Конституционно-правовая ответственность: понятие, виды, особенности

Подробнее

Размер

69.23K

Добавлен

16.03.2023

Скачиваний

52

Добавил

Маргарита
Текстовая версия:


ВВЕДЕНИЕ

Каждое современное государство позиционирует себя как демократическое государство. Уже в советский период, несмотря на некоторые страны, базовые гуманитарные ценности основывались на государственном и правовом порядке. В то же время необходимо различать официальное содержание публичного права и фактические социально-экономические и политико-правовые механизмы его реализации1.

После революции 1917 года основная реформа законов всей страны, открытые связи и изменения в форме структуры страны, правительства и режима, а также изменение позиции церкви носят социальный характер. Формирование и политические права Советского Союза появляются в начале этого этапа, существование Советского государства на ранних стадиях не может быть официально объявлено иначе связанным с гражданской войной и осуществлением политики реальности, коммунистического красного страха войны. В 1919 году в РСФСР была принята директива о "Законе о детективах РСФСР", которая установила практику обобщения уголовного законодательства с 1917 года, которую можно назвать Законом обязательной силы. Не включали в себя сами "принципы", нормы, ответственные за обеспечение совершения определенных видов преступлений, поэтому они являются "общей частью" прототипа кодекса детектива. В то же время в этом документе был четко выражен идеологический и добрый характер, в частности, он определял Государственную комиссию по классу преступлений в обществе, в результате чего в общественных отношениях преобладают отношения. Таким образом, советский уголовный кодекс предшествовал созданию первой советской конституции.

Таким образом, актуальность исследования заключается в рассмотрении основ конституционно-правовой ответственности.

Объект исследования общественный отношения, возникающие в ходе применения норм, регулирующих понятие конституционно-правовой ответственности.

Предмет исследования особенности конституционно-правовой ответственности.

При написании данной работы целью является выявление содержания конституционно-правовой ответственности.

Для осуществления этой цели выполняются следующие задачи:

- рассматриваются теоретические характеристики конституционно-правовой ответственности;

- анализируется процесс возникновения конституционно-правовой ответственности;

- исследуются факторы, влияющие на формирование конституционно-правовой ответственности.

Краткая характеристика источников. В работе использовались труды таких авторов, как Алимбетов А.В., Газаев А.И., Григонис Э.П., Сагинбеков К.С., Чибинев В.М. и др.

Методы, используемые в работе обобщение, описание, метод сравнения.

Структурно работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.


Глава 1. Теоретическая характеристика конституционно-правовой ответственности

1.1 Понятие конституционно-правовой ответственности

Общее толкование ответственности в действии и применении права является идеальной основой для заключения общего толкования конституционных систем и в то же время хорошим введением в толкование конституции. Меры конституционной ответственности могут быть использованы для решения различных задач, наиболее актуальными из которых можно считать защиту конституционного строя, обеспечение эффективности правовых норм, усиление влияния конституционного права на общественную практику.

Существующие виды конституционно-правовой ответственности способствуют развитию субъектов, вовлеченных в различные правоотношения, уважению закона в целом и Конституции в частности, а также повышению эффективности государственных институтов. Они действуют как средство поддержания порядка, защиты свобод и прав граждан и установления верховенства закона.

В процессе реализации права может быть обнаружен пробел в законодательстве, то есть может быть обнаружено отсутствие соответствующей нормы права, которая должна применяться к данной фактической ситуации. Это, в свою очередь, является одним из необходимых условий укрепления и развития демократии.

Конституционные и правовые положения требуют независимой системы защиты. В противном случае все рецепты будут носить только декларативный характер. В отечественном законодательстве, в отличие от большого числа зарубежных, отсутствует понятие "конституционно-правовая ответственность".

Однако в последнее время вопрос его реализации становится все более актуальным.

В последние годы активно внедряются и применяются различные формы конституционно-правовой ответственности. Постоянно растущее число правоотношений требует новых оснований для применения санкций. Конституционная ответственность - это самостоятельный вид юридической ответственности. Отсюда следует, что он имеет общие характеристики и особенности, которые указывают на уникальность этого относительно независимого правового явления. В этом смысле понятие конституционно-правовой ответственности следует рассматривать в двух аспектах: общем и узкоспециализированном.

Виды конституционно-правовой ответственности включают ответственность за нарушения:

основ конституционного строя нашей страны

, прав личности на свободу выбора и свободную жизнь

, прав, интересов и свобод личности в политической сфере

, прав и свобод личности в социальной и экономической сфере общества

, права и свободы личности в культурной сфере общества

Юридическая ответственность - это регулируемые нормами права общественные отношения, возникающие между государством, от имени которого действуют специальные структуры, и нарушителем, обвиняемым в обязательстве быть лишенным свободы за совершенное деяние.

Юридические публикации, как отечественные, так и зарубежные, дают различные взгляды на природу и основы конституционно-правовой ответственности. Однако большинство авторов признают существование двух аспектов: негативного (ретроспективного) и позитивного. У них очень близкие отношения. В некоторых случаях позитивный аспект является необходимым условием для ретроспективного наступления и, в какой-то степени, он все еще реализуется в нем.

Негативный аспект усиливает правовую и воспитательную значимость ответственности, повышает эффективность ее стимулирующей роли в процессе формирования социальной активности участников конституционно-правовых отношений. Следует отметить, что, как правило, субъекты государственной власти привлекаются к конституционно-правовой ответственности.

Следовательно, предусмотренные меры должны способствовать высокой социальной эффективности административной системы. Конечно, необходимо соблюдать баланс между сферой полномочий и ответственностью субъектов власти. Поскольку предметом конституционного регулирования являются политические отношения, следовательно, ответственность имеет определенное политическое содержание, поэтому ее меры наделены политическим характером. В то же время никакая государственная принудительная мера воздействия (организационная, в том числе), хотя и наделенная политическим содержанием, не может считаться инструментом конституционно-правовой ответственности. Особенность здесь заключается в следующем. Дело в том, что одна мера принуждения, в зависимости от основания применения, может иметь разное содержание. Это может быть применено как санкция или как организационная процедура. Все это позволяет нам сделать важнейший вывод о том, что конституционная ответственность - это политическая ответственность, но не любая, а только та, которая принимает конституционную форму.

Независимость следует считать одним из важнейших признаков субъекта ответственности. Компетентные органы применяют конституционные и правовые меры, предусмотренные действующим законодательством, к субъектам, которые им не подчиняются и не несут перед ними ответственности. Этим они отличаются от дисциплинарных разбирательств.

На практике часто бывает трудно их различить. Дело в том, что дисциплинарное производство может внешне быть похоже на средства конституционно-правовой ответственности. Например, увольнение, предусмотренное статьей 192 Закона о труде, а также увольнение, предусмотренное статьей 19 Федерального закона № 184. Разница между этими мерами заключается в основе их применения и процедурах, необходимых для их применения. Они выступают в качестве ключевых отличительных черт конституционной и юридической ответственности.

Конституционное правонарушение - это фактическое основание. Это произойдет, если произойдет негативное отклонение в поведении участников соответствующих правоотношений от условий, содержащихся в диспозиции конституционной нормы.

Необходимо понять один важный момент. Указание на "неясные", расплывчатые причины применения мер может привести к различным проблемам. В таких случаях заинтересованные лица могут использовать конституционную ответственность как один из инструментов для достижения корыстных целей. Это неприемлемо. Это деяние участника конституционных отношений, которое не соответствует надлежащему поведению, содержащемуся в конституционных нормах, и предполагает применение правовых мер ответственности. Некоторые из этих преступлений отличаются своей сложной правовой природой. В конституционных нормах основание ответственности может быть связано с нарушениями, совершенными в других областях права.

Судебное правотворчество понимается не как создание правовых норм, а как деятельность, связанная с выявлением смысла правовых норм с точки зрения правовой системы в целом, а также признанием неконституционных или недействительных норм, противоречащих Конституции Российской Федерации или нормам высшего юридическая сила, которая определяется опять же посредством системологической интерпретации.

При толковании норм права суды руководствуются требованиями Конституции Российской Федерации и законов и, соответственно, связаны правовыми принципами, буквальным толкованием в качестве отправной позиции, а также порядком применения методов толкования и их взаимосвязи друг с другом.

1.2 Система конституционно-правовой ответственности

Проблемы юридической ответственности являются одними из наиболее сложных и в то же время обсуждаемых в юридической науке. Юридическая ответственность, по мнению В.А. Виноградова, является важнейшим институтом любой правовой системы, одним из важнейших признаков права, необходимым элементом его механизма действия.

Н.А. Богданова отмечает, что способность отрасли обеспечивать эффективное выполнение своих норм, защищать, защищать и восстанавливать установленное ею верховенство закона является основой независимости и условием полезности такой отрасли, подчеркивает ее способность быть действующим законом. С.А. Авакян придерживается аналогичной позиции, указывая на то, что каждая отрасль права должна обеспечивать выполнение своих норм своими собственными средствами, включая меры ответственности.

Вопрос о существовании в конституционном праве санкций, обеспечивающих исполнение конституционных предписаний, давно обсуждается в научном сообществе. При этом высказываются мнения как о существовании мер государственного принуждения, имеющих конституционно-правовую специфику, так и диаметрально противоположные позиции об отсутствии института конституционно-правовой ответственности. Несмотря на отсутствие упоминания термина "конституционно-правовая ответственность" в российском законодательстве, можно отметить, что отечественная правовая система содержит основания для конституционно-правовой ответственности, особый порядок применения мер такой ответственности, а также санкции, отсутствующие в других отраслях права, например, увольнение с должности, роспуск органа, федеральное вмешательство. Таким образом, конституционно-правовая ответственность является самостоятельным видом юридической ответственности, аналогичной позиции придерживается большинство современных ученых-юристов, Конституционный Суд Российской Федерации также в своих актах указывает на существование конституционно-правовой ответственности в российской правовой системе.

Несмотря на отсутствие существенных разногласий по поводу выделения конституционно-правовой ответственности в качестве самостоятельного вида ответственности, в научной литературе высказываются различные позиции по поводу самого термина, обозначающего ответственность в конституционном праве. До 90-х годов 20 века, в связи с тем, что "конституционное право" называлось "государственным правом", использовался термин "государственная правовая ответственность", но в настоящее время в основном используются термины "конституционно-правовая ответственность" и "конституционная ответственность".

Термин "конституционная ответственность" используется, как правило, если такая ответственность прямо закреплена в Конституции, напротив, при использовании термина "конституционно-правовая ответственность" подразумевается закрепление мер такой ответственности не только в тексте Конституции, но и в других законах. А.А. Безуглов и С.А. Солдатов считают, что наиболее правильным является термин "конституционно-правовая ответственность", поскольку конституционное право включает в себя нормы права, закрепленные не только в Конституции.

В современных европейских и североамериканских странах доминирующий подход заключается в том, что конституция возникла как форма ограничения государственной власти обществом, которая обеспечивает широкие границы индивидуальной свободы и политического участия, политической конкуренции и независимого судебного контроля за работой органов государственной власти. Этот подход определяется конституционными "ценностями", которым противостоят формальные институты и нормы.

Можно сделать вывод, что конституционное право Российской Федерации долгое время искало свое место в мировом научном дискурсе, ориентируясь на политическую практику западных стран и механизмы ее реализации в политических и экономических системах современных государств, не теряя при этом собственной национальной конституционной идентичности. Путем внесения поправок в Конституцию Российская Федерация утвердилась в своем выборе, предложив свои собственные традиции конституционного права, а не те ценности, которые приняты в конституционном праве и политической практике западных стран.

Таким образом, ценностный подход к определению конституционного права Российской Федерации и зарубежных стран ставит вопросы о различиях в ценностных основах разных культур и прогнозирует трудности в совмещении культурных и ценностных стандартов, что предопределяет проблемы развития конституционного права в ближайшие десятилетия. Конституция Российской Федерации имеет приоритет в силу суверенитета Российской Федерации, верховенства Конституции как основного закона и недопустимости имплементации международных договоров в правовую систему государства в нарушение конституционных норм.


Глава 2. Исследование регулирования конституционно-правовой ответственности

2.1 Анализ содержания конституционно-правовой ответственности

В отечественной юридической литературе достаточно недавно появились попытки выделения конституционно-правовой ответственности как особого вида юридической ответственности. Юридическая ответственность всякий раз рассматривает произошедшее в прошлом и опирается на некий юридический прецедент, так как считается ответственностью за деяние, выраженное в двух основных формах — действие или бездействие, которое уже было совершено, а также за деяния, совершенные с нарушением норм закона.

Конституционно-правовая ответственность служит довольно-таки надежным средством обеспечения в государстве должного правопорядка, поддержания необходимого уровня законности, что закономерно является одним из условий становления и совершенствования основных принципов демократии, провозглашающих права и свободы человека и гражданина. В связи с этим конституционно-правовую ответственность нужно рассматривать как специальную разновидность юридической ответственности — ответственности за неправильное поведение, отходящее от стандарта, установленного любой правовой (в том числе и конституционной) нормой, признанной на территории Российской Федерации.

Следует отметить, что целью конституционно-правовой ответственности является фиксация, закрепление и формирование законопослушного поведения органов и должностных лиц, граждан государства, упорядочения и регулирования их деятельности. Вследствие этого конституционно-правовая ответственность будет являться основой, главным элементом при становлении и формировании других типов юридической ответственности.

Конституционно-правовую ответственность также следует выделить как специфический вид юридической ответственности, так как она является следствием совершения конституционного правонарушения (деликта) и выражается в специфических (особых) санкциях.

Выраженная на уставной (нормативной) основе Международно-правовая ответственность - это закон норм, связанных с несоблюдением выражения международного права субъекта, вся работа по определению международно-правовых документов. Реальной основой международно-правовой ответственности является юридический факт, то есть сумма того, какая ответственность наступает. Процедурные основания включают процедуры, которые устанавливают основания, причины, которые включают смежные темы.2

Только международно-правовая ответственность позволяет в полной мере обеспечить соблюдение норм международного права и способствует восстановлению нарушенных прав. Наиболее распространенной формой ответственности являются санкции. Поэтому, говоря о международной ответственности, мы констатируем тот факт, что большинство принципов, это очень четкое различие, спорность оснований для привлечения к международной ответственности. Для решения этих проблем, на наш взгляд, необходимо провести надлежащую систематизацию, что способствует эффективному применению данного института, а также окажет существенное влияние на развитие международных отношений.

В последние годы в научных исследованиях данной темы все чаще совершаются различного рода юридические ошибки, в основном связанные с отклонениями от требований юридической техники, грамматики и логики. Также этот вопрос относится не только к общетеоретическим исследованиям, но и к отраслевой юридической науке. По мнению Л.А. Морозовой, правильно осуществлять процесс, снижающий эффективность правового регулирования, а также при создании существующих нормативных правовых актов и дефектах неполноценности, даже если закон не вызывает ошибок.

А.В.Лукашева понимает под правотворчеством официально осознанные ошибки, добросовестные ошибки, приводящие к неправильным мерам, которые не удовлетворяют потребностям и уровню развития регуляторной деятельности и негативным последствиям в социальной и правовой сферах. 3

В соответствии с масштабом нарушений норм принято различать соответствующие юридические, логические, лингвистические, социологические законы, допускающие ошибки. Конечно, наибольший вред, в соответствии с возникновением соответствующих юридических ошибок, вызванных как имиджевыми органами, так и правоохранительными органами, М.П.Прониной, возникает в тот момент, когда правовая презумпция изменяется в правовом стандарте или стандарт не отвечает требованиям предполагаемого эффекта этого общего обязательства, нормативности, конкретности и полноты положений. Действительно, юридические ошибки, которые неизбежно порождают недостатки в правоохранительной деятельности, являются не чем иным, как прямым нарушением прав и законных интересов физических и юридических лиц, участвующих в общественных отношениях, регулируемых нормами права.

В научной литературе можно найти указания на следующие основные виды юридических ошибок, связанных с использованием законодательных приемов: ошибки, связанные с оформлением современных концепций и особенностей государства; чрезмерная нормативность; пробелы; нарушения стиля; конфликты между отдельными лицами, связанные с юридическими терминами, ошибочными фактами, ошибками. Вместе с юридическими технологиями все чаще используется словосочетание "законодательная технология" и в научном обороте, более точное и перспективное определение всего спектра вопросов, связанных с организацией законодательной деятельности. Очевидно, что его уровень развития законодательных навыков является полным отражением степени изощренности правил законодательства об эффективности государственных институтов личности. Успешная деятельность в создании закона зависит от правовой культуры законодательства, его понимания права и законности, их способности овладевать навыками законодательных навыков4.

Однако, тем не менее, необходимо уточнить происхождение ошибок в области рассмотрения, самое главное - их подробные характеристики, но суть и естественные причины этих ошибок являются целенаправленными или субъективными. Согласно. С.А. Белоусова, этим объясняется тот факт, что при разработке рекомендаций по совершенствованию юридической деятельности, в первую очередь, в каждом конкретном случае следует определять, есть ли юридическая субъективная ошибка или цель, поскольку технические и юридические методы устранения негативных законов от принятия вступают в силу только в том случае, если законодатель добросовестно ошибается.

В противном случае технические и правовые последствия были бы невозможны, и добиться положительного результата можно было бы только за счет повышения уровня правосознания и правовой культуры, было бы необходимо скорректировать правовые идеалы и ценности законодателей.

2.2 Проблемы регулирования конституционно-правовой ответственности

В связи с реформированием государственной системы управления в 2020 г. вновь является актуальным вопрос конституционно-правовой ответственности Правительства России. Вопросы ответственности Правительства России и его членов обсуждаются в юридической литературе активно, например, идет дискуссия какую ответственность может нести Правительство России в настоящее время, политическую или конституционно-правовую. Интерес вызывает конституционно-правовая ответственность членов Правительства России, особенно в свете расширения полномочий Парламента России в процедуре формирования Правительства России, а также изменением правового регулирования конституционно-правовой ответственности в данной сфере. Ранее была предусмотрено только солидарная конституционно-правовая ответственность Правительства России, которая означала, что при отрицательной оценки Президентом или Государственной Думой деятельности Председателя Правительства России в отставку уходило всё Правительство, в настоящее время предусмотрена индивидуальная ответственность Председателя Правительства России5.

Из анализа норм Конституции Российской Федерации 1993 года и Федерального конституционного закона от 6 ноября 2020 № 4ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» (далее ФКЗ от 6.11.2020 «О Правительстве РФ») следует что Правительство России является органом государственной власти, осуществляющим исполнительную власть и принимающим решения коллегиально. В новой редакции ФКЗ от 6.11.2020 «О Правительстве РФ» подчеркивается, что исполнительную власть в Российской Федерации осуществляет Правительство и иные федеральные органы исполнительной власти в соответствии со структурой федеральных органов исполнительной власти под общим руководством Президента России. В предыдущей редакции закона закреплялось норма согласно которой Правительство России возглавляло систему исполнительной власти в государстве, теперь же закреплена руководящая роль Президента России в системе исполнительной власти6.

Особо следует остановиться на статье 3 ФКЗ от 6.11.2020. «О Правительстве РФ», которая закрепляет что Правительство России в своей деятельности руководствуется принципами верховенство Конституции России, а также принципами народовластия и иными принципами, среди которых особое место наш взгляд занимает принцип ответственности. Конституционно-правовая ответственность Правительства России, система возлагаемых мер, как на Правительство России в целом, так и на его членов обусловлена спецификой конституционно-правового статуса Правительства России.

Вступившие в силу изменения в Конституцию России значительно расширили полномочия Президента России в соответствии со статьей 83 пункт «б» Конституции России 1993 г. Президент России осуществляет общее руководство Правительством России, Председатель Правительства России организует работу Правительства России и несет персональную ответственность перед Президентом России. По сути в Конституции России 1993 г. отразили сложившуюся систему отношений. Как обоснованно отмечал Д.А. Авдеев «следует не просто относить президента к исполнительной власти, а нужно говорить о том, что именно он, по сути, ее возглавляет, что подтверждается объемом исполнительно-распорядительных полномочий президента и его организационно-правовыми прерогативами в отношении деятельности федерального правительства». Необходимо говорить о полностью подчиненном положении Правительства России перед президентом. Это положение основывается на возможности президента принять решение об отставке Правительства России в любой момент. Таким образом, привлечь к конституционно-правовой ответственности Правительство России способен только Президент России, хотя в процедуре и может быть задействована Государственная Дума представляющая Парламент России, но какиелибо санкции в отношении Правительства России применяются только Президентом России. Самого Президента России привлечь к конституционно-правовой ответственности может Совет Федерации с возбуждением процедуры Государственной Думой и вовлечением в этот процесс Конституционного и Верховного судов. Если учесть, то обстоятельство, что Президент России по сути определяет работу Правительства России, осуществляет общее руководство правительством, а Парламент – как орган народного представительства должен контролировать деятельность Правительства России по исполнению законов, но при этом не может применять санкции конституционно-правовой ответственности по отношению к Правительству России и по сути остается вообще в стороне, налицо дисбаланс системы сдержек и противовесов. Как правильно указывает профессор С.А. Авакьян у парламента есть целый ряд функций, которые являются академическими, устоявшимися в мировой практике. Это народное представительство, законотворчество, участие в руководстве государственными делами, назначение на высшие государственные должности и интересующая нас в большей степени в рамках рассматриваемой темы функция парламентского контроля, то есть контроля за выполнением и соблюдением законодательства иными государственными органами включая и применение мер конституционно-правовой ответственности. Далеко не все названные функции должным образом отражены в Основном законе нашей страны.

Для разграничения конституционно-правовой ответственности и политической ответственности следует согласиться с А.В. Нечкиным, который обоснованно указывает, что «конституционно-правовая ответственность наступает только при наличии правонарушения, то есть виновного действия или бездействия, совершенного субъектом конституционно-правовых отношений, которое не соответствует требованиям норм, содержащихся в источниках конституционного права, и причиняет вред правопорядку». Политическая ответственность отличается от конституционно-правовой ответственности основанием возложения, но нормативное основание конституционно-правовой ответственности и политической ответственности

Нормативным основанием для выражения недоверия является ст. 202 Бюджетного кодекса России в соответствии с которой, в случае отклонения в первом чтении проекта федерального закона о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период Государственная Дума может поставить вопрос о доверии Правительству России. При регламентации данного вопроса имеется несогласованность законодательства и Конституции России, так как «вопрос о доверии Правительству России» может поставить только Председатель Правительства России.

Ситуация приобретает достаточную серьезный оборот в том случае, если Государственная Дума в течение трех месяцев повторно выразит недоверие Правительству России, тогда Президент России должен уже выбрать либо отставку Правительства России, либо роспуск Государственной Думы. В любом случае, решение принимает Президент России и самостоятельно может реализовать весь комплекс мер конституционно-правовой ответственности в отношении Правительства России.

Меры индивидуальной ответственности закреплены в статье 11 ФКЗ от 6.11.2020 г. «О Правительстве РФ» согласно которой Президент России вправе освободить от должности члена Правительства России. Данная статья закрепляет норму, согласно которой Президент может освободить от занимаемой должности как Председателя Правительства России, Заместителя Председателя Правительства России, а также федерального министра. Подобная норма содержится в ст. 70 Конституции Австрии, статьей 96 Конституции Бельгии, ст. 99 Конституции Аргентины и т.д.

Видимо совершенно не обоснована отставка всего Правительства России, если «силовой блок» напрямую подчиняется Президенту России.

Ранее отставка Председателя Правительства России повлекла бы за собой отставку всего Правительства России, в действующей же редакции Конституции России 1993 года и ФКЗ от 6.11.2020 г. «О Правительстве РФ» есть возможность освободить от должности Председателя Правительства России и оставить функционировать всё Правительство в прежнем составе. Тоже самое касается и членов Правительства России.

Согласно статье 11 ФКЗ от 6.11.2020 г. «О Правительстве РФ» предусматривается два основания прекращения деятельности члена правительства. Первое это «освобождение от должности члена правительства», а второе «отставка члена Правительства России». Закон дает возможность члену Правительства России самостоятельно, инициативно подать в отставку, которая принимается или не принимается Президентом России. Соответственно, в случае подачи в отставку члена правительства речь о конституционно-правовой ответственности не идет. В тоже время, если он освобождается от должности, то здесь исходя из фактических обстоятельств дела речь может идти о конституционно правовой ответственности члена Правительства России. Таким образом, конкретное основание конституционно-правовой ответственности в законе не указано. Если обратиться к анализу норм Конституции России, действующего законодательства и правоприменительной практики, то можно выделить следующие основания освобождение от должности: это могут быть последствия профессиональной деятельности, либо нарушение ограничений и запретов, которые налагаются на членов правительства.

По основаниям действующего ФКЗ от 6.11.2020 «О Правительстве РФ» Указами Президента Российской Федерации от 09.11.2020 г. № 684, №685 были освобождены: от должности Министра транспорта Российской Федерации Дитрих Евгений Иванович, от должности Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации Кобылкин Дмитрий Николаевич. В обоих случаях в тексте причины не указаны. Средства массовой информации связали освобождение от должности с критикой за реализацию мусорной реформы и нацпроекта «Экология». «В конце сентября аудиторы Счетной палаты пришли к выводу, что ситуация с мусорными полигонами в России «близка к критической». На лицо последствия профессиональной деятельности, которые привели к освобождению от должности, но главный вопрос политическая эта ответственность или конституционно-правовая остается открытым.

В соответствии со ст. 6 ФКЗ от 6.11.2020 «О Правительстве РФ» установлены ограничения и запреты связанное замещением должности члена Правительства России. Члену Правительства России запрещено: иметь гражданства иностранного государства либо вид на жительство или иной документ подтверждающий его право на постоянное проживание на территории иностранного государства; открывать, иметь счета, вклады хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации; заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц в том числе участвовать в управлении хозяйствующим субъектом независимо от его организационно-правовой формы; заниматься другой оплачиваемой деятельностью кроме преподавательской научной иной творческой деятельности причём эта деятельность не должна финансироваться за счет средств иностранных государств международных и иностранных организаций иностранных граждан и лиц без гражданства; использовать в неслужебных целях информацию, средства материально-технического, финансового и информационного обеспечения, предназначенные только для служебной деятельности; получать гонорары за публикации и выступления в качестве члена Правительства Российской Федерации; получать в связи с осуществлением своих полномочий от физических и юридических лиц не предусмотренные федеральным законодательством ссуды, подарки, денежное и иное вознаграждение, в том числе услуги, оплату развлечений и отдыха; принимать без разрешения Президента России почетные и специальные звания, награды и иные знаки отличия иностранных государств; выезжать в служебные командировки за пределы Российской Федерации за счет физических и юридических лиц, за исключением служебных командировок, осуществляемых в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации или по договоренностям на взаимной основе федеральных органов государственной власти с государственными органами иностранных государств, международными и иностранными организациями; входить в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории Российской Федерации их структурных подразделений;

Член Правительства России обязан: сообщать о возникновении личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, которая приводит или может привести к конфликту интересов, а также принимать меры по предотвращению или урегулированию такого конфликта; передавать на время замещения должности члена Правительства Российской Федерации находящиеся в его собственности ценные бумаги (доли участия, паи в уставных (складочных) капиталах организаций) в доверительное управление в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

Возникает логичный вопрос, если у члена правительства будут найдены счета в иностранных банках и с данной формулировкой член правительства будет освобожден от должности президентом, о какой ответственности идет речь. В данном случае имеет место нарушение обязанности возложенной на члена Правительства России и как следствие возложение меры конституционно-правовой ответственности в виде освобождения от должности. Внесенные изменения в Конституцию России 1993 года и принятие нового закона «О Правительстве РФ» только частично решило имеющиеся проблемы в указанной сфере.

Институт конституционно-правовой ответственности Правительства России и его членов требует законодательного совершенствования. Следует согласиться А.А. Кондрашевым, который обоснованно отмечает «необходимость законодательно определить основания конституционно-правовой ответственности членов Правительства России, ограничив эти основания нарушениями Конституции России, федеральных законов, иных нормативных актов, совершением уголовных преступлений, не дополняя размытыми и субъективными условиями, которые влекут за собой возможность злоупотреблений со стороны инстанций применения мер ответственности».

Кроме того, конституционно-правовая ответственность Председателя Правительства России, его заместителей и федеральных министров должна носить особый характер исходя из объема полномочий, закрепленных за членами правительства. Привлечение к конституционно-правовой ответственности должно быть с привлечением Конституционного Суда или Верховного Суда, которые устанавливают наличие состава конституционного правонарушения. Возможность применять политическую ответственность в отношении членов правительства президент должен иметь в абсолютном объеме с целью пресечения политического кризиса. Однако Государственная Дума получила возможность утверждать кандидатуры членов Правительства, предложенные Председателем Правительства России. Прошедшие в ноябре 2020 года назначения федеральных министров по новой процедуре продемонстрировали новые возможности Государственной Думы. Кандидаты на должности членов Правительства России выступали с программой, планом действий по вверенному направлению на заседаниях комитетов и перед палатой. Государственная Дума поддержала, предложенные кандидатуры, но что дальше, где механизм контроля за сделанными обещаниями. Необходимо закрепить возможность контроля со стороны Государственной Думы за предложениями сделанными кандидатами в члены Правительства. Связать отчеты перед Государственной Думой и данные программы. Данные решения повысят прозрачность и эффективность деятельности Правительства России.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении необходимо отметить, что восточный путь возникновения государства считается универсальным, так как он характерен для многих государств Азии, Африки и Америки, а западный соответственно является уникальным, вследствие того, что он приписывается только европейским государствам.

Мы изучаем основную современную теорию первоначального государства, но, тем не менее, невозможно положить конец многочисленным спискам идей и происхождению идеи относительно государства.

Следует помнить, что помимо обязанности защищать права и свободы человека, государство, участники общественных отношений в различных сферах обязаны и ответственно трудиться. Если государство определяет себя как норму в правовом социальном и правовом демократическом государстве, оно обязано возместить ущерб или ущерб своим учреждениям или должностным лицам в результате ошибок или злоупотреблений.

Толкование процесса законодательных норм - это правовое регулирование смысла и содержания сложных прав интеллектуальной собственности и статуса органа интеллектуальной деятельности, управления, понимания и объяснения гражданами.

Необходимость в объяснении актуальна в контексте:

- Как абстрактное утверждение верховенства права в законодательстве;

- Пробелы в законодательстве, противоречия между правовыми нормами);

- Ошибки правоохранительных органов;

- Наличие помещений и справочных стандартов;

- Незнание субъектами права некоторых юридических терминов.

Как известно, до сих пор господствующий в отечественной юридической науке правовой позитивизм признает только положения позитивного права правовыми, непосредственно связывая его с институтом государства.

Следует отметить, что в позитивистской литературе не учитывается сложный фундамент для институтов права и государства, который, казалось бы, практически нигде не возникает.

Процессуальное право представляет собой системы норм, регламентирующих правовые процедуры при разрешении споров или при определении ответственности за правонарушения. В России признано пять видов процессов: гражданский, уголовный, административный, арбитражный, конституционный.

Существует множество способов толкования норм права. Наиболее распространенными из них и применимыми ко многим отраслям российского права являются грамматические, логические, систематические и исторические.

Метод грамматического толкования состоит из анализа отдельных слов в правовой норме лексики и грамматической сочетаемости слов, а также удобства использования знаков препинания.

Метод логического описания вытекает из основ формальной логики.

Системные методы направлены на установление связей между нормами, институтами и отраслями права.

Исторические методы определяют социально-политический контекст, в котором принимаются правовые нормы.


Библиографический список

Нормативно-правовые акты

Научная и учебная литература


Яковлева И.А. Новый взгляд на предоставление доступа к конфиденциальной информации в предпринимательской деятельности: тенденции, принципы, требования к запросам, пути преодоления законодательных системы обычного права // Бизнес в законе. - М.: Изд. Дом "Юр-ВАК", 2017, № 5. - С. 29

Безуглая Е.И. Теории происхождения государства - расовая теория и теория насилия // Российское законодательство: современное состояние и перспективы развития: материалы 14 Межрегиональной научной студенческой конференции с международным участием. - Вологда, 2018. - С. 301

Эдеев Т. Правоприменительные ошибки в праве и пути их устранения // Правовая политика в XXI веке: государственный и частный интерес в праве 17-21 апреля 2015 г.: материалы международного молодежного юридического конгресса. Махачкала. - Махачкала: Радуга-1, 2015. - С. 70

Кочерова А.В. Правоприменение при пробелах в праве // Путь в науку. Юриспруденция: материалы Международной молодежной научно-практической конференции. - Ярославль: ЯрГУ, 2015. - С. 5

Алебастрова И.А. Конституционализм как правовое основание социальной солидарности. Монография. – М.: Проспект, 2016. – с 168

Тимонин А.Н. Об основных направлениях историко-материалистической теории происхождения государства // Евразийский юридический журнал. - М., 2018, № 1 (56). - С. 73