Археологические памятники Волгоградской области. Царевское городище

Подробнее

Размер

63.47K

Добавлен

27.02.2023

Скачиваний

6

Добавил

Виктория
На территории Волгоградской области располагаются уникальные памятники времен Золотой Орды. Масштабно исследовать их стали с 1959 года Поволжской археологической экспедицией, руководителем которой был Г. А. Федоров-Давыдов. Основными объектами для исследований в первую очередь были Царевское и Водянское городища. Материалами и историческими находками времён Золотой Орды с этих городищ существенно пополнились фонды музеев.
Текстовая версия:

Министерство образования и науки Российской Федерации

РЕФЕРАТ

на тему: «Археологические памятники Волгоградской области. Царевское городище»

Выполнил:

Проверил:

ВВЕДЕНИЕ

На территории Волгоградской области располагаются уникальные памятники времен Золотой Орды. Масштабно исследовать их стали с 1959 года Поволжской археологической экспедицией, руководителем которой был Г. А. Федоров-Давыдов. Основными объектами для исследований в первую очередь были Царевское и Водянское городища. Материалами и историческими находками времён Золотой Орды с этих городищ существенно пополнились фонды музеев.

С первой половины 60-х гг. прошлого века археологические исследования на территории области начинает проводить сотрудник Волгоградского областного краеведческого музея В. И. Мамонтов. Были исследованы крупные курганные могильники у населенных пунктов Первомайский, Вербовский, Кондраши и ряда других. Обнаружены уникальные материалы бронзового и раннего железного веков. В середине 70-х гг. при активном участии А. С. Скрипкина при Волгоградском государственном педагогическом институте впервые в Волгограде создается археологическая лаборатория, сотрудники которой проводят крупномасштабные раскопки в заволжских районах области. В 1980 году открывается Волгоградский государственный университет и археологическая лаборатория.

Раскопки городища дали уникальный материал, позволяющий уточнить его планировку, особенности градостроительства того времени, получить представление об этническом составе этого золотоордынского города.

Работы многих экспедиций внесли существенный вклад и пополнили археологические коллекций Волгоградского областного краеведческого музея. В настоящее время насчитывается 48 200 единиц хранения.

Царевское городище — постройка золотоордынского времени расположено на реке Ахтубе, у села  Царев Ленинского района Волгоградской области. В настоящее время городище одно из крупнейших археологических памятников Восточной Европы эпохи средневековья. Местность, на которой располагалось городище, раньше именовалась «Царевы Пады», то есть царевские развалины.

Общая площадь, исходя из оценок исследователей конца XX в. составляет более 400 га, а по данным путешественников XVIII-XIX веков площадь была намного больше (например, по данным И. П. Фалька, развалины простирались на 9 верст в длину и на 5 верст в ширину).

Путешественниками XVIII-XIX вв. неоднократно была подчеркнута значимость городища, которое называли «остатками древней столицы скифского царя», «татарским главным городом», столицей «Великой Татарии», «столицей царства Мамая» и т.д. Начиная с XVIII в. Царевское городище часто отожествляли с городом Сараем, столицей Золотой Орды.

Также в работах XX в. можно встретить отождествление Царевского городища не только с Сараем ал-Джедид, но и с Сараем-Берке одновременно. В конце XX в. эта гипотеза подверглась обоснованной критике, высказывались убедительные аргументы в пользу локализации на месте Царевского городища города Гюлистана, также имевшего огромное значение в золотоордынской истории XIV в.

«Царевское городище» в настоящий момент археологический памятник XIV века федерального значения.

1. ЦАРЕВСКОЕ ГОРОДИЩЕ: ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ И ХРОНОЛОГИЯ

В Ленинском районе Волгоградской области недалеко от села Царев когда-то располагался крупный золотоордынский город. С 30-х годов за этим вышеуказанным памятником закрепилось название Сарай-Берке, оно же фигурирует во всех официальных охранных документах.

Стоит отметить, что исследования последних десятилетий это предположение опровергли: найденные во время раскопок монеты более позднего периода.

«Название Сарай ал-Джедид введено Германом Федоровым-Давыдовым, который предполагал, что найденный город является второй столицей Золотой орды. В конце 1990-х годов на основании нумизматического материала появилась версия другая, согласно которой это город Гюлистан. Эти две версии сейчас предмет дискуссий ученых, а название Сарай-Берке используют лишь в охранной археологии», - поясняет доцент кафедры археологии и зарубежной истории ВолГУ, научный сотрудник Института археологии РАН Лилия Яворская.1 Средневековый город находился на пересечении крупнейших торговых путей – Волжского и Шелкового. Многочисленные находки археологов говорят о высоком уровне развития ремесленного искусства. На территории города также было обнаружено несколько тысяч средневековых монет.

Золотая Орда было когда-то крупнейшим государственным образованием средневековья. В течение долгих лет она играла ведущую роль в жизни целого ряда народов, при этом имела влияние и на общий ход исторического развития событий в большом количестве государств Евразии. По этой причине наиболее важные события жизни Золотой Орды привлекали к себе пристальное внимание современников, что нашло отражение на страницах летописей, хроник, исторических сочинений, официальных документов. Золотая Орда занимала огромнейшую территорию от нижнего течения Дуная до Приаралья и от Кавказа до южных границ Руси. Степи Нижнего Поволжья, также и современная территория Волгоградской области, которые до прихода монголов принадлежали половцам, во второй половине XIII—XIV вв. стали центром культуры, политики и экономики Золотой Орды. Именно здесь располагались обширные кочевые владения золотоордынских ханов, а также улусы их родственников и ближайшего аристократического окружения.

Самые ранние сведения о Царевском городище содержат работы ученых-путешественников XVIII в. О том, что существуют такие масштабные развалины в районе Царева, указывали ученые в своих записях. К ним относятся российские академики И. П. Фальк и И. И. Лепехин. Краткое описание было оставлено П. С. Рычковым и С. Г. Гмелином. В первой половине XIX в. многие путешественники и поклонники «древности» посещали Царевское городище, позднее они оставили красочные описания его развалин, основанные на ярких впечатлениях, а иногда и на домыслах и фантазиях. Наиболее правдоподобное описание составил в 1839 г. известный саратовский краевед А. Ф. Леопольдов. Согласно его данным вдоль Ахтубы от села Безродного развалины тянулись на 70 верст непрерывной полосой до деревни Колобовка, а у Царева когда-то находилась центральная часть средневекового города. Группа больших сооружений, которая располагалась на вершине сырта между реками Царевочкой и Ахтубой, по мнению А. Ф. Леопольдов, являлась остатками ханского дворца. Немного по другому описывает в своем «исследовании» эти памятники Иаков. Также говорит о развалинах, простирающихся на 70 верст по левому берегу Ахтубы от села Безродного до села Зубовка, но, по его данным, они не составляют единого целого и не являются целым рядом построек. Иаков, так же как и А. Ф. Леопольдов, не сомневался в том, что Царевское городище — развалины столицы Золотой Орды Сарая. В 1842 г. саратовский гражданский губернатор А. М. Фадеев составляет главе Министерства внутренних дел записку, в которой имеет цель привлечь внимание государственных чиновников к постоянному разграблению памятника и присутствию ценных находок в основном в частных коллекциях как внутри страны, так и за границей. В это же время начальником межевания казенных земель Саратовской губернии подполковником Тетеревниковым совместно с несколькими военными топографами составляется план-реконструкция Царевского городища, к которому прилагают краткое описание развалин средневекового города. Составление инструментального плана позволяет определить контуры оборонительного вала и рва, ограничивающие часть золотоордынского города, установить расположение городских кварталов, сооружений и водоемов. На плане часть городища, которая ограничена валом, обозначена как «главный город». Также отметили больше 1000 сооружений в пригородах Царевского городища. Такие топографические работы впервые документально подтвердили гигантские масштабы средневекового города и соответственно вызвали интерес к нему со стороны правительства. На основании «соизволения» Николая I и согласно распоряжению министра Л. А. Перовского в мае 1843 г. начинаются крупномасштабные археологические исследования Царевского городища. Руководителем работ назначен титулярный советник А. В. Терещенко. Глубокие знания и широкая эрудиция позволили А. В. Терещенко подойти к исследованию Царевского городища с научных позиций актуальных для своего времени.

За первые три года работ сумели выявить общую планировку города, систему водоснабжения, контуры городского вала, местонахождение внутригородских и пригородных некрополей. Также был получен обширный и разнообразный археологический материал и собрана значительная по объему нумизматическая коллекция. Для обработки такого обширного материала привлекались такие известные ученые, как Х. М. Френ, В. В. Григорьев и другие. При этом и сам А. В. Терещенко демонстрировал вполне научный для своего времени подход к решению поставленной задачи — делал записи в полевом дневнике, составлял описи находок и чертежи исследуемых курганов, отмечал на плане места раскопов.

Но при этом стратиграфические наблюдения не были зафиксированы, также как и места индивидуальных находок. Не было составлено плана раскопок, не собиралась информация о массовых находках фрагментов глиняной посуды и костей, принадлежавших животным.

Рабочие, участвовавшие в раскопках, чаще всего просто выкапывали из земли вещи и сдавали их организаторам работ. Особое внимание при этом уделялось дорогим, красивым и относительно целым предметам. Сдаваемые А. В. Терещенко царевской полиции находки часто просто сваливали в кучи. Также дело обстояло дело и с вещами, которые был отправлены в Министерство внутренних дел. Позднее их везли в Императорскую Археологическую комиссию, где производили так называемый «научный разбор» древних находок. Впоследствии в фонды Эрмитажа и Оружейной палаты переходили только наиболее ценные и красивые предметы. Некоторую часть нумизматического материала без какой-либо основательной обработки передали в провинциальные музеи и университеты. Множество предметов, найденных при раскопках Царевского городища, впоследствии было утрачено, рисунки с обозначением мест раскопок затеряны.

Таким образом, несмотря на то, что на Царевском городище были вскрыты обширные площади, данный памятник остался в стадии мало изученности и часть материала потеряна для науки, как в прямом, так и переносном смысле.

Ежегодно статьи А. В. Терещенко печатались в журнале Министерства внутренних. Это были так называемые отчеты о проделанной работе , которые зачастую представляли собой простой перечень наиболее интересных находок и кратчайшую характеристику раскопанных бытовых и погребальных комплексов. Также А. В. Терещенко регулярно публиковал статьи в «Северной пчеле», «Москвитянине», «Саратовских губернских ведомостях». Результаты последних лет работы (1850—1851) А. В. Терещенко свел в итоговую статью, и сопроводил собственным заключением о расположении столицы Золотой Орды на месте Царевского городища.

В Эрмитаже на данный момент располагаемся большая коллекция предметов, которые были обнаружены экспедицией А. В. Терещенко на Царевском городище. Среди них: мозаичные панно из разноцветных изразцов; поливные отделочные плитки с полихромной росписью, растительно-геометрической орнаментацией и персидскими стихами; золотая чашка с ручками в виде драконов; серебряная чашка черниговского князя Владимира Давидовича; штампованная керамика со сложной растительно-геометрической орнаментацией; поливные сосуды различных форм и размеров с полихромной подглазурной росписью и поливные кашинные чаши с благопожелательными надписями; бронзовые литые зеркала с рельефной орнаментацией, арабскими и китайскими надписями; тигли и каменные формы для отливки драгоценных украшений; тысячи монет и многое другое.

В 1922 г. изучение Царевского городища продолжает экспедиция под руководством Ф. В. Баллода. Были проведены небольшие раскопки бытовых, погребальных, производственных и гидротехнических сооружений. На основании полученных материалов и замеров развалин плотины обводного канала вокруг центральной части городища была осуществлена реконструкция системы бассейнов и шлюзов. Основываясь на визуальный наблюдениях Ф. В. Баллода, городище условно разделили на ряд районов: административный, русский квартал, район знати, торговый район, район усадеб, «промышленный район», западный пригород, районы пригородных садов и городское кладбище на возвышенности к северу от городища .

В конце 50—60-х гг. XX в. Царевское городище стало основным объектом масштабных работ Поволжской археологической экспедиции под руководством Г. А. Федорова-Давыдова. Участниками экспедиции серьезно откорректированы размеры средневекового города в сторону уменьшения. Выводы А. В. Терещенко подверглись критике о существовании большого района городской застройки на территории современного села Царев и больших участков пригородной застройки за пределами оборонительного вала, а также локализации русского квартала. Систематические раскопки на Царевском городище проводятся Поволжской археологической экспедицией с 1959 по 1968, 1973 гг. За это время удалось исследовать 9700 м 2 . Раскопы закладывались в разных частях золотоордынского города. Это позволяло выяснить некоторые особенности его планировки, своеобразие застроек отдельных кварталов, характерные черты доминирующей строительной традиции, а также исследовать систему оборонительных сооружений и уточнить время ее создания. Раскопан был целый ряд больших усадеб, которые принадлежали знати. Многие из них были окруженные сильно оплывшими земляными валами с обязательными внутренними бассейнами-водоемами и богатыми многокомнатными домами в центре. В основном усадьба имела два дома, построенных рядом и симметричных друг другу. Дома строили или сплошь из сырцового кирпича, или с кирпичными цоколями и деревянными панельными стенами. Внутри жилых помещений располагались лежанки-суфы с печью и горизонтальными дымоходами-канами, которые был встроены в одну из лежанок для обогрева. На внутренней обмазке печей-тандыров делали косые или волнистые насечки для выпечки лепешек. Полы, земляные или кирпичные, иногда имели в центре отверстие и резервуар под полом, куда стекала вода во время омовений.

В восточном пригороде Царевского городища нашли три усадьбы, расположенные вдоль одной улицы. Удалось проследить несколько этапов застройки. Вначале была сооружена усадьба с двумя симметрично располагающимися центральными домами для хозяев. Затем вдоль стены появились небольшие домики, вероятно, в них жила прислуга. Позднее к первой усадьбе пристраивалась вторая, с большим богатым домом, водоемом и домами зависимых людей, построенными по единому плану.

В южной части Царевского городища во дворах некоторых усадеб с богатыми многокомнатными домами удалось найти хорошо сохранённые следы от юрт — реминисценция кочевого быта у перешедшей к оседлости монгольской знати.

В центральной части городища обнаружены кварталы, заселенные ремесленниками и мелкими торговцами. Выяснилось, что еще до возникновения уличной планировки на этом месте располагались обширные землянки без системы отопления. Позднее здесь были возведены небольшие наземные деревянные дома, объединенные уличной планировкой.

Первоначально Царевское городище не имело никаких оборонительных сооружений. Вал и ров появились только в период смуты, в 60-е гг. XIV в., они ограничивали площадь города овалом размерами 1,6×1 км. Линия обороны была спланирована так, что обходила одни усадьбы и прорезала другие.

Своеобразной особенностью Царевского городища является то, что на определенном этапе раскопок было обнаружено большое число человеческих скелетов в жилых кварталах. Во многих домах обнаружены останки горожан, разрубленные или изуродованные скелеты, наспех положенные под стены разрушенных домов, кучи черепов. Найдены детские костяки в печах, костяки взрослых людей в подпольях. Судя по сопутствующим находкам монет и датировкам разрушения жилых построек, все эти скелеты являются останками людей, которые погибли в результате неоднократных погромах города во второй половине 60-х гг. XIV в.

В результате раскопок и исследования микрорельефа Царевского городища сотрудники Поволжской археологической экспедиции установили, что в центре города была расположена большая площадь, окруженная с юга и востока очень большими общественными зданиями. От центра к окраинам шли улицы с арками. По валам вдоль арыков шли пешеходные дорожки, иногда мощенные битым кирпичом; через арыки устраивались деревянные мостики на перекрестках и в других местах.

Интересен большой комплекс из семи усадеб представлявший некое объединение домов в один жилой массив общими стенами. К западу от вала находилось большое озеро, около которого также существовала жилая застройка, а впоследствии образовался могильник. К северу от городской территории на возвышенности располагалось большое пригородное кладбище. Здесь были расположены земляные курганы, квадратные кирпичные ограды из сырцовых кирпичей, грунтовые захоронения с надгробиями и развалины больших мавзолеев.

Поволжская археологическая экспедиция на Царевском городище нашла за годы работы огромнейшее количество разнообразных предметов. Среди них: посуда гончарная, поливная и штампованная, многочисленные изделия из кости, железа, цветных металлов, стекла и камня: железные ножи, наконечники стрел, цилиндрические замки, ключи, кресала, мотыга; бронзовые пуговицы, фрагменты зеркал, перстни, серьги, браслеты, наперстки, замки в виде животных, схематичные фигурки людей; стеклянные перстни, бусы, браслеты; костяные рукояти ножей, кольца для натягивания лука, наконечники стрел. 2

Собрана впечатляющая коллекция монет XIV в.

В 1994—1998 гг. на Царевском городище работала экспедиция Марийского государственного университета под руководством Ю. А. Зеленеева. Раскопки велись в торгово-ремесленной части городища. Исследовали три землянки, два жилых дома и сооружение производственного назначения. Обнаружены интересные находки: кувшины для воды, печные горшков, тарную керамику, замечательные образцы кашинных пилообразных чаш с рельефом и полихромной подглазурной росписью. Также найдены многочисленные следы бронзолитейного производства и огромное количество медных монет 30—50-х гг. XIV в.

В 1999 г. Волго-Ахтубинская археологическая экспедиция Волгоградского государственного педагогического университета под руководством Е. П. Мыськова проводит исследования северо-западного пригорода Царевского городища, расположенного на правом берегу небольшой речки Кальгуты. Как считали сотрудники Поволжской археологической экспедиции, здесь располагался пригородный могильник. Раскопки двух больших холмов выявили остатки жилых домов, построенных из сырцовых кирпичей, что опровергло предыдущую теорию.

На раскопе найдены фрагменты больших красноглиняных кувшинов для воды, поливные чаши, кубик для игры в кости и медная монета, отчеканенная в годы, когда правил хан Джанибек. Проведенные исследования позволили сделать вывод, что огромный жилой массив на северо-западной окраине Царевского городища занимал площадь около 20 га и функционировал в 40—50-х гг. XIV в.

С 2006 г. изучением Царевского городища стала заниматься экспедиция Волжского гуманитарного института под руководством А. А. Глухова. У северо-восточного пригорода раскопали участок мусульманского кладбища, а на северном берегу озера Солончатого — несколько хозяйственных ям. В центральной части городища выявлены остатки двух жилых домов из сырцовых кирпичей с тандырами и канами, а также серия хозяйственных ям и два туалета. На правом берегу реки Царевочки исследовали большой двухъярусный горн для обжига кирпичей.

Были найдены интересные образцы красноглиняной посуды, поливной кашинной и серо-глиняной штампованной керамики, изящный бронзовый светильник, железный замок, умбон от щита, железные пластинки от панциря, стеклянные бусы, бронзовая фигурка человечка, детали архитектурного декора, медные и серебряные монеты 30—60-х гг. XIV в.

Самое замечательное достижение экспедиции - открытие средневековых жилых и производственных сооружений на территории села Царев. Открытие этих комплексов позволило существенно расширить границы Царевского городища и наглядно подтвердить достоверность планов, которые были составлены в 40-х гг. XIX в.

Исследование нумизматических материалов, найденных при исследованиях Царевского городища, позволяет говорить о том, что оно было основано в конце 30-х — начале 40-х гг. XIV в. Наиболее вероятно, что городище представляет собой развалины города Гюлистана, который активно развивался около 25 лет. Основной разрушительный удар по городу был нанесен во второй половине 60-х гг. XIV в., после чего он потерял прежнее значение крупного политико-административного и торгово-экономического центра. После массового истребления народа город сильно сократился в размерах, и только небольшая его часть, в основном южные районы, продолжала функционировать при хане Токтамыше. Город был окончательно уничтожен во время похода Тамерлана в 1395 г.

2. НЕИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ В ИСТОРИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ

Интерес к Царевскому городищу впервые проявился в научной среде в последней трети XVIII в.

Вызывает интерес тот факт, что за рамками историографических исследований осталась страница в истории изучения Царевского городища, которая предшествовала раскопкам А. В. Терещенко и во многом стала предпосылкой к исследованиям последнего. В данном случае речь идет о деятельности преосвященного Иакова (Вечеркова), епископе Саратовским и Царицынским с 1832 по 1847 гг. вокруг которого сложилась группа любителей-краеведов в 30-х гг. XIX в.

Как замечал саратовский историк А. А. Лебедев, епископ Иаков был человеком выдающимся, имевшим хорошие научные знания, особенно в науках исторических и богословских. Прекрасный богослов, отличный знаток древних и нескольких новых языков, увлеченный археолог и любитель нумизматики. Он изучал древность еще до того как стал исполнять обязанности ректора Екатеринославской семинарии и стал профессором богословских наук. После того как Иаков занял епископскую кафедру он стал собирать определенные научные сведения. В круг его интересов входили древние книги, рукописи, записи, снимки с древних вещей, монеты и даже раковины. Успех сопутствовал его деятельности благодаря тому, что преосвященный отдал распоряжение духовенству своей епархии собирать и передавать ему сведения географического, статистического, этнографического и исторического содержания. Для сбора археологических сведений была составлена, возможно, Г. С. Саблуковым, особая программа. Через благочинных разослали приказания духовенству о доставлении сведений по археологии и истории губернии. В результате такой деятельности за короткое время в библиотеке духовной семинарии было накоплено большое количество рукописей из области краеведения.

Очень важным является то, что Иаков собирал рукописи не только для коллекции, а сразу делал полученные данные достоянием общественности, вводил в научные исследования. Сведения либо печатались в «Саратовских губернских ведомостях», либо отсылались в ученые общества, членом которых он являлся (Общество северных антиквариев, Одесское общество истории и древностей, Русское географическое общество).

Частично сведения передавались саратовскому краеведу А. Ф. Леопольдову, который использовал их в исследованиях. Помимо рукописей к Иакову доставляли и древние находки, которые составили небольшую палеонтологическую и археологическую коллекцию в библиотеке семинарии. О составе коллекции говорит опубликованная А. А. Лебедевым в 1907 г. опись предметов, находившихся в музее Саратовской духовной семинарии. Эта опись, по сведениям саратовского историка, была составлена «во времена Преосвященного Иакова, бывшего инициатором самого музея».3 В ней присутствовали предметы, относившиеся к золотоордынскому времени. В коллекции находилось 27 серебряных и 79 медных золотоордынских монет. Определение такого монетного материала было произведено Г. С. Саблуковым и опубликовано в работе А. А. Лебедева.

Помимо монет в коллекции Иакова были: мраморная доска с изображением высеченного креста на одной стороне и резьбой на другой; карниз с мозаичным украшением; несколько деталей архитектурного декора, в том числе с остатками арабских надписей; 2 крупных глиняных сосуда, вероятно, хума; фрагменты мраморных пилястр; 2 глиняные трубы; бронзовое зеркало; 2 медных кольца; отломок от бронзового кружка с арабскими буквами и «маленький кувшинчик из красной глины, привезённый из развалин Сарая – столицы Золотоордынской».

Только последний экспонат имеет точное место нахождения – развалины Сарая, то есть Царевское городище. О происхождении остальных находок А. А. Лебедевым ничего не сообщается. Выше отмечалось, что епископ Иаков предлагал духовенству своей епархии собирать краеведческие данные, что имело положительный результат. Одним из священников, который последовал призыву Иакова, был протоирей города Царева Иосиф Шиловский. Он стал активно заниматься изучением золотоордынских древностей. По поручению Иакова царевский священник посещает городок Селитрянный с желанием осмотреть древние татарские развалины. Свои наблюдения он позднее излагает в рапорте Иакову от 9 февраля 1837 г. Шиловский, посетив Селитренное городище, сравнивает его с Царевским, и делает выводы о том, что «настоящее место Сарая, славной столицы Золотой Орды, скорее всего должно быть не под Селитрянскими бедными развалинами, а под величественными и не изученными еще развалинами Царевскими». Величие описано достаточно подробно.

Указано на протяженность развалин на 20-ти верстном расстоянии, описано расположение домов, наличие надземных и подземных водопроводов, бассейнов и садов, а также упоминаются плотины, перекрывающие степные реки.

Таким образом мы видим, что к моменту написания рапорта Иакову в 1837 г., царевский протоирей основательно изучил знал территорию Царевского городища и его округу. По поручению преосвященного Иакова, И. Шиловский проводит первые раскопки царевских развалин. Об этих изысканиях, к сожалению, известно мало, и исследователи Царевского городища об этом ничего не говорят.

Краткие указания на археологические раскопки И. Шиловского присутствуют у Ф. В. Духовникова, посвятившего одну из своих работ изучению саратовского периода жизни Н. Г. Чернышевского. В отрывке, посвященном деятельности Иакова, он написал: «Побуждаемый преосвященным Иаковом проводил раскопки и расследования развалин Сарая, столицы Золотой орды, около города Царева (Астраханской губернии, а тогда Саратовской), протоирей города Царева Шиловский. Во время летних каникул приезжал в г. Царев и Саблуков, для совместной работы с Шиловским.4

О времени проведения раскопок И. Шиловского на Царевском городище данных нет, но стоит предположить, что они проходили в хронологическом промежутке в период 1837-1843 гг.

Таким образом, архивные документы могут подтвердить факт проведения раскопок И. Шиловским на Царевском городище еще до начала исследований А. В. Терещенко. Масштабы раскопок и места разрытий, произведенных царевским протоиреем пока не известны. Возможно, раскопкам подвергся только Колобовский курган, о чем идет речь в архивных документах. Об этом же свидетельствует и состав находок, которые указаны в описи.

Непосредственно Иаков повлиял на то, что Саблуков написал свои первые литературные труды по истории и древностям Золотой Орды. Его перу принадлежали такие работы, как «Исследование о месте Сарая, столицы Кипчакской Орды» и «Состояние Православной Российской церкви в царстве Кипчакской или Золотой Орды», хотя эти работы часто приписываются Иакову.

Огромный вклад в изучение и распространение знаний по истории Золотой Орды внесен саратовским краеведом А. Ф. Леопольдовым. К числу классических работ относится статья «Актубинские развалины», опубликованная под его именем в «Журнале Министерства внутренних дел» в 1837 г. Данное произведение уникальное и позволяет использовать его до настоящего времени при исследовании исторической топографии Царевского городища. В 1841-1847 гг. А. Ф. Леопольдов, будучи главным редактором «Саратовских губернских ведомостей», активно печатает статьи краеведческого характера. С ним сотрудничали священник А. А. Росницкий и Г. С. Саблуков, которому принадлежит в «Ведомостях» 1845 г. статья «Очерки внутреннего состояния Кипчакского царства». Также преосвященный Иаков часто присылает в редакцию заметки исторического характера.

Таким образом, во второй половине 30-х гг. – начале 40-х гг. XIX в., еще до начала раскопок А. В. Терещенко, «саратовскими краеведами» под началом преосвященного Иакова было начато серьезное, насколько это возможно на краеведческом уровне, изучение Царевского городища. Произвели первые археологические раскопки, собрали и изучили коллекции золотоордынских монет и опубликовали первые работы по отдельным вопросам истории Золотой Орды и топографии Царевского городища. При Саратовской духовной семинарии был создан музей, где хранились палеонтологические и археологические экспонаты, собранные в разных частях обширной тогда Саратовской губернии, в том числе и те, что нашли на «царевских развалинах». Иаков, Саблуков и Шиловский с началом широкомасштабных раскопок А. В. Терещенко в 1843 г. не прекращали интересоваться производившимися исследованиями на Царевском городище.

Таким образом, заслуга преосвященного Иакова (Вечеркова), Г. Саблукова, И. Шиловского, А. Леопольдова в изучении Царевского городища огромна. Данными людьми была подготовлена почва для дальнейшего изучения городища на новом, более высоком уровне, которое началось позднее, в 1843 г. с исследований А. В. Терещенко. Это были первые в России крупномасштабные раскопки средневекового города.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

К настоящему времени стал хрестоматийным тезис, говорящий о том, что Золотая Орда представляла собой синкретичное государство, органично объединявшее два хозяйственных и культурных уклада: кочевой, степной и оседлый, городской. Академик П.С. Паллас, который побывал дважды на «татарских развалинах» близ г. Царева, в конце XVIII в. писал следующее: «Здешние же руины абсолютно все без исключения были, как мне кажется, не жилыми зданиями, а частью магометанскими молельнями и частью - могилами с пристройками, либо обнесенными стенами на нынешний ногайский манер. Кочевой народ, каким являлась в здешних краях так называемая Золотая Орда, видимо, был столь же мало приспособлен к жизни в домах, как и сейчас калмыцкие ханы и князья на Волге».

Городская составляющая золотоордынской культуры была недооценена достаточно долго по причине отсутствия источников, как переведенных письменных, так и археологических. Ситуация поменялась с началом широкомасштабных археологических исследований под руководством титулярного советника А.В. Терещенко на Царевском городище. Несмотря на низкий методический уровень раскопок А.В. Терещенко и на то, что было потеряно большинство находок, результатом его работ был уникальный материал, говоривший о высоком уровне городской культуры Улуса Джучи.

Царевское городище является удивительным по своей сохранности археологический памятником XII - XIII века федерального значения, который необходимо не только исследовать, но и охранять, во избежание потери ценных исторических сведений.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

1.Глухов А. А. Колобовское поселение: новые данные и интерпретация памятника // Золотоордынская цивилизация: сб. статей. Казань: Фолиант, 2011. Вып. 5. С. 245-249.

3.Глухов А.А. Неизвестная страница в истории археологического изучения Царевского городища (30-Е - НАЧАЛО 40-Х ГГ. XIX В.) URL: www.gramota.net/materials/3/2015/12-1/14.html(дата обращения 11.01.2019)

4. Глухов А.А. Историческая топография Царевского городища, 2014 г URL: file:///C:/Users/Core2/Downloads/istoricheskaya-topografiya-tsarevskogo-gorodischa.pdf (дата обращения 11.01.2019)

5. Гусева Т. В. История изучения Нового Сарая // Вестник Московского университета. Серия «История». 1975. № 6. С. 73-88.

6.. Духовников Ф. В. Николай Гаврилович Чернышевский. Из его жизни в Саратове // Русская старина. СПб., 1890. Т. 67. С. 531-574.

7. Жиромский Б. Б. Забытая страница в истории русской археологии // Труды Саратовского областного музея краеведения. Саратов, 1959. Вып. 2. С. 114-134.

8.. Ильина О. А. Из истории изучения Царевского городища // Инновационные технологии в обучении и производстве: мат-лы V Всерос. науч.-практ. конф. (г. Камышин, 4-6 декабря 2008 г.). Камышин, 2008.

9.Лакизо Е. Топ-5 археологических находок в Волгоградской области URL: http://sibirica.spsl.nsc.ru/news-item/ekaterina-lakizo-top-5-arxeologicheskix-naxodok-v-volgogradskoj-oblasti/ (дата обращения 11.01.2019)

10. Археологическое наследие Волгоградской области / the archaeological heritage of the volgograd region. 2013. К столетию Волгоградского музея.url: https://www.academia.edu/23689310/археологическое_наследие_Волгоградской_области_the_archaeological_heritage_of_the_volgograd_region._2013 (дата обращения 11.01.2019)


Лакизо Е. Топ-5 археологических находок в Волгоградской области URL: http://sibirica.spsl.nsc.ru/news-item/ekaterina-lakizo-top-5-arxeologicheskix-naxodok-v-volgogradskoj-oblasti/ (дата обращения 11.01.2019)

Археологическое наследие Волгоградской области / the archaeological heritage of the volgograd region. 2013. К столетию Волгоградского музея.url: https://www.academia.edu/23689310/археологическое_наследие_Волгоградской_области_the_archaeological_heritage_of_the_volgograd_region._2013 (дата обращения 11.01.2019)

Глухов А.А. Неизвестная страница в истории археологического изучения Царевского городища (30-Е - НАЧАЛО 40-Х ГГ. XIX В.) URL: www.gramota.net/materials/3/2015/12-1/14.html(дата обращения 11.01.2019)

Глухов А.А. Неизвестная страница в истории археологического изучения Царевского городища (30-Е - НАЧАЛО 40-Х ГГ. XIX В.) URL: www.gramota.net/materials/3/2015/12-1/14.html(дата обращения 11.01.2019)