня его блаженной кончины, но почитание его в Московской епархии, да и во всей Русской Церкви только возрастает. Священнослужители и миряне вспоминают его труды на благо Церкви, в том числе его книги, проповеди и поучения. В управлении большой Московской епархией митрополиту Филарету помогали викарные епископы. Один из них - Леонид (Краснопевков), епископ Дмитровский, впоследствии назначенный на Ярославскую кафедру, был одним его ближайших помощников и единомышленников. Изучив письменное наследие владыки Леонида, мы сможем увидеть святителя Филарета глазами его современника.

При изучении церковной истории нам часто хочется увидеть истинные чувства, мысли, настроения, уровень духовной жизни людей того или иного времени. В этом нам могут помочь мемуары, письма, дневники исторических личностей той эпохи - источники личного происхождения. Такой подход к изучению истории Русской Церкви значительно увеличивает количество возможных источников информации и увидеть по-новому известные события прошлого.

Архиепископ Леонид (Краснопевков) оставил значительный объём письменного наследия. Немалую долю в нём занимают воспоминания о митрополите Филарете. К сожалению, мемуары владыки Леонида не были завершены из-за внезапной смерти автора. До наших дней сохранилась переписка этих двух церковных иерархов, в которой около 340 писем, а также дневники с краткими заметками о святом Филарете. Центральной нитью воспоминаний владыки Леонида о святителе Христовом является огромное значение митрополита Филарета в церковной и государственной жизни нашей страны.

Попробуем, используя письменное наследие владыки Леонида, воссоздать образ митрополита Филарета (Дроздова) и обратим внимание на основные направления деятельности последнего. Святитель считал царскую власть объединяющей и руководящей силе общества и уделял большое внимание этой теме с самого начала своего пребывания на Московской кафедре. Многие свои слова и речи он обращал и к императору, и к народу. Часто митрополит передавал свои слова письмом через викарного епископа. В письмах митрополита Филарета к епископу Леониду можно найти, например, такие слова, посвящённые царствующим особам: «Я и мечтать не могу, что буду при встрече государя императора», или «Если Государь Император вспомнит обо мне и спросит, донесите Его величеству, что дух мой стремится к нему, но ветхое тело не повинуется, и я из пустыни возношу молитву <…> Господи, спаси Царя»!22

При самом благоговейном отношении к царской власти митрополит Филарет всегда исполнял свой архипастырский долг, наставляя представителей Императорского дома. Общаясь через переписку с царской семьей, архиерей выражал заботу о них, всегда был их духовной опорой.

Одним из острых вопросов, беспокоивших московского святителя был вопрос качества духовного образования. Злоупотребление схоластикой не было редкостью в то время. Главной целью духовного образования митрополит считал формирование христианской личности, Он (по воспоминаниям владыки Леонида) мог сделать замечание профессору, злоупотреблявшему академическим методом преподавания, во время занятий: «Странно мне, что вы боитесь и чуждаетесь святых преданий, бегаете от слова Божия даже там, где оно одно могло бы вывести вас из затруднения, в котором сами признаетесь».23 В другом месте епископ Леонид написал: «Думаю, что грустны были впечатления владыки в дороге, в которую он пустился после экзамена. Не может не видеть он <…> как глубок корень сатанинский в академическом образовании».24 Владыка Филарет считал Священное Писание главным инструментом в деле религиозного и нравственного просвещения народа. Для лучшего понимания священных текстов простыми людьми он организовал перевод Библии на русский язык. Плодами этого труда, вызвавшего полтора века назад немало споров, мы пользуемся по сей день. Святитель, по мнению владыки Леонида, выступал за возможность реформирования ряда сфер жизни общества, но призывал делать это весьма продумано и осторожно.25

К церковным преобразованиям второй половины XIX века митрополит Филарет относился довольно сдержанно. Из воспоминаний епископа Леонида о митрополите Филарете видно, что святитель боялся существенного вмешательства государственной власти в дела Церкви. Митрополит сказал: «При перемене порядка вещей петровская реформа церковного управления может погубить православную Церковь в России. Нам же нужна форма - апостольская, соборная».26 Ещё одна его мысль: «Светская власть хочет господствовать в церковном управлении, и служители церкви говорят: нет препятствий, господствуй»».27 Считая императора главным покровителем Православия в России и признавая необходимость союза государства и Церкви, московский святитель негативно воспринимал попытки светской власти вмешиваться в дела религиозные.28

В 1861 году митрополит Филарет помогал светской власти составлять Манифеста об освобождении. Он вложил в документ свое видение гармоничного христианского общества, которое хотел видеть в России. Владыка Леонид пишет: «Государь прислал рескрипт владыке благодарственный за составление манифеста. <…> Государь выражает удовлетворение, что народ услышит знакомый и дорогой для него голос знаменитого архипастыря, и хвалит его опытность в делах государственных».29 При этом митрополит допускал, что результаты крестьянской реформы могут впоследствии негативно отразиться на интересах Церкви и клира принимал её сдержанно. Святитель призывал свою паству быть патриотами своей страны, лояльно относиться к власти, любить мирное и благодатное время.30

Митрополит Филарет, по словам епископа Леонида, играл важную роль в жизни Московских духовных школ, особо интересуясь порядками воспитания и управления в них, особенно в Академии. Качество преподавания, кадровый и финансовый вопросы, условия жизни учащих и учащихся также волновали иерарха. Благодаря архипастырю у Московской духовной академии было увеличено вознаграждение для преподавателей, а студенты из числа самых бедных получили жильё и содержание.31   В 1864 году на торжествах по случаю юбилея Московской духовной Академии митрополита Филарета благодарили за его постоянную и многолетнюю помощь учебному заведению.32

Каким запомнил митрополита Филарета владыка Леонид? Из воспоминаний автора нам предстаёт мудрый и строгий иерарх, который не любит подобострастного отношения к себе ни от кого. «Напрасно думают, что митрополит Филарет любил низкопоклонство и безмолвие. Нет, он не терпел низости, подлости, но преследовал гордость, самомнение, превозношение. Лукавство было ему противно столько же, сколько искренность любезна»33. В другом месте владыка Леонид писал о святителе Филарете: «Не любил он, чтобы люди в суждениях переступали за границу, но не любил безмолвия рабского».34 

Святитель Филарет обладал, по мнению своего викария, самыми лучшими человеческими качествами. В его отношениях с священнослужителями и мирянами всегда сквозили заботливость, снисходительность, помощь и поддержка. Владыка никогда не возвышался над другими архиереями, для него они были братьями. Он часто говорил: «Ибо архиерейство во всех его канонических степенях одно и то же, и все архиереи братья»35. Епископ Леонид писал: «Эту последнюю мысль он выразил мне очень определенно, когда я неосторожно сказал, что митрополит между епископами своими будто как отец. Владыка прервал меня на этом месте и сказал - «никак, а только как старший брат, старший по месту, по службе и по опытности».36 Эти свои слова святитель всегда подтверждал делами.

Московский архипастырь всегда старался помочь нуждающимся или попавшим в беду, за исключением случаем, когда последние искали выгоды для себя. Вот воспоминание об одном из таких случаев: «Об одной падшей женщине, которая требовала, чтобы обольститель заплатил ей за бесчестие или был принужден на ней жениться, владыка сказал, что она поставила цену за свою добродетель. Она не защиты чести требует для себя, не ищет исправить браком, что испорчено грехом и отказал ей в просьбе».37

Преосвященный Леонид пишет, что святитель Филарет оставил особый след в истории Русской Православной Церкви и его имя войдёт в историю навеки.  «Пройдут века: имя его вырастет необыкновенно. Мысль будет искать в прошедшем его великого образа, и счастлив, кто увидит его портрет».38

Между святителем Филаретом и его викарием практически не было разногласий, по крайней мере, в дневниках владыки Леонида о них ничего не говорится. Для владыки Леонида он стал отцом, благодетелем и наставником. Граф Шереметьев характеризует положение московского викария при митрополите Филарете так: «Близость его при старце митрополите создавала ему исключительное положение и в обществе; но доверие и дружба, которыми он у него пользовался, обличали и в самом Леониде положительные достоинства, которыми дорожил знаменитый архипастырь».39

Преосвященный Леонид, как и многие его современники, например, епископ Ладожский Гермоген (Добронравин), писал о митрополите Филарете в духе сыновней любви. Последний отмечал московского митрополита за его вклад в деле подготовки молодого духовенства: «Твоему проницательному взору предоставлено было обозреть первые опыты трудящихся в академии, направить их стремления к целям духовного образования. <…> Под твоим охранением процветало и цветет здесь любомудрие, послушное вере; под твоим блюдением в уроках богословия всегда проповедовалась чистая истина Христова»40. Одесский протоиерей Иоанн Знаменский также подчеркивал выдающиеся особенности митрополита Филарета. После Крымской войны в 1856 году он писал о предстоятеле Московском: «Воистину, велик Филарет. Как предостаточно он успокоил тех, которым мир казался неудовлетворяющим чести нашего оружия и славы нашего отечества. Устами Филарета должна говорить к Богу Спасителю благодарения вся Россия, его сердцем должны мы все чувствовать, обрадованные вестью о прекращении брани самой упорной и губительной».41

В своём слове на погребение митрополита Филарета в 1867 году духовенство Московской епархии выразило глубокую признательность за его добрые качества и мудрую церковную деятельность. «Соединяя в лице своем строгого инока и мудрого пастыря, ты ровно был отцом и руководителем и для иноков, и для священнослужителей, как иночествующих, так и трудящихся среди мира. Для всех нас открыт был к тебе доступ, никто имевший нужду в совете и руководстве не отходил от тебя с неразрешенным недоумением, без опытного и ясного наставления. <…> Строгий порядок в делах по управлению паствою и многолетняя твоя опытность делали легкими труды для тех из нас, которые были призываемы Тобою к участию в делах епархиального управления, а мудрость и справедливость в решениях служили прочною охраною всеобщей доверенности к твоему суду».42

Полностью заменить почившего святителя на Московской кафедре было невозможно. После назначения на Московскую кафедру митрополита Иннокентия (Вениаминова) вместо покойного митрополита Филарета в 1868 году инспектор Московской академии С. К. Смирнов говорил о невозможности полной замены умершего архипастыря. «Заменяющий незаменимого выехал из Иркутска. Назначение его совершенный сюрприз для всех, чаявших утешение после скорбной утраты великого Филарета. Каково будет положение Академии при новом владыке - трудно представить».43

Владыка Леонид считал смерть святителя Филарета тяжёлой потерей для себя и для всей Церкви. В то же время он считал, что для графа Д. А. Толстого, обер-прокурора Святейшего Синода, смерть митрополита Филарета была удобной. Епископ записал об этом в своем дневнике: «Скажу откровенно, он смертью своею развязал нам руки!»44

При митрополите Филарете Московская епархия развивалась обособлено от других. Авторитет святителя был сдерживающим фактором от вмешательства властей в церковные дела Московской епархии. Можно предположить, что светским властям было выгодно избрать на Московскую кафедру не преемника церковной политики митрополита Филарета, а человека из совершенно другой сферы. Так знаменитый миссионер святитель Иннокентий (Вениаминов) стал следующим митрополитом Московским и Коломенским.


Выводы по первой главе

1. Ранние годы архиепископа Леонида (Краснопевкова) проходили в родном доме в Санкт-Петербурге в родовом дворянском гнезде. Мать водила его в Храм Божий в Сергиевскую пустынь, где в то время подвизался святитель Игнатий (Брянчанинов). Основные этапы жизни будущего епископа: английский пансион, французский пансион, Горный кадетский корпусБалтийский флот. Там душа молодого человека загорелась монашеством, с которым познакомил его святитель Игнатий Брянчанинов. Всю жизнь они вели переписку. Духовник наставлял духовного сына, а сын в свою очередь следовал послушанию и достиг высот духовной жизни.

2. Лев Краснопевков поступил в Петербургскую духовную академию с благословения митрополита Филарета (Дроздова), но из-за печальных событий – кончина отца – пришлось перевестись в Московскую духовную академию. Он не мог оставить мать, сестер и брата, да и доходы семьи были невелики, так что все получаемые деньги он отдавал в общее семейное пользование. После трехлетней семинарской службы Лев Краснопевков в 1845 году принимает монашество, а затем его рукополагают во иеродиакона и далее во иеромонаха.

3. 26 апреля 1859 года происходит рукоположение архимандрита Леонида во епископа. Он становится викарием Московской епархии с титулом «Дмитровский», а также правой рукой и помощником митрополита Филарета (Дроздова), собиравшего вокруг себя ученых-монахов, не лишенных административного таланта. Из переписки мы видим, что епископ Леонид относится к митрополиту с теплом и несет ему полное послушание. В книге «Записки московского викария» есть тому много свидетельств. В свою очередь, о. Леонид также начинает подбирать себе и своему патрону подходящих по духу и взглядам помощников.


ГЛАВА II ДУХОВНОЕ СЛУЖЕНИЕ ЕПИСКОПА ЛЕОНИДА ПОД РУКОВОДСТВОМ МИТРОПОЛИТА ФИЛАРЕТА ПО КНИГЕ «ЗАПИСКИ МОСКОВСКОГО ВИКАРИЯ»

2.1. Духовная жизнь и богослужение по книге «Записки московского викария»

Практические стороны духовного развития архиепископа Леонида заключаются, поскольку он посвятил себя Богу, в его духовном делании, молитве, совершаемых им богослужениях и монашеском послушании. Будучи монахом он значительную часть жизни занимал высокие церковные должности, был архимандритом, потом архиереем. Также владыка долгое время был викарием митрополита Московского Филарета (Дроздова) и нес ему полное послушание. Но каковы плоды его духовного делания и плоды послушания, которое он нес со смирением и полной отдачей себя? Это мы можем увидеть и проследить, исследовав мемуары архиепископа, которые он писал практически в течение всей жизни.

Преосвященный Леонид хотел издать свои мемуары, он даже считал это своим долгом. В 1872 году он писал своему другу епископу Савве (Тихомирову): «Мысль о мемуарах приветствую от всей души. Только желал бы, чтобы автор позабыл на этот раз пошиб академический, был менее классиком, более романтиком, или, лучше дееписателем, верным исторической истине, не пренебрегающий никакою чертою, как бы ни была она мелка, если только она дает игру физиогномии, рельефность предмету. История — изображение жизни, жизнь вся — драма, вся поэзия. Ее назидательность, ее мораль не в словах, а в разительно истинном сопоставлении событий. Так, по крайней мере, я смотрю. Иначе не умею смотреть на историю. Задача трудная, и вот почему не дерзаю приступить к тому, что никогда не перестану почитать своим долгом — мемуары об отношениях моих к митрополиту Филарету, моему второму отцу». Из-за скоропостижной кончины владыка Леонид не увидел издание своих мемуаров. Только в 1906 и 1907 годах в «Московских церковных ведомостях» и журнале «Душеполезное чтение» была издана их небольшая часть.

После Октябрьского переворота 1917 года были национализированы. многие церковные архивы, в том числе архивы Троице-Сергиевой лавры и Московской духовной академии. Их передали в рукописный отдел Государственной библиотеки им. В.И. Ленина (ныне Российская государственная библиотека). В числе этих переданных архивов был и фонд 149 - архив архиепископа Леонида (Краснопевкова). В 1966 году с письмом к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию (Симанскому; +1970) обратился выпускник МДА В.В. Теплов. Он сообщил патриарху о богатом на размышления материале рукописей: «В рукописном отделении Библиотеки имени В.И. Ленина хранится рукопись "Дневника" Высокопреосвященного Леонида. Она заслуживает большого интереса, поскольку в свое время "Дневник" по цензурным соображениям и некоторым другим не мог быть опубликован полностью. "Дневник" заслуживает исследования. Возможно, он таит новые данные о жизни митрополита Филарета». Патриарх Алексий благословил главе Издательского отдела Московского Патриархата епископу Питириму (Нечаеву; +2003) обратить внимание на эти материалы. К сожалению, осуществить издание в то время не удалось.

Лишь в начале XXI века Сретенский монастырь издал часть записок архиепископа Леонида, охватывающих период 1849-1864 годов. Перед изданием была проведена сверка их с рукописью, хранящейся в НИОР РГБ (Ф. 149). До нас дошли не все мемуары, но то что есть, собрано и переиздано в книге «Записки московского викария»45. На данный момент значительная часть огромного духовного наследия архиепископа Леонида (Краснопевкова) еще ждет своих исследователей и издателей.

В 1907 году опубликовавшие выдержки из «Записок» владыки Леонида издатели писали: «Мы получили в свое распоряжение дневники или записки покойного архиепископа Ярославского Леонида, бывшего более 15 лет викарием Московской митрополии. Всесторонне образованный, чуткий ко всему прекрасному и доброму, он записывал под живым впечатлением все, что находил нужным, и из этих записок составилось несколько томов. Любимый викарий митрополита Филарета, благоговевший пред сим великим святителем Русской земли, он тщательно записывал и то, что приходилось ему слышать из уст сего мудрого иерарха».

В жизни любого православного человека, а тем более монаха, священника, архиерея, особое место занимают богослужения.

Наше исследование включает в себя описание и пояснение богослужения и молитвенного делания архиепископа Леонида. Он очень сильно любил красоту и благолепие церковной службы. Для него важное значение играло церковное пение, убранство храма, красота богослужебных облачений. В дневниках есть много описаний богослужений, акафистов и молитв. Молитва – это разговор человека и Бога. Владыка Леонид прекрасно понимал это и очень любил молитву, как общественную, так и частную. Обращаться ко Господу через молитву, торжественную хвалебную песнь – древняя православная традиция. Один из видов церковных гимнов это акафист. Слово «акафист» - греческое. Оно происходит от местного слова «akathistos»где, а – это отрицание, а kathizo – сидеть. Его также называют «неседальным гимном», потому что исполнять его надо стоя.

В своих мемуарах преосвященный Леонид дает такое описание параклисису – богослужению с каноном и акафистом Пресвятой Богородице.

«Церковь была освещена блистательно; посредине на длинном красном ковре поставлен самим наместником с двумя старшими священниками вынесенный из алтаря аналой с золотым в цветах образом Богоматери; большой трисвечник древообразный освещал его тремя местными свечами из розового из розового воска с золотом. Его обстояли шесть пар священников в голубых глазетовый ризах; наместник был в такого цвета весьма богатом и полном облачении. Пение акафиста всё производилось посреди церкви, и только на промежутке певчие расходились по клиросам. Из них диаконы были в стихарях, иереи в мантиях и епитрахилях. Акафист заключён был величанием и коленопреклонной молитвой и целованием иконы. Самое же пение было действительно прекрасно, хотя я не мог всего видеть и хорошо различать впечатления этого антифонного пения. Только это громогласное, немедленное, но мерное пение: «Радуйся, Еюже радость воссияет» - на одном, «Радуйся, Еюже клятва исчезнет» - на другом, и так до конца была чрезвычайно выразительно. Матерь Божия представилась мне как Светлая, широкая река благодати, несущая среди нас Свои жизнь дарующие волны, и мы с обоих берегов спешим наперерыв бросать в неё эти прекрасные цветы: «Радуйся…» - и провожаем их взорами мысленными, одни за другими щедро сыплем их в надежде, что в вечности, куда принесёт и Благодатная река, они послужат нам залогом жизни».46 Из этого описания мы видим, как трогает сердце архипастыря это торжественное богослужение.

Самыми важными днями в году для всех нас являются, конечно же, Пасха, Светлое Христово Воскресение и дни, ей предшествующие – Страстная седмица. Каждый день Страстной седмицы посвящен воспоминаниям о последних днях пребывания на земле Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа. Церковная традиция именует эти дни Великими. Суть Великого четверга заключается, прежде всего, в воспоминании Тайной Вечери, на которой Спаситель установил Евхаристию - главное Таинство Церкви.

На Литургии этого дня вместо «Херувимской песни» и причастного стиха поется молитва: «Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя прими: не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем».47 Вечером Великого Четверга совершается служба с чтением 12 Страстных Евангелий. Эти 12 зачал рассказывают нам о страданиях Спасителя.

Архиепископ Леонид очень трепетно относился к церковной службе и особенно великопостным богослужениям. Постовая служба лишена праздничности, но она очень красивая и величественная. В своём дневнике владыка пишет: «Великий четверг. Три часа. Только что возвращаюсь из Успенского собора, тело окоченело от холода; но дух не холоден. Господи! чего лишают себя люди, уклоняющиеся от собраний церковных. Право, кажется, целый мир должен бы присутствовать при торжествах, подобных нынешнему. Желал бы я еще много раз этой радости. В прошлом году было омовение ног, нынче мироосвящение. По облачении мы с образами вышли из царских врат, а владыка с амвона, и пошли в мироварную палату, которая благоухала. Там налево вдоль окон стояли запечатанные серебряный вазы с новым миром, а на особом столе алавастр48 с древним миром. Во время Великого входа прежде всего несли сосуды с миром, алавастр перед дискосом. В царских вратах встречал их владыка каждением; они поставлены около престола с трёх сторон на скамьях».49

Страстная седмица завершается радостью всех радостей – Пасхой. Архиепископ Леонид описывает пасхальную службу, на которой он сослужил владыкой Филаретом. Очень ценны наблюдения, описанные в дневнике. Благодаря им, мы имеем представление о том, как служили пасхальную утреню в 19 веке. Подробно описано облачение, в котором служат церковные иерархи. Почему архиепископ Леонид использует описание народа, который стоит в храме и крестный ход? Чтобы мы почувствовали атмосферу той праздничной ночи. Очень проницательный и наблюдательный архиепископ Леонид пишет о пасхальной службе так: «Утреню, обедню и вечерню первого дня Пасхи сослужили я владыке в Успенском. Было три пары — два первые в шапках: три ректора и протопресвитер; за утреней было еще два или три архимандрита из младших, а на вечерии все. Утреню и вечерню владыка был в пунцовом бархате, a литургию в белом глазете; к обедне приехал в мантии и после обедни в покои свои вошёл в мантии с тростью вместо посоха. Духовенство было за утреней и обедней в золотых, за вечерней в белых ризах. Народу было много, и что сыграно—вся средина собора была занята дамами, а температура собора от 3 до 5 выше нуля. Нынче в благовесте ошиблись: где-то ударили минут за 10 до полуночи и оттуда начался благовест по многими церквами, так что, когда после самой краткой полуночницы пошли мы круги собора, не было слышно ни одного колокола, кроме кремлёвских. Лицо владыки (при начале утрени пред западными дверями храма) было серьезно: в прошлом году умиление было сильно отражено на нём. Совершив начало, владыка крестообразно знаменует двери, и они50 растворяются: владыка входит позади всех и прямо становится посреди церкви, где и остается до конца канона. Каждение происходит так: на первой песни владыка с протодиаконом, на следующих по два со служащих с двумя диаконами. Сначала кадят аналой с образом Воскресения, потом царские врата и расходятся— один кадит правую, другой левую сторону иконостаса— у царских врать сходятся, сходят с амвона и кадят образа, что на столбах каждый с своей стороны и идут далее к архиерейскому месту, кадят владыку и духовенство, возвращаются к ступеньками солеи, и не восходя на неё, расходятся на об стороны и у западных врать чрез архиерейское место сходятся на своих местах и кадят. С духовенством владыка христосуется в алтаре, в храм со всем народом: сами он выходишь с крестом и двое соборных с евангелием и образом воскресения. Ни в прошлый, ни в нынешней год не было проповеди; за то обычное Златоустово слово владыка читали прекрасно, так внятно и громко, что, кажется, вся церковь слышала. После разговения в Чудове владыка, отпуская нас сказал: заморил я ректоров.51

В 1873 году епископ Леонид спустя долгое время вновь посетил Санкт-Петербург для того, чтобы побывать на юбилее Горного института, о чём сохранились его воспоминания.52 В этих воспоминаниях он также уделяет большое внимание богослужениям, которые он посетил. Интересно, что первой целью по приезду в столицу, владыка считал посещение церковной службы и Святое Причащение. С глубоким трепетом и благоговением описывает он свою молитву в Казанском соборе столицы и в других храмах, например, в приходском Андреевском соборе на Васильевском острове, куда он ходил в юности, в домовом храме Горного института, а вот посещение Исаакиевского собора огорчило его. «Можно сказать, не видал ничего, кроме совершенного забвения архитектором идеи православного храма, где богослужение должно быть отовсюду видно и слышно, где и архитектура с освещением и иконописание в иконостасе, и роспись стен и куполов - все должно служить к назиданию молящихся».53

Епископ Леонид очень много времени уделял молитве и богослужению. Много и других описаний церковной службы есть в «Записках», но мы ограничимся описанием самых значимых и красочных мест из его дневника. Современники архипастыря отмечали, что он много времени проводил за богослужением, молился долго и искренне, и это был его смысл и образ жизни.

2.2. О монашестве, молитве и послушании из книги «Записки московского викария»

Каждому православному христианина, и вообще, каждому человеку нужно соблюдать определённые принципы духовной жизни. В этом состоит важная часть нашего пути ко спасению. Несмотря на общие принципы духовной жизни, её некоторые особенности могут различаться для разных людей. Иисус Христос в беседе с богатым юношей указал, что для спасения необходимо исполнять святые заповеди, а для совершенства – нужно отречься от всего (МФ. 19: 17, 21).

Для монашествующих, духовенства и мирян присущи различные особенности духовной жизни. Понятно, что мирянину не всегда возможно предаваться крайнему воздержанию, граничащему с аскетизмом, при этом постоянно упражняться в умной молитве, как это делают монашествующие. Для монашествующих, наделённых большой административной властью: архиереев, настоятелей монастырей тоже существуют свои особенности духовной жизни, позволяющие органично сочетать высоту священного сана и смирение монаха. При таких внешне серьёзных различиях между разными группами православных людей принципы духовной жизни в мире и в монастырях остаются незыблемыми. Умение видеть и исправлять свои грехи - главный критерий правильной духовной жизни и для монаха, и для мирянина. Его кратко выразил один из святых угодников Божиих преподобный Петр Дамаскин: «Первым признаком начинающегося здравия души, является видение грехов своих, бесчисленных, как песок морской».54 Из этого видения греха происходит смирение, дающее духовное возрастание и истинную любовь.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «Важность – в христианстве, а не в монашестве; монашество в той степени важно, в какой оно приводит к совершенному христианству».55 Таким образом, жизнь во обители отличается от жизни в миру тем, что образ такой жизни должен быть совершенно иным, особенным. Преподобный Петр Дамаскин четко сказал, что мирянам в творениях святых отцов нужно брать лишь основные моменты и направления, не вдаваясь в глубинные «специфически монашеские».56

Архиепископ Леонид, как духовное чадо святителя Игнатия (Брянчанинова), одного из великих проповедников аскетики, так писал о монашестве в своем дневнике: «Необходимо иметь норму монашество для келейной и общественной жизни, которая да не будет делом моего своеволия и неопытности, а плодом векового опыта святых, и надобно мне знать, что должен я занять из этой сокровищницы примеров и как применить к своему положению: вот в чём задача, вот где нужен советник. Мне надобно, чтоб авторизовано было моё келейное правило; чтоб одобрено было моё поведение с людьми. В области духа всё так тонко, часто и многое так неуловимо для чувственного человека».57

Архиепископ Леонид очень много читал святых отцов и учился у них. И не просто прочитывал их поучения, но пропускал через сердце. Он очень почитал святителя Нифонта Печерского, епископа Новгородского. Этот святой сначала был иноком Киево-Печерской Лавры, а в 1130 году стал епископом Новгородским. Он известен своими ответами на вопросы некоего иеродиакона Кирика. По словам святителя Филарета (Дроздова), эти ответы показывают и «опытность пастыря, и светлое разумение христианского духа».58 

Характерно и то, что себя епископ Леонид (как и многие подвижники благочестия) считает плохим примером для подражания и негодным монахом. Вот как он приходит к такому мнению. «Превосходное слово изрек Блаженный Нифонт Новгородский: «Не грехов бо деля (для, ради) поем над мёртвыми, но я над святыми: должни бо есмы всякого христианина, яко свята имети, и Бог судит всех». Вчера отец ризничий, заметив, что хорошо строгих духовников иметь для монахов, сказал, что никогда не забудет урока первого духовника своего в монашестве. Он спросил меня: исполняешь ли обеты? Я отвечал: исполняю! Неужели исполняешь? И прочитал мне такую проповедь, что уж никогда не скажу я теперь, что исполняю обеты».59

Из «Записок» мы можем узнать, как проходил обычный день епископа Леонида. Характерно то, что он честно и подробно описывает свой быт, быт, немного далекий от современных представлений о жизни монаха. Впрочем, перед нами не простой монах, а еще и ректор высшего духовного образовательного учреждения, и начальник одного из старейших монастырей, человек, ответственный за многие людские судьбы. Учитывая слабое здоровье, лучше не «бороться с плотью», а просто питаться здоровой пищей, о чем он и сообщает. Также поучителен для нас пример молитв, которые ежедневно совершал преосвященный Леонид. Характерно то, что в описании быта даются некоторые подробности, которые указывают на небогатое положение автора этих строк. К примеру, упоминается сукно, которое было получено еще во время службы на флоте, и до сих пор используется для домашних дел.

«В полдень мне накрывают стол, всего два блюда, и часто (в постные дни) кушанье ученическое, но с белым хлебом и в полиелеи вино. Впрочем, не на все можно рисковать, постный ученический стол, где свирепствует горох и каша, чрезмерно отяготителен для желудка, и вообще в пост мудрено обойтись без вина, приходит под возраст, когда вино делается млеком, вино – млеко для старца. Случается, что до вечерни я свободен бываю от всяких посещений. В таком случае прогулка, чай и вечерня урывочные занятия, урывочные потому, что до меня дело всякому. Вечер мой кончается принятием рапорта от главного старшего. Это бывает в исходе 10-и. Потом по уходе его в зале гасится свет (признак моего пребывания дома), прислуга вся сходится в кабинет к молитвенному аналою. Я надеваю епитрахиль, читаются молитвы на сон грядущий и глава из Евангелия. После чего делается отпуск для мальчиков, тогда начинаю с послушником правило. Это правило придумано отчасти мною, отчасти отцом Феодором, конфирмовано отцом наместником и состоит в следующем: Благословен Бог. Трисвятое. Отче наш. Помилуй нас Господи помилуй нас и проч. За тем 2 канона и между ними акафист. Акафисты на: воскресенье, понедельник, среду и пяток – Иисусу Сладчайшему, на прочие дни – Богородице. Каноны расположены так: Вначале канон Богородице или акафист Иисусу, и канон Иисусу, или акафист Богородице, потом канон дня по октоиху ангелам или апостолам и пр., на субботу всем святым и мертвым. На воскресные дни – Троичный, Воскресный, Богородице, если готовлюсь. Ангелу Хранителю. Потом отпуст и ектенья «Помолимся о Благочестивейшем…» от конца переведены на начало (т. е. отпустить мальчиков). Перед правилами положены у нас поклоны: 50 поклонов и 50 молитв умных, чтобы ежедневно обойдены были четки. В посты поклоны земные все, а в прочие дни поясные, а на праздники все поясные. Чтения перед правилом главы из Евангелия и главы из апостола, после правила кафизма. На сон слава из 17 кафизмы кроме воскресных дней и всенощных, на утро – молитвы утренние и ектенья «Помолимся о Благочестивейшем и чтение дневного евангелия и апостола, непременно на одном из древних языков. … Проснувшись обыкновенно часу в 6-м, я зажигая свечу и не сходя с постели читаю нечто из правил моих.» Сокращены по болезненности моей и состоят из Кононов чтение Евангелия апостолов славы из 17 кафизмы из статьи ищите их менее этих минеи. В этом проходит значительная часть до поздней обедни. Утренние молитвы и нынче читаю я непременно стоя перед иконами и в епитрахили».60

Интересны размышления о быте и строе жизни других монашествующих. Сам он, человек хорошего светского и духовного образования не ставит себя выше простого неграмотного монаха, не считает себя в праве осуждать таких, но все же считает необходимым обращаться к книге в любое свободное время. Впрочем, как видно из мемуаров, не все настоятели разделяли тогда такое мнение:

«Владыке поручено написать правила для внутреннего управления монастырей, а в ожидании указанного скрепить монахом выходы из монастыря и приёмы посторонний в кельях. Владыки некоторые настоятели, по требованию его предлагают советы и между прочим обучение монахов наукам, но опытный настоятель вчера говорил мне, что в Калужской епархии Невеле не принято наказывать незнающих катехизиса, и всё-таки нельзя этих людей заставить выучить краткий катехизис; они читают жития святых и творение аскетические, а от догматической книги отвращаются. Его Величество Сергиевой пустыни изволил говорить братья: «не думаете, что только в церкви молюсь Богу, я ежедневно читаю молитвы утренние и вечерние, сказал также, что имеет обыкновение ежедневно прочитывать по главе из Евангелия апостола и что прежде делает, а поутру, а потом нашел нужным переменить порядок и читает вечеру».61

Иногда в воспоминаниях владыки Леонида можно найти слова про Афон. Он не бывал там, но, возможно, хотел. Невозможно представить историю русского монашества без страниц, связанных с подвигами русских иноков на Святой Горе Афонской. Основатель русского монашества, преподобный Антоний Печерский, был пострижен в монашество на Афоне. Это значит, что Афон - родина русского монашества. История нашего пребывания на Афоне насчитывает более тысячи лет. В 1903 году из 7432 святогорских монахов (включая скиты и кельи) было 3496 русских, 51 грузин, 307 Болгар, 16 сербов, 286 румын и 3276 греков. Таким образом, Русское Братство было самым многочисленным на Афоне.62

Крайне поучительны и интересны рассуждения отца Леонида о зарубежном опыте православной жизни. Судя по «запискам» он успел побывать на Афоне и составить свое мнение о тамошней жизни, также ему помогли беседы с другими лицами, посещавшим это святое место. Характерно, что он не делает сравнения «в пользу» или в уничижение своего, отечественного, и зарубежного монашеского опыта:

«Афон целая область, как один монастырь; там есть Лавра Святого Саввы и весьма немного подобных приютов монашества, и эти последние чрезвычайно скудны: 2-3 человека в обители. Там, где цветет монашество, оно назидательно. Если же, по вашему желанию, сравнить его с нашим, - это будет земляника, сличенная с клубникой. Монашество на Востоке - это естественное состояние; люди передаются ему, и их объемлет Дух Предания, так что жизнь, который они посвятили себя, со всеми формами, обращается ими вскоре в плоть и кровь. На Востоке все службы совершаются ночью; к утру церкви уже пустые и нигде не встретите вы монаха, пока не наступило время идти на краткую вечерню. Они, кроме подвижников молитвы, все при своих делах. На Афоне, уверяю, монаху вовсе необразованному, грубому прожить целый век в пустыне - что мне выпить стакан сливок. Жизнь там бессознательна, ею дух монашеский ещё жив. Его до сих пор не может потушите турецкое иго, которое иногда свинцом падает на монашество».63

Впрочем, человек внимательный и с научным, аналитическим складом ума, не может не сделать он и ряда неутешительных выводов, как о жизни Афона в XIX веке, так и о нравах современных ему отечественных монастырей. «После восстания в 1821 году много истреблено знаменитых братий. Паша Салоникийский потребовал к себе всех главных старцев и погубил их. С тех пор Афон значительно упал. Чтобы вам понять, как могла смерть этих старцев иметь пагубное влияние на Афон, должно вам знать, что на Афоне, как и везде на Востоке (кроме монастырей общежительных), существует правило или обычаи, по которому все всякий новоначальный поступает под руководство старца. У каждого старца несколько таких учеников. Между учеником и старцем существует союз священный, неразрывный, союз отца с детьми, мужа с женой по крепости уз. Старец учит их жизни монашеской, следит за ними, старается вывести их на значительные должности и делает их своими наследниками. Беспрекословное повиновение - благодарность от учеников. Значит, сила монашеского духа зависит от церковной опытности старцев, и так как на Востоке нет уже ни чтения, ни самоуглубления, то всё зависит от крепости и полноты Предания, живущего в старцах. Отсюда можете понять, что значило внезапное уничтожение афонских Старцев пашой. … Монастырский дух которым пропитан на Афоне самый воздух не погасает и, хоть там, духовная сознательная жизнь почти исключения. <…> У них не погас дух монашеский потому что у них пьянство чрезвычайная редкость, разврат вовсе не известен и жизнь их проста и естественна. Совершенно свободно видно, что она здесь сама собой выросла, развилась, укрепилась как ягода в лесу. В России монашество залетный плод и принято в глубину сердца, это прививка кто постиг духа монашества, как пример – Преподобный Сергий. Спрашивал я, можно ли там ужиться человеку цивилизованному, мен ответили, что есть избранники. Но без живого знания греческого языка трудно там пробыть и короткое время. Удобно может быть принять туда человека простого и в нём все примется. А по мне эти книжники афинские дидаскалы и учёные больше нечего как педанты и интриганы — это понятно. Для них нет в науке живого интереса».64

2.3. Отступления от Православия в Московской епархии по воспоминаниям преосвященного Леонида

В мемуарах владыки Леонида (Краснопевкова) также упоминается о проблеме преодоления последствий старообрядческого раскола в Московской епархии. Владыка пишет, что так называемые «беспоповцы» и «поповцы» Московской епархии добивались у светских властей совершенной свободы вероисповедания. Этому всячески препятствовал митрополит Филарет, так что до конца его жизни были сохранены основные законоположения относительно раскольников. При участии святителя Филарета в 1858-1859 годах для успешной борьбы с последствиями старообрядческого раскола в Гуслицах Богородского уезда Московской епархии был открыт Спасо-Преображенский единоверческий мужской монастырь. Через него в лоно Церкви вернулись многие старообрядцы - «поповцы».

Не в «злых врагах» и завистниках «иноплеменных» видит проблему преосвященный Леонид, а в самих священниках, монахах, преподавателях в духовных образовательных учреждениях. Вот как он сообщает о проблеме неверия среди семинаристов. «Сегодня о православии у нас в городе выражаются так: православия-это мертвый труп. Слушают студенты об отцах церкви, что они хуже нашего понимали Писание, и Герменевтика их была слабее. Воспитанники высказывают резкие мысли антирелигиозные, решительно не верят искренности тех наставников, которые говорят о православии. <…> Всякая встречающаяся антиправославная, антихристианская мысль их крайне занимает. Что это? Что будет? Откуда взялось? Взялось просто: первое – наша жизнь противоречит учению-это первое: сухо учим что всякий предмет профанируется и делается несносным».65

Впрочем, не во всем виноваты наставники. Иногда, как рассуждает отец Леонид, и сама власть, в лице высших сановников, а также Священного синода, подменившего собой живую Церковь мертвым чиновничьим аппаратом, своей косностью едва не дают дорогу разным религиозным авантюристам. Отец Леонид никогда напрямую не выступает против действующей светской власти, но способен трезво и решительно противостоять её вмешательству в церковные дела. Вспомним эпизод с запрещением театральных увеселений во время поста – против воли государя. Что касательно реально опасных решений светской власти, то отец Леонид приводит характерный и типичный случай, когда поставленный министром духовных дел переводчиком Библии Рейснер стал множить апокрифы за государственные деньги и под покровительством Синода: «Рейснер уже перевёл начало Евангелия от Матфея, причём старался доказать, что у Божией Матери были дети кроме Иисуса Христа, и перечислял их. Об этом узнал Фотий, (настоятель Юрьева монастыря в Великом Новгороде.) следивший за всеми движениями масонства. За 30000 рублей добыли ему корректурный экземпляр нового перевода, вручили его митрополиту Серафиму (митрополит Новгородский, Санкт-Петербургский, Эстляндский и Финляндский, первенствующий член Святейшего Правительствующего Синода.) и резко напомнил ему об обязанностях первенствующего архипастыря церкви, Серафим, наэлектризованный пламенной речью юрьевского архимандрита, требует карету ехать к государю. Его не была готова, подают карету графини Орловой. … Серафим входит, государь к нему под благословение, но вместо того, чтобы благословить государя, митрополит опускается перед ним на колена, снимает с головы и кладёт на подле стоящий столик белый клобук, а в клубок слагает панагию и ленты; встаёт и откланивается. Государь вне себя: «Что с вами, что вы?» «Государь! - начинает тогда преосвященный, - увольте меня от должности, которая больше не нужна, снимите сан, которого я недостоин. Я не благословил вас, потому что я пастырь недостойный - поруганный. Поругана истина, попраны святыня веры и Церковь, а я - недостойный пастырь поруганной Церкви». – «Объяснитесь». Тогда Владыка, показав свой документ, сказал, что терпел долго, но что далее терпеть не может, что это выросло, созрело, что опасность близка, что гибель души его и души царя, ответствующих за духовное благо народа, несомненна. Государь был тронут, сам надел на митрополита все знаки его сана, старался успокоить его и обещал сделать распоряжения. «Государь! - отвечал митрополит - я верю вам, но времени и обстоятельствам не верю, кто поручится за жизнь свою за один час вперед? Может быть, за мной следят и жизнь моя небезопасна у Вашего подъезда. Не откладывайте дела Божия ни на минуту, когда от этой минуты зависит вечность.» - и он убедил императора собственноручно написать указ, которого пункты митрополит продиктовал ему: изгнание Рейснера за границу, отрешение министра духовных дел, закрытие Библейского общества. Государь хотел адресовать этот указ в Синод. «Не в Синод, а в Сенат, - сказал митрополит государю, - потому что Синоде указ будет задержан». С этим указом митрополит отправляется немедленно Сенат, оттуда в Синод. <…> Приветствовал митрополита министр Голицын. Митрополит, не обратив на его слова никакого внимания отвернулся и стал говорить о делах; министр повторил ему свои слова, митрополит оставался к ним глух по-прежнему. Министр ещё раз сказал ему то же, прибавив: «Это я с вами говорю». Тогда митрополит обратился к нему: «Я вас не знаю, кто вы?» - «Министр духовных дел.» - «Я не знаю более министра духовных дел». Затем последовало объяснение. <…> Голицын был добр и набожен, но по-своему; делал зло, потому что им орудовали другие».66

Вместе с тем, встречаются пассажи, явно указывающие на свободный ход мысли и такие признания, которые нам, людям светским кажутся странными, почти чудовищными. Например, размышляя о соотношении западничества и славянофильства, преосвященный Леонид высказывает разумнейшее суждение о том, что-то и другое «направление» нужно для науки. Это нам, в XXI веке оно кажется вполне допустимым, но тогда, в середине века XIX это было смело. А дальше – больше, преосвященный упоминает, вскользь, как он «был лютеранином». И это тот духовный опыт, который он не считает вредным. Сразу на ум приходит элемент его биографии и работа в «международном отделе» - с американскими и английскими пасторами по укреплению православия и союзе Церквей. Впрочем, слово самому отцу Леониду: «Между посетителями был профессор Соловьёв. Я рад что по жребию один есть славянофил какой избран в наставники к наследнику. Славянофилам был и я в своё студенческое время, но между учеными нет славянофилов, в науке славянофильство невозможно. Ему бывает пора, как и колебаниям в Вере и прочее. Я был с месяц протестантам, но еще бы долю времени, то не выдержал бы. Бессонные ночи, неестественное напряжение души которая чувствует, что как скоро разорван узел православия, то потеряна Вера. Она как вязание: спущена петля, за ней другая и всё вязание погибло. Жалуются, что цензоров оставляют за пропуск статей с личностями, а молчат, когда подрываются основы религиозной, государственные и общественные, а если что и скажет кто в их защиту, тотчас закричат это донос».67

Такие еретические и раскольнические веяния, выпали на долю Московской епархии во время пребывания там преосвященного Леонида. Также мы уже отмечали в первой главе, по долгу службы преосвященный Леонид должен был общаться с людьми далекими от православной Церкви, он принимает в Москве двух делегатов церкви Англии: священника Генри Лиддона и диакона Чарльза Доджсона, более известного как писателя и математика Льюиса Кэрролла. Они вели переговоры об англиканско-православном богословском диалоге и возможном соединении церквей. Вся нагрузка и общение легли на плечи архиепископа Леонида, знавшего английский язык на высоком уровне. Также на его плечи легло общение с наставниками западных конвенций: как пастор Юнг, также он должен находить консенсус со светской властью.

2.4. О святителе Игнатии (Брянчанинове) – духовном наставнике Леонида (Краснопевкова)

Святитель Игнатий (Брянчанинов) и Его Высокопреосвященство Леонид (Краснопевков) долгие годы поддерживали духовную связь. Архиепископ Леонид прекрасно владел древними языками и мог изучать труды святых отцов в оригинале. Для святителя Игнатия это было очень дорого и ценно. С детства будущий московский викарий, сначала с матерью, а потом и самостоятельно, часто бывал в Сергиевой пустыни. В это время там был настоятелем архимандрит Игнатий, будущий выдающийся святитель и богослов. Последний оказал большое влияние на выбор жизненного пути героя нашего повествования. Они оба сменили широкий путь светской карьеры на тернистую68 тропу сложение Богу в ангельском монашеском образе. Архимандрит Игнатий стал духовным отцом и руководителем молодого Льва Краснопевкова. Последний в итоге научился и перенял у своего духовника очень многое. Прошли годы. Лев, а впоследствии отце Леонид стал весьма похож на будущего святителя. У них было очень много общих тем для душеполезных бесед. Однажды опытный духовник дал такое наставление будущему архиепископу: «Идите своей дорогой, уединитесь на время, чтобы не отвлекаться; затем выйдите, чтобы вас не одолели гордыня и уныние». Было это в 1847 году. Молодой человек постарался исполнить слова своего наставника и, таким образом, достиг больших высот в духовной жизни и церковной иерархи.

Мы постараемся в данной работе рассказать об отношениях между этими двумя выдающимися церковными деятелями XIX века.

В истории их знакомства не было ничего необычного. Произошло это в далёком 1834 году. Владыка Леонид рассказывает о своей матери, Анне Ивановне. «На утре жизни ея воспламенилась в душе ее вера в молитвенную силу Преподобного Сергия.69 Как драгоценность соблюдала она в сердце святые впечатления первых лет своей жизни, проведенных в окрестностях Лавры».70 Мать будущего архиепископа Анна Ивановна Краснопевкова до замужества жила под Яхромой. Её любимым местом паломничества была Свято-Троицкая Сергиева Лавра, расположенная в сорока верстах от ё родительского дома. С замужеством и переездом в Петербург её любовь к преподобному Сергию Радонежскому привела женщину в Троице-Сергиеву пустынь близ тогдашней столицы. Через много лет архиепископ Леонид вспоминает: «Было мне года полтора от рождения, когда подвергся я какой-то опасной болезни. Матушка отправилась со мною, больным ребенком, к Преподобному Сергию в Пустынь, куда и прежде и после того ежегодно ездила на богомолье. Я выздоровел и с тех пор не знаю, был ли хоть один год, чтобы я не посетил Сергиеву Пустынь, пока жил в Петербурге. Эти богомольные странствия были для меня приятнее всех удовольствий, и я чтил Преподобного как особенного своего покровителя».71 В 1834 году Сергиеву пустынь постигли важные изменения. Её новым настоятелем стал архимандрит Игнатий (Брянчанинов), который стал развивать обитель, как духовно, так и административно. Новый настоятель постепенно становился известным, у него стали появляться духовные чада. Одним из первых таких духовных детей архимандрита Игнатия стал Лев Краснопевков. Во время паломничества семьи Краснопевковых в Сергиеву пустынь происходили их встречи, оказавшие на юношу глубокое впечатление и изменившие затем его жизнь, привлекая его и к принятию монашества.

В 1847 году, когда будущий архиепископ в сане иеромонаха преподавал в Вифанской семинарии, произошла их новая, долгожданная для обоих, встреча. Архимандрит Игнатий посетил Москву во время своей поездки в Троице-Сергиеву Лавру и Николо-Бабаевский монастырь. Вот воспоминания о ней святителя Игнатия, датированные началом осени 1847 года. «Я нашел в Вифанской семинарии иеромонаха Леонида, профессора и магистра из морских офицеров, который посетил меня в Петербурге. Я иду из Академии в сад – меня встречает незнакомая старушка, останавливает: «Ах, Батюшка, говорит, как я вам благодарна за сына моего: направление, которое вы дали в Петербурге, его руководствует в пути, им избранном, так благополучно; я мать Леонида». Он приходил ко мне вечером и как пред Духовником проверил всю жизнь свою со всею простотой и откровенностью».72

Запомнил эту встречу и отец Леонид. Вот его воспоминания об этом событии: «Я пришел в церковь уже перед концом обедни и занял уголок у южных дверей алтаря. Передо мною стоял, спиною ко мне, архимандрит, стройный, высокого роста, с прекрасно расположенною линией плеч. «Это отец Игнатий», – подумал я. Это тот самый человек, имя которого так часто, в продолжение пятнадцати лет было у меня на устах, человек, жизнь которого была для меня образцом жизни монашеской, но на которого я смотрел как на существо для меня недоступное, хотя мне и удалось побывать у него в Пустыни раза два или три после того, как зародилось во мне желание монашества».73

Прошло ещё полгода. И вот новая заметка в воспоминаниях владыки Леонида, получившего новое письмо от своего духовника. «Получил некоторые сведения об отце Игнатии <…> Он прямо говорит, что причиною его удаления было то, что викарий Нафанаил во время своего всемогущества при Антонии обнаруживал в делах свое желание, чтобы монастырь Сергиевский перешел к нему».

Новая их встреча состоялась в 1856 году, когда архимандрит Игнатий ехал в Оптину Пустынь, «чтобы соглядать собственными очами <…> лучший монастырь в России», в который мечтал переселиться, «чтоб хотя конец жизни провести на правах человека и для человечества в духовном и обширном смысле этого слова».74

Между архимандритом Игнатием и отцом Леонидом началась переписка. Часть из неё сохранилась до наших дней. 23 письма сохранились через публикацию в собрании творений святителя или же через архив архиепископа. Владыка Леонид помещал все письма в специальные альбомы, но из-за качества бумаги со временем записи в них расплылись и стали непригодными для чтения.

17 июня 1856 года архимандрит Игнатий пишет из Свято-Введенской Оптиной Пустыни своему духовному сыну следующие слова. «Всемилосердый Господь, ущедряющий тварей своих тленными и нетленными благами, даровал мне, грешнику, нетленное сокровище – Любовь Вашу, да утешаюсь и укрепляюсь этим духовным даром во время многоскорбного земного странствования моего. Вы принесли это сокровище ко мне в Сергиеву пустыню. В 1847-м году я свидетельствовал сокровище мое в Сергиевой Лавре и нашел его не только сохранившимся, но и усугубившимся. Ныне, при подобном освидетельствовании, узрел сокровище паки и паки возрастшим».75

Владыка Леонид был очень обаятельным человеком. Он привлекал к себе и вызывал уважение самых разных людей, часто совершенно непохожих. Строгий митрополит Филарет, архимандрит Пимен Угрешский, и святитель Игнатий (Брянчанинов) всегда очень высоко отзывались о владыке Леониде. «Поэтическое настроение овладело душою его в раннем возрасте и <…> это возвышенное настроение возрастало вместе с годами его, и соединяясь с глубокою, пламенною верою и любовию к Богу, сделало душу его до того нежною и впечатлительною, что разговор о предметах возвышенных всегда вызывал у него неудержимые слезы. Всего более любил он говорить о красотах природы, о дивном Промысле Божием и о жизни вечной»76 - вот такое воспоминание о герое нашего исследования оставил один из его современников.

Известно, что имея светское окружение, очень тяжело сохранить высоту духовной жизни. Владыке Леониду и святителю Игнатию это удалось. У владыки Леонида и святителя Игнатия был круг общих знакомых. Они оба дружили с семействами Муравьевых, Шереметевых, с А.С. Норовым. Записи в дневниках московского викария свидетельствуют о большом числе людей из «высшего света», входивших в его окружение. Среди них встречаются даже имена представителей императорского дома. Все они были привлечены к нему его личными качествами, которые редко встречаются в монашеской среде: «Умная, – говорит его друг владыка Савва (Тихомиров), – и всегда благочестивая беседа, свободная и оживленная речь, отчетливая и выразительная дикция, приветливость и благородные манеры в обращении – всё это с первого раза привлекало любого собеседника к отцу Леониду и располагало в его пользу».77

Поиск баланса между подвижнической монашеской жизнью и необходимостью иметь связи в «высшем свете» волновали героя нашего исследования. Он не раз советовался по этому вопросу со своим духовником. Святитель не препятствовал ему бывать в аристократических кругах: «Затворничество опаснее может быть для Вас, нежели общество. Келья воздвигнет на Вас такую брань, какой Вы не вынесете. <…> Идите своим путем, на время уединяйтесь, чтоб не дойти до рассеянности; потом выходите, да не одолеет Вас гордость и уныние».78

Святитель Филарет также не осуждал отца Леонида за его достаточно светский образ жизни. Несмотря на общение с богатыми и знатными людьми, отец Леонид ставил монашескую жизнь и свои служебные обязанности превыше всего.

В 1857 году он перенес тяжелые испытания - смерть матери и болезнь. В это время у него была новая встреча со своим духовником. В том году архимандрит Игнатий был назначен епископом Кавказским и Черноморским. 27 октября 1857 года состоялась его епископская хиротония. 25 ноября он уехал на свою новую кафедру, пробыв несколько дней в Москве. Отец Леонид пригласил его погостить в своем монастыре. 22 ноября 1857 года он пишет в своем дневнике: «Преосвященный Игнатий благодарит за приглашение, но говорит, что остановиться у меня в монастыре не может, ибо <…> один человек желает, чтоб я остановился в Москве в его доме». В конце письма: «Надеюсь в Москве часто видеться с Вами. Мне хотелось бы провести там первое декабря. Не знаю, что ожидает меня на Кавказе, но из Петербурга уезжаю с радостию»».79

Лишь один раз встречается в дневнике отца Леонида упоминание о святителе Игнатии, за время служения последнего на Кавказе: «4 февраля 1859 года – отец архимандрит Пимен принес мне благословение от Преосвященного Игнатия».

Когда архимандрит Леонид принимал архиерейскую хиротонию во епископа Дмитровского, святитель Игнатий написал ему: «Вы не ошиблись, почтив меня уведомлением о предоставлении Вам Епископского сана! Я искренно порадовался этой вести и уповаю на милость Божию, что Вы будете проходить великое служение, на Вас возлагаемое, во славу Божию, для существенной пользы святой Церкви».

На кавказской кафедре святителю Игнатию пришлось нелегко. Состояние епархии было далеко не идеальным, многое было в упадке. Святитель прилагал большие усилия для улучшения епархиальной жизни. В этом деле ему часто требовалась помощь. Из его переписки с преосвященным Леонидом ясно, что он, как доверенное лицо митрополита Филарета, знал о трудностях, постигших епископа Игнатия на Кавказе.

При возвращении из Ставрополя святитель Игнатий вновь остановился у епископа Леонида. В земной жизни они встретились в последний раз. Их переписка продолжалась. В 1865 году святитель Игнатий, уже находясь в затворе. послал владыке Леониду часть своего, впоследствии ставшего знаменитым, труда «Аскетические опыты». Владыка Леонид был очень рад получить весточку от своего духовника и оставил об этом событии такую запись. «Преосвященнейший Владыко, Милостивейший Архипастырь и Отец! Вот наконец является предо мною книга, способная поучить меня житию с монашеством, и рождено это произведение Вашей мысли и пера в Сергиевой Пустыни! Молю Бога, да породит она во мне дух спасения и Вам да воздаст Господь за труды и за дар воспоминания о том, кто поставлен Вами в особенное утешение быть навсегда Вашего Преосвященства покорнейшим послушником».80

Последнее письмо епископу Игнатию епископ Леонид написал 4 марта 1867 г, но дошло оно уже после смерти святителя.

Последний вечер своей земной жизни архиепископ Леонид провел в обществе архимандрита Иустина и Петра Александровича Брянчанинова, брата святого Игнатия. В разговоре с ними он между прочим сказал: «Преосвященный владыка Игнатий убеждал меня довольствоваться тою общею научностию, которую я имел при моем светском образовании, с тем, чтоб я исключительно посвятил себя изучению монашества».81 Утром следующего дня, во время ранней Литургии, епископ почувствовал спазмы в груди, поспешил в келью и через 50 минут отошёл к Господу, успев принять таинства покаяния и Причастия. Его последним словами были: «Слава Тебе Боже… Тебе Боже».

Из письма Александра Васильевича Краснопевкова, брата Преосвященного Леонида: «Призывая почившего к горнему Иерусалиму, Господу было угодно исполнить его пламенное желание – умереть посреди полной деятельности, в монастыре, принявши за три минуты до смерти Тело и Кровь Христовы, при том умереть у гроба Иерарха, который положил начало его монашеской жизни, умереть на дружеских руках его родного брата, Петра Александровича Брянчанинова».82

Тело почившего положили на стол и покрыли мантией Преосвященнейшего епископа Игнатия. Похоронен Высокопреосвященный Леонид (Краснопевков) в кафедральном соборе города Ярославля.


Выводы по второй главе

1. Нами были исследованы дневники или записки архиепископа Ярославского Леонида, который был больше 15 лет викарием Московской митрополии. Он был очень образованным и чутким ко всему прекрасному и доброму. Этот человек очевидец тех событий церковной жизни. Он вел записи под живым впечатлением и с большим благоговением перед великим святителем земли Русской митрополитом Филаретом. Часть записок владыки Леонида, охватывающих период 1849-1864 годов, собрано и переиздано в книге «Записки московского викария»83.

2. В «Записках московского викария» мы видим, что самые простые и понятные для служащих в Храме страницы мемуаров, посвящены церковной службе. Автор детально описывает ход богослужения, предметы церковной утвари, одежды священнослужителей и свое впечатление от отдельных моментов службы. Особенно впечатляет описание пасхальной службы в со служении митрополиту Филарету. Торжественность и молитвенность, описание облачения и умонастроения верующих, почти детский восторг от пасхального колокольного звона – все это нам досталось на прочтение в дневниках преосвященного Леонида (Краснопевкова).

3. Архиепископ Леонид очень много читал святых отцов и учился у них. И не просто прочитывал их поучения, но пропускал через сердце. Характерно и то, что себя епископ Леонид (как и многие праведной жизни люди) считает плохим примером для подражания и негодным монахом. Из «Записок» мы можем узнать, как проходил обычный день епископа Леонида. Характерно то, что он честно и подробно описывает свой быт, быт, немного далекий от современных представлений о жизни монаха. Впрочем, перед нами не простой монах, а еще и ректор высшего духовного образовательного учреждения, и начальник одного из старейших монастырей, человек, ответственный за многие людские судьбы. Учитывая слабое здоровье, лучше не «бороться с плотью», а просто питаться здоровой пищей, о чем он и сообщает. Также поучителен для нас пример молитв, которые ежедневно совершал преосвященный Леонид.

4. Ереси и расколы были во все времена, но и находились люди которые могли бороться с ересями и словом наставлять верующих. И чаще всего, по воспоминаниям архиепископа Леонида, проблема была в самих священниках, монахах, преподавателях в духовных образовательных учреждениях. Поэтому большое внимание архиепископ уделял образованию – семинариям и академиям.

5. Наставником и духовным отцом архиепископа Леонида был святитель Игнатий (Брянчанинов). С ранних лет и до окончания жизни святитель Игнатий вел архиепископа Леонида к монашескому пути и служению Богу. Архиепископ Леонид и святитель Игнатий встречались и вели переписку в течение всей жизни. По промыслу Божию, тело архиепископа Леонида после его смерти покрыли мантией епископа Игнатия.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Выдающийся церковный деятель, обладатель утонченного литературного вкуса и обширных познаний как в сфере светской культуры, так и в частности богословских дисциплин; имеющий светское и духовное образование; человек владеющий французским, английским, латинским, греческим языками; дворянин, морской офицер, семинарист, преподаватель семинарии, монах, потом иеромонах, епископ, настоятель монастыря, ректор семинарии, архиепископ; викарий Московской епархии и архиепископ Ярославской кафедры - и это еще не весь список, который характеризует преосвященного Леонида (Краснопевкова).

Таким образом, изучив биографию, письма, записки, дневники и труды преосвященного Леонида, мы пришли к следующим выводам:

1. Преосвященный Леонид (Краснопевков) — общественный и церковный деятель XIX века, педагог, преподаватель семинарии и академии, викарий Московской епархии. В его жизни совмещались религиозное, подвижническое, богословское, научное, общественное и педагогическое служение. Жизнь владыки Леонида — свидетельство реальности «духовного созидания души», возможности достижения человеком личностных совершенств на пути богопознания и высокой нравственности. Мы часто видим примеры, когда человек обращается к Богу и становится на путь монашества под влиянием неких кризисных событий. Владыка Леонид явил нам противоположный пример. Без видимых внешних причин успешный морской офицер становится сначала монахом, а затем священником и архиереем. Он осуществил в личной жизни исполнение евангельских заповедей, идеалов и учения святых отцов, достигнув высоких духовно-нравственных совершенств, и тем самым доказал необходимость духовного формирования и развития человека в православной церковной традиции.

При этом нам следует помнить, что перед нами не просто монах и священнослужитель, но также и администратор, педагог, ученый. Он успешно доказывает нам ложность утверждения о том, что занятость «реальной жизнью» вредит жизни духовной.

2. Высокий уровень духовности епископа, а также его глубокое знание человеческой природы и характера воспитания позволили, с одной стороны, реформировать ряд духовных и светских учебных заведений, воспитать истинных подвижников православной веры, а с другой — воспитывать многих светских людей: государственных деятелей, художников, простых людей, что способствовало сохранению традиций национальной культуры.

Его дневники и воспоминания способны удовлетворить потребности любого человека, стремящегося к духовному росту и совершенству. Они актуальны и востребованы в настоящее время.

3. Из «Записок московского викария» мы видим, как преосвященный относится к службе и к молитве – с трепетом и благоговением. Вместе с тем он без трепета и печали откладывает службы и молитвы тогда, когда это нужно для дела – поддержания работы образовательных учреждений или целой епархии, решения административных вопросов. Мы видим, что о. Леонид трезво оценивает свои силы и не надрывает свое здоровье излишними молитвенными подвигами, зато свои служебные обязанности исполняет не жалея себя.

4. Также их этих «Записок…» мы видим, что трезвый взгляд на жизнь светскую и духовную, аналитический подход, дает более значимый результат, чем слепое рвение. Так, вместо того, чтобы искать «врагов и завистников» Православия, о. Леонид всем советует прежде всего разобраться в себе и понять, что не так делаем мы (как лица, наделенные малейшей властью над умами и душами, к примеру, учителя).

Так же трезво призывает нас автор «Записок…» относиться и к распоряжениям власти и начальства – и говорить прямо свои возражения, если таковые распоряжения нарушают основы Веры и Совести, данные нам отцами-богословами.

5. Проанализировав письма к святителю Игнатию (Брянчанинову) мы выявили, что именно этот великий богослов XIX века оказал влияние на духовную жизнь отца Леонида и выбор монашеского пути.

Наше исследование может быть интересно почитателям митрополита Филарета (Дроздова) и святителя Игнатия (Брянчанинова). Может использоваться в углублённом преподавании истории Русской Церкви XIX века в семинарии. Также работа предоставляет материалы для изучающих наследие этих святителей.

Список литературы

Источники:

Исследования:

Приложение 1

Письма к архиепископу Леониду84

святителя Филарета Московского (Дроздова)

В период переписки епископ Дмитровский, викарий Московской епархии (1859–1876), впоследствии архиепископ Ярославский и Ростовский Леонид. В его судьбе митрополит Филарет принимал непосредственное участие: Краснопевков, после смерти отца, по предложению Московского митрополита переехал из СПбДА в Троице-Сергиеву лавру для продолжения духовного образования.

«Кажется, вопрошающий, не предлагая вопроса, мог бы сказать: смею ли рядом с воспоминанием крестной смерти Господней поставить память кончины моей матери85, когда в сей день Церковь святых прославленных поминать не позволяет? Если не хочет совсем подчиниться уставу Церкви, пусть совершат панихиду завтра пред литургией, а не в пятницу.

Господь да дарует Вам крепость и в святой печали86 святое утешение.

19 апреля 1861 года

Если обращаете и обращают взор мой на прошедшее, будет правда, если обращу оный на милосердные пути Провидения Божия.

Пройти сорокалетнее поприще– это не мое приобретение, но дар милосердия Божия87.

Пережить, например, несколько эпидемий88, и особенно первую, которая не менее затрудняла преувеличенным страхом, как своею силою,– это также не мое приобретение, а милость Божия, которая в то время явилась, и особенным образом. Говорили, что опасны собрания народа в церквах и в крестных ходах, и представляли в пример город, в котором церкви были заперты. Я обещал некоторые предосторожности: и мне уступили свободу собраний в церквах. А когда по совершении крестных ходов в середине города и около всех церквей на другой день прибыл государь император и, следуя, конечно, суждениям врачей, спросил меня, не опасно ли, что я собираю массы народа и становлю на коленопреклонную молитву на сырой земле, Провидение дало мне возможность тотчас отвечать: «Ваше Величество, Господь оправдал церковное действие по крайней мере против сего сомнения; число заболевающих после крестных ходов не больше, а несколько меньше, нежели во дни прежде крестных ходов». Так еще более подтвердилась свобода церковных молитв.

Не умножу примеров. Недостанет ми времени повествующу, как многократно и многообразно Господь попускал на моем поприще трудности и милосердно их разрешал. Ему да будет исповедание и слава.

Обращаясь к возлюбленным во Христе братиям и сослужителям и к добрым чадам Церкви Московской, знаменательно в сие время выразившим мне свое благорасположение и доброжелательство, приемлю сие с утешением в том отношении, что вижу в сем не только добродушную мысль, но и усердие к Святой Церкви, без которого не пришел бы на мысль счет моих лет. С утешением вижу, что добродушная мысль свободна. Соединила она в себе многих, в чем открывается единение в церковном духе. […]

6 июля 1861 года

Бог дает здоровье, чтобы человек действовал, но и берег здоровье, чтобы обеспечивал продолжение действования; и посылает болезнь, чтобы человек переносил бездействие в спокойном послушании воле Божией и тем споспешествовал восстановлению здоровья.

Да не будет тяжко, если и молитвословия нужно сократить. Довлеет, что речет сердце89 Господеви.

2 апреля 1862 года

Попечение о здоровье во всяком случае должно возлагать на милосердие Божие, но и с нашей стороны не должно отлагать того, что может быть полезно нашему здоровью. Не чудес требовать дерзаем, предаваясь Его попечению, но смиренно просим благословить благотворные средства, которые Он положил в силах природы и которые по нашей возможности и разумению употребляем. Если Бог даровал нам сил на 70 лет, не имеем права истратить их в 7 лет или менее, что€ может случиться, если совсем бросим попечение о сохранении здоровья или о укреплении поколебавшегося.

Без даты

Благодарю за воспоминание моего летосчисления, за которое я должен благодарить Бога со страхом, а от других просить молитвенной помощи. […]

3 июля 1863 года

Строго судят польских членов человеколюбивого учреждения за то, что они у бедных православных матерей покупают будущих детей, чтобы рожденных воспитывать в своем латинском вероисповедании. А как судить матерей, которые продают своих детей и их веру? И если начать сей суд, не коснется ли он и православных священников и православных мирян не бедных, которые могли бы иметь лучшее польского человеколюбие и благочестие и не допустить продажи православных детей и их веры?

Велик сучец в чужом оке. Дай Бог, чтобы чистое око не открыло в нашем оке бервна!

Преподобный Сергий и паки да оправдит веру нашу. […]

10 октября 1863 года

Логический и математический разум недоволен, что не он по своим формам построил десять заповедей, и он «при взгляде на связь десяти заповедей закона Божия» решился перестроить их по своим формам, не примечая, что не столько строит, сколько ломает.

В его построении заповедь «II. Правильно познавай Бога». Но сия положительная мысль заключается в первой заповеди. Вторая имеет свою мысль, отрицательную.

«IV. Правильно делай». Это так неопределенно, что здесь и намека нет на четвертую заповедь истинную.

«VI. Не вреди». Св[ятой] апостол не так понимает шестую заповедь. Он говорит, что ненавидящий брата есть человекоубийца, хотя и не вредит «телу» брата.

«VII. Не вреди душе». Неужели нарушение седьмой заповеди вредит только «душе», а «телу» не вредит?

«VIII. Не вреди имению». Золото не чувствует никакого «вреда» от того, что оно украдено. Вор вредит не имению, а собственнику. В Катехизисе осторожнее сказано: «Не вреди собственности», то есть не веществу имения, а праву собственности над имением.

«Противоположения и соответствия» между заповедями составлены принужденно и едва ли могут вести к убеждению и пользе.

Например: «четвертая соответствует восьмой». Четвертая заповедь: Помни день субботний. Восьмая: Не укради. Видно ли здесь соответствие? Не нужно ли сильного напряжения, чтобы оное найти?

Нужно ли логическому разуму брать на себя притязание составить систему заповедей, когда ее уже составила Божия премудрость? Первая и большая заповедь: люби Бога; вторая последующая: люби ближнего9. Вот истинный источник духовно-нравственной жизни! Вот чистый от сего источника поток духовно-нравственной жизни! Апостол дополняет: исполнение… закона любы есть.

14 февраля 1865 года

В принятии того, что происходит по воле Божией, не должно быть смущения. Будьте покойны. […]

22 апреля 1865 года

Глубоко соскорблю Владимиру Ивановичу. Да внушит ему Ангел Хранитель его, что судьбы Господни неисповедимы, но всегда премудры и благи и что в смиренном послушании оным всегда можно найти подкрепление к перенесению скорбного посещения. […]

18 июля 1865 года

Возвращаю статью «О превосходстве христианского нравоучения пред иными». Мысль такого сравнения, если обработается ясно и точно, может принести плод. Но сделанный опыт не представляется мне удовлетворительным. Для кого это нужно? Конечно, для искушаемых сомнением о божественном достоинстве христианства. Не доверяющий Священному Писанию и Церкви не будет доверчив какому-нибудь писателю, защищающему христианство, который от себя рассказывает мнения народов и философов. Откуда он это взял? Верно ли понял и изложил? Надобно не только указывать, откуда взяты сведения, но в важнейших случаях представлять точные выписки. Только таким образом можно действовать на сомневающихся. «Труд, достойный занять не одни руки». Но если Вы предпримете огромный труд многими руками, не увеличите, а уменьшите пользу. Многие ли имеют средства приобрести дорогую книгу, время и охоту прочитать ее? Сочинение небольшого объема в нынешний рассеянный век может не устрашить читателя трудом, и привлечь основательностью и привлекательностью, и много может найти читателей. «Погрешают те, которые излагают одну худшую сторону в понятиях языческих народов». Не станем спорить против сего. Но излагать лучшую и худшую сторону надобно весьма осторожно, чтобы не показать, что разум бродил во тьме, и потом засветил свет, и продолжает это в христианстве. Путь разъяснения лучше и проложит делу путь надежный.

25 августа 1865 года

Как изменяется образ века сего разнообразно, приятно для одних и несоответственно желаниям и надеждам других! […]

1 сентября 1865 года

Утруждаю вас делом человеколюбия, может быть с малою надеждою успеха: но в делах человеколюбия позволительно действовать и с малою надеждой успеха и не стыдно получить отказ. […]

Мы, служащие Церкви, по древнему Преданию имеем право и обязанность ходатайствовать за несчастных. […]

24 июня 1866 года

Приложение 2.

Слово Преосвященного епископа Леонида (Краснопевкова), сказанное в день празднования пятнадцатилетия его архиерейской хиротонии 26 апреля 1874 года.

«На берегу Финского залива есть монастырь, именуемый Сергиева пустынь и в нем принесенная некогда из Троицкой лавры, чудотворная икона преподобного Сергия. Пред этой иконою молодая женщина положила своего больного двухлетнего младенца с горячею мольбой или прекратить его жизнь, если она на зло обречена, или исцелить его и принять под свой святой покров. Преподобный внял молитвам юной, пламенно верующей души: младенец выздоровел, и преподобный более пятидесяти пяти лет, можно сказать, не отпускает его от себя, так как этого младенца вы видите во мне. В северной столице рожденный и воспитанный для борьбы с морскими бурями и опасностями войны, я успел довольно рано оставить оружие тленное, чтобы перевоспитать себя для духовной брани, в обители, где сам преподобный Сергий почивает в благоухании святыни нетленных мощей своих. Когда же священной и державной воле благоугодно было назначить мне высшее служение церковное, мне суждено вместе с тем вступить под кров ученика Сергиева, преподобного Саввы Сторожевского, и, впервые издали завидев златые верхи этой дивно прекрасной обители, почему-то сказало сердце: зде покой мой, зде вселюся. В благосклонной речи, сейчас выслушанной мною, мне приписано в заслугу, что я неоднократно отклонял от себя честь быть самостоятельным епископом. Под небесным осенением таких подвижников, как преподобные Сергий и Савва, легко мне было убедиться, что и для меня быть викарием таких святителей, каковы Филарет и Иннокентий, гораздо полезнее, нежели быть где-либо самостоятельным архиереем; подобно тому как сподвижник Сергия и Саввы архимандрит Симон убедился, что для него спасительнее быть послушником в пустыне Сергия, нежели начальником в другом месте. От юного возраста воспитавшись в послушании, я шел куда указывал мне путь благодетель мой, в Бозе почивший архипастырь Московский, и так дошел я до дня, в который открылась для него могила. Тогда я думал, что настало время заключиться в обители Сторожевской для укрепления в себе спасительной памяти смертного часа. Благая воля преемника Филаретова удержала меня до времени, и то благоволение и надежное руководство, та любовь отечески нежная, которые я нашел в новом архипастыре, чье имя славно и в Старом, и в Новом Свете, делают мне и труд легким, и время незаметным. Не верится, что я служу в настоящей своей должности гораздо долее, нежели кто-либо из моих предшественников. Благое слово добрых сердец придает значение тому, что я люблю Москву и москвичей. Но разве есть истинно русский человек, который мог бы не любить Москвы, колыбели русской славы, сердце русской жизни? Разве есть русский, чьи очи могли бы насытиться видом Москвы с высоты Кремля, чей слух мог бы наслушаться звуками ее колоколов в полунощи Светлого Христова воскресенья или другого великого праздника? … Где мог я найти столь проникнутое церковностью светское общество, чтоб оно с духовенством так сближалось и соединялось в единое тело духовное и образовало бы Церковь Божию в истинном значении слова? Где мог бы я, наконец, найти такое теплое сочувствие и от духовенства, и от всех сословий, такое живое поощрение для себя, какими пятнадцать лет пользуюсь и какие так особенно глубоко меня трогают и услаждают в эти для меня незабвенные дни, которые да будут и днями благословений для всех благожелательных душ, почтивших меня не по мере моих заслуг и достоинств, а по мере своей любви великодушной?»90


Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с. С 29

Савва (Тихомиров), еп. Хроника моей жизни. М., 1893. Интернет ресурс // режим доступа https://azbyka.ru/otechnik/Savva_Tihomirov/hronika-moej-zhizni-avtobiograficheskie-zapiski/ (дата обращения 09.01.20)

В 1722 году в России возникло государственное учреждение — Герольдмейстерская контора. Основной ее функцией был надзор за военной и гражданской службой дворян. Контора обязана была составлять гербы. Помощника герольдмейстера тогда называли «товарищ».

Бондарева, О. Н. Роль личности преподавателя в духовно-нравственном воспитании учащихся (на примере Санкт-Петербургского горного кадетского корпуса) // Учитель на все времена : материалы XXXII Всероссийской научно-практической конференции (Санкт-Петербург 13 2011г.) / под ред. А. Г. Козловой, В. Г. Маралова , Р. Ш. Маликова. – СПб : Издательство НОУ «Экспресс», 2011. – С. 81-84. – Текст : непосредственный.

Воспоминания о кадетской жизни генерала Николая Павловича Слепцова архиепископа Леонида (Краснопевкова). Интернет ресурс // режим доступа https://azbyka.ru/otechnik/books/original/18958/Binder1.pdf (дата обращения 18.01.20)

Епископ Русской православной церкви. Богослов и проповедник. Прославлен Русской православной церковью в лике святителей на Поместном соборе 1988 года. Родился: 15 февраля 1807 г., Покровское, Грязовецкий уезд, Вологодская губерния. Умер: 12 мая 1867 г. (60 лет), Николо-Бабаевский монастырь, Некрасовское, Костромской уезд, Костромская губерния

Из записок преосвященного Леонида, архиепископа Ярославского. – Москва : Университетская типография, 1907. – С. 13. – URL: https://pravoslavnoe-duhovenstvo.ru/library/material/9716 (дата обращения 19.01.20). – Текст : электронный.

Из записок преосвященного Леонида, архиепископа Ярославского. М., 1907. С. 13. Интернет ресурс // режим доступа https://pravoslavnoe-duhovenstvo.ru/media/priestdb/materialattachment/attachment/60/4d/604da6cc-3abe-4f0c-a88d-4d3d1aacef79.pdf (дата обращения 19.01.20)

Леонид (Краснопевков ; епископ). Записки московского викария / епископ Леонид. – Москва : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. – 608 с. – Текст : непосредственный.

Там же.

Петров, А. А. Из переписки викария Московской епархии епископа Дмитровского Леонида (Краснопевкова): письма Наместника Троице-Сергиевой Лавры Архимандрита Антония (Медведева). 1859-1869 гг. / А. А. Петров // Филаретовский альманах. – 2009. - №5. – С. 23-60.

Воспоминания о Высокопреосвященном Леониде, архиепископе Ярославском и Ростовском // [Соч.] Саввы еп. Харьковского. Харьков, 1877. С. 31 Интернет ресурс // режим доступа https://azbyka.ru/otechnik/books/file/23169-Воспоминания-о-высокопреосвященном-Леониде-архиепископе-Ярославском-и-Ростовском.pdf (дата обращения 19.01.20)

Леонид (Краснопевков ; епископ). Записки московского викария / епископ Леонид. – Москва : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. – 608 с. – Текст : непосредственный.

Там же.

Савва (Тихомиров), еп. Хроника моей жизни. Сергиев Посад, 1898. Т.1. С. 437. Интернет ресурс // режим доступа https://dlib.rsl.ru/viewer/01003952611#?page=449 (дата обращения 04.02.20)

Савва (Тихомиров), еп. Хроника моей жизни. Сергиев Посад, 1899. Т.2. С. 27. Интернет ресурс // режим доступа https://dlib.rsl.ru/viewer/01003952610#?page=37 (дата обращения 04.02.20)

Там же. С. 50

Леонид (Краснопевков), еп. Записки московского викария. - М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2012. С. 26

Там же.

Леонид (Краснопевков), еп. Записки московского викария. - М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2012. С. 49

Леонид (Краснопевков), еп. Записки московского викария. - М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2012. С. 27

Набадчиков. Л. Образ митрополита Московского и Коломенского Филарета (Дроздова) в воспоминаниях архиепископа Леонида (Краснопевкова). Интернет ресурс // режим доступа https://ruskline.ru/monitoring_smi/2014/05/28/obraz_mitropolita_moskovskogo_i_kolomenskogo_filareta_drozdova_v_vospominaniyah_arhiepiskopa_leonida_krasnopevkova/ (дата обращения 04.01.20)

Там же.

Там же.

Тулянов, В.А. Церковь и либерализм. «Великие реформы» в дневниковых записях Леонида (Краснопевкова) - Текст : электронный / В.А. Тулянов. Либерально-демократические ценности. М. 2018. Т. 2, № 3-4. - - URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_41546595_87085244.pdf (Дата обращения 23.03.20).

Письма Филарета, митрополита Московского к Леониду (Краснопевкому), епископу Дмитровскому, впоследствии архиепископу Ярославскому, с примечаниями архиепископа Леонида (Краснопевкова) и епископа Саввы (Тихомирова). Интернет ресурс // режим доступа https://cyberleninka.ru/article/n/iz-perepiski-vikariya-moskovskoy-eparhii-episkopa-dmitrovskogo-leonida-krasnopevkova-pisma-namestnika-troitse-sergievoy-lavry /(дата обращения 12.01.20)

Цит. по Набадчиков. Л. Образ митрополита Московского и Коломенского Филарета (Дроздова) в воспоминаниях архиепископа Леонида (Краснопевкова). Интернет ресурс // режим доступа https://ruskline.ru/monitoring_smi/2014/05/28/obraz_mitropolita_moskovskogo_i_kolomenskogo_filareta_drozdova_v_vospominaniyah_arhiepiskopa_leonida_krasnopevkova/ (дата обращения 04.01.20)

Савва (Тихомиров), еп. Хроника моей жизни. Хроника моей жизни. Автобиографические записки высокопреосвященного Саввы, архиепископа Тверского и Кашинского. Сергиев Посад: 2-я тип. А.И. Снегиревой, 1898-1911. - 9 т. Интернет ресурс // режим доступа https://search.rsl.ru/ru/record/01003520012 (дата обращения 04.02.20)

Там же.

Набатчиков Л. Образ митрополита Московского и Коломенского Филарета (Дроздова) в воспоминаниях архиепископа Леонида (Краснопевкова)Интернет ресурс // режим доступа https://ruskline.ru/monitoring_smi/2014/05/28/obraz_mitropolita_moskovskogo_i_kolomenskogo_filareta_drozdova_v_vospominaniyah_arhiepiskopa_leonida_krasnopevkova (дата обращения 04.01.20)

Там же.

Леонид (Краснопевков) архиеп. Записки московского викария. М., 2012. С. 572.

Филарет (Дроздов), святитель. Письма к архиепископу Леониду (Краснопевкову). . Интернет ресурс // режим доступа https://azbyka.ru/otechnik/Filaret_Moskovskij/pisma-k-arhiepiskopu-leonidu/ (дата обращения 02.02.20)

Там же.

Там же.

Там же.

Леонид (Краснопевков) архиеп. Записки московского викария. М., 2012. С 423.

Там же. С. 79.

Набатчиков Л. Образ митрополита Московского и Коломенского Филарета (Дроздова) в воспоминаниях архиепископа Леонида (Краснопевкова)Интернет ресурс // режим доступа https://ruskline.ru/monitoring_smi/2014/05/28/obraz_mitropolita_moskovskogo_i_kolomenskogo_filareta_drozdova_v_vospominaniyah_arhiepiskopa_leonida_krasnopevkova (дата обращения 04.01.20)

Там же.

Там же.

Цит. по Набатчикову Л. Образ митрополита Московского и Коломенского Филарета (Дроздова) в воспоминаниях архиепископа Леонида (Краснопевкова) Интернет ресурс // режим доступа https://ruskline.ru/monitoring_smi/2014/05/28/obraz_mitropolita_moskovskogo_i_kolomenskogo_filareta_drozdova_v_vospominaniyah_arhiepiskopa_leonida_krasnopevkova (дата обращения 04.01.20)

Савва (Тихомиров), еп. Хроника моей жизни. Хроника моей жизни. Автобиографические записки высокопреосвященного Саввы, архиепископа Тверского и Кашинского. Сергиев Посад: 2-я тип. А.И. Снегиревой, 1898-1911. - 9 т. Интернет ресурс // режим доступа https://search.rsl.ru/ru/record/01003520012 (дата обращения 04.02.20)

Набатчиков Л. Образ митрополита Московского и Коломенского Филарета (Дроздова) в воспоминаниях архиепископа Леонида (Краснопевкова)Интернет ресурс // режим доступа https://ruskline.ru/monitoring_smi/2014/05/28/obraz_mitropolita_moskovskogo_i_kolomenskogo_filareta_drozdova_v_vospominaniyah_arhiepiskopa_leonida_krasnopevkova (дата обращения 04.01.20)

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с.

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с. – С. 41

Глущенко, Андрей, диакон. Херувимская песнь.  Интернет ресурс // режим доступа: https://azbyka.ru/xeruvimskaya-pesn (дата обращения 14.02.20)

 (греч. ἀλάβαστρος — алебастровый сосуд или флакон) — в православной церкви сосуд для хранения мира. Обычно круглый, с длинным узким горлышком и без ручки.

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с. -С 27

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с. -С 28

Там же. С. 29.

Поездка Преосвященного Леонида в Петербург. // Савва (епископ Харьковский). Воспоминания о Высокопреосвященном Леониде, архиепископе Ярославском и Ростовском / Епископ Харьковский Савва. – Харьков : Типография Окружного штаба, 1877. – 43с. - URL: https://azbyka.ru/otechnik/Leonid_Krasnopevkov/vospominanija-o-vysokopreosvjashhennom-leonide-arhiepiskope-jaroslavskom-i-rostovskom (дата обращения: 14.12.2019). – Текст : электронный.

Там же, с. 19

Петр Дамаскин, сщмч. Краткое изложение священного трезвения. Интернет ресурс // режим доступа https://azbyka.ru/otechnik/Petr_Damaskin/tvorenija/ (дата обращения 17.12.19)

Игнатий Брянчанинов, свт. Письма к разным лицам. Интернет ресурс // режим доступа http://www.biblioteka3.ru/biblioteka/ignatiy_br/tom_6/txt40.html (дата обращения 17.12.19)

Петр Дамаскин, сщмч. Краткое изложение священного трезвения. Интернет ресурс // режим доступа https://azbyka.ru/otechnik/Petr_Damaskin/tvorenija/ (дата обращения 17.12.19)

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с. с.39

Калачов Николай Васильевич. Архив историко-юридических сведений, относящихся до России. кн. II, пол. I. Интернет ресурс // режим доступа https://runivers.ru/lib/book3351/17124/ (дата обращения 09.01.20)

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с. с. 40

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с.

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с.

Положение русского монашества на святой горе Афон в ХХ веке. Курсовая работа https://www.bestreferat.ru/referat-23437.html

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с.

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с.

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с.

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с. С. 41.

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с.

  Шафранова О., Преосвященный Леонид (Краснопевков) Интернет ресурс // режим доступа https://www.xpa-spb.ru/libr/Ignatij-Bryanchaninov/pst-6-693-Shafranova-preosv-Leonid.html  (дата обращения 17.12.19)

Там же.

Там же.

Там же

Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание сочинений. Т. 7, письмо 63. Интернет ресурс // режим доступа http://брянчанинов.рф/tom7/63.shtml  (дата обращения 17.12.19)

Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание сочинений. Т. 6 Интернет ресурс // режим доступа. https://www.rulit.me/books/tom-6-otechnik-read-72304-183.html (дата обращения 17.12.19)

Игнатий (Брннчанинов), свт. Письма к разным лицам. Т. 6. Интернет ресурс // режим доступа. http://www.biblioteka3.ru/biblioteka/ignatiy_br/tom_6/txt52.html (Дата обращения 22.01.20)

Игнатий (Брннчанинов), свт. Полное собрание сочинений. Т.6. Отечник. Интернет ресурс // режим доступа. https://www.litmir.me/br/?b=122996&p=189 (Дата обращения 23.01.20)

Там же.

Савва, епископ Харьковский. Воспоминания о Высокопреосвященном Леониде. Харьков, 1877. С. 45. Интернет ресурс // режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/books/file/23169-Воспоминания-о-высокопреосвященном-Леониде-архиепископе-Ярославском-и-Ростовском.pdf /(дата обращения 14.12.19)

Из записок преосвященного Леонида, архиепископа Ярославского. М., 1907. Интернет ресурс // режим доступа https://pravoslavnoe-duhovenstvo.ru/media/priestdb/materialattachment/attachment/60/4d/604da6cc-3abe-4f0c-a88d-4d3d1aacef79.pdf (дата обращения 19.01.20)

Ольга Шафранова, Преосвященный Леонид (Краснопевков) С. 412. Интернет ресурс // режим доступа https://www.xpa-spb.ru/libr/Ignatij-Bryanchaninov/pst-6-693-Shafranova-preosv-Leonid.html  (дата обращения 17.12.19)

 Игнатий (Брянчанинов), святитель. Полное собрание творений. Т. 6. Ольга Шафранова, Преосвященный Леонид (Краснопевков). С. 347. Интернет ресурс // режим доступа https://www.xpa-spb.ru/libr/Ignatij-Bryanchaninov/pst-6-693-Shafranova-preosv-Leonid.html  (дата обращения 17.12.19)

Там же

Воспоминания о Высокопреосвященном Леониде, архиепископе Ярославском и Ростовском // [Соч.] Саввы еп. Харьковского. Харьков, 1877. С. 31 Интернет ресурс // режим доступа https://azbyka.ru/otechnik/books/file/23169-Воспоминания-о-высокопреосвященном-Леониде-архиепископе-Ярославском-и-Ростовском.pdf (дата обращения 19.01.20)

Архиепископ Леонид (Краснопевков). Записки московского викария. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 608 с.

Из книги Святитель Филарет Московский. "Призовите Бога в помощь", изданной в серии "Письма о духовной жизни», выпущенной Сретенским монастырем в 2006 г. Православие.ру

Просьба барона М. Л. Боде на совершение панихиды в годовщину смерти матери.

В службах Великой Пятницы.

Ответ на поздравление московского духовенства с сорокалетием служения на московской кафедре (3 июля 1821 г.).

Эпидемии холеры в России в 1831, 1847, 1853 гг.

Иов.31,29.

Записки московского викария С. 30