Анализ формирования и эволюции ОЧЭС

Подробнее

Размер

1.34M

Добавлен

18.10.2022

Скачиваний

5

Добавил

Вадим Дмитриевич
Актуальность работы обусловлена значимостью выбранной темы. Черноморское экономическое сотрудничество (ЧЭС) появилось как уникальная и перспективная модель многосторонней политической и экономической инициативы с подписанием 25 июня 1992 года главами государств и правительств стран региона Декларации Стамбульского саммита и Босфорского заявления. С вступлением в силу своего Устава 1 мая 1999 года ОЧЭС приобрела международную юридическую силу и была преобразована в полноценную региональную экономическую организацию - Организацию Черноморского экономического сотрудничества.
Текстовая версия:

ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ ОФОРМИТЕ СОГЛАСНО ВАШИМ ТРЕБОВАНИЯМ


СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

Организация Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС) является международной региональной экономической организацией стран Черноморского региона. Первоначально она была создана в 1992 году по инициативе Турецкой Республики, а в 1999 году получила статус полноправной международной организации. В настоящее время членами организации являются Албания, Армения, Азербайджан, Болгария, Грузия, Греция, Молдова, Румыния, Республика Северная Македония, Россия, Сербия, Турция и Украина.

ОЧЭС продвигает и координирует региональное сотрудничество в широком спектре областей - туризм, торговля, банковское дело, связь, энергетика, транспорт, сельское хозяйство, здравоохранение, охрана окружающей среды, борьба с организованной преступностью и т.д. 15 ноября 2010 года в Афинах, Греция, была принята Декларация министров, ответственных за туризм в государствах-членах Организации Черноморского экономического сотрудничества. ОЧЭС приняла еще две декларации о развитии и сотрудничестве в сфере туризма - в 2002 и 2005 годах.

Актуальность работы обусловлена значимостью выбранной темы. Черноморское экономическое сотрудничество (ЧЭС) появилось как уникальная и перспективная модель многосторонней политической и экономической инициативы с подписанием 25 июня 1992 года главами государств и правительств стран региона Декларации Стамбульского саммита и Босфорского заявления.

С вступлением в силу своего Устава 1 мая 1999 года ОЧЭС приобрела международную юридическую силу и была преобразована в полноценную региональную экономическую организацию - Организацию Черноморского экономического сотрудничества.

Объект исследования. Организация черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС).

Предмет исследования. Формирование и эволюция экономического сотрудничества.

Цель работы. Исследовать формирование и эволюцию ОЧЭС.

Задачи работы:

Структура работы. Работа состоит из введения, теоретической и практической части в виде двух глав, заключения и списка использованных источников.


ГЛАВА 1. ОСНОВЫ ФОРМИРОВАНИЯ И УСТРОЙСТВА ОЧЭС

1.1 Понятие и исторические основы формирования ОЧЭС

Нацеленная на укрепление взаимодействия и гармонии между своими членами, а также на обеспечение мира, стабильности и процветания, поощрение дружественных и добрососедских отношений в Черноморском регионе, сегодня ОЧЭС служит форумом для сотрудничества в широком спектре областей для своих 12 государств-членов: Албании, Армении, Азербайджана, Болгарии, Грузии, Греции, Молдовы, Румынии, России, Сербии, Турции и Украины.1

Штаб-квартира ОЧЭС - Постоянный международный секретариат Организации Черноморского экономического сотрудничества (ПЕРМИС ЧЭС) - была создана в марте 1994 года в Стамбуле.2

Сельское хозяйство и агропромышленность, банковское дело и финансы, борьба с организованной преступностью, культура, таможенные вопросы, образование, чрезвычайная помощь, энергетика, защита окружающей среды, обмен статистическими данными и экономической информацией, здравоохранение и фармацевтика, информационно-коммуникационные технологии, институциональное обновление и надлежащее управление, наука и технологии, малые и средние предприятия, туризм, торговля и экономическое развитие и транспорт - вот основные области сотрудничества в рамках Организации.

Факты о регионе ОЧЭС:

Структура ОЧЭС. Высшим органом ОЧЭС является Совет Министров иностранных дел государств-членов ЧЭС. Совет созывается регулярно на заседания два раза в год: в мае/июне и в ноябре/декабре. В случае необходимости созываются специальные или неофициальные заседания Совета. Очередные заседания Совета проводятся в государствах-членах в соответствии с принципом ротации и регулируются председателем ОЧЭС. Председательство саморегулируется по тому же принципу. Срок председательства - шесть месяцев, начиная с 1 января и 1 июля.3

Комитет старших должностных лиц OЧЭС подотчетен Совету Министров иностранных дел и действует от имени последнего. Комитет наделен соответствующими функциями и ответственностью для осуществления деятельности Организации.

Парламентская Ассамблея Организации Черноморского экономического сотрудничества (ПАЧЭС), Деловой Совет ОЧЭС (ДС), Черноморский банк торговли и развития (ЧБТР) и Международный центр черноморских исследований (ICBSS) являются организациями, связанными с ОЧЭС. Это независимые органы со своими уставами (положения которых приведены в соответствие с Уставом ОЧЭС4), отдельными бюджетами, штаб-квартирами и повестками дня.

Особенностью ОЧЭС в сравнении с другими субрегиональными группировками служит то, что в отличие от них уже в Декларации5 о создании организации во главу угла предстоящей деятельности было поставлено не торговое, а производственное сотрудничество. Это нашло свое выражение в отраслевом подходе к решению общих экономических проблем региона.

Более эффективной работе ОЧЭС препятствует ряд факторов. Организация представляет собой достаточно пеструю структуру, ведь ее члены являются одновременно членами таких различных политических и экономических группировок, как НАТО, СНГ, ЕС и т. д. Несмотря на общую ориентацию на создание общеевропейского пространства, государства - участники ОЧЭС существенно отличается в своих приоритетах и видении будущего европейского процесса. Ключевыми дезинтеграционными фактора, ОЧЭС является политическая нестабильность стран-участниц и их экономическая несовместимость, а также существенные социально-культурные различия и глубокие конфликты как между странами, так и внутри некоторых из них. К сожалению, экономический фундамент сотрудничества стран региона не всегда в состоянии компенсировать такую гетерогенность этой Организации.6

Россия и ОЧЭС. Для России причерноморские страны всегда были и остаются важнейшими экономическими и политическими партнерами. Россия рассматривает ОЧЭС в качестве единственной полноформатной платформы сотрудничества в Черноморском регионе. Такой подход обусловлен возрастающей ролью региона в мировой политической и экономической действительности, стратегической важностью его геополитического положения, наличием обширной ресурсной базы и перспективного человеческого потенциала.7

Россия четырежды председательствовала в ОЧЭС: май – октябрь 1996 г., ноябрь 2000 г. – апрель 2001 г., май – октябрь 2006 г., июль-декабрь 2011 г.

Большинство государств-членов ОЧЭС демонстрируют в значительной степени политическую зрелость, выступая за сохранение деполитизированного характера деятельности Организации в целях недопущения деструктивной для ее деятельности и задач конфронтационности. Россия исходит из того, что Организация должна заниматься определенными в ее уставных документах8 вопросами экономического развития, выступает против каких-либо попыток привнесения в повестку дня ОЧЭС политических проблем, для решения которых существуют другие соответствующие форматы.

Заметны усилия стран-участниц по развитию взаимодействия в транспортной сфере. В практической стадии находится реализация Меморандума о взаимопонимании в области скоординированного развития кольцевой автомагистрали Черного моря (КАЧМ): завершается работа по формированию карты маршрута автомагистрали.9

Большой потенциал для совместной работы содержит Меморандум о взаимопонимании по развитию морских магистралей в регионе ЧЭС. Выход на компромиссные развязки по ряду ключевых вопросов, касающихся реализации Меморандума, свидетельствует о твердом желании стран активизировать продвижение к началу практического сотрудничества в рамках Меморандума.10

Принимая во внимание растущий товарооборот и развитие туризма между странами-членами ЧЭС, продолжается работа по восстановлению регулярного грузопассажирского и паромного сообщения между черноморскими портами. Хорошие возможности для сотрудничества в развитии транспортной системы региона открыла подготовка к зимним Олимпийским играм 2014 года в Сочи.11

Продолжает развиваться сотрудничество в сфере энергетики. Завершено обобщение энергетических стратегий стран-членов ЧЭС. Это важный практический шаг для разработки совместных проектов, одним из которых является создание Черноморского электроэнергетического кольца. Его реализация могла бы способствовать формированию регионального рынка электроэнергии.

Европейский Союз проявляет все возрастающий интерес к Черноморскому региону и деятельности ЧЭС. Вместе с тем, ЕС пока не подтвердил практическими делами готовность к партнерству на равноправной основе. Инициативы ЕС «Черноморская синергия», «Восточное партнерство», «Природоохранное партнерство» направлены на избирательное сотрудничество с отдельными участниками Организации. Со своей стороны Россия хотела бы видеть сотрудничество ЧЭС-ЕС равноправным и взаимовыгодным для двух организаций.12

1.2 Особенности и значимость деятельности ОЧЭС

В настоящей разделе работы рассмотрим особенности и определим значимость деятельности ОЧЭС.13

Миссия ОЧЭС:

Турция и Украина придают особое значение ОЧЭС как организации, повышающей их вес в переговорах о будущем возможном вступлении в ЕС. Россия пока не ставит перед собой такие цели, однако, как и другие участники, заинтересована в обеспечении своего участия в проектах, которые касаются развития совместного рынка энергоносителей, транспортной инфраструктуры, пограничного сотрудничества и т. д.14

Население входящих в ОЧЭС стран составляет более 330 млн человек. Регион сказочно богат ресурсами, имеет мощную производственную базу, квалифицированную рабочую силу. О перспективах организации говорит тот факт, что статус наблюдателей в ней посчитали необходимым иметь Франция, Германия, Австрия, Египет, Израиль, Италия, Польша, Словакия, Тунис, а также такие международные организации, как Конференция энергетической хартии, Черноморский клуб. ОЧЭС сотрудничает с Евросоюзом, организациями Балтийского региона.15

Одно из принципиальных отличий от других региональных интеграционных группировок (СНГ, ГУУАМ, ЕврАзЭс) – ОЧЭС объединяет страны, которые вовлечены в другие институционально крепко развитые международные структуры. Так, например, Евросоюз, НАТО – это организации, членство в которых является стремлением многих стран, являющихся членами Организации Черноморского Экономического Сотрудничества. Греция с 1 мая 2004 уже стала членом ЕС. Поэтому ОЧЭС сконцентрирована целиком и полностью на экономическом аспекте интеграции, не распыляя свое внимание и ресурсы на сферы политики и обороны. В частности, это связано с тем, что ряд входящих в нее стран имеют взаимные территориальные претензии. Однако экономические интересы, черноморская идентичность оказывают положительное объединяющее воздействие на отношения этих государств. Другой особенностью ЧЭС в сравнении с другими субрегиональными группировками служит то, что в отличие от них уже в Декларации16 о создании организации во главу угла предстоящей деятельности было поставлено не торговое, а производственное сотрудничество. Это нашло свое выражение в отраслевом подходе к решению общих экономических проблем региона. 17

Вывод по первой главе работы. В данной главе работы рассматривались основы формирования и устройства ОЧЭС.

Таким образом, Организация Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС) — это региональная международная организация, занимающаяся многосторонними политическими и экономическими инициативами, направленными на укрепление сотрудничества, мира, стабильности и процветания в Черноморском регионе. Она берет свое начало 25 июня 1992 года, когда президент Турции Тургут Озал и лидеры десяти других стран собрались в Стамбуле и подписали Декларацию18 саммита и «Босфорское заявление». Штаб-квартира ОЧЭС - Постоянный международный секретариат Организации Черноморского экономического сотрудничества (ПЕРМИС ОЧЭС) - была создана в марте 1994 года, также в Стамбуле.

Важным аспектом деятельности ОЧЭС является развитие малого и среднего бизнеса и предпринимательства в странах-членах. По этим вопросам в сотрудничестве с Фондом Конрада Аденауэра и ERENET был организован ряд семинаров.


ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ОЧЭС

2.1 Анализ проблем развития ОЧЭС

В настоящем разделе работы проведем анализ проблем развития ОЧЭС в современных реалиях.19

Раздробленный регион, раздираемый конфликтами, но зависящий от сотрудничества. Черноморский регион одновременно обладает экономическим потенциалом и находится под угрозой разделения, соперничества и конфликтов — все это имеет последствия для международной системы в целом. Это регион, объединенный важным водным путем, который связывает прибрежные страны и внутренние районы с мировой экономикой. Как таковое, Черное море представляет собой перекресток для Европы, Азии и Ближнего Востока и превратилось в жизненно важный маршрут для транспортировки энергоносителей в Европу. Но оно также стало объектом большой игры, в которой глобальные и региональные державы борются за влияние, рычаги воздействия и доступ к ресурсам и портам. К сожалению, развитию региона серьезно мешают международные и замороженные конфликты и множество сталкивающихся интересов, которые препятствуют торговле и инвестициям в регионе. Продолжающийся конфликт России с Украиной и Грузией является определяющим спором в регионе, но есть и другие двусторонние и региональные противоречия, которые нельзя сбрасывать со счетов.20

Это вряд ли означает, что Черноморский регион лишен историй успеха. Турция является важным региональным игроком, а ее экономика существенно развилась за последние двадцать лет. Болгария и Румыния вступили в НАТО и ЕС и, как результат, пользуются большей безопасностью и более высоким уровнем экономического роста. Черное море также является местом реализации одной из самых успешных международных инициатив по экологическому сотрудничеству (Партнерство Черноморско-Дунайского бассейна), а такие организации, как Европейская комиссия и Черноморское экономическое сотрудничество (ЧЭС), работают над углублением сотрудничества и диалога в этом разнообразном и конфликтном регионе.21

Однако эти начинания вряд ли компенсируют растущую нестабильность в водах, которые были взбудоражены российской агрессией и значительным наращиванием военного потенциала этой страны вдоль побережья Черного моря. Россия разжигает конфликты во всем регионе, поскольку, по всей видимости, считает, что лучше иметь приграничные территории, парализованные напряжением, замороженными конфликтами и конфликтами, чем жить рядом с автономными, процветающими и уверенными в себе государствами, поддерживающими добрососедские отношения. Эта концепция почти чужда западным правительствам, которые стремятся к стабильности и приветствуют уверенные, демократические и процветающие государства на своих собственных границах. Действительно, в то время как российское мировоззрение пронизано логикой нулевой суммы, западное сообщество стран в основном придерживается ряда либеральных интернационалистских представлений о международных отношениях и торговле. В результате они ценят стабильные границы и открытую торговлю именно потому, что признают ценность построения взаимовыгодных отношений с соседями.22

Россия не разделяет эту точку зрения и имеет долгую историю политического и военного вмешательства в регионе. Конечно, некоторые из стран, расположенных вдоль побережья, когда-то были частью Советского Союза, в то время как другие, для всех намерений и целей, были призваны в Варшавский договор и пользовались весьма квалифицированной формой суверенитета только во время холодной войны. В период после холодной войны Россия проводила действия в Приднестровье в Молдове в 1991 году, регионы Южной Осетии и Абхазии в Грузии в 2008 году, а также Крым и часть Донбасса в 2014 году. Конфликт в регионе продолжается, а в последние месяцы даже обострился. Кремль использовал эти интервенции для усиления военного присутствия России вдоль Черного моря, в первую очередь в Крыму, который после действий подвергся массированной милитаризации. В более широком регионе неразрешенный конфликт в Нагорном Карабахе также представляет собой проблему для регионального мира, стабильности и процветания.23

Во всех этих регионах резко возросло число нарушений прав человека, а экономика стала значительно более хрупкой, особенно та, которая находится под тяжелой рукой российского государства и коррупции, которую оно склонно подпитывать и инструментализировать в регионе и за его пределами. Россия милитаризировала регион, в то время как гуманитарные условия ухудшились. Западные санкции в ответ на российскую агрессию также нанесли ущерб России и привели к ответным санкциям.24

Военные действия, политическое вмешательство и наращивание военного присутствия имели крайне негативные последствия для экономики региона в целом. Инвесторы ненавидят риск, а российская политика целенаправленно нагнетает риск в сердце региона. Это осложнило экономические преобразования для стран, пытающихся интегрироваться в мировой и европейский экономический порядок, и лишило регион того экономического взлета, который мог бы произойти, если бы в регионе была создана более мирная основа для межгосударственных отношений.

Экономическая проблема и проблема безопасности только усугубляются раздробленностью региона. Если регион Балтийского моря, напротив, достаточно компактен в своем противостоянии агрессивному реваншизму России, в своем принятии западных норм и ценностей, а также в своем высоком уровне институционального развития, то Черноморский регион гораздо более разделен и неоднороден в плане взаимодействия государств, рынков и гражданских обществ и даже в плане стратегических приоритетов и взглядов на НАТО.25 Таким образом, он значительно менее способен выступить единым фронтом перед лицом серьезного российского вызова региональной безопасности. Это также может объяснить, почему Россия действует в регионе с такой агрессивностью. Даже члены НАТО в регионе - Болгария, Румыния и Турция - значительно отличаются друг от друга - имеют существенно разные взгляды на то, как лучше всего взаимодействовать с Россией и сдерживать ее. Но они без колебаний оказывают мощную поддержку Грузии и Украине, которые пострадали от самых тяжелых последствий российской агрессии. Хотя обе эти страны имеют долгосрочные стремления к членству в ЕС, они особенно сосредоточены на углублении своих связей с НАТО, отчасти потому, что обе они являются жертвами продолжающейся российской агрессии. Но Грузия и Украина также разделяют основные ценности НАТО и рассматривают вступление в нее как лучшее средство для достижения демократического развития мирным путем.26

Неразрешенные конфликты, милитаризация региона и коррупция. Россия значительно расширила свое военное присутствие в Черном море и в Южном военном округе, чтобы запугать страны региона и проецировать силу как в Восточном Средиземноморье, так и, по крайней мере косвенно, в Леванте. Хотя данный доклад посвящен Черноморскому региону, стоит отметить, что интересы, политика и действия России в Черном море являются зеркальным отражением российской политики в Баренцевом и Балтийском морях. В обоих этих регионах Россия стремится изменить статус-кво. Она фактически объявила Азовское море внутренним водным путем, а наращивание военного потенциала направлено на превращение Черного моря в нечто, приближающееся к внутреннему водному пути - амбиции, против которых выступают другие прибрежные страны и международное сообщество в целом. Но противодействие грандиозному плану России — это не то же самое, что достижение большего единства целей, которое по-прежнему не удается достичь прибрежным странам. Очевидно, что необходимы более эффективные стратегии, чтобы противостоять российскому нарративу, подорвать его гибридную тактику и продемонстрировать силой и сплоченностью, что Россия не может править этими международными водами. Укрепление береговой обороны, противодействие ракетным угрозам, расширение учений НАТО и поддержка таких партнеров, как Украина и Грузия, также необходимы. Европейский Союз, конечно, также способен внести свой вклад в безопасность региона, особенно в вопросах, касающихся экономического и институционального развития.27

Но вызов, брошенный Россией Черноморскому региону, носит не только военный характер. Кремль стремится подорвать политические, военные и экономические связи региона с западным сообществом стран и их наиболее динамично развивающимися институтами, включая НАТО и Европейский Союз. Он использует сложную информационную, экономическую и гибридную тактику, чтобы посеять сомнения и неуверенность в целях Запада, продвигая ложное представление о доброжелательных намерениях России. Она также стремится дискредитировать самую важную валюту Запада - его приверженность демократическим ценностям. Соответственно, Россия использует всевозможные уловки, чтобы подорвать доверие общества к основным демократическим институтам в регионе, включая выборы и судебную систему. Она развернула кампании дезинформации, использовала коррупцию, подключила организованные преступные сети и начала пропаганду через контролируемые Кремлем СМИ, социальные сети и кибер-атаки, чтобы для достижения этих целей. Конечно, все эти тактики Россия применяет и против стран-членов НАТО.28

Подобные кампании способствовали разжиганию разногласий в наиболее развитых демократических странах Запада. Их воздействие на новые, более уязвимые демократии имело еще более негативные последствия. Таким образом, Россия представляет собой общий вызов для демократий Черноморского региона в целом и для более широкого трансатлантического сообщества стран.29 Дезинформационные операции России разработаны таким образом, чтобы оказать максимальное воздействие на каждую из стран региона. В Болгарии кампания направлена на традиционные связи этой страны с Россией и сохраняющиеся антинатовские настроения в части общества. В Румынии Россия стремится использовать остаточное недовольство ЕС, а в Турции утверждают, что Россия играет на антизападных настроениях в некоторых слоях общества. В Украине и Грузии кампания дезинформации значительно более интенсивна и пропагандирует идею о том, что западная демократия — это обман, что НАТО-агрессор и неприемлемый вариант, и что, в конце концов, нет никакой жизнеспособной альтернативы подчинению российской политической и экономической гегемонии. Конечно, альтернатива есть, и очень важно, чтобы Запад обеспечил сохранение этого гораздо более выгодного предложения, основанного на более либеральном интернационалистском видении. Это справедливо как для Черноморского региона, так и для других стран Запада.

Россия рассматривает Черное море почти как внутренний водный путь и крайне неохотно признает законные претензии других прибрежных государств на эти воды. В случае Украины, Грузии и Республики Молдова - всех бывших советских республик - она даже не желает признавать их суверенное право на самоопределение. Агрессия России в Крыму, на Донбассе и в Грузии является логическим следствием такого подхода и должна пониматься как часть игры по установлению эффективной гегемонии над всем регионом. Для достижения этой цели Кремль придерживается стратегии «разделяй и властвуй», усердно натравливая членов НАТО друг на друга. Он рассматривает любой разлад внутри НАТО как победу и стремится одержать как можно больше мелких побед, пока они способствуют достижению его больших амбиций по подрыву западной солидарности.30

Действия России относительно Абхазии и Южной Осетии и незаконная и нелегитимная аннексия Крыма ознаменовали собой критический момент в стратегической эволюции Черноморского региона после окончания холодной войны. Открытая агрессия России внесла огромную напряженность в уже разделенный регион. Эта напряженность, в свою очередь, имела целый ряд негативных политических и экономических последствий. Россия превратила Черное море в гораздо более стратегически нестабильный и опасный регион. Она развернула на полуострове очень сложные и мощные системы предотвращения доступа/отрицания зоны, которые дают ей возможность препятствовать усилиям НАТО по содействию стабильности Черноморского региона.31 Явно нарушая Конвенцию по морскому праву, в ноябре 2018 года Россия также захватила украинские военные суда, двигавшиеся в Керченском проливе, ведущем в Азовское море, на которое она ложно претендует как на территориальные воды. Эти действия нарушают концепцию свободы морей, которая является основой международного правопорядка, и, что интересно, они параллельны аналогичным усилиям Китая в Южно- и Восточно-Китайском морях. Эта угроза свободной навигации может иметь серьезные долгосрочные экономические и стратегические последствия для Черноморского региона и явно угрожает отрезать Украину от мировых рынков. Чтобы подчеркнуть свои агрессивные претензии, российские истребители также провокационно беспокоят корабли западных ВМС и пролетают в опасной близости от американских самолетов наблюдения, работающих в международных водах. Это, как и действия России в районе Керченского пролива, только повысило риск просчетов и столкновений.32

Конечно, когда некоторые хорошо связанные элиты в регионе систематически перенаправляют средства международных кредиторов, изначально предназначенные для проектов на благо широких слоев общества, общественный цинизм возрастает, а вера в национальные демократические институты ослабевает. Это делает эти общества более уязвимыми для ультранационалистических, антидемократических и антизападных кампаний, которые, не случайно, хорошо согласуются с нарративом Кремля, цинично продвигаемым через социальные сети и официальную пропаганду, и находят отклик в социальных сетях. официальной пропаганды и находит отклик у сознательных коллаборационистов и невольных пособников в этих обществах, которые либо экономически, либо политически заинтересованы в аномии, порождаемой этой пропагандой. Отчаяние в западном проекте нарастает даже в тех обществах, которые долгое время с энтузиазмом относились к своему включению в западное сообщество наций - позициям, которые были достигнуты благодаря исключительно упорному труду и преданности общества демократическим либеральным рыночным ценностям. Это подпитывает растущее представление о том, что некоторые черноморские общества управляются олигархами, решившими подорвать меритократические обещания, которые делают возможным демократическое управление. Те, кто отчаивается по поводу увеличивающегося разрыва в благосостоянии, видят мало средств защиты, когда спонсируемые Западом программы искажаются, чтобы поддержать интересы тех, кто занимается захватом государства. В таких обстоятельствах прорыночная, продемократическая риторика может восприниматься как просто риторика и не более того.33

Производство, транспортировка и безопасность энергии в регионе Черного моря. Черное море превратилось в важный центр энергетической политики. Этот регион является вторым по величине источником нефти и природного газа после Персидского залива, а также важнейшим коридором передачи энергии. Противоречивые претензии на ресурсы Черноморского региона, участие важных региональных и глобальных держав и постоянно меняющиеся сети, по которым энергоносители поставляются на рынок, — все это элементы уравнения безопасности. Очевидно, что агрессивная региональная политика России также вызывает большую озабоченность. Она не только захватила территорию в нарушение международного права, но и украла энергетические активы - экспроприация без компенсации является скорее эвфемизмом в этом отношении - и заявила права на нефть и газ на шельфе, которые по праву принадлежат Украине. Наращивание военно-морских сил в регионе и постоянно расширяющийся пузырь A2/AD России, отчасти, направлены на отражение потенциальных вызовов этим претензиям. Российские силы также занимаются незаконной подделкой коммерческих и военных морских GPS-навигаторов, чтобы посеять неразбериху на водных путях региона и, возможно, проверить собственные возможности ведения экономической войны против других поставщиков энергоресурсов и их военно-морских активов.34

Хотя существует тенденция фокусироваться на движении газа в регионе, нефть также важна. Сто пятьдесят миллионов тонн российской и каспийской нефти ежегодно проходит через турецкие проливы. Трубопроводы все чаще используются для того, чтобы обойти эти переполненные воды и доставить нефть с отдаленных месторождений на динамично развивающиеся рынки. По трубопроводу Баку — Тбилиси-Джейхан сырая нефть поступает с берегов Каспийского моря в Турцию, минуя Босфор. Считается, что запасы нефти в регионе достигают десяти миллиардов баррелей, и несколько компаний ведут разведку подводных запасов нефти и газа в регионе. В 2012 году румынская скважина Домино-1 стала крупнейшей скважиной, когда-либо пробуренной под Черным морем. Значительные буровые проекты также осуществляются у побережья Болгарии и Турции.35 Некоторые из ведущих мировых энергетических компаний, включая Shell, Total, ExxonMobil и OMV, объединяются с местными игроками для разработки этих запасов. Конечно, решения о разработке месторождений принимаются с учетом цен и затрат. Но геополитический риск играет роль в структуре затрат и, конечно, объясняет, например, почему украинские морские месторождения, на некоторые, но не на все из которых сейчас претендует Россия, не разрабатываются в нынешних условиях. Крымский полуостров обладает значительными морскими запасами нефти и газа, управление которыми незаконное крымское правительство поручило российскому «Газпрому». Газпром национализировал крымскую дочернюю компанию «Нафтогаз Украины», и Россия намерена претендовать не только на Крым, но и на остальную часть континентального шельфа и исключительной экономической зоны Украины. Украина обвинила Россию в нарушении Конвенции ООН по морскому праву в связи с ее претензиями на суверенитет над водами Черного и Азовского морей у побережья Украины. Россия отвергает актуальность этих претензий, поскольку утверждает суверенитет над сухопутной территорией.36

Экономика стран черного моря, региональная интеграция и диалог. Разумеется, существует несоответствие между стремлением к черноморскому региональному сотрудничеству и интеграции и событиями на местах в регионе, который остается опасно разделенным. Задача усложняется разнообразием размеров, уровней развития, обеспеченности природными ресурсами, институциональных характеристик, национального опыта во время холодной войны и переходного периода после холодной войны, а также устремлений и политической ориентации стран региона. В широком смысле, в регионе действуют конкурирующие полюса притяжения. ЕС присутствует вдоль побережья, а Грузия и Украина стремятся к углублению отношений с ЕС, хотя по разным причинам членство этих стран в ЕС в краткосрочной перспективе маловероятно. Сама Турция является крупной региональной державой, членом НАТО, страной-кандидатом в члены ЕС и самостоятельным центром притяжения. Россия, конечно же, является сильнейшим военным игроком в регионе и по-прежнему открыто враждебно относится к НАТО, ЕС и Западу в целом. Конечно, внешние силы, такие как США, также оказывают сильное влияние как напрямую, так и через свое ведущее положение в Альянсе.37

Прибрежные страны вдоль Черного моря, очевидно, сильно зависят от своего доступа к морю, которое является жизненно важной транспортной артерией, связывающей эти страны с мировыми рынками. Существует определенная специализация портов: российские порты Туапсе и Новороссийск и грузинский Батуми специализируются на торговле нефтепродуктами, а болгарские порты Варна и Бургас, а также Констанца в Румынии играют важную роль в обеспечении связи своих стран с европейскими и мировыми рынками. Стамбул, безусловно, является глобальным портом, через который проходит большая часть морской торговли в регионе. Дунай связывает весь регион с Балканами, Венгрией и Австрией.38

Поскольку многие страны вдоль побережья все больше зависят от доступа к этим водам, региональное сотрудничество является необходимым для долгосрочного регионального развития и процветания. Положение дел на этом фронте явно неоднозначно, особенно после незаконной аннексии Крыма Россией, хотя есть несколько важных инициатив, направленных на достижение этих целей. Черноморское экономическое сотрудничество (ЧЭС) является, пожалуй, самой амбициозной и всеобъемлющей из них. Оно было основано в июне 1992 года с подписанием Декларации39 Стамбульского саммита и Босфорского заявления главами государств и правительств стран региона. Устав40 вступил в силу 1 мая 1999 года, когда она стала Организацией Черноморского экономического сотрудничества. География ее деятельности обширна и включает все прибрежные государства, Балканы и Кавказ - регион с населением 325 миллионов человек, в котором ежегодный объем внутрирегиональной торговли составляет 187 миллиардов долларов США. ОЧЭС стремится развивать сотрудничество в ряде областей, включая торговлю, транспорт, энергетику, малый и средний бизнес, финансы, организованную преступность, таможню, цифровые технологии, образование, охрану окружающей среды, здравоохранение и фармацевтику, туризм, науку и технологии, а также готовность к чрезвычайным ситуациям.

ОЧЭС организует свою повестку дня вокруг встреч на высшем уровне, в ходе которых главы государств и правительств стран-членов определяют стратегическое направление деятельности организации. Совет министров, состоящий из министров иностранных дел, собирается каждые шесть месяцев для обеспечения регулярного руководства. Другие комитеты и группы экспертов генерируют информацию и помогают реализовать политические решения и рекомендации Совета.41 Действующее председательство определяет приоритеты и координирует всю деятельность, осуществляемую под эгидой организации. Эта руководящая должность ротируется между странами-членами каждые шесть месяцев. В некотором смысле ЧЭС одновременно воплощает чаяния многих о более интегрированном, безопасном и процветающем Черноморском регионе и демонстрирует степень, в которой геополитика в регионе подорвала эти чаяния. Албания, Армения, Азербайджан, Болгария, Грузия, Греция, Молдова, Румыния, Сербия, Российская Федерация, Турция и Украина являются членами ОЧЭС. Но только этот список стран иллюстрирует проблему неоднородности и противоречивых интересов. Хотя существуют убедительные причины, по которым 350 миллионов жителей региона могли бы выиграть от более глубокого сотрудничества, соперничество и напряженность просто не позволяют этому произойти.42

Хотя окончание холодной войны открыло новые возможности для интеграции, оно также высвободило силы, способные возродить значительно более старые разногласия. Региональные конфликты, подпитываемые националистическими и сектантскими импульсами на Балканах, в Молдове, Абхазии, Южной Осетии, Нагорном Карабахе, Чечне, Крыму и Донбассе, колебались между насилием и замороженным конфликтом. Это породило в регионе неопределенность и воздвигло серьезные барьеры для сотрудничества, которые такие организации, как ОЧЭС, просто не в состоянии преодолеть. ОЧЭС может помочь на периферии, осуществляя очень целенаправленные проекты сотрудничества, но она не в состоянии решить более фундаментальные препятствия для регионального сотрудничества, которые, в конечном счете, должны решаться непосредственно правительствами региона и теми, кого они представляют. Экономического обоснования недостаточно для преодоления геополитической напряженности, которая, помимо прочего, коренится в конфликте ценностей по таким вопросам, как права человека, социальная справедливость, демократическое управление, этническая принадлежность, религия и то, как определяется национальная безопасность.43

Международное сообщество и Черное море. Два члена ЕС, Болгария и Румыния, и страна-кандидат в члены ЕС Турция граничат с Черным морем, и это автоматически делает его регионом, имеющим жизненно важное значение для Европейского Союза. ЕС импортирует значительную часть своей энергии из стран этого региона, и в ближайшие три десятилетия этот показатель будет расти. Таким образом, Черноморский регион является важной частью европейского соседства, но это также пограничный регион, где существуют трения и отсутствует безопасность. Содействие стабильности и процветанию региона является целью ЕС, и его региональная политика направлена на достижение этой цели. ЕС также заинтересован в установлении тесных политических и торговых связей со своими соседями и признает, что их стабильность и демократическое развитие являются основной целью Союза в целом.44

Политика открытых дверей НАТО остается весьма актуальной для Черноморского региона, поскольку она уважает право каждой страны выбирать свои собственные меры безопасности, включая национальные решения о вступлении в альянс. Этот основополагающий принцип закреплен в международных соглашениях, включая Хельсинкский заключительный акт и Парижскую хартию для новой Европы. Политика «открытых дверей» НАТО основывается на статье 10 основополагающего документа Североатлантического альянса - Североатлантического договора (1949). Договор гласит, что членство в НАТО открыто для любого «европейского государства, способного содействовать реализации принципов настоящего Договора и вносить вклад в безопасность Североатлантического региона». НАТО Расширение НАТО способствовало стабильности и сотрудничеству, основанному на демократических ценностях в Европе, и страны, претендующие на вступление в НАТО, должны придерживаться этих ценностей, чтобы продвинуть свои аргументы в пользу членства. Расширение НАТО способствовало укреплению евроатлантической безопасности, и, как ожидалось, новые члены внесли важный вклад в коллективную безопасность. Это сделало НАТО сильнее и устойчивее. Таким образом, поддержание «политики открытых дверей» НАТО имеет решающее значение для региональной и евроатлантической безопасности. Дорожная карта для вступления в НАТО и ЕС действительно сложна, но для тех стран, которые начнут следовать ей, есть многочисленные преимущества.45

COVID-19: новейший вызов странам Черноморского региона. Черноморский регион уже столкнулся с целым рядом проблем в области безопасности, экономики, социальной сферы и экологии до начала пандемии COVID-19. COVID-19 станет определяющим кризисом для Черного моря в краткосрочной и среднесрочной перспективе, возможно, даже в большей степени, чем политические и военные кризисы, поразившие регион в последние годы. Устойчивость региона сейчас проходит новые испытания, а политические и экономические последствия, вероятно, будут ощущаться еще долго после окончания пандемии. Распространение вируса только ухудшило ситуацию для всех стран региона, включая Болгарию и Румынию, которые прочно вошли в ЕС и НАТО, а также Турцию - члена НАТО. Последствия для здоровья населения и экономики вполне могут быть преобразующими.46

Начало пандемии совпало с некоторыми интересными событиями, касающимися Россией региона Абхазии. Представители режима в регионе Абхазия недавно заявили о готовности к контактам с правительством Грузии, в то время как в возобновлении работы встреч Механизма по предотвращению и реагированию на инциденты (МПРИ) в Гали, которые были приостановлены почти на два года, не было никакого прогресса. Это механизм под эгидой Женевских международных дискуссий, в рамках которого Грузия, Россия и представители режима в Южной Осетии могут обсуждать вопросы безопасности. Однако в мае власти Цхинвали отказались принять грузинскую или международную помощь для предотвращения распространения COVID-19 если эта помощь не будет поступать через российскую границу. В целом, сама пандемия вряд ли приведет к серьезному прорыву в этом неурегулированном конфликте. Россия не прекратила свои провокации в разгар нынешней пандемии, а, наоборот, активизировала так называемый процесс пограничного контроля, продолжала похищать, незаконно задерживать и, в некоторых случаях, расстреливать невинных людей, а также препятствовала медицинской эвакуации в Грузию.47

Россия также распространяет деструктивную дезинформацию о грузинском Центре исследований общественного здравоохранения имени Ричарда Лугара, который является частью Национального центра по контролю заболеваний и общественного здравоохранения страны. Лаборатория уже много лет является объектом пропагандистских кампаний Москвы, но дезинформационная атака усилилась в разгар пандемии COVID-19. Российские СМИ распространяют откровенно ложную информацию о том, что центр был источником вспышки коронавируса и что он разрабатывал патогены для военных целей.48

Следовательно, учитывая тенденции современных международных отношений, которые характеризуются углублением интеграции на уровне регионов мира, а также растущую важность инновационной сферы в экономике страны, особенно актуальным является вопрос реализации инновационного направления в рамках региональных интеграционных объединений, в том числе, в рамках Организации Черноморского экономического сотрудничества.


2.2 Перспективы развития ОЧЭС

Согласно Декларации49 о Черноморском экономическом сотрудничестве, принятой на высшем уровне, интеграция между странами региона должна развиваться поэтапно, с учетом специфики экономических условий и интересов стран-участниц. По мнению специалистов, к первоочередным задачам причерноморского сотрудничества относится создание режима свободного движения товаров, услуг, капиталов, что стимулировало бы экономические контакты, расширило пределы производственной кооперации и совместных инвестиций в сфере взаимных интересов, а также формирование инфраструктуры бизнеса, сооружение совместными усилиями объектов инфраструктуры, модернизацию или создание новых транспортных коммуникаций. Важные направления - комплексное использование и охрана биологических, минеральных, водных ресурсов Черного моря, сотрудничество в области развития топливно-сырьевой базы региона, унифицированной таможенной системы стран, процессов приватизации, предпринимательства, укрепление малого и среднего бизнеса и тому подобное.50

В этом году отмечается важная веха - 30-летие Организации Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), которая была создана на фоне глобальных перемен, оптимизма и надежды на устранение разделительных линий в интересах достижения глобального мира, благополучия и процветания.

За эти 30 лет ОЧЭС прошла путь успеха, начав с чисто диалогового формата и превратившись во всеохватывающую организацию в регионе Большого Черного моря. Впервые за свою тысячелетнюю историю Черноморский регион обрел собственную идентичность и надежную институциональную основу. На протяжении многих лет ОЧЭС является движущей силой в разработке коллективных решений по содействию устойчивому развитию, расширению экономических возможностей и интеграции Черноморского региона в глобальные цепочки поставок.51

Россия гордится тем, что была одним из основателей ОЧЭС и является одним из ее активных участников. Совместно с другими государствами ОЧЭС прилагает последовательные усилия по укреплению практического потенциала организации и созданию надлежащих условий для ее эффективной работы. Среди ключевых инициатив - создание кольцевой дороги вокруг Черного моря, расширение морских путей, взаимодействие по вопросам чрезвычайных ситуаций и пожаротушения, сотрудничество между правоохранительными органами. В обозримом будущем ОЧЭС рассчитывает на положительную динамику в сфере упрощения процедур торговли и внедрение механизма таможенного оформления по принципу «одного окна».52

Сегодня, в контексте продолжающегося формирования более справедливого и демократического многополярного порядка, ОЧЭС сталкивается с новыми вызовами, обусловленными дисбалансом на ведущих мировых рынках, растущими геополитическими разногласиями и перераспределением глобальной экономической мощи. Растущий протекционизм, недобросовестная конкуренция и односторонние ограничения вызывают беспокойство.

Однако кризисные явления не должны заслонять имеющиеся возможности. Технологические инновации открывают новые горизонты в цифровой сфере. Для реагирования на изменение климата необходимы экономически и социально обоснованные решения. Пандемия коронавируса обнажила «узкие места» глобализации, заставила скорректировать некоторые традиционные подходы и по-новому взглянуть на региональное сотрудничество.

Эти обстоятельства диктуют необходимость пересмотра экономической стратегии ЧЭС. ОЧЭС находится на пути к решению этого вопроса. Важно сосредоточиться на развитии межрегиональных связей и налаживании продуктивного сотрудничества между ОЧЭС и ЕАЭС. ОЧЭС поддерживает концепцию «интеграции интеграций» в наших усилиях по созданию абсолютно безбарьерного экономического пространства в рамках Большого Евразийского партнерства.53

Черноморский регион во многом обязан своим успехом выгодному географическому положению на перекрестке Европы и Азии и на пересечении торговых и транспортных путей Евразии, Африки и Ближнего Востока. Продолжающееся региональное сотрудничество в области торговли, таможенного администрирования, транспорта, ИКТ, туризма, культурно-образовательных обменов и сельского хозяйства закладывает прочную основу для дальнейшего укрепления его статуса.54

ОЧЭС будет продолжать добиваться расширения транспорта, энергетики и торговли с элементами «зеленой» и цифровой экономики. ОЧЭС видит большие возможности в углублении сотрудничества в банковском и финансовом секторах, в частности, путем создания регионального механизма для взаимных операций в национальных валютах, развития инфраструктуры для использования национальных платежных систем в странах ОЧЭС, продвижения цифровых валют и взаимного признания кредитных рейтингов. Чтобы добиться этого, государства-члены должны работать как единая команда.

Россия привержена наращиванию совместных усилий через Деловой совет ОЧЭС. Необходимо также полностью задействовать значительный потенциал Международного центра черноморских исследований и Парламентской ассамблеи Черноморского экономического сотрудничества.55

Продвижение вперед по насыщенной повестке дня ОЧЭС требует дополнительных внебюджетных ресурсов. Во время российского председательства в 2016 году ОЧЭС учредили Фонд развития проектного сотрудничества ОЧЭС и пожертвовали в него 1 млн долларов. На сегодняшний день почти вся сумма была использована с пользой. Средства были использованы для расширения регионального сотрудничества в области туризма, малого и среднего бизнеса, электронной коммерции, охраны окружающей среды и пищевой промышленности. В партнерстве с Евразийским банком развития ОЧЭС изучает возможности создания механизмов инновационных проектов.

ОЧЭС смотрит в будущее с оптимизмом. Несмотря на существующие трудности, ОЧЭС верит что останется значимой и востребованной платформой, которая обеспечит процветание в Черноморском регионе и среди его народов на многие годы вперед.56

Краткая история ЧЭС и его современное состояние является яркой характеристикой сложности достижения поставленных им целей. В рамках совместных ориентаций на создание общеевропейского пространства государства-участники ЧЭС существенно отличается в своих приоритетах и видении будущего европейского процесса. Рассмотрение их взаимоотношений в рамках ЧЭС выявил определенные трудности и негативные моменты, которые тормозят дальнейшее развитие отношений.

Приведем некоторые из них:

Слабое влияние экономического потенциала ЧЭС на преодоление кризисных явлений в национальных экономиках стран.

Недостаточная эффективность сотрудничества, связана с территориальными претензиями некоторых стран в другие в этом регионе и отсутствие возможностей их политического урегулирования.

Видимо политическое противостояние между Россией и Турцией.

Обострение отношений между отдельными членами ЧЭС (Турцией и Грецией, Азербайджаном и Арменией, территориальные претензии России и Румынии в Украину, грузино-абхазский конфликт, проблема Ичкерии и т. д.).

Размытость структуры организации и возникновения споров между странами-участницами, привлечения других государств (Кипр, Македония).

Опасность привнесение в шаткой структуры ЧЭС проблем стран бывшей Югославии (Боснии и Герцеговины, Хорватии), стремящихся членства в организации.57

К сожалению, достижения сотрудничества стран-участниц ЧЭС в сферах создания региональных рынков сбыта и налаживания сотрудничества в инвестиционной деятельности пока также оставляют надеяться на лучшее. Нет оснований считать, что региональный рынок уже создан. Торговля между государствами региона еще не развилась до надлежащего уровня. Проект Украины по заключению многостороннего соглашения о режиме прибрежной торговли, к которому бы входила и таможенная политика постепенного устранения препятствий торговли, не был поддержан. Такое отношение показало, что государства региона пытаются закрепиться в существующих таможенных союзах и не спешат комплексно развивать торгово-экономические связи в регионе.5859

Инвестиционное сотрудничество стран ЧЭС также находится в зачаточном состоянии. Чтобы ликвидировать препятствия на пути выгодного международного сотрудничества, Украина предложила создать совместный инвестиционный пространство черноморских государств и общий рынок инвестиционных проектов и соответственно согласовать законодательства стран ЧЭС. Также предложено уменьшить в регионе Черного моря военное присутствие. ЧЭС как региональная европейская структура должна стать фактором безопасности в своем регионе. Украина должна построить адекватную систему приоритетов по отдельным странам в соответствии со спецификой собственных национальных интересов. Интересы Украины в Черноморском регионе во многом совпадают с интересами Турции. Эти две большие черноморские государства должны обязательно координировать свою деятельность и, объединяя усилия, создавать динамику развития всей системы ЧЭС.60

Вывод по второй главе работы. В данной главе работы определялись проблемы и перспективы развития ОЧЭС.

Таким образом, несмотря на проблемы, которые значительно замедляют процесс интеграции в Черноморском регионе, сотрудничество как на двусторонней, так и на многосторонней основе продолжает развиваться. Формирование системы ЧЭС имеет закономерности, которые отличают ее от интеграционных процессов в Европейском сообществе. Система ЧЭС не ставит целью создание соответствующих структур военного и политического типа. Речь идет лишь о благоприятном климате предпринимательства и формирование системы свободной торговли в регионе. Но и в таком виде эта организация способствует развитию системы европейской безопасности и создает серьезные возможности для экономического развития в Черноморском и Балканском регионах. В результате развития ЧЭС могут быть заложены основы трансрегиональной стабильности, которая охватывала бы не только Черноморский регион, но и другие регионы Европы, Средиземноморья, Азии.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Правительства стран-членов НАТО должны продолжать настаивать на соблюдении международного права в Черноморском регионе, включая принципы независимости, суверенитета и территориальной целостности, а также Конвенции ООН по морскому праву, включая свободу судоходства. Эта позиция хорошо согласуется с позицией ЕС и его непризнанием незаконной аннексии Крыма.

В соответствии с этим правительства и парламенты стран-членов НАТО должны сохранить режим санкций в отношении России. Ни в коем случае нельзя нормализовать серьезное нарушение Россией международного права. Напротив, Москва должна заплатить высокую цену за эти действия. Действительно, Россия только усилила напряженность в регионе после незаконной аннексии Крыма, например, применив военную силу против трех украинских судов и их экипажа в Керченском проливе и Черном море в ноябре 2018 года. НАТО необходимо усилить сдерживание в регионе для защиты союзных прибрежных государств. Работая над достижением целей НАТО по расходам и инвестициям, союзные страны укрепят свой потенциал для выполнения этих важнейших функций. НАТО также должна усилить поддержку таких ключевых партнеров, таких как Грузия и Украина, которым, в свою очередь, необходимо продолжать уделять внимание подлинным демократическим реформам.

Необходимо продолжать усилия по созданию гибкой энергетической инфраструктуры в регионе и во всей Европе, чтобы свести к минимуму возможности какой-либо одной державы отключать энергию или использовать энергию для дипломатического воздействия. Стратегии диверсификации должны включать амбициозные усилия по переходу к устойчивой энергетике, строительству портов СПГ и ядерной энергетике. Конечно, повышение энергоэффективности может быть очень эффективным способом повышения энергетической безопасности и, очевидно, имеет огромные экологические преимущества.

ЕС может многое сделать для улучшения связи на Черном море, например, поддержать Черноморскую подводную линию электропередачи между Грузией и Румынией, а также наладить судоходное и паромное сообщение на Черном море, соединяющее Грузию, Болгарию, Румынию и Украину. Такие усилия могут способствовать достижению целей мира, сотрудничества и развития. Диверсификация международных транспортных маршрутов и международной торговли соответствует приоритетам политики соседства ЕС, в частности, Восточного партнерства и Стратегии ЕС для Центральной Азии. Инициатива, выдвинутая Азербайджаном, Грузией, Румынией и Туркменистаном в марте 2019 года и направленная на развитие Черноморско-Каспийского грузового транспортного коридора, соединяющего ЕС с Центральной Азией, также будет приветствоваться.

Странам-союзникам также необходимо противодействовать российским кампаниям по дезинформации в регионе и для этого следует проводить более активную коммуникационную политику. Разоблачение российских кампаний по дезинформации может способствовать укреплению демократических сил в регионе. Однако большая часть этой работы должна быть проделана гражданскими обществами и правительствами региона. Такие НПО, как украинская STOPFAKE, помогают гражданам быть более разборчивыми перед лицом массовых кампаний дезинформации, направленных на подрыв хрупкой демократии и национальной солидарности. В переходных обществах, в частности, это может стать опорой для построения доверия и внедрения демократических обязательств в отношении правды и демократически контролируемого управления.

Несмотря на серьезную напряженность в регионе, необходимо прилагать усилия по сотрудничеству там, где это возможно. ЧЭС, например, продолжает придерживаться принципа содействия диалогу и достижения соглашений по вопросам, представляющим общий интерес для стран региона. Судоходство, охрана окружающей среды и политика в области рыболовства — это те области, где диалог между всеми прибрежными государствами будет по-прежнему востребован и приветствоваться. Создание устойчивой «голубой экономики», например, отвечает интересам всех стран региона. Это было подтверждено на министерской встрече прибрежных стран в Бухаресте и встрече в Молдове в мае 2019 года после аналогичных встреч в мае 2018 и мае 2019 года. Все эти министерские встречи свидетельствуют о том, что в регионе есть возможности для сотрудничества по морским делам и рыболовству с целью создания устойчивой «голубой» экономики.

Однако вопросы судоходства, скорее всего, останутся сложными, поскольку Россия проводит огромную политику, направленную на препятствование свободному доступу к международным водным путям. Ее позиции по этим вопросам необходимо решительно оспаривать, чтобы поддержать принцип свободного доступа к международным водам. Международное сообщество должно объединиться с прибрежными странами для продвижения и защиты этих принципов.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Нормативно-правовые акты

Список литературы


Алексеева, Е. А. Интеграционные экономические процессы стран Черноморского региона: автореф. дис. … канд. экон. наук: 08.00.14 / Е. А. Алексеева; Кубан. гос. ун-т. – Краснодар, 2021. – 23 с.

Алексеева, Е. А. Интеграционные экономические процессы стран Черноморского региона: автореф. дис. … канд. экон. наук: 08.00.14 / Е. А. Алексеева; Кубан. гос. ун-т. – Краснодар, 2021. – 23 с.

Андрианов, В. Система корпоративного управления и организационная структура Черноморского банка торговли и развития / В. Андрианов, Е. Селявина // Проблемы теории и практики упр. – 2020. – № 7. – 95–106 с.

Устав Организации Черноморского экономического сотрудничества: [принят в г. Ялте 05.06.1998 г.] // Бюл. междунар. договоров. – 2002. – № 6. – 12–21 с.

Декларация о Черноморском экономическом сотрудничестве: [принята в г. Стамбуле 25.06.1992 г.] // Дипломат. вестн. – 1992. – № 13/14. – 25–27 с.

Бабашина А. С., Никитина М. Г. ОЧЭС: проблемы, тенденции, перспективы // Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского. – Экономика и управление. – Том 1 (67). – 2021. – №3. – 3–10 с.

Шлеплер, Х.-А. Черноморское экономическое сотрудничество / Х.-А. Шреплер // Международные организации: справочник / Х.-А. Шреплер; пер. с нем. С. А. Тюпаева. – М., 2020. – 234–235 с.

Устав Организации Черноморского экономического сотрудничества: [принят в г. Ялте 05.06.1998 г.] // Бюл. междунар. договоров. – 2002. – № 6. – 12–21 с.

Большое Причерноморье: поиск путей расширения сотрудничества = Great Black Sea area: the search for enhanced cooperation / под ред. А. А. Язьковой. – М.: Ин-т Европы Рос. акад. наук, 2021. – 124 с.

Шлеплер, Х.-А. Черноморское экономическое сотрудничество / Х.-А. Шреплер // Международные организации: справочник / Х.-А. Шреплер; пер. с нем. С. А. Тюпаева. – М., 2020. – 234–235 с.

Бугаев, Ф. Н. Роль Организации Черноморского экономического сотрудничества в мировой экономике / Ф. Н. Бугаев // Евразийская интеграция на постсоветском пространстве и незападные сценарии регионализации: материалы междунар. науч.-практ. конф., Тюмень, 17 нояб. 2017 г. / Тюмен. гос. ун-т; редкол.: Е. О. Зудова, О. С. Пустошинская, Г. Р. Суфиянова. – Тюмень, 2018. – 121–127 с.

Бугаев, Ф. Н. Роль Организации Черноморского экономического сотрудничества в мировой экономике / Ф. Н. Бугаев // Евразийская интеграция на постсоветском пространстве и незападные сценарии регионализации: материалы междунар. науч.-практ. конф., Тюмень, 17 нояб. 2017 г. / Тюмен. гос. ун-т; редкол.: Е. О. Зудова, О. С. Пустошинская, Г. Р. Суфиянова. – Тюмень, 2018. – 121–127 с.

Бугаев, Ф. Н. Роль Организации Черноморского экономического сотрудничества в мировой экономике / Ф. Н. Бугаев // Евразийская интеграция на постсоветском пространстве и незападные сценарии регионализации: материалы междунар. науч.-практ. конф., Тюмень, 17 нояб. 2017 г. / Тюмен. гос. ун-т; редкол.: Е. О. Зудова, О. С. Пустошинская, Г. Р. Суфиянова. – Тюмень, 2018. – 121–127 с.

Вартаньян, Э. Г. Россия и Турция: взаимодействие в рамках Организации черноморского экономического сотрудничества / Э. Г. Вартаньян // Науч. диалог. – 2021. – № 5. – 165–178 с.

Черноморское экономическое сотрудничество // Энциклопедия международных организаций: в 3 т. / С.-Петерб. гос. ун-т, Юрид. фак.; под ред. Л. Н. Галенской, С. А. Малинина. – CПб., 2020. – Т. 1. – 422–424 с.

Декларация о Черноморском экономическом сотрудничестве: [принята в г. Стамбуле 25.06.1992 г.] // Дипломат. вестн. – 1992. – № 13/14. – 25–27 с.

Величко Л. Н., Садченко В. Н. Модели региональной интеграции в Черноморском регионе на современном этапе: проблемы институализации» // Исторические науки и археология. – 2021. – №4. – 20–26 с.

Декларация о Черноморском экономическом сотрудничестве: [принята в г. Стамбуле 25.06.1992 г.] // Дипломат. вестн. – 1992. – № 13/14. – 25–27 с.

Величко Л. Н., Садченко В. Н. Модели региональной интеграции в Черноморском регионе на современном этапе: проблемы институализации» // Исторические науки и археология. – 2021. – №4. – 20–26 с.

Герчикова, И. Н. Черноморское экономическое сотрудничество / И. Н. Герчикова // Международные экономические организации: регулирование мирохозяйственных связей и предпринимательской деятельности / И. Н. Герчикова. – М., 2021. – 230–261 с.

Герчикова, И. Н. Черноморское экономическое сотрудничество / И. Н. Герчикова // Международные экономические организации: регулирование мирохозяйственных связей и предпринимательской деятельности / И. Н. Герчикова. – М., 2021. – 230–261 с.

Черноморское экономическое сотрудничество // Энциклопедия международных организаций: в 3 т. / С.-Петерб. гос. ун-т, Юрид. фак.; под ред. Л. Н. Галенской, С. А. Малинина. – CПб., 2020. – Т. 1. – 422–424 с.

Герчикова, И. Н. Черноморское экономическое сотрудничество / И. Н. Герчикова // Международные экономические организации: регулирование мирохозяйственных связей и предпринимательской деятельности / И. Н. Герчикова. – М., 2021. – 230–261 с.

Черноморское экономическое сотрудничество // Энциклопедия международных организаций: в 3 т. / С.-Петерб. гос. ун-т, Юрид. фак.; под ред. Л. Н. Галенской, С. А. Малинина. – CПб., 2020. – Т. 1. – 422–424 с.

Черноморское экономическое сотрудничество // Энциклопедия международных организаций: в 3 т. / С.-Петерб. гос. ун-т, Юрид. фак.; под ред. Л. Н. Галенской, С. А. Малинина. – CПб., 2020. – Т. 1. – 422–424 с.

Гончаренко, С. Н. Черноморское экономическое сотрудничество: первые 25 лет / С. Н. Гончаренко. – М.: Ин-т Европы Рос. акад. наук, 2021. – 114 с.

Дадалко, В. А. Черноморское экономическое сотрудничество / В. А. Дадалко // Международное экономическое сообщество: современное состояние и перспективы развития / В. А. Дадалко. – Минск, 2021. – 114–116 с.

Дадалко, В. А. Черноморское экономическое сотрудничество / В. А. Дадалко // Международное экономическое сообщество: современное состояние и перспективы развития / В. А. Дадалко. – Минск, 2021. – 114–116 с.

Черноморское экономическое сотрудничество // Энциклопедия международных организаций: в 3 т. / С.-Петерб. гос. ун-т, Юрид. фак.; под ред. Л. Н. Галенской, С. А. Малинина. – CПб., 2020. – Т. 1. – 422–424 с.

Денисов, С. Межпарламентское сотрудничество в Черноморском регионе: 25 лет ПАЧЭС / С. Денисов, А. Кобилев, С. Забелин // Соврем. Европа. – 2021. – № 6. – 112–122 с.

Черноморское экономическое сотрудничество // Энциклопедия международных организаций: в 3 т. / С.-Петерб. гос. ун-т, Юрид. фак.; под ред. Л. Н. Галенской, С. А. Малинина. – CПб., 2020. – Т. 1. – 422–424 с.

Изотов, А. В. Организация Черноморского экономического сотрудничества / А. В. Изотов // Региональные организации Европы: учеб.-метод. пособие / А. В. Изотов. – СПб., 2021. – 33–34 с.

Иманова, С. А. Азербайджано-румынские отношения в рамках Парламентской ассамблеи Черноморского экономического сотрудничества (1993–1999 годы) / С. А. Иманова // Актуал. проблемы соврем. науки. – 2020. – № 4. – 46–48 с.

Иманова, С. А. Роль Парламентской ассамблеи Черноморского экономического сотрудничества во взаимоотношениях Румынии и Азербайджана (2000–2007-е годы) / С. А. Иманова // Актуал. проблемы соврем. науки. – 2021. – № 4. – 49–51 с.

Черноморское сотрудничество: на пути к партнерству XXI века = Black Sea cooperation: looking for partnership in 21st century: материалы науч.-практ. конф. (Ин-т Европы РАН, 8 июня 2007 г.) / Журн. «Вестник аналитики»; отв. ред. А. А. Язькова. – М.: Ин-т Европы Рос. акад. наук, 2007. – 99 с.

Климовец, О. В. Развитие региональных хозяйственных связей в организации Черноморского экономического сотрудничества (ЧЭС): автореф. дис. … канд. экон. наук: 08.00.14 / О. В. Климовец; Моск. ун-т потребит. кооп. Центросоюза РФ. – М., 2020. – 25 с.

Черноморское сотрудничество: на пути к партнерству XXI века = Black Sea cooperation: looking for partnership in 21st century: материалы науч.-практ. конф. (Ин-т Европы РАН, 8 июня 2007 г.) / Журн. «Вестник аналитики»; отв. ред. А. А. Язькова. – М.: Ин-т Европы Рос. акад. наук, 2007. – 99 с.

Кудрявцев, А. Ф. Опыт Парламентской ассамблеи Организации черноморского экономического сотрудничества в развитии парламентской дипломатии и регионального сотрудничества в Евразии / А. Ф. Кудрявцев // Евраз. интеграция: экономика, право, политика. – 2020. – № 3. – 31–35 с.

Декларация о Черноморском экономическом сотрудничестве: [принята в г. Стамбуле 25.06.1992 г.] // Дипломат. вестн. – 1992. – № 13/14. – 25–27 с.

Устав Организации Черноморского экономического сотрудничества: [принят в г. Ялте 05.06.1998 г.] // Бюл. междунар. договоров. – 2002. – № 6. – 12–21 с.

Черноморское сотрудничество: на пути к партнерству XXI века = Black Sea cooperation: looking for partnership in 21st century: материалы науч.-практ. конф. (Ин-т Европы РАН, 8 июня 2007 г.) / Журн. «Вестник аналитики»; отв. ред. А. А. Язькова. – М.: Ин-т Европы Рос. акад. наук, 2007. – 99 с.

Липартелиани, Г. ОЧЭС: проблемы становления и основные противоречия / Г. Липартелиани // Власть. – 2021. – № 5. – 155–157 с.

Липартелиани, Г. ОЧЭС: проблемы становления и основные противоречия / Г. Липартелиани // Власть. – 2021. – № 5. – 155–157 с.

Черноморское сотрудничество: на пути к партнерству XXI века = Black Sea cooperation: looking for partnership in 21st century: материалы науч.-практ. конф. (Ин-т Европы РАН, 8 июня 2007 г.) / Журн. «Вестник аналитики»; отв. ред. А. А. Язькова. – М.: Ин-т Европы Рос. акад. наук, 2007. – 99 с.

Липартелиани, Г. ОЧЭС: проблемы становления и основные противоречия / Г. Липартелиани // Власть. – 2021. – № 5. – 155–157 с.

Лисаускайте, В. В. Международная защита от бедствий в рамках Черноморского экономического сотрудничества / В. В. Лисаускайте // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 5, Юриспруденция. – 2021. – № 3. – 193–197 с.

Черноморское сотрудничество: на пути к партнерству XXI века = Black Sea cooperation: looking for partnership in 21st century: материалы науч.-практ. конф. (Ин-т Европы РАН, 8 июня 2007 г.) / Журн. «Вестник аналитики»; отв. ред. А. А. Язькова. – М.: Ин-т Европы Рос. акад. наук, 2007. – 99 с.

Микаелян, Г. ОЧЭС: потенциал региональной интеграции для Армении / Г. Микаелян // Центр. Азия и Кавказ. – 2020. – № 4/5. – 142–155 с.

Декларация о Черноморском экономическом сотрудничестве: [принята в г. Стамбуле 25.06.1992 г.] // Дипломат. вестн. – 1992. – № 13/14. – 25–27 с.

Московкин, В. Взаимная торговля стран Организации черноморского экономического сотрудничества / В. Московкин, О. Шолкина // Экономист. – 2020.– № 10. – 85–87 с.

Ощепкова, О. С. Роль Черноморского банка торговли и развития в финансировании стран-участниц Организации черноморского экономического сотрудничества / О. С. Ощепкова // Регионология. – 2021. – № 2. – 39–47 с.

Плаксенко, М. Организации черноморско-каспийского региона: место и роль Украины / М. Плаксенко // Центр. Азия и Кавказ. – 2020. – Т. 13, № 2. – 166–172 с.

Рыбалко, С. Горизонты «черноморской инициативы»: [о деятельности орг. Черномор. экон. сотрудничество] / С. Рыбалко // Азия и Африка сегодня. – 2020. – № 5. – 25–27 с.

Рыбалко, С. Горизонты «черноморской инициативы»: [о деятельности орг. Черномор. экон. сотрудничество] / С. Рыбалко // Азия и Африка сегодня. – 2020. – № 5. – 25–27 с.

Саидов, А. Межпарламентская ассамблея Черноморского экономического сотрудничества / А. Саидов // Межпарламентские организации мира: справочник / А. Саидов. – М., 2020. – 233–237 с.

Саидов, А. Межпарламентская ассамблея Черноморского экономического сотрудничества / А. Саидов // Межпарламентские организации мира: справочник / А. Саидов. – М., 2020. – 233–237 с.

Улахович, В. Е. Черноморское экономическое сотрудничество / В. Е. Улахович // Международные организации: справ. пособие / В. Е. Улахович. – М., 2020. – 309–310 с.

Улахович, В. Е. Черноморское экономическое сотрудничество / В. Е. Улахович // Международные организации: справ. пособие / В. Е. Улахович. – М., 2020. – 309–310 с.

Чаморцев, В. Н. Организация черноморского экономического сотрудничества / В. Н. Чаморцев, И. В. Степанов, Б. Е. Шпилев // Бюл. строит. техники. – 2019. – № 5. – 46–48 с.

Ходоченко, А. В. Переход к «зеленой» экономике как стратегическое направление развития Организации Черноморского экономического сотрудничества / А. В. Ходоченко // Вестн. Самар. гос. экон. ун-та. – 2020. – № 2. – 13–21 с.