Жаргонизмы в СМИ

Подробнее

Размер

63.72K

Добавлен

22.09.2023

Скачиваний

1

Добавил

Виктория
Современные средства массовой информации часто задействуют жаргонные слова в создаваемых устных и печатных текстах. С определенной точки зрения можно даже говорить о некой моде на жаргон в СМИ, так как его использование может привлекать все новую аудиторию. В то же время для такой аудитории жаргонные слова постепенно становятся в один ряд с литературными словами, несмотря на то, что они не всегда употребляются к месту и правильно. Постепенно жаргонизмы из СМИ входят в общий обиход. Лингвисты расходятся во мнениях относительно целесообразности использования жаргона в средствах массовой информации, к которым можно отнести прессу, радио, телевидение, Интернет-издания и специализированные сайты. Чтобы понять, как следует относиться в данной актуальной проблеме современного русского языка, необходимо провести ее всестороннее исследование, чему и посвящена настоящая работа.
Текстовая версия:

Содержание

1.Особенности употребления жаргонной лексики в СМИ 5

1.1.Приемы речевого взаимодействия в современном медиадискурсе 5

1.2. Жаргонизмы как проявление агрессии в современных Российских СМИ. 6

2. Анализ использования жаргонизмов в СМИ 11

2.1. Методика исследования 11

2.2. Анализ полученных результатов 15

Заключение 25

Список использованных источников 26

Введение

Современные средства массовой информации часто задействуют жаргонные слова в создаваемых устных и печатных текстах. С определенной точки зрения можно даже говорить о некой моде на жаргон в СМИ, так как его использование может привлекать все новую аудиторию. В то же время для такой аудитории жаргонные слова постепенно становятся в один ряд с литературными словами, несмотря на то, что они не всегда употребляются к месту и правильно. Постепенно жаргонизмы из СМИ входят в общий обиход.

Лингвисты расходятся во мнениях относительно целесообразности использования жаргона в средствах массовой информации, к которым можно отнести прессу, радио, телевидение, Интернет-издания и специализированные сайты. Чтобы понять, как следует относиться в данной актуальной проблеме современного русского языка, необходимо провести ее всестороннее исследование, чему и посвящена настоящая работа.

Целью настоящей работы является изучение особенностей употребления жаргонных слов в современных средствах массовой информации.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

— исследовать понятие и виды жаргонных слов;

— рассмотреть жаргонизмов в современном русском языке;

— изучить употребление жаргонных слов в некоторых российских печатных изданиях.

Объектом настоящего исследования является жаргон как языковое явление.

Предметом исследования выступает комплекс вопросов, связанных с употреблением жаргонных слов в современном русском языке.

Структура настоящей работы образована введением, двумя основными главами, заключением и списком использованной литературы.

В первой главе излагаются теоретические основы исследования использования жаргона в современном русском языке. В рамках данной главы рассматривается понятие жаргона, приводится классификация жаргонной лексики. Кроме того, в первой главе исследуются функции жаргонизмов в современном русском языке.

Вторая глава работы посвящена практическому исследованию употребления жаргонизмов в современных российских печатных СМИ. В данной части работы анализируются изобразительно-выразительные средства в текстах пяти интернет-СМИ Республики Марий Эл, выделяются наиболее специфические тропы и фигуры: жаргонизмы, сленговые выражения, сетевая лексика и языковые элементы, несвойственные традиционным журналистским текстам

При написании работы используются общенаучные методы теоретического исследования: библиографический метод, метод анализа и синтеза. В практической части исследования использован метод сопоставительного анализа.

Как известно, вторая половина XX – начало XXI вв. характеризуются существенным изменением информационного пространства социума. Способы и приемы влияния СМИ на социум, особенности прагматического использования языка как инструмента воздействия на общественное мнение сегодня составляют научную повестку дня многих ученых: философов, психологов, социологов, политологов, лингвистов.

К проблемам речевого воздействия обращались в своих изысканиях, например, М.Н. Володина [1], Т.А. Воронцова [2], И.Р. Гальперин [3], Т.С. Дроняева [4], A.A. Леонтьев [5], A.A. Любимова [6], П.Б. Паршин [7], О.А. Рубанова [8], Г.Я. Солганик [9], И.А. Стернин [10], Е.Ф. Тарасов [11], Е.В. Шелестюк [12] и др. Для определения способов влияния масс-медиа на формирование ценностной ориентации социума следует в первую очередь изучить ту систему ценностей, которая сформировалась в обществе в конкретный исторический период его развития и служит основой для целеполагания в социуме. Исследователи отмечают, что вся деятельность общества в итоге нацелена на достижение некого идеала, рассматриваемого его членами как абсолютное благо, которому и подчиняются интересы отдельных представителей социума. Отражение такого рационального идеала, а также средств его достижения, избранных обществом, можно найти в средствах массовой информации.

При этом не стоит рассматривать СМИ только как социальный институт, который отражает сложившиеся ценностные ориентиры, масс-медиа являются эффективным инструментом формирования новых ценностей, в т. ч. путем навязывания индивиду определенных установок.

Итак, на сегодняшний день воздействие на сознание индивида, в том числе языковое, реализуется через различные коммуникационные каналы, среди которых наиболее влиятельными являются средства массовой информации. Такая роль СМИ связана с особенностями функционирования данного коммуникационного канала, а именно высокой оперативностью предоставления информации, ее доступностью, социальной ориентированностью и т. д. Значимым фактором является также широкий охват аудитории [13].

В современных российских СМИ мы все более часто встречаемся с тенденцией употребления сниженной лексики, что способствует повышению языковой агрессии, влияющей на сознание и подсознание человека. Можно предполагать, что такое свободное распространение речевой агрессии происходит из-за снижения не только языковых, но и этических норм, и не в последнюю очередь является проявлением (и одновременно импульсом) снижения общей речевой культуры русского лингвокультурного сообщества [5, с. 37]. Изменения, происходящие в современном языке и речи, быстрее всего отражаются в СМИ. Средства массовой информации имеют важное значение при формировании не только общественного мировоззрения и взглядов на различную общественную проблематику, но также и на нормы речевого поведения и культуры общения [2, с. 304].

М. В. Калинина в своей работе «Жаргонизмы, просторечия и языковая агрессия в телевизионных СМИ» утверждает, что в современных СМИ все чаще употребляется сниженная лексика, а именно просторечия и жаргонизмы. Проведенный нами анализ подтверждает, что современные авторы публицистических текстов имеют стремление активно использовать некодифицированную, ненормативную, сниженную лексику русского языка [8, с. 75]. Одновременно в современных СМИ путем их частого использования происходит своеобразный процесс «легитимизации» ненормативной лексики, постепенное усваивание жаргонизмов и их нейтрализация [1, с. 118]. Речевая агрессия в качестве вербальной инвективы, выражающей негативно семантически окрашенные лексемы разделяем на две основные группы: литературная (соответствующая литературным нормам) и внелитературная (жаргоны, просторечия, диалекты, обсценные выражения и мат) [3, с. 97].

Речевая культура современных СМИ сыграла большую роль в процессе жаргонизации литературной речи. Употребление инвективной внелитературной лексики в СМИ приводит к огрублению обиходного а также официального общения. Частое употребление жаргонной лексики в разговорной речи способствует ее нейтрализации [1, с. 118]. В качестве примера выберем слово из уголовного жаргона: бухать, обозначающее употребление спиртного в больших количествах. "Бухаем, блюем, деремся". Почему украинская армия убивает своих солдат [ria.ru, 22.2.2018]; Гребаный совок, способный только бухать [vz.ru/news, 17.05.2017]; Гиркин спокойно бухал бы в своей хрущевке [https://vz.ru/columns,18.10.2016]; Бухали жестко, как никогда [ria.ru/world, 31.12.2014]. На приведённых нами примерах можно видеть нейтрализацию жаргонного слова бухать, которое впоследствии не будет вызывать у аудитории такие негативные коннотации, как другие употреблённые жаргонизмы.

Но, как явствует из текста, в данных случаях авторы употребили жаргонизм именно для повышения негативной оценки высказывания, иронизации противника (украинской армии), высмеивания сложившегося примитивного архетипа советских граждан (совка, что также является сленговым выражением). Следующий пример также относится к нейтрализации, хотя первоначально жаргонизм имел сильно негативную коннотацию: пахать (напряженно трудиться, много и тяжело работать). Будут пахать в две смены [/vz.ru/news, 19.04.2018]; До свидания, украинцы. Ваша задача – пахать и сеять [vz.ru/economy, 19.02.2018]. При анализе современных российских СМИ мы нашли и следующие интересные примеры из уголовной жаргонной лексики : общак — на уголовном жаргоне обозначает фонд взаимопомощи в среде преступного сообщества. Банковский «общак» Европы [svpressa.ru] — в данном случае жаргонизмом (арготизмом) общак, вынесенным в заголовок, эксплицитно оскорбляют (прямая агрессия) банковскую систему Европы и задают иронический, унижающий тон статьи, что далее в тексте подтверждают уже стилистически нейтральным выражением: Банковская система Европейского союза — одно из слабых звеньев европейской интеграции. Отсюда возникает закономерный вопрос – а может Британии проще вообще ничего не платить в европейский общак и самой распоряжаться своими деньгами? [www.velykoross.ru], в данном случае налицо стратегия высмеивания еврофинансов, жаргонизмом общак открыто, эксплицитно пытаются адресату навязать мнение о них как о чем то незаконном, несправедливом, достойном иронии. В обоих случаях синонимичными выражениями без негативных коннотаций были бы совместные финансы, общая касса, но из-за своего нулевого персуазивного потенциала они, разумеется, не устраивали адресанта. Это преступный «общак» – Хинштейн о деньгах, найденных в квартире Захарченко [tvzvezda.ru/news], хотя речь идет по видимому о преступлении, но пока презумпцию невиновности в России еще никто не отменял. Поэтому до вынесения результатов суда называть деньги неизвестного происхождения общаком это значит их сознательно криминализировать и создавать у реципиента мнение заранее предвзятое, негативное.

Частым уголовным жаргонизмом, встречающимся в российских СМИ, является и слово разборки (выяснение отношений в уголовной среде):

Внутри европейские разборки: к чему приведут судебные тяжбы между Польшей и ЕС [russian.rt.com]; Политические разборки вокруг доступа к бюджету ЕС [ria.ru/analytics]; ЕС погряз во внутриполитических разборках [www.vesti.ru]; Трамп уйдет по-английски. Мировые лидеры устроили жесткие разборки на саммите "Большой семерки" в Канаде [rg.ru].

В рассмотренных выше примерах синонимичными выражениями без негативной семантики могли бы быть процесс переговоров, выяснение отношений, взаимные претензии, но их слабо выраженный коннотативный и аксиологический потенциал, по понятным причинам, не устраивал авторов текстов, зато жаргонизм разборки сразу вносит необходимый оттенок скандальности [10, с. 39].

Подобного рода является и использование жаргонизма буза (в значении ссора, скандал, беспорядки). Кровавая майданская буза [ria.ru/analytics, 07.04.2017]; Многотысячные поклонники Силвы: должны оценить заботу и сильно не бузить [ria.ru/accents, 06.04.2018]; Русские недостаточно бузят [vz.ru, 31.05.2018], Безнаказанно бузить в любом месте Киева [vz.ru, 20.12.2017]. Использованием жаргонизма буза / бузить повышается агрессия повествования. Возможно было жаргонизм заменить другой, литературной лексикой (возмущаться, сопротивляться), с нейтральной семантикой, но тогда бы значительно уменьшился персуазивный потенциал высказываний. Популярен сегодня в прессе и арготизм замочить (в значении убить), легитимизированный в свое время президентом Путиным [6, с. 110]. Замочили спорт [rsport.ria.ru, 28.03.2017]; Замочить Россию, унизить ее, оскорбить ее и растоптать [ria.ru/politics, 11.12.2016]; Натовцы замочили латышей [ria.ru/announce, 15.04.2014].

Синонимичные (и стилистически нейтральные) слова уничтожить, убить, ликвидировать, более подходящие для публицистического стиля (в его традиционном понимании), также не устроили авторов статей, как недостаточно экспрессивные и оценочные. В результате нашего исследования мы пришли к следующим выводам: инвективная внелитературная лексика все более часто проникает в средства массовой информации, что способствует повышению агрессивного мышления у общества, снижает речевую культуру и манипулирует сознанием людей, в первую очередь молодых реципиентов [7, с. 60].

Кроме того, мы предполагаем, что повсеместное использование жаргонизмов является и целенаправленной дискурсивной стратегией свои-своим, приближающей текст (маргинальной) части читателей, и вызывающей в них чувство сопричастности автору и таким образом подаваемой информации [9, с. 88]. Авторы пытаются всеми способами, в том числе используя жаргонизмы в заголовках статей, привлечь внимание читателей, быть интересными целевой аудитории. Частое употребление жаргонной лексики в СМИ также приводит к нейтрализации негативной оценки жаргонизмов в языковой картине мира [4, с. 122]. Употребление жаргонизмов не только способствует повышенному вниманию аудитории, но и является эксплицитным проявлением языковой агрессии, снижающим общие языковые и стилистические навыки лингвокультурного сообщества [11, с. 39].

2. Анализ использования жаргонизмов в СМИ

2.1. Методика исследования

Сетевые СМИ прочно вошли в систему средств массовой информации, став неотъемлемой частью потока информации, воздействующего на аудиторию. Большинство сетевых СМИ объединяет использование их авторами веб-текста, который представляет собой журналистский или авторский материал, написанный по законам сети Интернет. Данные законы зачастую отличаются от правил печатных СМИ, что связано с техническими особенностями носителя информации, которыми выступают персональные компьютеры, ноутбуки, смартфоны и т. д. Глаза читателя, воспринимающие текст с экрана, устают и переутомляются гораздо быстрее, чем если бы они воспринимали текст с газетного листа. Из-за этого, а также из-за иных физических и психологических особенностей восприятия текста с экрана монитора, сетевой текст имеет ряд специфических особенностей [3]. А. Н. Гильманова в своих исследованиях уточняет, что при этом мультимедийные возможности сетевого пространства значительно влияют на формы медиатекста, делая их синтетическими по техническому воплощению [2. С. 22].

Тексты сетевых СМИ уже несколько лет представляют интерес для исследователей, которые считают их особым видом журналистского творчества [6]. Так, А. Тишков утверждает, что «Интернет — это не другая реальность с уникальными правилами, а всего лишь среда, добавляющая свои особенности к уже существующим правилам. Именно поэтому текст в Интернете, сохраняя базовые особенности, воспринимается иначе, чем на традиционных печатных и рукописных носителях. Поэтому же большая часть изменений, связанных с восприятием текста, происходит в основном за счет форм» [11]. С этим утверждением автора нельзя не согласиться, поэтому идея изучения изобразительно-выразительных средств, использующихся в сетевых публикациях, представляется актуальной. Еще во 2-й пол. XX в. В. Г. Костомаров выделил основную черту газетного языка: стремление одновременно к стандартизованности и к экспрессивности. Действительно, принципом организации текста в СМИ является чередование стандартных и экспрессивных сегментов текста. Под стандартизованностью понимаются немаркированные языковые единицы, существующие в готовой форме, воспринимаемые однозначно и легко переносимые из текста в текст. Экспрессивные сегменты — это маркированные элементы медиатекста, выражающие авторское отношение к содержанию высказывания и его оценку [7].

Широкие возможности для реализации этого свойства представляют средства речевой выразительности — тропы и фигуры. Существует множество средств речевой выразительности, с помощью которых журналист пытается привлечь внимание читателя, расставляя логические акценты и экспериментируя с языком. Причем зачастую даже самый поверхностный анализ текстов СМИ указывает на грамматическиеи семантические аномалии. Причем, по наблюдениям Т. Н. Ворониной, если раньше найти отступления от нормы можно было в основном в региональных СМИ, то сегодня та же картина — в московских изданиях [1. С. 213].

Под средствами языковой выразительности принято понимать изобразительно-выразительные средства русского языка, многочисленные и разнообразные. Если художник передает красоту материального и духовного мира посредством красок, линий, цвета, то мастер слова передает красоту материального и духовного мира с помощью слова, лексических, синтаксических, морфологических, стилистических возможностей языка [4]. Проблему употребления средств речевой выразительности в прессе изучает М. Ю. Казак. Среди активных процессов, происходящих в русском языке, он выделяет:

1) взаимонаправленное движение центральных и периферийных лексических пластов (деактуализация слов и значений, отражающих советские реалии; актуализация историзмов, архаизмов, высокой, конфессиональной лексики);

2) изменение оценочного компонента значения: позитивного — нейтрального — негативного (советизмы, деидеологизация лексики и др.);

3) изменение стилистической окраски (специализация значений, деспециализация терминов; своеобразная «мелиорация» жаргонизмов, арготизмов);

4) расширение лексического состава за счет внешнего заимствования (американизмы);

5) активизация словообразовательных процессов, речетворчества;

6) семантические преобразования актуализированных языковых единиц, расширение лексико-семантической структуры слов, повышенная метафоризация. [6. С. 26—27]

Нашли ли отражение данные процессы в языке СМИ, в частности в онлайн-пространстве? В последние годы исследователями и самой аудиторией СМИ отмечено, что произошло освобождение языка от строгой нормированности, штампованности, зажатости.

Однако в то же время на страницах периодических изданий появились периферийные формы языка — просторечия и жаргоны. При этом необходимо отметить, что они негативно воспринимаются большинством исследователей. Многие журналисты рассматривают их как яркие средства языковой экспрессии, забывая при этом о том, что от частого и повсеместного употребления эти слова перестают осознаваться как стилистически окрашенные, приобретая в сознании общества статус «обычных» литературных слов [8]. Последние десятилетия язык сетевых СМИ также изучается весьма активно. Так, Т. Б. Карпова, рассматривая заголовки и содержание онлайн-публикаций конца 2010-х гг., отмечает характерную эпатажность их языка, которая выражается в особом использовании прецедентных высказываний (согласно В. Г. Костомарову и Н. Д. Бурвиковой, автор называет их логоэпистемами и логоэпистемоидами), иронии, заголовков, состоящих из двух стилистически неоднородных частей [5. С. 36—38].

Г. Тимофеева выделяет подобные языковые особенности сетевой публицистики: внедрение в лексику сетевой публицистики большого числа англицизмов, появление большого количества сокращений от слов, широко употребляемых в интернет-среде, а также производных от этих слов, широкое распространение сетевых жаргонизмов, расширение семантического значения ряда слов, намеренное слияние отдельных словосочетаний в сложносоставные слова, использование графических элементов, выражающих эмоции автора, — смайликом, комбинаций скобок и т. п. [10]. С. К. Шайхитдинова делает соответствующий вывод по текстообразованию в онлайнмедиа: «В медиасфере это [привычка к канону] отражается, к примеру, на игнорировании принятых прежде правил текстопорождения, на полном подчинении структурам, которые технологически задаются новыми медиа» [12]. В рамках настоящего исследования произведен анализ публикаций сетевых СМИ Республики Марий Эл с целью выявления средств речевой выразительности — троп и фигур — региональных онлайн-медиа. Для анализа были отобраны следующие СМИ: сайты газет «Красный город», «Йошкар-Ола», «Марийская правда»; ИА «MediaPotok», интернет-журнал «Арслан». Анализ осуществлялся согласно следующим критериям: — тип сообщений — новостные публикации; — тип продуцента — сайты сетевых СМИ Республики Марий Эл; — место распространения — Интернет, Рунет; — способ распространения — публикация на сайте; — время появления сообщений — 2016 г. Проанализировано 50 публикаций каждого сетевого СМИ. Необходимо отметить, что единое время появления сообщений (2016) позволило сделать также и определенный сравнительный анализ публикаций на разных сайтах по одинаковым информационным поводам (например, уголовное дело, заведенное на мэра столицы республики, публичные слушания, касающиеся расположения рюмочных в городе, и т. д.).

2.2. Анализ полученных результатов

В ходе анализа получены следующие результаты: Сайт газеты «Красный город». В 50 публикациях найдено 13 жаргонизмов и сленговых единиц: «В своих доводах нажимал на то, что…» (то есть настаивал), «Павел Плотников 24 ноября 2015 года направил председателю горсобрания письмо, в котором попытался «откреститься» от квартиры», «сотрудники в шоке», «Полиция прошляпила криминального авторитета», «За торговлю «липовыми» больничными листами», «Тем, кто клюнул на эти объявления, они представлялись сотрудниками банка», «Публичные слушания по “наливайкам” в Йошкар-Оле назначили на утро пятницы», «Обязаловка по установке газовых счетчиков в Йошкар-Оле отменяется». В частности, журналистами употребляется криминальный жаргон: «Полиция попыталась его “отмазать”, «“Крышевал” за мзду», «Мэра “заказали” через Москву», «Возможно, он и не знает о том, что на воле “раскручивается” версия о голодовке»; «Накануне суда в редакцию из администрации г. Йошкар-Олы пришло письмо, в котором от бывшего мэра открестились как от чумного, мол, такой у нас больше не работает».

Далее по частоте употребления следует такой литературный прием, как ирония (7 единиц): «Павел Плотников на момент сочинения претензий к газете являлся высшим должностным лицом муниципальной власти города, поэтому должен быть морально готов к тому, что СМИ будут публиковать его снимки без предупреждения», «Женщину отпустили домой, видимо, под честное самурайское» (после нападения на мужа с японским мечом); «Через неделю он снова окажется на свободе и сможет полечить пошатнувшееся здоровье привычными лекарствами» (о наркомане, выпущенном из тюрьмы); «В мэрии перевозбудились и буквально оборвали редакторский телефон», «Орфография и пунктуация “рупора мэрии” сохранены» (о пресс-релизе пресс-секретаря мэрии); «Один престарелый товарищ» (о пожилом человеке), «Да простит нас за наш французский словарь Microsoft Word…» (об использовании в материале таких слов, как «грейдирование» и «пескование»); «Гаев жил аки “гражданин мира”» (о преступнике). В публикациях сайта присутствуют просторечные слова и выражения (5 единиц): «Начали названивать по редакционному номеру», «Забавно, но после того, как прокуратура внесла представление в собрание депутатов г. ЙошкарОлы в отношении градоначальника, Павел Плотников 24 ноября 2015 года направил председателю горсобрания письмо…», «Специалисты, которые, скорее всего, помогали тогдашнему мэру составлять иск, теперь не знали, что делать с отзывом»; «Оказывается, УДО себе ушлый пенсионер Ёлкин все-таки купил».

В частности, присутствуют примеры грубоватоэкспрессивной лексики: «Пенсионер, угробивший свою мать в Марий Эл, по итогам разбирательства не пострадает». Присутствуют гиперболы (2 единицы): «Кулинарный апокалипсис случился в Марий Эл» (о кулинарном конкурсе), «Вдобавок к 11 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима 50-летний “вор в законе” Юрий Гаев получил не менее жуткий штраф — в размере 50 тысяч рублей» (здесь гипербола используется в совокупности с иронией, так как сумма для преступника небольшая). Используется в материалах сайта и разговорная лексика (1 единица): «Популярность главе Марий Эл прибавила скандальная видеозапись из д. Шимшурги Звениговского района, ну, и его победа на губернаторских выборах». Возвышенная лексика имеет, как правило, ироничную окраску (1 единица): «Позвонила возмущенная дама». Кроме того, в публикациях присутствует юмор (1 единица): «Принять участие в выставке могут любые шкуры и чучела, точнее, их владельцы». Используется официально-деловой стиль, в частности канцеляризмы из пресс-релизов (1 упоминание): «в неправомерном завладении государственным регистрационным знаком транспортного средства, совершенном из корыстных побуждений». Названия статей информативные, без иносказаний, составленные по принципу «Подлежащее — сказуемое» — «Длительными свиданиями в колониях Марий Эл будет заведовать компьютерная программа», «В Марий Эл 33-летний мужчина ограбил первоклассницу». Однако и в заголовках материалов встречаются жаргонизмы (3 единицы): «Супруги-пенсионеры из Йошкар-Олы устроили дома самурайскую разборку», «Троица мошенников из Татарстана дурила жительниц Йошкар-Олы с кредитами», «Кредитные аферистки “окучивали” жителей райцентров Марий Эл».

Следует отметить уникальную особенность текстов сетевых СМИ, не встречающуюся ранее в традиционных СМИ. Это зачеркнутый текст. Его используют, когда хотят донести скрытый смысл фразы или сказать что-то неуместное и возможно, ироничное. Как показал анализ текстов, сетевые СМИ в настоящее время также начали использовать зачеркнутый текст в своих публикациях (1 единица): «В мэрии же, наверное, поняли, над кем шутят распоясавшиеся журналисты, и решили обрушить всю тяжесть муниципального гнева. Поручили дедушке девушке, у которой с юмором, похоже, как и у товарища, — не очень». Сайт газеты «Йошкар-Ола». В публикациях сайта присутствует значительно меньше жаргонизмов и сленгизмов, нежели в материалах сайта газеты «Красный город» (2 единицы): «Не до княжеских разборок», «Закон о “наливайках”».

Более активно используются просторечные слова и выражения (3 единицы): «Можно скатиться до…», «Да так и остались», «Тут вообще диву даешься». Некоторые материалы написаны в разговорном стиле (2 материала): «А что в сфере услуг? Недавно одна моя знакомая… Правда, знакомой моей сделали скидку. В общем, здесь пока цены не изменились.

Теперь о том, какова стоимость ремонта обуви на центральном рынке». Заголовки статей содержат фразеологизмы (6 единиц): «Смотрели, не скрывая слез», «Коварного врага научились побеждать», «Когда бьют и лежачего», «Где ум быстрее тела», «Зима пощадила хоккеистов», «Сладкая сказка — бизнес-быль». В заголовках также встречаются прецедентные высказывания (или логоэпистемы, согласно В. М. Костомарову): «О глухом котенке замолвите слово», «Главное, ребята, не желтеть» (2 единицы). Задаются риторические вопросы (3 единицы): «Чем хороша выставка “Волга молодая” 2015 года?», «Что можно узнать из устных рассказов об Акпарсе?», «Так значит, Акпарса не было?». Встречается завышенная лексика (1 раз): «В образе героя, сплавленном из мириад золотинок народной памяти…». Уникальной особенностью языка данного СМИ являются собственные обороты, понятные только постоянным читателям. Так, например, свою газету «Йошкар-Ола» журналисты на сайте назвали «Й» (1 раз): «В статье, которая была опубликована в номере “Й” от 29 июля…». Сайт газеты «Марийская правда». В публикациях присутствуют жаргонные слова (3 единицы): «И они не подкачали», «На жителя Чувашии в Марий Эл завели уголовное дело за попытку “мирно разрулить” инцидент с ремнями безопасности», «Теперь в течение трех недель она проведет на “игле”. Однако их не так много, как на сайте газеты «Красный город».

В материалах встречается сетевой сленг (4 единицы): «Мы открыли первое в городе официальное место для селфи — знак “Обнимашек”», «Флешмоб, викторины, конкурсы, селфи, барабан желаний». Используются фразеологизмы (1 раз): «В Марий Эл чиновников, не захотевших раскрыть свои “финансовые тайны”, “вывели на чистую воду”». В ходе анализа найдены просторечные слова и выражения (5 единиц): «Нынче тесновато, прямо скажем», «Уж кто-кто, а омоновцы знают», «Кто-то опасается, что нужные государству сведения из него будут чуть ли не выколачивать дубинками», «Так-то лед уже встал», «Мы, было, пошутили…». Используются междометия (1 единица): «Эх, мало он женщин повидал на своем веку, по всей видимости…».

Присутствует в материалах сайта и сниженная лексика (1 раз): «Нарисовав что-то вроде мужичка с бородой, надирающего зад бумагомаракам». Отмечена уникальная особенность текстов анализируемого сайта — в материалах используются слова на марийском и татарском языках (5 раз): «В Марий Эл поборются за приз Деда Мороза, выберут лучшего снеговика, а также отметят “Шорыкйол” (Овечья нога); «Главным призом победителю на праздниках “Пеледыш пайрем”, “Сабантуй” и “Русская березка” в Йошкар-Оле стал живой баран» (праздник цветов), «Татаробашкирская борьба куреш», «батыр». В статьях присутствуют риторические вопросы (2 вопроса): «Так не лучше ли проявить сознательность сразу и не доводить дело до крайностей?», «Неужели это можно назвать чувством юмора?», риторические восклицания (1 восклицание): «А как иначе!». Найдены повторы и использование однокоренных слов для усиления приема (1 раз): «Такая вот благотворительная акция. Благотворительная и благородная». Заголовки материалов также содержат свои собственные экспрессивные обороты, такие как завышенная лексика (1 единица): «Омоновцы своей кровью подтвердили святую миссию защитников и спасителей людей», а также разговорные формулировки, в частности использованиесказуемого, обстоятельства в конце предложения (3 раза): «В Йошкар-Оле воры уже до лифтов добрались», «В Марий Эл полиция настоятельно рекомендует жителям республики тщательно присматривать за своими вещами, потому что воры кругом», «В Звениговском районе Марий Эл полицейские крушат игровые автоматы, разом 24 штуки уничтожено». Используются канцеляризмы из официально-делового стиля (1 раз): «Если в установленном порядке запрещена перевозка в транспортных средствах детей без предоставления им отдельных мест для сидения, пассажир имеет право перевезти с собой двух детей в возрасте не старше двенадцати лет с предоставлением им отдельных мест для сидения за плату, размер которой не может составлять больше чем пятьдесят процентов».

Журналисты употребляют в материалах и ироничные высказывания (4 единицы): «Наконец-то дошли руки у дорожников и до улицы Кирова», «В Йошкар-Оле жизнь налаживается, уже и на улице Кирова дорогу ремонтируют». С иронией соседствует завышенная лексика для усиления эффекта: «Столица Марий Эл стараниями властей превращается в жемчужину Поволжья, и негоже, если эта жемчужина будет лежать в обрамлении разбитого асфальта, ям и колдобин», «Рады автомобилисты, которым волею судьбы приходилось рассекать пространство по этой улице». В тексте статьи найден 1 каламбур: «Потом забралась в карманы брюк и нащупала 7000 рублей, а также сотовый телефон, которые, вероятно, также посчитала “платой за женское внимание” и прихватизировала». При анализе обнаружено 1 упоминание субтопонима Йошкар-Олы: «Следственное управление СК по Марий Эл: личность погибшего утром у “дома-бабочки” установлена» (жилой дом, вид которого сверху напоминает бабочку). Интернет-журнал «Арслан». В журнале используются устойчивые выражения на марийском языке (2 единицы): «Пагалыме марий калык!» (Уважаемый марийский народ!); «Марий калыкна шушаш ийыште у куат дене ончыко каяш тÿҥалеш, шонем» (Думаю, что наш марийский народ в грядущем году будет идти вперед с новой энергией). В обращениях высокопоставленных лиц встречаются эпитеты и возвышенная лексика (5 единиц): «Эртыше ий мыланна ятыр сайжымат, нелылыкымат конден. Туге гынат тиде пайрем кечын у ийым ме кажныже у ÿшан дене тÿҥалына» (Прошедший год нам принес много хорошего и тяжелого. Тем не менее в этот праздничный день новый год каждый из нас начинает с новой надеждой); «Тек марий тÿня мучко шукырак у тöнеж-влак почылтыт, сай паша верым пуышо предприятий-влак ешаралтыт, яллаште у газ пуч ден асфальт корно-влак чоҥалтыт» (Пусть на весь марийский мир откроется больше учреждений, прибавится предприятий, которые дают хорошие рабочие места, в деревнях строятся газопроводы и асфальтовые дороги); «У ийыште кажне кече нимучашдыме чолгалыкым да пиалым кондыжо, чондам ласка кумыл рÿпшыжö да кажне волгыдо шонымашдам шуктен толжо)» (В новом году каждый день пусть приносит яркий свет и счастье, ваши души пусть овевает нежность (рӱпшаш — букв. «укачивать»), и пусть все ваши светлые мечтания исполнятся); «Тидыже мемнан республикыштына сылнымут памаш да усталык шӱлыш тӱвырген толмо нерген ойла» (Это говорит о том, что в нашей республике родник литературы и дух творчества зреет); «Чонышто ала-могай умылыдымо вий озалана» (Душой овладевает какая-то непонятная сила). Журналисты используют в статьях устойчивые выражения (2 единицы): «Вуйым сакен шинчаш жап ыш лий» (Не было времени сидеть повесив голову); «Тидлан ме акрет марий калыклан мланде марте вуйнам савена» (За это мы древнему марийскому народу кланяемся до земли).

Присутствуют в текстах аллегории (1 единица): «Тек шочмо йылмына, марий тÿвырана да кугезе йÿлана калыкнан чоныштыжо сескемалт йÿлат да марий улмына дене кугешнаш таратат» (Пусть наш родной язык, марийская культура и традиции наших предков сверкают искрами (сескемалт йӱлат — букв. «гореть, искрясь») в душе нашего народа и побудят гордиться тем, что мы — марийцы).

В статьях встречаются риторические вопросы (1 единица): «Тиде мурым могай марий еҥ ок пале?!» (Какой мариец не знает этой песни?!), сравнения (1 единица): «Пытартышлан дефиле лие, ӱдыр-влак мотор кас тувыр дене сценыште лывыла ийыч» (В конце было дефиле, девушки в красивых вечерних платьях на сцене порхали бабочками). В марийском языке нет слова «порхать», поэтому использовано «ийыч» — плавали; риторические восклицания (и гиперболы) (2 единицы): «Теве кеҥеж пагытым налашкушко гына ышна мий!» (Вот взять, к примеру, лето — где мы только не были!); «Туге гынат марий ÿдыр деч чаплым тÿняштыжат от му!» (Тем не менее лучше марийской девушке не найти во всем мире!); «Увертарымекышт, шӱмем кум пачаш писынрак кӱлткаш тӱҥылмыла чучо» (После объявления сердце мое, кажется, стало биться в три раза чаще). В тексте статьи найдены «смайлики», или «эмодзи» (1 раз) (обозначения улыбок, составленные из знаков препинания): «Умбакыже рушла:)». Используются в материалах и архаизмы (2 единицы): «Кепшылым руымо йӱлам ончыктышым» (название малоизвестного древнего марийского обряда «разрубание пут» новорожденному); «лужаште лийым» (была в отряде). Здесь используется древнее марийское военное слово «лужа», обозначающее воинское подразделение, ближе к русской «дружине» или «сотне», для названия лагерного «отряда». В статьях встречаются метафоры (1 единица): «Мемнан шочмо марий йылмына ий гыч ийыш тӱзланаш тÿҥалеш манын, ӱшанен кодына» (Надеемся, что наш родной марийский язык из года в год будет расцветать). Для марийского языка сегодня характерно использование неологизмов (2 единицы): «Шанче да тӱвыра пашаеҥ-влак веле огыл» (Не только деятели науки и культуры), авторских неологизмов, или окказионализмов: «сылнымутсылнысем йӱд лиеш» (пройдет литературномузыкальная ночь).

«Сылнымут» — неологизм для определения «литературы», дословно переводится как «хорошее слово», и автор по аналогии придумал слово «сылнысем», дословно — «хорошая музыка»); «Ончылъеҥ» (представитель). Ончыл — передний, передовой, еҥ — человек. Найдено небольшое количество местных жаргонизмов (1 единица): «Шемер калык» («трудовой народ», но только в отношении марийцев. Можно сравнить с пролетариями, рабочим классом в Советском Союзе). Сайт ИА «MediaPotok». В публикациях присутствуют жаргонизмы (2 единицы): «Стричь здесь тебя будут долго, дорого и офигенно», «Очень не напрягает дизайн интерьера. Именно не напрягает». Значительно больше в текстах просторечных слов и выражений (11 единиц): «Кто-то из присутствующих высказал мысль, что это связано с исчезновением мэра, мол, все ушли его искать», «В перевес, для красивой картинки, пропустят спокойненьких и не зубастых, якобы, оппонентов. Последние устроят псевдоконкуренцию — помашут руками, красиво поговорят и побьют себя кулаком в грудь...», «Со всех сторон начнут талдычить: “Надо было работать раньше!”», «Чем хуже товар, тем нахальнее и навязчивее нам его “впихивают”», «К месту ли, неуместно ли, лишь бы покрасоваться и “вдолбить”», «Занятно, что…», «С твоей головой возятся так, что ты забываешь о проблемах», «До недавнего времени считалось, что мужику думать о красоте вредно, некогда и почти постыдно». В публикациях сайта присутствуют речевые штампы (3 единицы): «Это позволило перепрыгнуть планку, установленную годом ранее», «… тем, кто помогал ковать эту Победу», «погода совсем не жаловала йошкаролинцев».

Встречаются эмоционально окрашенные выражения (1 раз): «Почему им особое внимание? Да потому, что глядя на этих уже не по-детски грациозных девочек, я не сразу осознала, что еще в 2012 году присутствовала на их приеме в балетную школу. И вот сейчас они уже такими красавицами показали себя на сцене, обучаясь всего третий год!» (о балетной постановке и молодых балеринах). Встречаются в материалах иронические высказывания (3 раза): «Наивно допустим, если определенный госслужащий не справляется со своей работой, его нужно увольнять либо наказывать», «И, поверьте, нет никакого смысла с эмоциональным криком “банзай” и самурайским мечом в руках нападать на слона или рой комаров». В статьях сайта ИА также присутствуют упоминания марийских праздников (на марийском языке) (1 раз): «Ярмарка приурочена к красивейшему празднику весны, плодородия, благосостояния и здоровья, традиционному дню календаря народа мари «Кугече» (Великий день).

Некоторые материалы насыщены юмором (3 раза): «В пути блогера атаковали зайцы, суровые тульские хулиганы и отвратительные дороги. Машина доехала, зайцы уцелели, хулиганы слегка пострадали», «Под колеса автомобиля бросались зайцы-камикадзе», «Здесь моют голову не только, чтобы вымыть весь уголь твоей шахты или опилки пилорамы из волос». Присутствуют в текстах риторические вопросы (3 вопроса): «Ну, и где, ответьте, здесь легитимность? Зачем “они” решают свои проблемы за наш счет?», «Где, как не здесь, показатьволшебную историю любви принца Зигфрида и королевы лебедей Одетты?» Из уникальных особенностей текстов сайта ИА «MediaPotok» необходимо отметить использование сетевого сленга (2 раза): «Сев однажды в кресло к мастеру, точно поймете, что свои деньги он отрабатывает на все 146 %» (число, ставшее интернет-мемом, после того как по ТВ был показан новостной сюжет, согласно которому в Ростовской области проголосовало «146 % пришедших на выборы избирателей»), «Тарас Кожанов шлет партнерам лучи поддержки с юго-востока Китайской Народной Республики» («посылать лучи» чего-либо — интернет-мем).

Наиболее часто встречаются в текстах публикаций следующие изобразительно-выразительные средства: 13 случаев использования жаргонизмов и сленгизмов, 7 — иронии, 5 — просторечных выражений в газете «Красный город»; 6 случаев употребления фразеологизмов в газете «Йошкар-Ола»; 5 случаев употребления просторечных выражений в газете «Марийская правда»; 5 случаев употребления возвышенной лексики и эпитетов в журнале «Арслан» (на марийском языке); 11 случаев употребления просторечных выражений на сайте ИА «МедиаПоток». Кроме того, каждое проанализированное СМИ имеет свои уникальные средства речевой выразительности: сетевой сленг, смайлики, зачеркнутый текст, — несвойственные традиционным журналистским текстам. Среди найденных примеров 60 % экспрессивной лексики встречается в материалах криминальной направленности, а также в материалах, касающихся самих редакций СМИ (обращения редакторов к читателям, прецеденты с журналистами, судебные разбирательства с редакциями и т. д.).

Таким образом, можно сделать вывод, что язык сетевых СМИ — это явление изменчивое, отражающее состояние общества в данный момент. Тексты сетевых публикаций Республики Марий Эл в настоящее время переживают трансформацию под влиянием как пространства, в котором они функционируют, так и аудитории, предъявляющей свои требования к формату онлайнСМИ. В целом можно наблюдать общий курс на сближение языка СМИ в Интернете с устной речью, при этом сетевые СМИ ориентируются на так называемую «языковую игру», ироничный взгляд на мир, отчасти провокационный. Дальнейшее наблюдение и анализ средств языковой выразительности сетевых СМИ позволит ответить на вопрос, станет ли это тенденцией в республиканском сегменте сетевой журналистики или качественная публицистика завоюет позиции, в том числе и в Интернете.

Заключение

Подводя итоги исследования, можно отметить, что на данном этапе функционирования масс-медиа отмечается активное использование средств выразительности в региональных медиатекстах. Наиболее востребованными инструментами речевого воздействия на аудиторию являются лексические средства, употребление которых в одном и том же высказывании может значительно усиливать суггестивную семантику последнего. В современных региональных медиатекстах наблюдается актуализация терминологической лексики и профессионализмов, активно используются эвфемизмы и дисфемизмы, жаргонизмы. Одним из наиболее распространённых приемов речевого воздействия, по нашим наблюдениям, является метафоризация. В целом инструменты речевого воздействия позволяют повысить уровень усвоения информации, а значит, более эффективно влиять на аудиторию, поскольку именно тексты, транслируемые СМИ, в настоящее время становятся важным инструментом сохранения и передачи культурных и этических традиций общества.

Таким образом, можно сделать вывод, что язык сетевых СМИ — это явление изменчивое, отражающее состояние общества в данный момент. Тексты сетевых публикаций Республики Марий Эл в настоящее время переживают трансформацию под влиянием как пространства, в котором они функционируют, так и аудитории, предъявляющей свои требования к формату онлайн-СМИ. В целом можно наблюдать общий курс на сближение языка СМИ в Интернете с устной речью, при этом сетевые СМИ ориентируются на так называемую «языковую игру», ироничный взгляд на мир, отчасти провокационный. Дальнейшее наблюдение и анализ средств языковой выразительности сетевых СМИ позволит ответить на вопрос, станет ли это тенденцией в республиканском сегменте сетевой журналистики или качественная публицистика завоюет позиции в том числе и в Интернет.

Список использованных источников