Государство и церковь

Подробнее

Размер

60.63K

Добавлен

04.05.2023

Скачиваний

11

Добавил

Анастасия Сардарян
Курсовая работа по теме : государство и церковь 2022 года
Текстовая версия:

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ (РПА МИНЮСТА РОССИИ)»

ВГУЮ (РПА МИНЮСТА РОСИИ)

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА ТЕОРИИ, ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА, ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ДИСЦИПЛИН

КУРСОВАЯ РАБОТА

«Государство и церковь»

Выполнил обучающийся 1 курса

01-сНБо21-1(11НБ) группы очной формы обучения

40.05.01 «Правовое обеспечение национальной безопасности»

Науменко Степан Тарасович

Руководитель

к.ю.н., доцент,

доцент кафедры

Никитин Павел Владиславович

Дата защиты «__»_________20__г.

Оценка______________________________

Подпись

Руководителя__________________________

Москва 2022г.


ВВЕДЕНИЕ:

На сегодняшний день, государство и церковь – два социально-правовых института, история которых берет свое начало испокон веков. В российской истории данные институты выступали как основоположники других социальных институтов российского общества.

Развивая свою форму и содержание, отношения данных социально-правовых институтов всегда были привлекательны для исследования как в мировой, так и в российской науки, что связано как с исторически сложившимся длительным развитием государственно-церковных отношений, а значит, с возможностью изучить отношения государства и церкви как непрерывный и многогранный процесс, так и с научным интересом, подогреваемым стремлением разгадать феномен сохранности при любых исторических условиях базовых элементов взаимодействия государства России с крупнейшей религиозной организацией на территории России– Русской православной церкви. Также в любых условиях данные общественные институты, выполняя совершенно разные задачи, имея разные цели, принципы деятельности, тем не менее могли бы при необходимости подменять и заменять друг друга, гарантируя устойчивость и преемственность исторического развития России, а объединяясь, преодолевать критические ситуации и развивать общество на новый этап развития.

Актуальность темы исследования заключается во влиянии церкви на жизнь общества, личности и государства, в частности. Государство и церковь по сей день продолжают сотрудничать для достижения общих целей, не смотря на прошлые разногласия данных институтов в России.

Объектом исследования выступает государство и церковь.

Предметом исследования является государственно-церковные отношения в России.

Целью исследования является анализ формы государственно-церковных отношений.

Объект, предмет и цель исследования определили постановку следующих задач:


ГЛАВА I ПРЕДМЕТ, МЕТОДОЛОГИЯ И ПЕРЕОДИЗАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННО-ЦЕРКОВНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ

§1 Предмет и объект правовых отношений государства и церкви. Правовой статус религиозного объединения как юридическая категория.

Конституцией Российской Федерации1 в ст. 14 установлено: «Российская Федерация– светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Это означает, что в России на данный момент отсутствует государственная религия. В связи с этим религиозные объединения отделены от государства, но при этом, любая религиозная организация равна перед законом. Государство гарантирует свободу вероисповедания, а также регулирует правовое положение религиозных объединений, что закреплено в ст. 28 Конституции РФ. Федеральным законодательством определен порядок создания религиозных объединений, получения ими статуса юридического лица, правила осуществления их деятельности. Регулирование осуществляется на основании Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях»2 от 26.09.1977 № 125-ФЗ.

Отношение государства с религиозными объединениями, как в историческом, так и в правовом аспектах – давняя научная проблема. Трудно определить, насколько в глубину веков уходит история отношений государства и религиозных объединений, ибо в момент возникновения государственно-организованного общества всегда и везде уже действовали религиозные объединения как обязательный атрибут политической жизни, а размышления о сущности религиозных коллегий и их правовом положении находим в описаниях и древневосточных, и античных авторов. Однако церковные организации как особый религиозно-общественный феномен возникают лишь в рамках христианства, и с точки зрения любой религиозной традиции некорректно употребление терминов «церковь в исламе» или «церковь в иудаизме», «буддийская церковь» и т.п., поскольку религиозные объединения иных, то есть нехристианских конфессий носят совершенно другие названия. Поэтому в современном российском законодательстве и в правовых исследованиях принято оперировать обобщающими нейтральными терминами – «религиозные объединения», «религиозные организации», «религиозные общества», «религиозные группы». С другой стороны, в социологии и религиоведении сложилась научная традиция, согласно которой термин «церковь» используется при изучении нехристианских религиозных объединений и организаций, имеющих нецентрализованную структуру и иерархию духовенства.

Так же при исследованиях взаимоотношений государства и церкви применяются термины: «государственно-церковные отношения», государственно-религиозные отношения», «государственно-конфессиональные отношения», «отношения государства и религиозных объединений (организаций)».

Неустоявшаяся терминология при исследовании отношений государства и церкви восходит к более важной исследовательской проблеме – методологии исследования данного предмета. В целом именно от методологического подхода будет зависеть применение терминологии, поскольку взаимоотношения таких социальных институтов как государство и церковь можно изучать и с политической, и с экономической, и с правовой, и с социальной, и с идеологической сторон автономно, но можно их исследовать как комплексный объект.

Термин «государственно-религиозные» отношения не совсем корректен при изучении данной тематики из-за разнородности субъектов. Государство вступает в отношения не с религией, а с религиозными объединениями, которые были организованны сообществами людей определенного вероисповедания.

В данном случае термин «государственно-конфессиональные отношения» является более корректным, так как представляется более широким и используется в целях раскрытия сути отношений государства со всеми религиозными организациями и объединениями, действующими на его территории. Но при этом понятие «конфессия» не определено в законодательстве и не может трактоваться как «вероучение» или «вероисповедание», или же как совокупность религиозных объединений одного вероучения.

Поэтому для отражения сущности изучения наиболее подходящим представляется понятие «отношения государства и религиозных объединений». Понятие содержит юридические термины, а также четко определяет субъект отношений.

По мнению Ямпольской Ц.А.3 понятие «статус субъекта права» является одним из ключевых определений, на которые опираются отраслевые институты права, поскольку чаще всего понятия «субъект права» и «субъект правоотношений» рассматриваются исследователями в качестве тождественных. Под статусом субъекта права обычно понимается его правовое состояние, характеризующееся комплексом юридических прав, обязанностей и ответственности.

В данной теме исследования субъектами отношений со стороны государства являются – органы законодательной, исполнительной и судебной власти, государственные учреждения и другие организации (в том числе образовательные, научные, культурные, государственные средства массовой информации), субъектами отношений со стороны религиозных объединений являются – религиозные организации и религиозные группы, их руководящие либо координирующие органы, духовные образовательные учреждения, а также созданные при участии религиозных организаций учреждения и иные организации, осуществляющие различные виды социально-гуманитарной, образовательной, культурно-просветительской, информационной и иной деятельности, включая средства массовой информации. Религиозные группы, не обладающие правами юридического лица и не являющиеся субъектами права, тем не менее могут быть субъектами государственно-конфессиональных отношений, поддерживать контакты с органами власти.

Предметом изучения настоящей работы будут выступать гарантии реализации конституционного права человека и гражданина на свободу совести и вероисповедания; осуществление законом прав религиозных объединений и контроль за выполнением возложенных на них обязанностей, а также за соблюдение ими законов; обеспечение взаимодействия государственных и муниципальных органов власти и религиозных объединений в осуществлении социально значимых программ; регулирование межконфессиональных отношений.

Изучая правовой статус религиозных объединений следует отметить, что правовое состояние любого юридического лица в первую очередь базируется на Конституции. Правовое состояние религиозного объединения базируется на конституционно закрепленном принципе соотношения государства и религиозных объединений в обществе, из которого следуют права и обязанности религиозного объединения как субъекта права. При этом стоит и рассмотреть «государственно-церковные отношения», а, то есть правовые уровни их взаимодействия. В Российской Федерации религиозные объединения взаимодействую с государством на:

На каждом из этих уровней в качестве субъекта отношений выступают соответствующие органы, учреждения и организации государства и религиозных объединений. К примеру, централизованная религиозная организация общероссийского масштаба Русская православная церковь Московского патриархата заключила ряд договоров с государственными органами (Министерством обороны, Министерством образования, Министерством внутренних дел) о взаимопомощи и сотрудничестве.

Подводя итог стоит выделить, что объектом исследования правовых отношений государства с религиозными объединениями является юридически закрепленные отношения между этими социальными институтами, действующими на территории данного конкретного государства. Предметом исследования будут являться закономерности и специфические особенности российских государственно-церковных отношений в различные исторические периоды.


§2 Периодизация и историография государственно-церковных отношений в России

Периодизация – хронологическая структура, в рамках которой выстраивается изложение исторического повествования. Так же термин периодизация представляется как важный параметр в исторической науке.

В случае изучения государственно-церковных отношений в качестве критерия периодизации могут выступать определенные факты в развитии государства: форма правления или государственный режим. За основу может быть взят фактор становления и развития церкви в России, как социальной организацией; может выступить система государственно-церковных отношений или правовой статус церкви. Критерии периодизации могут быть разными, поэтому в научной и учебной литературе несколько периодизаций. Так, профессор Николай Никанорович Глубоковский в своей работе «Русская богословская наука в её историческом развитии и новейшем состоянии4» выделяет несколько крупных периодов в истории российских государственно-церковных отношений:

Андрей Викторович Логинов в книге «Власть и вера5» касательно допатриаршего периода выделял принятие византийского христианства как добровольный цивилизационный выбор Древней Руси. Именно слабые, но длительные взаимодействия, особенно относящиеся к духовным контактам, исторически давали наиболее стабильные результаты, постепенно переходя от верхних к глубинным пластам культуры массового сознания. Христианство, как религия, и влияние Византии проникли к нам в такую эпоху, когда учение православной Церкви получило уже свое полное раскрытие, а Византийский монархизм достиг наибольшего самосознания.

Усваивая византийскую церковно-политическую идеологию с ее учением о симфонии священства и царства, Русь не столько подражала реальной Византии, сколько стремилась воплотить своеобразный византийский идеал: «Христианское воззрение на власть на Руси развивалось Церковью чище и последовательнее, чем где бы то ни было, именно потому, что православие явилось к нам не в процессе раскрытия, а уже вполне выясненным. Его влияние на умы народа налагалось стройно без всяких колебаний, без тени противоречия, и всесторонне, так что одна и та же идея освещала русскому христианину все его отношения: личные, семейные, общественные и политические».

Именно Церковь как многофункциональный институт, сосредоточивший в себе не только литургические и миссионерские, но и культурно-идеологические, публично-правовые и даже социально-экономические функции, стала для Руси своеобразным орудием социально-политической кристаллизации и государственного роста.

Итак, христианизация стала ключевым фактором процесса русского культурогенезиса. На основе предшествующего этнокультурного синтеза возникла единая древнерусская культура, способная создавать собственные оригинальные культурные ценности мирового значения.

Профессор Петр Васильевич Знаменский в работе «Руководство к русской церковной истории6» писал о патриаршем периоде (1589-1720 гг.) следующее: в 1589 году Русская церковь достигла полной самостоятельности, будучи организована в виде особого патриархата. На практике она жила самостоятельной жизнью еще со времени митрополита Ионы. Союз ее с восточной церковью выражался в одних вспомоществованиях страждущему востоку, за которыми едва не каждый год приезжало в Россию по нескольку духовных лиц от восточных иерархов, а также из афонских, палестинских, египетских, сербских и других монастырей. Но оставалась еще номинальная зависимость русского митрополита от патриарха. Теперь и она оказалась уже неуместной, так как Россия стала могущественной державой, а патриарх был подданным турецкого султана. К этому присоединилось еще подозрение касательно целости православия в Греции, доходившее до того, что около 1480 года в архиерейскую присягу внесено было обещание, против которого в свое время восставал Максим Грек – не принимать от греков никого ни на митрополию, ни на епископии. В 1586 году прибыл в Москву за милостыней антиохийский патриарх Иоаким; это был первый случай приезда в Москву одного из патриархов. Воспользовавшись его приездом, царь Феодор на совете бояр и духовенства предложил решительную мысль, нельзя ли при посредстве приезжего святителя устроить на Москве собственный престол патриаршеский. Мысль эта была всеми одобрена и об исполнении ее было положено снестись с патриархом. Иоаким тоже одобрил ее, но заметил, что для исполнения ее нужно согласие всех восточных патриархов, и при отъезде из Москвы обещал постараться об этом деле, предложив о желании царя собору восточной церкви.

Оформившаяся идея преемственности от Второго Рима к Третьему требовала канонического утверждения патриаршества в Москве. Для достижения этой задачи правительство царя Федора Ивановича, возглавляемая Борисом Годуновым, воспользовалась частными обращениями восточных патриархов в Москву за «милостыней».

В «Уложенной грамоте» Собора необходимость учреждения патриаршества обосновывалась с помощью философской формулы о Москве – Третьем Риме, которая стала идейной основой признания православным Востоком церковной автокефалии Московской Руси и возведения предстоятеля Русской Церкви в патриаршее достоинство.

Грамота санкционировала преобразование высшей церковной иерархии: вместо одной митрополичьей кафедры учреждалось четыре, основывалось шесть новых архиепископств. По словам Антона Владимировича Карташёва «Очерки по истории Русской Церкви7»: «…в Москве конкретизировали ту программу возвышения и увеличения чинов русской иерархии, которая вытекала из учреждения патриаршества, чтобы впредь патриарх поставлялся достаточным числом митрополитов и архиепископов, а митрополиты и архиепископы – патриархом»

Уложение установило право московской церкви на постановление патриарха без участия вселенского патриарха, которого надлежало лишь известить о принятом решении; право окончательного утверждения патриарха всецело принадлежало царю.

Уже спустя время на небывалую высоту поднял патриаршее достоинство Никон (1652-1658), который благодаря своему положению «собинного друга» царя Алексея Михайловича сделался почти полновластным диктатором в Церкви и государстве.

При Никоне было написано Соборное уложение 1649 г., которое устанавливало вотчинный и судебный иммунитет Церкви, который охранялся до самого конца московского периода.

Так, досинодальный период оставил слой богословской литературы, освещающий различные аспекты отношений государства и церкви: соотношение власти светской и духовной, статус патриарха в государстве, проблему церковных имуществ и другие аспекты. В синодальный период разделилось светские и религиозное направление в историографии вопроса, что было, несомненно, связано с деятельностью российских университетов, где изучались в качестве учебных предметов история церкви и каноническое право, а также проводились научные исследования. Весомый вклад в исследование рассматриваемого объекта внесли и духовные учебные заведения дореволюционной России.

Сегодня проблемы, связанные с изучением свободы совести, государственно-церковных отношений, канонического права, имущественных прав религиозных организаций, исследуются всеми отраслями юридической науки и имеют большое практическое значение в совершенствовании правового регулирования сферы свободы совести в современном Российском государстве.

ГЛАВА II ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ РОССИИ

§1 Государственно-церковные отношения в период диктатуры пролетариата

В советской историографии изначально господствовал марксистско-ленинский подход в осмыслении государственно-церковных отношений. В первой половине двадцатого века история государства и церкви в России рассматривалась через призму классовости и материализма, вследствие чего церковь была представлена как реакционный общественный институт, который не привнёс пользы в развитие общества, а впоследствии отомрет как пережиток прошлого. В этой связи практически отсутствуют исследования данной темы до пятидесятых годов двадцатого века. Вместо исследований публикуются пропагандистские агитационные брошюры, носящие негативную идеологическую оценку государственно-церковных отношений.

 В социалистическом обществе взаимоотношения государства и Церкви (в данном случае мы имеем в виду все религиозные организации, а не только Русскую Православную Церковь) определялись Конституцией, согласно которой Церковь была жестко отделена от государства. На практике это отделение выражалось в подчинении Церкви государству и её полному контролю с его стороны.

Ряд исследователей истории отношений советского государства и РПЦ ограничиваются анализом политически обособленных периодов, которые совпадают, как правило, с переломными этапами в истории государства. Так, например, М.В.Шкаровский считает, что «такое совпадение не случайно, поскольку церковная политика всякий раз по-своему отражает внутреннюю политику властных структур в целом… И церковь никогда не отделяла себя от интересов общества8».

25 октября 1917 г. начался новый этап в развитии российской государственности, обусловленный созданием государства и права нового типа — советского социалистического государства. И основной тенденцией взаимоотношений той эпохи следует назвать отделение церкви от государства. Конституция РСФСР 1918 г. закрепила диктатуру пролетариата как особый политический режим, необходимый на этапе перехода от буржуазного общественного строя к социалистическому, а Конституция СССР 1936 г. и Конституция РСФСР 1937 г. уже провозгласили построение основ социализма как свершившийся факт.

 В тексте короткого обращения «Рабочим, солдатам, крестьянам!», принятого съездом сразу после объявления о свержении Временного правительства, была выдвинута задача установления в России «подлинной свободы совести», включавшая разработку правовой основы новых государственно-церковных отношений. При этом в процессе слома старого и создания нового государственного аппарата, было необходимо срочно заняться урегулированием отношений с РПЦ, являвшейся к моменту Октябрьской революции частью государственного механизма буржуазной Российской республики. Новый правовой статус Русской православной церкви был определен декретом СНК РСФСР «О свободе совести, церковных и религиозных обществах» уже 20 января 1918 г.

Декрет СНК о свободе совести, церковных и религиозных обществах, принятый 20 января и опубликованный 23 января 1918 г., стал ответом действующей власти на постановление Синода от 2 декабря 1917 г. «О юридическом статусе Русской Православной Церкви», в котором содержалось требование к Советской власти не принимать никаких законов в области государственно-церковных отношений без предварительных консультаций с Церковью и без ее санкций. Советское правительство не собиралось вступать в какие-либо переговоры с иерархами Русской Православной Церкви. Патриарх Тихон, выступивший 19 января 1918 г. с посланием к архипастырям и всем верным чадам Русской Церкви, предал анафеме всех тех христиан или хотя бы по рождению своему принадлежавших к Церкви лиц, которые творили насилие над невинными людьми либо принимали участие в мероприятиях, направленных против Русской Православной Церкви. Он призвал прихожан активно вставать «в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силы своего святого воодушевления». Идеологическая конфронтация государства и Церкви закончилась, началось открытое гонение на Церковь и ее вытеснение из всех сфер жизни общества, включая физическую расправу над ее служителями.

Смыкалин А.С. «Каноническое право на примере Русской Православной Церкви XI-XXI вв.9» говорил, что первую очередь был нанесен серьезный удар по экономической основе церковной организации. II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов декретом «О земле» провозгласил, что вся земля, в том числе и церковная, является общенародным достоянием и переходит в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов. В ходе реализации этого декрета церковь лишилась около 3 млн десятин земли, 436 молочных ферм и 602 скотных дворов.

Декретом от 30 октября 1917 г. «О передаче жилищ в ведение городов», получив право муниципализировать частные домовладения, городские Советы в течение 1918 г. муниципализировали 704 гостиницы и подворья, 1112 доходных домов, 277 больниц и приютов, принадлежавших ранее учреждениям РПЦ. 7 марта 1918 г. в связи с введением государственной монополии на производство свечей ВСНХ РСФСР национализировал все находившиеся в Советской России свечные фабрики, в том числе и церковные.

Народный комиссариат имуществ постановлением от 14 января 1918 г. упразднил придворное духовенство, а его благотворительные и учебные заведения были национализированы. 20 января 1918 г. декретом «О прекращении выдачи государственных средств на содержание церквей, часовен, священнослужителей, законоучителей и на совершение церковных обрядов» выдача денег из государственных средств на нужды бывшего Духовного ведомства была прекращена, а выплата государственного жалованья священнослужителям — с 1 марта 1918 г.

Эти меры привели к ликвидации большинства источников финансирования деятельности РПЦ. К весне 1918 г. государственные кредиты и ассигнования, отпущенные ведомству православного исповедания до Октябрьской революции 1917 г., были изъяты, капиталы, принадлежавшие Св. Синоду, национализированы, недвижимость — частью муниципализирована, частью национализирована. В результате сократились поступления в общецерковную казну от приходов и монастырей, что сделало крайне затруднительным издание периодической церковной печати (к тому же церковные типографии к этому моменту уже были изъяты местными Советами или центральными органами власти), финансирование духовных академий, выплату денежного содержания церковной иерархии.

Масло в огонь конфронтации между государством и Церковью подлила реакция самой РПЦ на второй декрет советской власти - декрет о земле, принятый в ночь с 26 на 27 октября 1917 г. Этот декрет, объявивший о национализации земли, больно ударил по интересам РПЦ, являвшейся крупнейшим после царя землевладельцем. Видимо, этот удар сразу же отшиб у неё память, в результате чего она забыла слова Христа о том, что отнимающему у тебя рубашку «...отдай и верхнюю одежду его призыв «Любите врагов ваших». Патриарх Тихон (Белавин) объявил анафему (т.е. церковное проклятие) советской власти и лично Ленину, и стал призывать народ подниматься на гражданскую войну. Более того, оно, по сути, развязало войну против большевиков, что выражалось не только в проповедях против советской власти и поддержке белогвардейцев, но также создании полков, целиком состоящих из священнослужителей - «Иисуса Христа», «Богородицы» и др.

В апреле 1918 г. по России прокатилась волна протеста. Организовывались массовые крестные ходы и богослужения на площадях и в общественных местах в поддержку Церкви. В адрес правительства направлялись коллективные петиции с требованием отказаться от отделения Церкви от государства и школы от Церкви, с угрозами народного сопротивления.

Ситуация усугублялась и тем, что Церковь заняла негативную позицию не только в отношении религиозной политики социалистического государства, но и в отношении всей его внутренней и внешней политики. Так, Патриарх осудил стремление правительства выйти из войны и заключить мирный договор с Германией.

Примирение сторон произошло только тогда, когда руководство РПЦ и сам патриарх поняли, что с новой властью им не справиться. Патриарх Тихон отказался от противостояния, в знак чего на дверях его кельи появился плакат со словами «По делам контрреволюции Святейший не принимает».

РПЦ была отстранена и от традиционной для нее деятельности — воспитания молодого поколения. Справедливости ради стоит отметить, что не Советское государство начало этот процесс, а Временное правительство. Но если Временное правительство национализировало только церковно-приходские школы, создававшиеся на государственные средства, то Совнарком постановлением «О передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства в ведение Народного комиссариата по просвещению» от 11 декабря 1917 г. национализировал все учебные заведения РПЦ и передал их в ведение Наркомата просвещения. С 1 января 1918 г. в светских учебных заведениях были упразднены должности законоучителей всех конфессий.

Важным шагом советской власти в сфере государственно-церковных отношений, затронувшим статус духовенства, явилась отмена сословного строя. Советское законодательство подтвердило провозглашенный некогда Временным правительством принцип равенства граждан в правах и обязанностях независимо от их вероисповедания, а Декларация прав народов России от 15 ноября 1917 г. отменила и запретила впредь все и всякие религиозные привилегии и ограничения для народов Советской России1. Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 11 ноября 1917 г. «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» были упразднены права и привилегии всех сословий, в том числе и духовенства всех конфессий.

Следующим шагом Советского государства, затронувшим сферу регулирования государственно-церковных отношений, стала реформа брачно-семейного права. В частности, максимально была упрощена процедура развода и изменены основания расторжения брака. Декретом ВЦИК и СНК «О расторжении брака» от 16 декабря 1917 г. все бракоразводные дела, находившиеся в производстве духовных судов, были переданы местным судам, а при обоюдном согласии супругов на развод — отделам записей актов гражданского состояния. Основанием развода могло быть либо взаимное согласие супругов, либо желание одного из них расторгнуть брак.

Декретом СНК «О гражданском браке, детях и о ведении книг записей актов состояния» от 18 декабря 1917 г. была признана законной только одна форма брака — светский (гражданский) брак. Следует уточнить, что эта форма заключения брака была известна российскому законодательству и ранее. Еще в период Российской империи институт светского брака был введен для старообрядцев вследствие того, что эти подданные, хотя и являлись по вероисповеданию православными, но не могли заключать брак по канонам РПЦ, а признанию государством браков, освященных старообрядческими иерархами, сопротивлялась иерархия РПЦ. Согласно «Правилам о метрической записи браков, рождения и смерти раскольников», утвержденных императором 19 апреля 1874 г., браки раскольников, равно как и другие акты гражданского состояния, подлежали регистрации путем внесения записи в метрические книги в полицейских участках или волостных управах. В период Февральской революции постановлением Временного правительства от 14 июля 1917 г. «О свободе совести» сфера применения светского брака была расширена: лицам, не принадлежавшим ни к одному исповеданию, было разрешено заключение светского (гражданского) брака1. Светский брак подлежал регистрации по правилам, содержащимся в ст. 39—51 раздела II именного Указа от 17 октября 1906 г. о порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин.

С момента опубликования (20 декабря 1917 г.) декрета СНК «О гражданском браке, детях и о ведении книг записей актов состояния» лица, вступающие в брак, независимо от вероисповедной принадлежности, должны были регистрировать его в органах ЗАГС. С этого момента светский брак стал единственной формой брака, которую государство наделило юридической силой. Начиная с 20 декабря 1918 г. заключаемые гражданами церковные браки не запрещались, но перестали признаваться государством в качестве юридического факта, порождающего права и обязанности сторон. Церковные браки, заключенные до 20 декабря 1917 г., по юридической силе были приравнены к законным светским бракам, а нормы декрета «О расторжении брака» применялись и к церковным бракам, заключенным до 20 декабря 1917 г.

Одной из сложных проблем в отношениях РПЦ и государства в первые месяцы советской власти стала проблема разграничения церковной и светской юрисдикции в сфере судопроизводства. Несмотря на то, что в ходе слома старого и создания нового государственного аппарата была изменена судебная система, декрет от 24 ноября 1917 г. № 1 «О суде», упразднивший все дореволюционные общие и специальные суды, совершенно не затронул духовные суды. Вместе с тем согласно декрету «О расторжении брака» бракоразводные дела были переданы в ведение народных судов, что сузило сферу юрисдикции духовных судов, при этом расторжение церковного брака по каноническим правилам гражданам не запрещалось, но с момента опубликования указанного декрета постановления о разводах, принимаемые церковными органами, юридической силой уже не обладали.

В первую очередь был нанесен серьезный удар по экономической основе церковной организации. II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов декретом «О земле» провозгласил, что вся земля, в том числе и церковная, является общенародным достоянием и переходит в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов. В ходе реализации этого декрета церковь лишилась около 3 млн десятин земли, 436 молочных ферм и 602 скотных дворов.

Декретом от 30 октября 1917 г. «О передаче жилищ в ведение городов», получив право муниципализировать частные домовладения, городские Советы в течение 1918 г. муниципализировали 704 гостиницы и подворья, 1112 доходных домов, 277 больниц и приютов, принадлежавших ранее учреждениям РПЦ. 7 марта 1918 г. в связи с введением государственной монополии на производство свечей ВСНХ РСФСР национализировал все находившиеся в Советской России свечные фабрики, в том числе и церковные.

Как говорили Гераськин Ю.В, Михайловский А.Ю10., что народный комиссариат имуществ постановлением от 14 января 1918 г. упразднил придворное духовенство, а его благотворительные и учебные заведения были национализированы. 20 января 1918 г. декретом «О прекращении выдачи государственных средств на содержание церквей, часовен, священнослужителей, законоучителей и на совершение церковных обрядов» выдача денег из государственных средств на нужды бывшего Духовного ведомства была прекращена, а выплата государственного жалованья священнослужителям — с 1 марта 1918 г.

Эти меры привели к ликвидации большинства источников финансирования деятельности РПЦ. К весне 1918 г. государственные кредиты и ассигнования, отпущенные ведомству православного исповедания до Октябрьской революции 1917 г., были изъяты, капиталы, принадлежавшие Св. Синоду, национализированы, недвижимость — частью муниципализирована, частью национализирована. В результате сократились поступления в общецерковную казну от приходов и монастырей, что сделало крайне затруднительным издание периодической церковной печати (к тому же церковные типографии к этому моменту уже были изъяты местными Советами или центральными органами власти), финансирование духовных академий, выплату денежного содержания церковной иерархии.

РПЦ была отстранена и от традиционной для нее деятельности — воспитания молодого поколения. Справедливости ради стоит отметить, что не Советское государство начало этот процесс, а Временное правительство. Но если Временное правительство национализировало только церковно-приходские школы, создававшиеся на государственные средства, то Совнарком постановлением «О передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства в ведение Народного комиссариата по просвещению» от 11 декабря 1917 г. национализировал все учебные заведения РПЦ и передал их в ведение Наркомата просвещения. С 1 января 1918 г. в светских учебных заведениях были упразднены должности законоучителей всех конфессий.

Важным шагом советской власти в сфере государственно-церковных отношений, затронувшим статус духовенства, явилась отмена сословного строя. Советское законодательство подтвердило провозглашенный некогда Временным правительством принцип равенства граждан в правах и обязанностях независимо от их вероисповедания, а Декларация прав народов России от 15 ноября 1917 г. отменила и запретила впредь все и всякие религиозные привилегии и ограничения для народов Советской России1. Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 11 ноября 1917 г. «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» были упразднены права и привилегии всех сословий, в том числе и духовенства всех конфессий .

Следующим шагом Советского государства, затронувшим сферу регулирования государственно-церковных отношений, стала реформа брачно-семейного права. В частности, максимально была упрощена процедура развода и изменены основания расторжения брака. Декретом ВЦИК и СНК «О расторжении брака» от 16 декабря 1917 г. все бракоразводные дела, находившиеся в производстве духовных судов, были переданы местным судам, а при обоюдном согласии супругов на развод — отделам записей актов гражданского состояния. Основанием развода могло быть либо взаимное согласие супругов, либо желание одного из них расторгнуть брак.

Декретом СНК «О гражданском браке, детях и о ведении книг записей актов состояния» от 18 декабря 1917 г. была признана законной только одна форма брака — светский (гражданский) брак. Следует уточнить, что эта форма заключения брака была известна российскому законодательству и ранее. Еще в период Российской империи институт светского брака был введен для старообрядцев вследствие того, что эти подданные, хотя и являлись по вероисповеданию православными, но не могли заключать брак по канонам РПЦ, а признанию государством браков, освященных старообрядческими иерархами, сопротивлялась иерархия РПЦ. Согласно «Правилам о метрической записи браков, рождения и смерти раскольников», утвержденных императором 19 апреля 1874 г., браки раскольников, равно как и другие акты гражданского состояния, подлежали регистрации путем внесения записи в метрические книги в полицейских участках или волостных управах. В период Февральской революции постановлением Временного правительства от 14 июля 1917 г. «О свободе совести» сфера применения светского брака была расширена: лицам, не принадлежавшим ни к одному исповеданию, было разрешено заключение светского (гражданского) брака. Светский брак подлежал регистрации по правилам, содержащимся в ст. 39-51 раздела II именного Указа от 17 октября 1906 г. о порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин.

С момента опубликования (20 декабря 1917 г.) декрета СНК «О гражданском браке, детях и о ведении книг записей актов состояния» лица, вступающие в брак, независимо от вероисповедной принадлежности, должны были регистрировать его в органах ЗАГС. С этого момента светский брак стал единственной формой брака, которую государство наделило юридической силой. Начиная с 20 декабря 1918 г. заключаемые гражданами церковные браки не запрещались, но перестали признаваться государством в качестве юридического факта, порождающего права и обязанности сторон. Церковные браки, заключенные до 20 декабря 1917 г., по юридической силе были приравнены к законным светским бракам[4] , а нормы декрета «О расторжении брака» применялись и к церковным бракам, заключенным до 20 декабря 1917 г.

Одной из сложных проблем в отношениях РПЦ и государства в первые месяцы советской власти стала проблема разграничения церковной и светской юрисдикции в сфере судопроизводства. Несмотря на то, что в ходе слома старого и создания нового государственного аппарата была изменена судебная система, декрет от 24 ноября 1917 г. № 1 «О суде», упразднивший все дореволюционные общие и специальные суды, совершенно не затронул духовные суды. Вместе с тем согласно декрету «О расторжении брака» бракоразводные дела были переданы в ведение народных судов, что сузило сферу юрисдикции духовных судов, при этом расторжение церковного брака по каноническим правилам гражданам не запрещалось, но с момента опубликования указанного декрета постановления о разводах, принимаемые церковными органами, юридической силой уже не обладали.


§2 Эволюция государственно-церковных отношений в условиях социалистического общества. Государство и религиозные объединения России в начале XXI в

С середины 50-х годов двадцатого века в Советском Союзе начинается новый этап в исследовании государственно-церковных отношений. Не отказываясь от атеистического подхода, в среде советских ученых проявляется интерес к исследованиям истории церкви, взаимоотношений с государством. При этом историко-правовые исследования практически не велись до конца 8-х годов.

Интерес в изучении проблем государственно-церковных отношений стал вновь проявляться в связи с началом «перестройки». С конца восьмидесятых годов возникла возможность доступа к архивам советского периода, а также к работам зарубежных авторов, включая работы представителей эмиграции.

С начала XXI века ведется исследование послевоенного этапа истории советских государственно-церковных отношений, проблем допатриаршего, патриаршего и синоидального периодов в истории религиозных организаций (при активном участии Центра по изучению истории религии и церкви Института Российской истории РАН и советского и российского историка, историка церкви Щапова Ярослава Николаевича). Непосредственно РАН были организованы конференции, как российские. так и международного масштаба, по истории религиозных организаций и истории государственно-церковных отношений в Российской Федерации.

 Сегодня церковь является одной из хранительниц традиционных духовных ценностей в России и оказывает значительное влияние на формирование и развитие ее государственности и культуры. В этом заключается социально-историческая роль Русской Православной Церкви. Духовная жизнь современного российского общества существенно отличается от советских времен идеологическим многообразием, отсутствием государственной или обязательной идеологии, свободой совести и вероисповедания, свободой мысли и слова, правом каждого на образование, обязательностью основного общего образования, свободой литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, правовой защитой собственности, правом каждого на пользование учреждениями культуры и на доступ к культурным ценностям.

ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 26 сентября 1997 года №125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» с дополнением того, что не должно и вправе делать государство в лице своих органов:

Государство также регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством об образовании.

В 2000 году Архиерейский собор Русской Православной Церкви принял важный документ - «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», который, в том числе, содержит результаты богословского осмысления церковно-государственных отношений в современном и историческом контексте. Тезисно изложу ключевые положения, которые позволят лучше понять позицию Церкви по этому вопросу11.

Во-первых, Церковь признает, что государство является необходимым элементом жизни в поврежденном грехом мире, где личность и общество нуждаются в ограждении от опасных проявлений греха. Однако государство вторично с точки зрения воли Божией и не является самоцелью или самостоятельной ценностью, но инструментом по ограничению господства греха в мире. Ветхий и Новый Заветы призывают власть имущих использовать силу государства для ограничения зла и поддержки добра, в чем и видится нравственный смысл существования государства (например, Рим. 13, 1-7; 1 Петр, 13-16). Из истории Церкви мы знаем, что апостолы учили христиан повиноваться властям (см. 1 Тим. 2, 2), хотя в те времена Церковь была гонима и местной иудейской властью, и Римской империей. Церковь сохраняет лояльность государству, но выше требования лояльности стоит Божественная заповедь совершать дело спасения людей в любых условиях и при любых обстоятельствах.

Во-вторых, христиане должны уклоняться от абсолютизации власти, осознавать её границы, признавать её земной, временной и преходящей ценностью, обусловленной наличием в мире греха и необходимостью его сдерживания. Власть, изгоняющая из своего сознания Бога, склонна к злоупотреблениям и даже к обожествлению самих властителей, о чем свидетельствуют многочисленные исторические примеры.

В-третьих, природа государства и Церкви различна: Церковь основана непосредственно Самим Богом — Господом нашим Иисусом Христом. Богоустановленность же государственной власти являет себя в историческом процессе опосредованно. Если целью Церкви является спасение людей для вечной жизни, то цель государства заключается в их земном благополучии здесь и сейчас. Государство является имманентной частью «мира сего», но в Царствии Божием, где Христос будет «всё и во всем» (Кол. 3, 11), нет места принуждению, противопоставлению человека и Бога, соответственно, нет нужды и в институте государства.

В-четвертых, церковное сознание утверждает, что земное благоденствие немыслимо без соблюдения определенных нравственных норм, поэтому задачи и деятельность Церкви и государства могут совпадать на данном направлении. Государство способно либо дать Церкви возможность исполнять свою миссию, либо ограничивать такую возможность вплоть до начала открытых гонений. Тем самым власть перед лицом Истины выносит суд о себе самой и, в конечном итоге, предрекает свою судьбу.

В-пятых, с точки зрения Церкви, светский характер государства не должен означать выдавливания религии из всех сфер жизни общества, отстранения Церкви от участия в решении общественно значимых задач, лишения права давать оценку действиям властей. Церковь является значимым институтом гражданского общества и вправе рассчитывать на то, чтобы её голос звучал и чтобы к нему прислушивались. В частности, Церковь вправе указать государству на недопустимость «распространения убеждений или действий, ведущих к установлению всецелого контроля за жизнью личности, ее убеждениями и отношениями с другими людьми, а также к разрушению личной, семейной или общественной нравственности, оскорблению религиозных чувств, нанесению ущерба культурно-духовной самобытности народа или возникновению угрозы священному дару жизни». Принцип отделения Церкви от государства в современных условиях предполагает лишь разделение сфер компетенции Церкви и власти, невмешательство их во внутренние дела друг друга.

В-шестых, Церковь не должна брать на себя функции, присущие государству: противостояние греху путем насилия, использование мирских властных полномочий, принятие на себя ограничительных или понуждающих функций государственной власти. В то же время, Церковь может обращаться к власти с просьбой или призывом употребить эти государственные функции в тех или иных случаях.

Наконец, в осуществлении своих социальных, благотворительных, образовательных и других общественно значимых проектов Церковь рассчитывает на помощь и содействие государства. Области соработничества Церкви и государства весьма обширны и включают, в том числе, поддержку института семьи, материнства и детства, духовно-нравственное и патриотическое образование и воспитание, социальную работу, тюремное служение, гуманитарные исследования, деятельность в области культуры и искусства, миротворческую деятельность на международном и национальном уровнях.

Вышеупомянутые положения позволяют Русской Православной Церкви осуществлять свое служение в современном обществе, выстраивать диалог с государственной властью.

Как говорит Баранов Н.А.12 – сегодня члены Русской Церкви активно вовлечены в различные как церковные, так и совместные с общественными и государственными структурами проекты, реализуемые в разных сферах. В конструктивном духе осуществляется соработничество Церкви и институтов государственной власти, обсуждаются дискуссионные вопросы. Церковь имеет возможность свидетельствовать Евангельскую истину народу и властям, выступать в роли «нравственного камертона», выражая позицию по актуальным общественно значимым вопросам как внутренней российской повестки дня, так и мировой.

Президент РФ Владимир Путин 31 января 2019 года на торжественном мероприятии, посвященном 10-летию Поместного собора Русской Православной церкви и интронизации Патриарха Московского и всея Руси Кирилла заявил: "Государство продолжит активно развивать созидательное партнерство с церковью во всех значимых областях, в первую очередь - в воспитании молодого поколения, в сбережении культурного достояния, в решении насущных общественных проблем". Поскольку общий долг государства, церкви и общества в том, чтобы сохранить и укрепить духовно-нравственную и ценностную основу, передать ее молодежи, "чтобы не потерять себя в эпоху бурных, глобальных изменений".

Он подчеркнул, что перед Россией сегодня стоят масштабные цели и исторические задачи в демографии, социальном развитии, повышении качества жизни людей, в работе по достижению прорыва в науке, технологиях и экономике, чтобы добиться новых рубежей нам важно сберечь свою идентичность, наше единство и солидарность. А они строятся на тех ценностях, которые во все времена почитались и православием, и другими традиционными религиями России.

Таким образом, в период правления Владимира Путина взаимодействие между Русской православной церковью и государством существенно укрепилось. Если в президентство Бориса Ельцина церковь была вынуждена продавливать новый – и выгодный для нее – закон о свободе совести и религиозных объединениях в обход Кремля (Ельцин в 1997 году наложил на него вето и лишь затем, после долгих переговоров, подписал скорректированную версию), то начиная с «нулевых» годов такое стало невозможным. Правда, наибольшие преференции – среди которых введение уроков «Основ православной культуры» в школах, реституция церковной собственности, учреждение института военного духовенства – церковь получила в президентство Дмитрия Медведева, но Владимир Путин против них не возражал. Законодательство же об уголовном преследовании за оскорбление чувств верующих было принято в третий президентский срок Путина.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На Западе решили отменить тысячелетние ценности, но Россия никогда не откажется от своих - любви к Родине, обычаев предков и уважения ко всем. Об этом заявил Президент РФ, выступая на Параде Победы на Красной площади 09 мая 2022 года. Государственно-церковные отношения в современной России не находятся в состоянии стагнации, напротив, они достаточно бурно развиваются, о чем свидетельствует ежегодное увеличение числа зарегистрированных религиозных организаций. Совершенствуется законодательство о свободе совести и религиозных объединениях в сторону его демократизации, для чего используется внесение поправок в действующее федеральные законы, а также принятие новых законов, регулирующих отдельные стороны деятельности религиозных организаций.

Правовое положение религиозных организаций в РФ не является равноправным, что свидетельствует об отказе конфессионального безразличия государства, провозглашенного Советским государством, также в современной России Законодатель отказался от принципа отделения школы от церкви. Однако принцип отделения церкви от государства сохраняется в Конституции РФ, что дает право определить статус всех религиозных организаций как частноправовой при различии правового положения религиозных объединений современной России.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК:


Конституция Российской Федерации: (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020)// Официальный текст Конституции РФ с внесенными поправками от 14.03.2020 опубликованна Официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 04.07.2020.

О свободе совести и о религиозных объединениях: Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. от 11.06.2021) // СЗ РФ. –1997. –№39. –СТ. 4465.

Ямпольская Ц.А. Субъекты Советского административного права // Ин-т права Акад. наук СССР им. А. Я. Вышинского. - Москва : [б. и.], 1958. - 38 с.

Глубоковский Н.Н. Русская богословская наука в ее историческом развитии и новейшем состоянии. Б. м., 1992. С. 68.

Логинов А.В. Власть и вера: государство и религиозные институты в истории и современности. М. : Большая Российская энциклопедия, 2005. С. 426.

Знаменский П.В. Руководство к русской церковной истории / Сост. П. Знаменский. - 2-е изд., испр. и доп. - Казань : Унив. тип., 1876. - [2], VI, 482 с.

Карташёв А.В Очерки по истории Русской Церкви. В 2-х т. / Москва; Берлин : Директ-Медиа, 2020. / Том 1. – 571 с. ISBN 978-5-4475-9744-3

М. В. Шкаровский Миссионерская деятельность Русской Православной Церкви в XX веке // Ипатьевский вестник. 2018. №6. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/missionerskaya-deyatelnost-russkoy-pravoslavnoy-tserkvi-v-xx-veke (дата обращения: 03.05.2022).

Смыкалин А. С. Каноническое право (на примере Русской православной церкви XI–XXI вв.) : учебное пособие. – Москва : Проспект; Екатеринбург, Издательский дом Уральского государственного юридического университета, 2017. – 400 с.

Гераськин Юрий Вениаминович, Михайловский Александр Юрьевич Проблема периодизации истории отношений советского государства и Русской православной Церкви // Вестн. Том. гос. ун-та. История. 2010. №3 (11). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/problema-periodizatsii-istorii-otnosheniy-sovetskogo-gosudarstva-i-russkoy-pravoslavnoy-tserkvi (дата обращения: 01.05.2022).

Доклад Председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Волоколамского Илариона «Церковь, общество и государство в России: пути взаимодействия», https://mospat.ru/ru/news/52519/

Баранов Н.А. Взаимодействие Церкви и государства в современной России // Южно-российский журнал социальных наук. 2009. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vzaimodeystvie-tserkvi-i-gosudarstva-v-sovremennoy-rossii (дата обращения: 01.05.2022).