Церковный раскол и влияние на русскую культуру

Подробнее

Размер

49.63K

Добавлен

19.10.2021

Скачиваний

6

Добавил

Анастасия Рощина
Курсовая работа по истории на 44 листов по теме Церковный раскол и влияние на русскую культуру
Текстовая версия:

Церковный раскол и его влияние на русскую культуру


Введение

Более 350 лет прошло с тех пор, как в Русской Православной Церкви произошли события, приведшие к разделению христиан на никониан и старообрядцев. Общепризнано, что раскол-это религиозное и общественное движение в России, возникшее в середине 17 века. Старообрядцы, в свою очередь, представляют собой совокупность религиозных групп и церквей в России, которые не приняли церковные реформы Патриарха Никона в 17 веке [1, с. 335]. Ранее слова "раскол" и" старообрядчество "официально употреблялись как синонимы; поскольку Поместной собор 1971 года утвердил равенство нового и старого обрядов, сняв "клятву" (запрет) В последнем случае, "раскол" обычно упоминается не как религия, а как определенная глава в истории Русской Православной Церкви и государства.

Феномен старообрядчества как такового можно отнести к категории собирательных понятий, поскольку до сих пор не существовало единой старообрядческой идентичности, поскольку "старообрядцы разных вероисповеданий взаимно отрицали Православие друг друга", считая только свое собственное согласие быть истинной Православной Церковью [15, с. 51].

Следует отметить, что события и факты XVII века рассматриваются историками как подготовительный этап реформ Петра I, как переход от феодальной к самодержавной монархии, от средневекового общества к современности. Эксперты используют термин "допетровский век", согласно которому петровская эпоха была настолько значительным историческим периодом, что предыдущее столетие следует рассматривать только исходя из его влияния на развитие и становление петровских реформ. Такой угол зрения определял интерес историков только к тем процессам и тенденциям развития, которые прямо указывали на их продолжение в будущем, в то время как проблемы и связи этого периода не рассматривались как ценные сами по себе.

По-видимому, этот факт можно объяснить тем, что до сих пор корни старообрядчества и причины русского церковного раскола XVII века все еще не полностью раскрыты в исторической литературе и остаются далеко не ясными. Удивительно, что времени, прошедшего со времен церковной реформы, развернувшейся при царе Алексее Михайловиче, оказалось недостаточно для изучения и выяснения причин трагического раскола в русском Православии.

Раскол XVII века стал второй национальной трагедией после "московской разрухи". По историческим данным, около четверти всего русского народа ушло в раскол. Царствование Алексея Михайловича - поворотный момент в истории российской государственности-было самым трудным моментом в истории Русской Православной Церкви. Тяжесть самого страшного катаклизма для Церкви - раскола - ощущалась на протяжении всего последующего хода русской истории. Его последствия не преодолены и по сей день.

В научной литературе (как и в массовом сознании) существует устойчивая практика персонификации сложных исторических процессов, увязывания их с деятельностью конкретной исторической личности. Эта практика также широко применялась к русским конфликтам в третьей четверти 17 века. Растущее самодержавное начало олицетворяется в царе Алексее Михайловиче. Осуществление литургических реформ в Русской Православной Церкви связано с личностью Патриарха Тихона. Протопоп Аввакум, признанный лидер старообрядчества, отстаивал альтернативный вариант реформ церковного служения и государственного устройства. Но способен ли какой-либо индивид стать самым важным независимым фактором, изменяющим общество (эпоху, преобладающие взгляды) в зависимости от их понимания вопроса?

Изучение церковного раскола было бы невозможно без трудов самих старообрядцев. Большинство из них-рукописные книги, письма, послания, прошения и т. Д. Наиболее выдающимися являются труды протоиерея Аввакума, Епифания, братьев А. С. Денисовых и др.

В 50-х годах 19 века. Синод утвердил журналы для исследования раскола: "Православный собеседник" "Братское Слово" и "духовная беседа", "труды Киевской Духовной Академии", "душеполезное чтение", "странник", "церковные новости", "миссия коллекция", "Богословский вестник" и др. а с 1860 г. - "епархиальные ведомости" и др.

Все это привело к всплеску общественного и научного интереса к расколу. Утратив свою монополию, церковно-академическая школа "пробудилась" от идеологического сна и выдвинула ряд выдающихся ученых, труды которых стали значительным вкладом в научную, историческую и философскую мысль. Большинство работ о расколе появляются после второй половины 19 века.

Большой интерес представляет концепция величайшего историка России XIX века Василия Осиповича Ключевского. Он не признавал социальной и политической направленности раскола. Он уделяет большое внимание психологической стороне раскола, на которую огромное влияние оказали значение церковного обряда и национальный взгляд на особое положение России в православном мире. Раскол, по мнению историка, - это религиозное движение, возникшее в результате протеста против западного влияния. В публикации "Курса русской истории" вина за раскол была возложена на Никона, который вызвал его своей порывистой и непродуманной деятельностью, и на церковную иерархию, которая не научила паству отличать догму от обряда [8].

В целом, русская историческая мысль X-IX веков. идея о том, что раскол был реакцией на столкновение старого с новым, которое проявилось в форме церковного восстания, буквально пронизывает все. До середины19 века ценностное значение движения раскола как позитивно-исторического явления не находило отражения в науке [10, с. 141].

В советское время, в силу известных обстоятельств российской истории, тема раскола не вызывала такого пристального интереса, как во второй половине 19 века. и особенно на рубеже веков. Советская историческая наука, скованная строгими канонами классового подхода, лишь вскользь упомянула о расколе как о вторичном явлении. Поэтому в советское время раскол, а точнее его тексты, идеологи и идеалы, в основном занимали литературоведы. Однако, как отмечает В. В. Молзинский, "каждому не хватает объективной беспристрастности, чтобы понять глубокий смысл и весь многомерный спектр, присущий расколу "социально - политических, литургико-исторических и религиозно-нравственных идей" [10, с. 141].

Одной из лучших современных работ о старообрядчестве является монография С. А. Зеньковского " Русские старообрядцы. Духовные движения 17 века", написанная за рубежом в 1970 году и опубликованная на родине в 1995 году. Его монография была справедливо классифицирована историографом В. В. Мользинским как энциклопедический сборник русской исторической мысли о расколе. Зеньковский С. А. попытался подробно определить истоки конфликта в середине XVII века, оценить историческую роль протоиерея Аввакума, диакона Федора, монаха Авраамия и других выдающихся деятелей раннего раскола в формировании старообрядчества. С. А. Зеньковский уделяет большое внимание оценке значения Москвы, Соловецкого монастыря и Пустозерска как идейных и духовных центров старообрядчества.

Обзор литературы по этой теме показал, что существуют две традиции рассмотрения сущности понятия "раскол". Ряд исследователей отмечают социально-политическую направленность этого движения, которое противостоит государственному строю и облечено лишь в религиозную форму. Другие ученые рассматривают раскол в первую очередь как религиозный, но не отвергают социально-политическую составляющую движения.

Для современной России, стоящей на пути преобразований, опыт исторического прошлого представляет не только научный, но и практический интерес. Прежде всего, исторический опыт необходим для выбора наилучших путей государственного управления, для обеспечения стабильности политического курса, а также для поиска наиболее эффективных методов проведения непопулярных или не поддерживаемых всем обществом реформ, для поиска компромиссных вариантов в разрешении социальных противоречий.


1. Россия в середине 17 века

.1 "Мятежный век"

Со смертью царя Федора династия Рюриковичей, возглавлявшая российское государство более семи веков, была прервана. Пришло время полулегальных и совершенно незаконных царей и иностранной интервенции. Династические потрясения совпали с чередой неурожайных лет. Русские города были либо в руках иностранцев, либо в руках русских предателей и авантюристов. Банды иностранных и русских разбойников сжигали города, грабили население, разрушали церкви, пытали, а иногда сжигали десятки русских священников и монахов. Казалось, что Россия, только недавно провозглашенная самой благочестивой страной в мире, последует примеру первого и второго Рима и погибнет, оставив православную веру и Православную Церковь без какой-либо защиты человека [4, с. 160-161].

Ключевский отмечает, что Московское государство все еще понималось в его первоначальном удельном значении, как дом московских государей, как семейная собственность племени Калитиных, которое его основало, расширило и укрепило в течение трех столетий. Поэтому, когда династия закончилась и, следовательно, государство оказалось ничьим, люди растерялись, они не понимали, кто они и где находятся, они впали в брожение, в состояние анархии. Конец Смутам положило восшествие на престол короля, ставшего основателем новой династии [8].

Характеристика 17 века как" мятежного " вышла из-под пера Ключевского и, конечно, не без оснований. После Смутного времени смятение и волнение как низов, так и высших классов, сознание отсталости и беспомощности людей отразились в восстаниях и беспорядках, а также в восстаниях умов и сердец: волнения 1648-1650 годов в Москве, Пскове и Новгороде, в 1662 году новое восстание в Москве из-за медных денег; наконец, в 1670-1671 годах огромное восстание Разина на юго-востоке Волги.

Многочисленные народные волнения, бессилие и произвол польско-шведских интервентов привели страну к беспрецедентному экономическому разорению. Следствием смутного времени стал мощный регресс экономической и социально-политической ситуации по сравнению с той, которая была достигнута к концу XVI века. Документальные и литературные источники того времени рисуют мрачные картины разрушенных, обезлюдевших городов и деревень, опустошенных пахотных земель, упадка ремесел и торговли. Тем не менее русский народ быстро справился с бедствиями, и к середине XVII века жизнь начала возвращаться в прежнее русло.

В 17 веке появились признаки начала процесса первоначального накопления капитала - появление купцов, которые приобрели богатство путем неравного обмена (торговцы солью, драгоценными сибирскими мехами, новгородским и псковским льном). Среди всех классов и сословий доминирующее место, конечно же, принадлежало феодалам. В своих интересах государственные власти проводили меры по укреплению собственности бояр и дворян на землю и крестьян, объединению слоев феодального сословия. В 17 веке служилые люди были сформированы в сложную и четкую иерархию рангов, обязанных государству служить в военном, гражданском и судебном ведомствах в обмен на право владеть землей и крестьянами. Крупные земельные владения с крестьянами принадлежали духовным феодалам. В 17 веке власти продолжили курс своих предшественников на ограничение церковной собственности на землю. "Кодекс" 1649 года, например, запрещал духовенству приобретать новые земли. Привилегии церкви в вопросах суда и управления были ограничены [4, с. 387].

1.2 Церковь и государство

Во второй половине 17 века возникают противоречия между церковью и государством. Укрепление самодержавия в России сопровождалось стремлением светских властей поставить под свой контроль хозяйственную деятельность церкви, ограничить рост монастырского землевладения, судебной и фискальной неприкосновенности монастырей, а также "белого" духовенства. Это, конечно, встретило сопротивление со стороны церковных иерархов, особенно после того, как в 1652 году главой Русской Православной Церкви стал Патриарх Никон, последовательно отстаивавший принцип "симфонии властей".

Впервые теория "симфонии сил "была выражена во введении к 6-й новелле Юстиниана (IV век):" Величайшие дары Божьи, данные людям высочайшей любовью к человечеству, - это священство и Царство. Первый служит делам Божьим, второй заботится о делах человеческих. И то, и другое происходит из одного и того же источника и украшает человеческую жизнь. Поэтому, если первый действительно безупречен и украшен верностью Богу, а второй украшен правильной и достойной государственной системой, между ними будет хорошее соглашение." Гармония в государстве возможна только тогда, когда верховный правитель ищет мудрости и приспосабливает свои действия к правильным руководящим принципам.

Идеал императора-богослова, несомненно, повлиял на исключительную роль, которую император играл в разрешении церковных споров и в выработке богословских решений: созывая соборы и во многом определяя "кадровую политику", он мог существенно повлиять на принятие определенных богословских теорий на самом высоком уровне.

Побочным эффектом византийской идеи симфонии Церкви и христианского государства было преувеличение роли патриарха как якобы второго элемента симфонии [2, с. 267-268].

В то же время сравнение царя и патриарха "на равных" было очень характерно для византийской политической теории, поскольку каждый из них представлял один из главных институтов: священство и царство. Они были призваны жить вместе и безраздельно в Византии, но на Руси произошло нечто другое. В соперничестве между царем и патриархом победа, начиная с Алексея Михайловича и Никона, осталась за царем. Царь по определению один, в то время как патриарх-лишь главный, но отнюдь не единственный представитель духовенства.

Традиционная нравственность русского народа защищалась, прежде всего, церковью, поэтому она ассоциировалась с религиозностью. К тому времени взгляды церкви прочно вошли в русскую повседневную жизнь. Религиозный и нравственный аскетизм русских произвел впечатление на многих приезжих из-за рубежа. Церковь организовала свою деятельность таким образом, чтобы влиять на все аспекты общественной жизни:

церковь сформировала суверенную идеологию, поставив свою проповедь на службу государственному и национальному единству, развивая идеи школы преподобного Сергия Радонежского с их сильным зарядом патриотизма;

церковь поддержала геополитическую концепцию "Москва - третий Рим", согласно которой Москва была объявлена центром православного мира и защитником всех православных людей.

Надо сказать, что сама идея объединения всех православных народов под властью русского царя возникла задолго до Алексея Михайловича. После падения Византии в 1453 году не было никаких сомнений в том, что Россия была ее духовной наследницей. В 1516 году старец Филофей в письме великому князю Василию III написал слова, ставшие впоследствии знаменитыми: "Все христианское царство снидошася в твоем одном, как два Рима пали, третий (то есть Москва) стоит, а четвертому не быть... ты один во всем небесном христианском царе". В России знали, что древний Рим пал от ереси, второй Рим - Константинополь-пал от атеистов, а Москва-третий Рим устоит и станет последним прибежищем православной веры. В этом русское православное общество твердо верило и считало себя истинным хранителем "правильного" Православия и придерживалось правила молиться и верить так, как молились и верили их деды и отцы.

Централизация российского государства потребовала унификации церковных правил и обрядов. Уже в 16 веке был создан единый общероссийский свод святых. Однако в богослужебных книгах оставались значительные расхождения, которые часто были вызваны ошибками переписчиков.

Устранение этих различий было одной из целей созданного в Москве в 1940-х годах кружка "ревнителей древнего благочестия", состоявшего из видных представителей духовенства. Круг ревнителей благочестия - (круг духовных и светских лиц, объединившихся вокруг Стефана Вонифатьева, духовника царя Алексея Михайловича) был составлен именно из московских книжников и почтенных людей, но не способных оценить новые взгляды.

Также круг ревнителей благочестия стремился исправить нравственность духовенства. Но если в нарушениях церкви и в их обличениях не было ничего нового, то организация священников и тот факт, что стремление к совершенствованию исходило от них самих, а не от епископата и патриарха, как это обычно бывало в России, были совершенно новыми.

1.3 Царь и Патриарх до начала церковной реформы

Царь Алексей Михайлович "Самый тихий" (19.03.1629-29.01.1676). Царь всея Руси, сын Михаила Федоровича Романова от второго брака с Евдокией Лукьяновой Стрешневой. До пяти лет он воспитывался по старым московским обычаям, под присмотром нянь. Тогда воспитателем юного царевича был назначен боярин Б. И. Морозов, человек, способствовавший обучению будущего самодержца не только грамоте, но и почитанию древнерусских обычаев. На четырнадцатом году жизни Алексей Михайлович был торжественно "объявлен наследником народа", а на шестнадцатом он, потеряв отца и мать, взошел на московский престол.

Во всех своих действиях и начинаниях царь продолжал, с одной стороны, традиции древней Руси, с другой - внедрял новшества. Именно в его время иностранцев стали приглашать на службу в Россию. Как отмечает Ключевский, западное влияние, проникнув в Россию, встретилось здесь с другим доминирующим влиянием - византийским. Византийское влияние в сфере веры и церкви охватило все общество сверху донизу, с одинаковой силой проникло во все его классы; сообщило древнерусскому обществу духовную целостность. Напротив, западное влияние проникло во все сферы жизни (экономику, образование, новые знания и т.д.), изменив социальные концепции и отношения, перестроив духовный облик русского человека. Итак, византийское влияние было церковным, западное-государственным.

Император придавал большое значение распространению в России новой светской культуры и образования. Царь был чрезвычайно набожен, любил читать священные книги, обращаться к ним и руководствоваться ими, никто не мог превзойти его в соблюдении постов. Чистота его нравов была безупречна: он был образцовым семьянином, отличным хозяином. В царствование Алексея Михайловича были особенно развиты церковные и придворные обряды, которые при государе исполнялись с особой точностью и торжественностью.

Несмотря на прекрасные качества этого государя как личности, он был неспособен к управлению: он всегда испытывал самые добрые чувства к своему народу, желал всем счастья, хотел везде видеть порядок и улучшение, но для этих целей он не мог придумать ничего, кроме как полагаться во всем на существующий механизм командного управления. Считая себя самодержавным и ни от кого не зависящим, царь всегда находился под влиянием того или иного, вокруг него было мало безукоризненно честных людей, а еще меньше просвещенных и дальновидных.

Патриарх Никон, одна из величайших и могущественнейших фигур в российской истории, родился в мае 1605 года в селе Вельеманове под Нижним Новгородом и был крещен Никитой. Его мать умерла вскоре после его рождения. Отец Никиты женился во второй раз, и мачеха невзлюбила его пасынка, часто избивала его и морила голодом. Когда мальчик вырос, отец отправил его учиться читать и писать. Книги завораживали Никиту. Научившись читать, он захотел познать всю мудрость божественного писания и отправился в монастырь Макария Желтоводского, где продолжил изучать священные книги. Семья Никиты не сложилась - все дети, родившиеся в браке, умерли. Он воспринял это как небесное повеление отречься от мира. Будущий патриарх уговорил свою жену постричься в монахини в московском Алексеевском монастыре, а сам отправился на Белое море и постригся в Анезерском скиту под именем Никона. Жизнь в скиту была довольно сложной, братия жила в отдельных хижинах, разбросанных по острову, и только в субботу они собирались в церковь, богослужение длилось всю ночь, а в начале дня совершалась литургия. Над всеми ними был старейшина начальной школы по имени Елеазар. Несмотря на все трудности, Никон вместе с Елеазаром совершил поездку в Москву, чтобы собрать милостыню на строительство церкви. По прибытии в скит между ними возник разлад, и Никон отправляется в Кожеозерскую пустыню, которая располагалась на островах Кожеозера. Он поселился на особом озере, отдельно от братьев. Через некоторое время Никон стал игуменом [8].

Знакомство Алексея Михайловича и Никона.

На третий год после своего назначения, в 1646 году, Никон отправился в Москву и явился с поклоном молодому царю Алексею Михайловичу. Царю так понравился игумен Кожеозерский, что он приказал ему остаться в Москве, и по просьбе царя патриарх Иосиф рукоположил его в сан архимандрита Новоспасского монастыря. Это место было особенно важным, и архимандрит этого монастыря имел больше шансов, чем многие другие, приблизиться к государю: Новоспасский монастырь был родовой усыпальницей Романовых. Благочестивый царь часто ходил туда, чтобы помолиться за упокой своих предков, и давал монастырю щедрое жалованье. Чем больше царь беседовал с Никоном, тем больше он чувствовал к нему расположение. Алексей Михайлович приказал архимандриту навещать его во дворце каждую пятницу. Никон, воспользовавшись благосклонностью императора, стал просить у него за угнетенных и обиженных - это очень понравилось царю.

В 1648 году скончался митрополит Новгородский Афанасий. Царь предпочел своего любимого кандидата всем остальным кандидатам, и патриарх Иерусалимский Паисий, находившийся в то время в Москве, рукоположил Новоспасского архимандрита в сан митрополита Новгородского. Этот ранг был вторым по величине в российской иерархии.

Алексей Михайлович возложил на Никона обязанность следить не только за церковными делами, но и за мирским управлением, информировать его обо всем и давать советы. Это научило митрополита и в дальнейшем продолжать заниматься мирскими делами. Когда в Новгородской земле разразился голод, Никон выделил в своем владычном дворе специальную палату, так называемый "погреб", и приказал ежедневно кормить в ней нищих. Митрополит также создал богадельни для постоянного ухода за бедными и занял у царя средства на их содержание. Благодаря этим действиям Никон стал популярным заступником и любимцем благочестивого царя. Однако он делал вещи, которые даже в то время вызывали у него недовольство: по приказу короля он посещал тюрьмы, допрашивал обвиняемых, получал жалобы, докладывал королю, вмешивался в управление, давал советы, и король всегда его слушал. В своих письмах к Никону царь называл его "великим сияющим солнцем", "избранным сильным пастырем", "наставником душ и тел", "милостивым, кротким, милосердным" и т. д.; царь делился с ним своим мнением о том или ином боярине. Из-за этого московские бояре не любили Никона, считая его царским временным работником. Отношения с подчиненным духовенством также не складывались из-за чрезмерной строгости и требовательности, мирские люди в Новгороде не испытывали симпатии к Никону за его холодный властолюбивый нрав, несмотря на его добрые дела [14].

Как митрополит Новгородский, Никон позаботился о том, чтобы богослужение совершалось с большей точностью, правильностью и торжественностью. И в то время, надо сказать, несмотря на благочестие наших предков, богослужение велось в высшей степени неприлично, потому что для них читали и пели сразу разные вещи, так что молящиеся с трудом могли что-либо разобрать. Ради благочиния митрополит уничтожил эту "многоголосие" и позаимствовал киевский распев вместо так называемого "раздельноречного" очень диссонирующего распева. В 1651 году, когда Никон прибыл в Москву, он посоветовал царю перенести мощи митрополита Филиппа из Соловецкого монастыря в столицу и таким образом загладить давний грех Ивана Грозного перед святым.

В то время, когда Никон отправился на Соловки за мощами (1652), умер московский патриарх Иосиф. Никон был избран на патриарший престол. Никон согласился, но при условии, что царь, бояре, освященный собор и все православные дадут торжественную клятву перед Богом, что они будут хранить "догматы Евангелия Христова и правила святых апостолов и Святого Отца, и законы благочестивых царей" и будут повиноваться ему, Никону, во всем, "как правителю и пастырю и отцу прекраснейшему". Царь, а затем духовные власти и бояре поклялись в этом, и 25 июля 1652 года Никон был назначен патриархом [8].


2. Церковная реформа Патриарха Никона

2.1 Причины и мотивы церковной реформы

До восшествия Никона на патриарший престол боголюбцы боролись с проникновением других религиозных влияний и секуляризацией идей среди русского народа. Еще в 1647 году иностранцам, поступающим на русскую военную службу, рекомендовалось принять православие, а тем, кто уклонялся от этой рекомендации, предписывалось переселиться в специальное поселение за пределами Москвы. Во всех сферах жизни и культуры Никон старался сохранить православный стиль. Он боролся с иностранными манерами и одеждой, которые начали распространяться среди русских, и с иностранным художественным влиянием. Когда некоторые русские иконописцы начали писать иконы в манере западной секуляризованной живописи, он приказал сжечь эти иконы, и только заступничество царя спасло их от огня. Были изданы строгие указы против суеверий, языческих обычаев в народе, безобразного празднования праздников, кулачных боев, постыдных игр, пьянства и невежества духовенства, а также беспорядков на богослужениях. Конечно, эти религиозные преследования часто были очень несправедливыми, хотя их конечной целью было защитить православных от опасного примера неверующих [3, с. 107].

До своего патриаршества Никон, как и все русские в то время, очень подозрительно относился к современным грекам, считая, что истинное благочестие сохранилось только у русских. Он часто открыто выражал эти взгляды даже после переезда в Москву, когда стал архимандритом. Однако, став патриархом, Никон вдруг объявляет себя закоренелым грекофилом; происходит резкая революция - цензор греков становится их поклонником и почитателем. И как давно он сказал: "Греки и малороссы потеряли свою веру и крепости, и у них нет хорошей морали, их соблазнили мир и честь, и они работают со своим темпераментом, но они ни в малейшей степени не заявили о постоянстве и благочестии" Став Патриархом, Никон сразу же начинает ревностно копировать греческую церковную практику. Действительно, он привозит в Россию греческие кафедры, греческий епископский посох, греческие капюшоны и мантии, греческие церковные мелодии, приглашает греческих художников в Москву, строит монастыри по образцу греческих, сближает с собой разных греков, везде выдвигает греческий авторитет на первый план и т. Д. [9] В глазах московского духовенства это был отход от "чистого" православия.

Пополнение православного духовенства киевлянами и греками имело сложные идеологические последствия для Русской Церкви. С одной стороны, в Украине, под господством католической Речи Посполитой, росло стремление сохранить православие и проявлялись антикатолические настроения. С другой стороны, в то время как Русская Православная Церковь уже давно получила автокефалию, Украина продолжала оставаться в сфере Константинопольского патриархата. Были зафиксированы изменения в обрядах, выполнявшихся по греческому образцу. Желание Никона ввести греческие обряды объяснялось желанием сделать воссоединение с Россией как можно более привлекательным в глазах украинцев, продемонстрировать отсутствие различий между православием в Московии и на Украине. При этом он опирался как на влиятельную прослойку выходцев из Украины, так и на поддержку царя [8].

Неоднократно Никон пытался направить московскую дипломатию на защиту православия, выступая в качестве универсального покровителя единоверцев, находившихся под игом поляков, турок и шведов. Эти усилия и надежды Никона объединить всех православных христиан под скипетром русского царя и под престолом Московского Патриарха оказали горькое влияние на судьбу Русской Церкви и даже российского государства. Пока Москва искала свет на греческом Востоке, оттуда пришли предложения самой Москве стать источником света для Православного Востока, рассадником и очагом духовного просвещения для всего православного мира, основать высшую богословскую школу и открыть греческую типографию.

Широко распространено мнение, что реформа была вызвана необходимостью исправить многочисленные ошибки и описания, которые со временем вкрались в богослужебные тексты. Однако непредвзятое сравнение текстов дореформенных богослужебных книг (иосифлянской печати) и пореформенных не оставляет сомнений в превосходстве старых книг: в них, вероятно, меньше опечаток, чем в современных изданиях. Более того, это сравнение позволяет нам сделать прямо противоположные выводы. Пореформенные тексты значительно уступают по качеству старопечатным. В результате так называемой ревизии появилось огромное количество ошибок различного рода - грамматических, лексических, исторических и даже догматических. Так что, если бы цель состояла в исправлении ошибок в книгах старой печати, ее вряд ли можно было бы считать достигнутой [9].

2.2 Церковная реформа. Противостояние Никона и Боголюбцева

Никон постепенно продвигался к своей цели. Прежде всего, осуществление реформы должно было обеспечить Никону благосклонность царя, для которого исправление русского обряда по греческому образцу было ключом к будущему объединению всего православного мира под скипетром московского государя. Ради осуществления этих масштабных планов Никон начинает свое церковное преобразование. Эти цели также были направлены на усиление внешнего блеска Московского Патриархата, которому Никон придал небывалое величие [12].

Первым шагом Патриарха Никона на пути литургической реформы, сделанным сразу после его вступления в Патриархию, было сравнение текста Символа Веры в редакции печатных московских богослужебных книг с текстом Символа, начертанного на саккос митрополита Фотия. Обнаружив расхождения между ними (а также между Служебником и другими книгами), Патриарх Никон решил приступить к исправлению книг и обрядов.

В начале Великого поста (11 февраля) 1653 года Патриарх направил в московские храмы "Памятку" о замене части поклонов на молитве Ефрема Сирийского поясными и об использовании трехпалого крестного знамения вместо двухпалого. В этой" памяти" патриарх, не запрашивая ни церковного совета, ни консультаций с видными деятелями церкви, совершенно неожиданно и произвольно изменил обряд. "По преданию святых апостолов и святых отцов, в церкви не подобает совершать бросательные движения на коленях, но кланяться в пояс и даже креститься тремя пальцами".

Боголюбцы были удивлены переменами, происходившими в Никоне, верном соратнике по совершенствованию русского Православия, игнорируя их мнение и мнение собора, принимал индивидуальные решения, не считаясь ни с кем и ни с чем. Церковные историки отмечают, что никто из тех, кем руководствовался Никон в своей реформе, не принуждал его к такой агрессивной манере поведения, а тем более к смене крестного знамения.

Боголюбцы были шокированы самим орденом, его формой и пренебрежением Никона к русской традиции в пользу своих любимых греков. Долгое время они не решались выступить против нового патриарха, избранного всего девять месяцев назад, своего бывшего друга, которому царь и совет обещали беспрекословно повиноваться в делах церкви. Было решено подать самому царю петицию протеста против действий патриарха. Текст прошения был составлен Аввакумом и протоиереем Даниилом Костромским. Содержание протеста было очень жестким: боголюбцы писали, что чистое христианское учение может исчезнуть в России и что глава церкви Никон отошел от заповедей православия. (Содержание этого первого протеста против нововведений Никона, написанного в последние дни февраля 1653 года, известно из более позднего письма Аввакума о. Ивану Неронову от 14 сентября того же года).

Царь передал прошение патриарху и, по-видимому, настоял на том, чтобы патриарх отложил свои нововведения. Никон на этот раз согласился, не настаивал на осуществлении "памяти", и казалось, что в Русской Церкви снова наступил мир [3, с. 116]. В то же время царь передает патриаршему управлению ряд новых земель и деревень, патриаршие службы становятся особенно торжественными, а образ жизни Никона становится особенно роскошным. Внешний блеск Патриаршего Служения при Никоне достигает своего апогея. Пышность и красота богослужений этого времени были необычайны даже для Москвы, которая традиционно отводила обряду особое место. Несколько десятков священнослужителей, иногда до 75 человек, сослужили Никону на Патриарших богослужениях. Красоте и богатству Успенского собора соответствовали столь же великолепные одеяния весом в пуд и драгоценная утварь, украшенные камнями и жемчугом и сверкающие царским золотом. Царь Алексей, несмотря на свою горячую религиозность, не помешал Никону разрушить прежнюю церковную структуру. По косвенным данным, реформа была скрыта стремлением Алексея стать главой всего православного мира.

Фактически, не вступая в открытую борьбу, Никон попытался избавиться от советов и сотрудничества своих бывших друзей и начал применять к ним дисциплинарные меры, пытаясь уменьшить их влияние. С помощью клеветы и уловок Никон расправился со своими бывшими коллегами. Понимая, что принятие непопулярных решений может вызвать волну неповиновения, Никон решает созвать собор, который своим авторитетом поддержал бы и узаконил дело исправления.

Весной 1654 года патриарх и царь созвали церковный собор, в состав которого вошли 5 митрополитов, 5 архиепископов и епископов, 11 архимандритов и настоятелей и 13 протопопов. Собор начался с выступления Никона, в котором он указал на неисправность книг и обрядов отца и аргументировал необходимость их исправления. Совет признал, что исправление необходимо, и решил, что все книги должны быть исправлены путем ознакомления с древними и греческими книгами.

Хотя в решениях этого собора говорилось только о сравнительном изучении русского обряда по старым спискам и исправлении в случае расхождений с этими старыми списками, Никон приказал Печатному двору немедленно приступить к исправлению русских богослужебных книг по новым греческим изданиям. 1 апреля 1654 года начинает печататься новое издание Миссала, а 25 апреля выходит совершенно новая книга, Табличка, или Свод церковных законов, и эта книга напечатана на основе венецианского издания греческого текста, напечатанного в 1574 году.

Самые существенные изменения в этих расхождений в новый Nikon сервисная книжка 1655 г. были: переход с двумя пальцами знак креста тремя пальцами знак; исключение слова "истинный" из восьмого члена Символа веры; переход от пения "Аллилуйя, Аллилуйя слава Тебе Боже" в "Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя..."; исключение услуги для повторного крещения католиков и других инославных; печать четырехконечного креста на просфору вместо старого русского восьмиконечного креста.; замена в тексте богослужебных, так называемой Херувимской песни слов", предлагая Трисвятое песнопение" со слов "пение Пресвятой гимн"; в proskomedia, или подготовка Святых Даров, теперь не один, а девять частицы удаляют из третьей просфоры.

В дополнение к этим особенно важным нововведениям было сделано много других, но менее значительных, иногда сводящихся просто к графическим исправлениям. Список всех изменений в тексте молитв, порядке чтения этих молитв и изменениях в священных обрядах духовенства составляет уже более 200 страниц в первом анализе нововведений Никона, сделанном в 1655-1660 годах священником Никитой Добрыниным, позже названным оскорбительным прозвищем Пустосвят [3, с. 125]. В некоторых очень редких случаях эти изменения улучшили перевод или сделали тексты молитв и гимнов более понятными. Но в большинстве случаев они были ненужными и весьма спорными.

Никон бросил вызов всему прошлому Русской Церкви, а также окружающей российской действительности. Инструкции Никона показали русской православной общине, что до сих пор она не могла молиться или писать иконы, и что духовенство не могло должным образом совершать свои богослужения.

Реформа проводилась с позиции элиты, игнорируя народный дух православия. Никониане опирались на "внешнюю мудрость", представляя суть полемики как конфликт между знанием и невежеством. Мятежники были приравнены к мятежникам против государства, после чего не было никаких сомнений в том, на чью сторону должно встать правительство.


3. Расщеплять. Причины и следствия.

3.1. Церковные смуты 1658-1666 гг.

Реформаторские инициативы патриарха, осуществляемые властно и грубо, только усложнили жизнь Никона [3, с. 126]. Многие искренне не принимали его реформы, другие использовали недовольство нововведениями, введенными патриархом, чтобы реализовать свои амбиции, отомстить Никону за его высокомерие, В результате постоянных интриг со стороны некоторых бояр и духовенства, которые имели влияние на царя и были враждебны патриарху Никону, отношения между царем и патриархом остыли. Никон в знак молчаливого протеста был вынужден покинуть кафедру 10 июля 1658 года: не отрекаясь от первенства Русской Православной Церкви, он на шесть лет удалился в Воскресенский Новоиерусалимский монастырь, который (наряду с Крестным и Иверским монастырями) основал в 1656 году и имел его в своей личной собственности.

На этом закончился краткий, но бурный период Патриаршества Никона. Прошло более восьми лет после отъезда Патриарха из Москвы, прежде чем личная драма Никона закончилась низложением и ссылкой в Ферапонтов монастырь на Великом Московском соборе 1666-1667 годов, и началась трагедия отпадения огромного числа русских людей от Церкви и возникновения старообрядческого раскола.

В период, последовавший за отречением Никона от патриаршего престола, Русская Церковь находилась в очень тяжелом состоянии. Как пишет Каптерев, "все в нашей церковной жизни в то время было в полном смятении сверху донизу, как будто распадалось, ни в чем не было стабильности, определенного порядка и прочности, все казалось шатающимся, раздор, раздор, борьба повсюду... Казалось, что возвращение к доканоническому церковному порядку было бы тогда наиболее подходящим выходом из запутанного положения церковных дел... Вопрос о никоновской реформе, казалось, висел на волоске" [6, с. 518].

Но после ухода Никона фактическим правителем русской церкви становится царь Алексей Михайлович, который посвящает всю свою энергию утверждению реформы, подчиняя этому свою деятельность, служа реформе часто вопреки простому здравому смыслу, жертвуя ей правдой, честью и буквально всем, когда реформа становится каким-то самодостаточным культом его жизни, навязчивой идеей. И вполне обоснованно тот же Каптерев приходит к выводу, что "царю Алексею Михайловичу реформа в основном обязана своим началом, ее осуществлением при Никоне и завершением после отстранения Никона" [6, с. 519].

К 1666 году на территории государства появились центры "отстаивания веры", а идеологические лидеры противостояния были выявлены и известны. Концентрация духовенства, посадских людей и купечества, круг аристократии вокруг боярыни Морозовой в Москве сделали город одним из центров неповиновения церковной реформе. Противодействие церковной реформе ощущалось по всему государству; например, во Владимире, в Нижнем Новгороде, в Муроме; на крайнем севере, в Соловецком монастыре, с 1657 года было обнаружено резкое движение против "новинов", переросшее в открытое восстание, известное соловецкое возмущение, подавленное только в 1676 году.

Подавление" церковных мятежников " продолжалось. Более десятка лидеров сопротивления во главе со старым боголюбовским отцом Лазарем доставлены из Сибири в Москву, а диакон Феодор и священник Никита Добрынин арестованы. Его безвременная смерть позволила Спиридону Потемкину избежать позора тюрьмы. Другие "церковные мятежники", такие как игумен Сергей Салтыков, диакон Феодор, бывший соловчанский старец Герасим Фирсов, архимандрит Антоний, юродивые Авраамий, Федор и Киприан и многие другие, были задержаны и взяты под наблюдение.

Огромное моральное влияние Соловков на севере России приводит к тому, что раскол распространяется по всему северу. И следует отметить, что в этом движении за церковную древность принимают участие не только образованные люди того времени (например, духовенство), но и массы народа. К востоку от Москвы население среднего течения Волги и впадающих в нее рек, сосредоточенное в Вязниковском, Краснораменском и Костромском лесах, было почти полностью против" никоновских реформ", и здесь движение приняло наиболее опасный характер. Даже на Дону, куда стекались элементы, не ладившие с властями, все больше сказывались церковные "колебания" и недовольство иерархией. Но пока у населения и духовенства были надежды на то, что царь и иерархи "образумятся" и "изгонят злое и пагубное учение", смута в церкви еще не нарушила ее канонического единства [3, с. 155].

Когда Никон начал исправлять старые книги и обряды, люди стали говорить, что Антихрист уже пришел. Когда комета появилась в 1655-56 годах, сразу же пошли разговоры о том, что это символ Божьего гнева за предательство патриархом Православия. "Узрите православных, узрите знамение Божьего гнева", - говорили противники патриарха В зловещем и несчастливом 1666 году, который, как считалось, был предсказан "Откровением" Иоанна Богослова, писаниями Иоанна Златоуста, Кирилла Иерусалимского и других отцов церкви как год отступничества от Православия. Многие русские люди, включая всех старообрядцев, считали 1666 год годом антихриста, потому что 666-это его число. Аввакум утверждал, что сам видел Антихриста "бешеным псом, очень плохим, и из ноздрей и ушей исходит зловонное пламя". В этом году никто из старообрядцев не пахал и не сеял, и во многих местах люди покидали свои хижины, собирались вместе, причащались и ждали звука трубы Архангела. В других деревнях старообрядцы, чтобы не встретить антихриста, с пением молитв и псалмов сгорали в огне и "возносились на небо со своей верой".

Никто никогда не утверждал, что Россия погибла, что царь стал нечестивым отступником, но когда на юге и юго-востоке России уже царила казачья анархия, а благословенные предсказывали стихийные бедствия, 1666 год многим православным людям показался последним годом, свободным от антихриста. Год окончания Третьего Рима-Москва. Москва превратилась из Третьего Рима в царство антихриста, которое уже победило в других странах.

Страх перед концом света освободил православных людей от всякой обязанности послушания и послушания. Эсхатологическая паника подорвала основы социального порядка. Ввиду существовавшей сильной социальной и церковной напряженности беспорядки были осуждены как призыв к восстанию и мятежу, что само по себе было чрезвычайно опасным для государства.

В 1666-1667 годах по инициативе царя в Москве состоялся Собор с участием вселенских патриархов Паисия Александрийского и Макария Антиохийского. В нем обсуждалась взаимосвязь между "царством" и "священством". В результате жарких дебатов было принято решение: царь имеет преимущество в гражданских делах, а патриарх-в церковных. Церковный собор вынес вердикт о низложении Никона и его ссылке простым монахом в Белозерский Ферапонтов монастырь. 15 лет спустя, при царе Федоре, ему было разрешено вернуться в основанный им Воскресенский монастырь под Москвой, но Никон тяжело заболел и умер по дороге под Ярославлем.

Сразу после Собора 1666 года в Москве состоялся "великий собор" 1666-1667 годов с участием патриархов Александрийского и Антиохийского. Совет одобрил все детали реформы Nikon и предал анафеме тех, кто не подчиняется его решениям и не принимает нововведения Nikon. Акты и клятвы были подписаны участниками собора, сданы на хранение в Успенский собор, а наиболее значительные части постановлений были напечатаны в Служебнике 1667 года. После Собора 1667 года раскол вступил в новую фазу, став поистине массовым.


3.2 Раскол как трагедия народа

Для большинства прихожан и духовенства анафема разделила жизнь пополам: до и после. Протест был всеобщим: от епископата, белого и черного духовенства до мирян и простых людей. Прихожане не только не слышали обычных слов молитвы, не участвовали в обычном богослужении, но и миссия России по защите Православия была объявлена несостоятельной претензией. Все понимание российской истории было изменено решениями собора. Православное Русское царство, предвестник грядущего царства Святого Духа на земле, превращалось всего лишь в одну из многих монархий - простое государство, пусть и с новыми имперскими притязаниями, но без особого освященного Богом пути в истории.

До собора борьба за обряд происходила внутри Русской Церкви, и, несмотря на все резкие слова, которыми обменивались обе стороны, защитники старого благочестия оставались частью церковного тела. Теперь анафемы собора поставили их вне Церкви, лишили их права наслаждаться Таинствами и утешением Церкви, но, с другой стороны, они лишили саму Церковь всякой канонической и моральной власти над ними.

Оппозиция реформам была двоякой-как религиозной, так и политической. В эти годы Россия пережила небывалую активность богословского сознания, вылившуюся в ожесточенную полемику, которая, однако, чаще всего лишь открывала раны, усугубляя взаимную неприязнь. Частные заявления (такие, как слова патриарха Иоакима: "Кто хочет креститься, пусть крестится") больше не могли снять накал враждующих страстей.

Однако проблема раскола никоим образом не сводима к теологии, поскольку она резко накладывается на социальные стрессы, накопившиеся между различными сословиями в результате нарушения местных прав центральной властью и окончательного порабощения крестьян, которое сформировалось именно в этот период. Некоторые из высших церковных иерархов (епископ Павел Коломенский), многие представители среднего и низшего духовенства, целые монастыри (наиболее известный пример-Соловецкое восстание ("сидение") 1668-1676 гг.), а также представители боярских родов (И. А. Хованский, Ф. П. Морозов, Е. П. Урусов и др.), посадские и сельские жители выступают против" новинов". Протест принимал различные формы-от возмущений в самой системе власти (стрелецкие беспорядки, в том числе в связи с заговором Хованского в 1682 году) до массовых беспорядков, нашедших мощный резонанс в восстаниях, возглавляемых С. Т. Разиным, а столетием позже Е. И. Пугачевым, провозгласившим лозунг борьбы за "старую веру". Ревнители "древнего благочестия" бежали из "разбойничьего логова" (которым им казалась никонианская церковь), устраивая собственные отшельнические жилища на необитаемых землях, продвигаясь к крайним границам России.

Церковный раскол в России привел к появлению"старообрядцев". Страстные проповеди о христианском братстве, гневные обличения произвола никонианского духовенства, призывы уйти от мирской жизни, а также преследования и преследования "раскольнических учителей" официальной церковью и правительством привлекли народ к лидерам раскола (протопоп Аввакум, Иван Неронов, Лазарь, Федор) [5, с. 204]. Царь издал ряд указов, предписывавших воеводам разыскивать и сурово наказывать старообрядцев. Началась кровавая борьба между государством и церковью со всеми сторонниками старой веры, их жестоко преследовали и сжигали на костре.

Тысячи семей впали в раскол, бежали на север, в Заволжье, где, не подчиняясь ни властям, ни официальной церкви, создали свою собственную церковную организацию, свои общины (скиты), изолированные от мира. В рядах старообрядцев были люди из самых разных социальных слоев. Основную массу составляли крестьяне. Среди раскольников осуждались пьянство, курение табака, а семья почиталась. Существовала особая мораль, основанная на уважении к старшим, скромности, честности и трудолюбии. Суть старообрядчества состоит в том, чтобы защищать не обряды, а саму веру, которой угрожают инновации, ориентированные на чужие, чуждые образцы.

Несмотря на все предсказания, конец света не наступил, и жизнь в нем требовала решения таких насущных вопросов, как организация общества, отношения с государством, крещение, брак, что, в свою очередь, заставляло нас приспосабливаться к существующему миру, а не просто радикально отвергать его как царство зла. В связи с небольшим количеством священников, которые оставались полностью верными старому благочестию, и почти полным отсутствием церквей, в которых они могли бы совершать богослужения, вопрос о возможности совершения таинств исповеди и причастия стал особенно острым и важным для старообрядцев. Аввакум решил проблему исповеди, введя в православную практику новые и очень необычные черты. В отсутствие священника он советовал исповедоваться благочестивым и сведущим в церковных делах мирянам. Не менее необычными были его предложения причаститься, для чего он рекомендовал в отсутствие священника использовать запасные дары, полученные заранее от благочестивой церкви. Он, конечно, понимал, что приносит в жизнь своей заочной паствы и всех последователей старого благочестия весьма необычные в православной жизни нравы и обряды, которые, в сущности, было гораздо больше отступлением от устава, чем сами "николаевские" новшества, но он советовал их лишь как временное, преходящее исключением "нынешнего, nastoyashego огнеупорна времени" [3, с. 213].

Семейная жизнь старообрядцев отличалась замкнутостью, вызванной их религиозной изоляцией от остального русского населения. Эта изоляция способствовала сохранению патриархальных нравов. Традиция взаимопомощи, столь необходимая в постоянном противостоянии с внешним миром, благоприятствовала хозяйственной жизни старообрядческих крестьян. Как правило, среди них не было не только нищих, но и бедных людей. Старообрядцы считали за правило получать все необходимое на своем хуторе. Эта экономическая ориентация поддерживалась сохранением древних коллективистских устоев крестьянской общины, проявлявшихся прежде всего во взаимной трудовой помощи.

Сохранение верности идеалам православия способствовало тому, что старообрядческие общины во многом определили жизненные установки московского купечества в XIX веке. Староверы, ставшие богатыми людьми, не порывали со своей средой и проявляли значительную щедрость в благотворительной деятельности, жертвовали большие суммы в виде милостыни как монастырям, так и частным лицам, становились попечителями общин, помогали крестьянам расплачиваться с повинностями и "вставать на ноги", ссужали деньги независимым владельцам, обеспечивали работой тех, у кого не было средств.

Духовная жизнь старообрядцев не находилась под постоянным контролем церкви, поэтому старообрядцы отличались независимостью в вынесении суждений, касающихся как веры, так и повседневных дел. Особенности идеологии старообрядцев нашли отражение в фольклоре. Поиски сокрытой от антихриста земли, где процветает "правильная" вера, заложили основу легенд о Беловодье или городе, сокрытом рукой Господней,-Китежском монастыре.

Важной особенностью старообрядцев является почитание книги. Во многих общинах имелись библиотеки из ста или более книг, принадлежащих всей общине ("соборные книги").

3.3 Влияние раскола на русскую культуру и историю

В ожесточенном споре между Патриархом Никоном и протоиереем Аввакумом победителей не было. Патриарх Никон, пытавшийся поставить духовную власть выше светской, был низложен церковным собором 1666 года. Конфликт между светской и духовной властью в России закончился усилением зависимости церкви от государства, но церкви удалось сохранить свою внутреннюю независимость и свои земельные владения.

Государство преследовало старообрядцев. Репрессии против них усилились после смерти Алексея, во время правления Федора Алексеевича и царевны Софьи. В 1681 году любое распространение древних книг и произведений старообрядцев было запрещено. В 1682 году по приказу царя Федора был сожжен самый выдающийся вождь раскола Аввакум. При Софии был издан закон, окончательно запретивший любую деятельность раскольников [4, с. 368-373].

До 1690 года от самосожжения погибло 20 000 человек, иногда группа из 2700 человек сжигалась одновременно. Были случаи совместного затопления вод озер и рек, замуровывания живых старообрядцев в подвалах каменных зданий и даже группового самоуничтожения ударами или порезами обычными ножами. Многие семьи старообрядцев уехали и исчезли в глухой тайге Урала, Алтая и Сибири, где до сих пор живут их потомки.

Старообрядцы создали очень интересную и во многом оригинальную культуру. У каждой секты были свои собственные духовные песни или псалмы, часто не лишенные поэзии, и у каждой секты, в дополнение к первоначальному обряду поклонения, были свои обряды жизненного цикла, свой образ жизни, а иногда и свой собственный костюм. В культуре старообрядцев отчетливо видны два слоя: культурный слой, отражающий учение и мировоззрение этой секты, и второй - русская традиционная культура.

Монополия церкви на образование и грамотность ушла в прошлое. Процент грамотных людей в городах увеличился. Было опубликовано еще больше книг. Тираж Московской типографии составлял десятки тысяч экземпляров, среди которых видное место занимали кодексы законов, уставы и учебники. В России появились иностранные книги, специалистов нанимали за рубежом, а детей отправляли учиться за границу [7, с. 123-125].

Церковный раскол повлиял даже на организацию народного образования. Мы долго думали и решили, как преподавать латынь и греческий в школах. Сначала их преподавали в разных школах, то есть раздельно: в одной-латынь, а в другой - греческий. В 1681 году при Московской типографии на Никольской улице была открыта школа с двумя классами для изучения греческого языка в одном и славянского в другом. Руководителем этой типографии был иеромонах Тимофей, долгое время живший на Востоке, с двумя учителями греческого языка. В школу пришли 30 учеников из разных классов. В 1686 году их было уже 233. Затем была высшая школа, Славяно-греко-латинская академия (эту академию окончил М. В. Ломоносов , великий ученый и энциклопедист), открытая в 1686 году в Заиконоспасском монастыре на Никольской улице. Возглавить его были призваны греческие братья Лихуда [8].

Светские элементы в культуре 17 века также проявляются в церковной архитектуре, живописи и прикладном искусстве. Вместо монументальных княжеских храмов появляются городские церкви-элегантные, с яркими красками, с бесчисленными узорами, с орнаментами из фигурного кирпича и плитки. Патриарх Никон пытался запретить строительство шатровых церквей, но они продолжали строиться в Москве, Ярославле, Костроме, Ростове и других городах.

Важно отметить, что после никоновских реформ и последующего раскола возникли два основных течения общественной мысли: одно было национально консервативным, направленным против реформ как в церкви, так и в гражданской сфере и одинаково враждебным как грекам, так и немцам как чуждому, чуждому элементу. Другое направление было вестернизировано, направляясь в сторону греческой и киевской науки и западной культуры. С годами эти взгляды объединят умы людей в определенные группы - славянофилы и западники выйдут на арену российской истории [13].

Историки спорят о деталях, о моментах развития, но не ставят под сомнение вектор развития российской государственности, переход к абсолютизму. Церковные реформы и раскол вписываются в контекст эволюции государства и российского общества и интерпретируются как исторически неизбежные.

мятежный патриарх церкви реформа


Заключение

В истории русской культуры 17 век завершает период Средневековья и начинается переход к Новому Времени. В силу исторических условий происходит смена мировоззрения-с религиозного на светское. Раскол в самой церкви был, пожалуй, самым значительным фактором в начале кризиса средневекового мировоззрения.

Годы Потрясений, а затем церковный раскол научили людей делать свой собственный выбор и нести ответственность за свою собственную судьбу. Массовые народные движения и восстания пробуждали и укрепляли уверенность людей в себе. Аура святости как вокруг церкви, так и вокруг властей была ослаблена [11, с. 258].

Ни "никониан", ни "старообрядцев" нельзя назвать прогрессивными, жесткость и бескомпромиссность, яростная враждебность и фанатизм - вот главные качества, проявленные в борьбе обеими сторонами. Главным следствием реформы стал глубокий духовный кризис в российском обществе: раскол затронул сознание и мировоззрение русского человека, и Московская Русь, ранее единая в вере и быту, раскололась [11, с. 259].

Главным результатом раскола, его драматическим итогом стало настоящее церковное разделение: с образованием особой ветви православия в виде старообрядцев. Некоторые из тех, кто не был согласен с нововведениями, в XVII-XIX веках перешли в различные секты.

Раскол был очень трудным опытом для людей и Церкви, но... и я думаю, что польза от этого опыта была. По крайней мере, самосознание догматических и канонических основ церковной жизни было настолько укреплено, что многие попытки во время революции ослабить и разделить Церковь, попытки, подкрепленные поддержкой всех репрессивных органов государства, - все это развалилось. Церковь выжила и, преодолев эти попытки разделить ее, осталась единой и собрала своих детей в трудных условиях.


Ссылки

1. Большой энциклопедический словарь [Большая энциклопедия], Москва: Большая Российская энциклопедия, Санкт - Петербург: Изд-во Норинт, 1999, 1456 с.

2. Десницкий А. С. Библия и православная традиция, Москва: Эксмо, 2008, 448 с. (Православная библиотека)

. Зеньковский С. Русское старообрядчество: духовные движения XVII века. Мюнхен, 1970. (Форум славян.; Т. 21); 1995 http://www.sedmitza.ru/text/439457.html

. История России с древнейших времен до конца XVII века: Учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся в реж. и спец. "История"/Новосельцев А. П., Сахаров А. Н., Буганов В. И., Назаров В. Д.; Под ред. Сахарова А. Н., Новосельцева А. П.-Москва: АСТ, 2000. - 575 с.: ил

. История Отечества: учеб.пособие. пособие для студентов. университеты. - Шевелев В. Н. Изд.5-е, переиздание. и дополнения. Ростов-на-Дону: Изд-во Феникс, 2008, 603 с. (Высшее образование)

. Каптерев Н.Ф.Патриарх Никон и его оппоненты в вопросе об исправлении церковных обрядов Москва, 1887. -518 с.

. Каргалов В. В., Савельев Ю. С., Федоров В. А.. История России с древнейших времен до 1917 года: Учеб.пособие. для науки [История России с древнейших времен до 1917 года]. вузовский нейстор. спец. / Под общей редакцией В. В. Каргалова. - М.: Русское слово, 1998. - 398 с.

. Ключевский В. О. Курс русской истории. Лекция 54 http://www.spsl.nsc.ru/history/kluch/kluch54.htm Полное издание в одном томе. - Москва, Альфа-книга, 2011-1200 с.

. Кутузов Б. Церковная реформа 17 века: трагическая ошибка или саботаж? Око Церковно-литургическая библиотека, 2000-2005 http://www.liturgica.ru/bibliot/kutuzov2.html

10. Мользинский В. В. "Старообрядческое движение второй половины 17 века в русской научной и исторической литературе". П-г, Изд-во "Культура", 1997, 141 с. (на русском языке)

11. Очерки по истории русской культуры IX-XVII вв. Книга для учителей. - 2-е изд., под ред. А. В. Муравьева, А. М. Сахарова. - М.: Просвещение, 1984. - 336 с., ил.

12. Патриарх Никон. К 400-летию со дня его рождения. Жизненный путь и патриаршее служение Глава книги: Петрушко В. И. Курс лекций по истории Русской Церкви. Православная энциклопедия Церковный исследовательский центр http://www.sedmitza.ru/text/436329.html

. Платонов С. Ф. Полный курс лекций по русской истории. Библиотека Гумера http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Plat/_15.php

. История России с древнейших времен до второй половины XIX века: Курс лекций / / История России с древнейших времен до второй половины XIX века: Курс лекций. Уральский государственный технический университет имени академика Б. В. Личмана. ун-т, Екатеринбург, 1995 http://his95.narod.ru/lec8_6.htm

. Шахов М. О. Старообрядческое мировоззрение: религиозно-философские основы и социальная позиция / / Старообрядческое мировоззрение: религиозно-философские основы и социальная позиция. М.: РАГС, 2002, 377 с.