Философия эпохи Возрождения

Подробнее

Размер

58.38K

Добавлен

01.10.2020

Скачиваний

48

Добавил

АНДРЕЙ
Цель работы: попытка проследить и понять зарождение новой научной (естественнонаучной) картины мира в качестве исторического процесса, включающего неизбежный разрыв типов мышления, и одновременно их историческую преемственность; сделать краткий анализ содержания философии эпохи Возрождения. Также отдельной целью является показать, как в трудах конкретных мыслителей данной эпохи (Николая Коперника, Джордано Бруно, Галилео Галилея), пробив путь через мистические наслоения, донаучные, астрологические и магические представления, сможет возникнуть естественнонаучное объяснение мира. Задачи: 1. показать социально-философскую мысль эпохи Возрождения; гуманистическую направленность; 2. описать наиболее известных философов эпохи Возрождения, их вклад в развитие философии, и сущность естественнонаучных взглядов; 3. вспомнить основные идеи античной философии и сравнить их с наиболее существенными положениями философии Возрождения.
Текстовая версия:

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное Государственное бюджетное

Образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Братский Государственный университет»

Кафедра правоведения и философии

Философия эпохи Возрождения

РЕФЕРАТ

по дисциплине «Философия»

Выполнил:

студент 2 курса

специальность ГМУ-14 Шестаков А.В.

Проверил:

к. филос.н., доцент,

доцент кафедры ПриФ Розанов Ф.И.

Братск 2015

ВВЕДЕНИЕ 3

1. Особенности философии эпохи Возрождения 6

2. Гуманистическая направленность и социально-философское содержание философии Возрождения 7

3. Гелиоцентрическая система Николая Коперника 10

4. Натурфилософия и идеи космологии Джордано Бруно 13

5. Научные открытия Галилео Галилея 20

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 24

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 27


ВВЕДЕНИЕ

Эпоха Возрождения — время зарождения капиталистических отношений, формирования национальных государств и абсолютных монархий, период глубоких социальных конфликтов: крестьянской войны в Германии, религиозных войн во Франции, буржуазной революции в Нидерландах.

"Величайший прогрессивный переворот", каким явилась, по определению Ф. Энгельса, эпоха Возрождения, ознаменовался выдающимися достижениями во всех областях культуры. Эпоха, "которая нуждалась в титанах и которая породила титанов", была таковой и в истории философской мысли. Достаточно назвать имена Николая Кузанского, Леонардо да Винчи, Мишеля Монтеня, Джордано Бруно, Томмазо Кампанеллы, чтобы представить себе глубину, богатство и разнообразие философской мысли XIV-XVIвв. Придя на смену многовековому господству схоластики, ренессансная философия являлась своеобразным этапом в развитии европейской философии, предшествующим "великим системам" XVIIстолетия и эпохе европейского Просвещения.

"Эпохой Возрождения" или "Ренессансом" (по-французски) этот период истории именуется прежде всего потому, что под таким термином понимают возрождение классической древности, античной культуры, в том числе античных философских учений (философский ренессанс), возникновение нового чувства жизни, которое рассматривалось как родственное жизненному чувству античности и как противоположное средневековому отношению к жизни с его отрешением от греховного, земного мира. Однако Возрождение, родиной которого является Италия, не следует понимать как простое повторение античной культуры, как возврат к старым традициям и нравам, к прошлому образу жизни.

Жизнь итальянских городов-республик этого времени отличалась большой активностью, резко контрастировавшей с атмосферой феодально-деревенского застоя, характерной для большинства других стран Европы. В этих городах развивались торговля и банковское дело, появились шерстяные и другие мануфактуры. Культура эпохи Возрождения была тесно связана с развитием естествознания и с великими географическими открытиями.

Это был исторический процесс становления новой культуры, нового естествознания, мировой торговли, соответствующей новым социально-экономическим преобразованиям, по своей сущности являющимся периодом распада феодализма и становления новых буржуазных общественных отношений, носящим прогрессивный характер, несмотря на присущие им глубочайшие общественные противоречия.

Философия эпохи Возрождения возникает и развивается параллельно с завершением поздней схоластической философии и в целом независимо от схоластической традиции. Это, конечно, не означает полного разрыва с наследием средневековой философии; но повышенный интерес к классической античной культуре, стремление к ее возрождению (что и дало наименование эпохе) определили решающее значение античного философского наследия в формировании новой философии. Происходит своеобразная модернизация аристотелизма и платонизма, стоической и эпикурейской философской мысли. Целью данной работы является изучение основных направлений философской мысли эпохи Возрождения.

Философская мысль Возрождения создает новую картину мира, основывающуюся на представлении о том, что Бог растворен в природе. Это отождествление Бога и природы называется пантеизмом. При этом Бог рассматривается совечным миру и сливающимся с законом естественной необходимости, а природа выступает как овеществленное начало всех вещей.

Цель работы: попытка проследить и понять зарождение новой научной (естественнонаучной) картины мира в качестве исторического процесса, включающего неизбежный разрыв типов мышления, и одновременно их историческую преемственность; сделать краткий анализ содержания философии эпохи Возрождения. Также отдельной целью является показать, как в трудах конкретных мыслителей данной эпохи (Николая Коперника, Джордано Бруно, Галилео Галилея), пробив путь через мистические наслоения, донаучные, астрологические и магические представления, сможет возникнуть естественнонаучное объяснение мира.

Задачи:

1. показать социально-философскую мысль эпохи Возрождения; гуманистическую направленность;

2. описать наиболее известных философов эпохи Возрождения, их вклад в развитие философии, и сущность естественнонаучных взглядов;

3. вспомнить основные идеи античной философии и сравнить их с наиболее существенными положениями философии Возрождения.

1. Особенности философии эпохи Возрождения

"Величайшим прогрессивным переворотом" явилась эпоха Возрождения, ознаменовавшаяся достижениями во всех областях культуры. Поэтому неудивительно, что для философской мысли этого периода характерны несравненные глубина, богатство и многообразие. Ренессансная философия пришла на смену многовековому господству схоластики, разработавшей систему искусственных, формальных аргументов для теоретического оправдания догматов церкви.

Философия эпохи Возрождения теснейшим образом связана с развитием современного ей естествознания, с великими географическими открытиями, с успехами в изобретении новых приборов (сложного микроскопа, телескопа, термометра, барометра), благодаря чему научные наблюдения стали значительно более точными и более обширными, чем когда-либо прежде; в области естественных наук (рост объема сведений о живой природе), медицины (возникновение научной анатомии, открытие кровообращения и т.д.), математики и механики [1, c. 57].

Философская мысль эпохи Возрождения, охватывающая два с половиной столетия (от раннего гуманизма XIV в. до натурфилософии конца XVI - начала XVII в.), противостоит всей системе схоластического знания. Она строится на иных основаниях, возникает, растет и развивается независимо от схоластической традиции, пришедшей в состояние глубокого упадка и закостенения в XV - XVI столетиях. Безусловно, это не означает полного разрыва со всем многообразным наследием средневековой мысли [2, c. 27].

Философская мысль Возрождения создает новую, пантеистическую в своей главенствующей тенденции картину мира, тяготея к отрицанию божественного творения, к отождествлению бога и природы, к обожествлению природы и человека. При этом речь шла о коренном пересмотре философского содержания этих понятий. Бог философии Возрождения - не бог религии, не бог схоластического богословия. Он лишается свободы, он не творит мир "из ничего", он "со-вечен" миру и естественно необходим. А природа из служанки и творения бога превращается в наделенное всеми необходимыми силами первоначало вещей. В гуманистической философии Возрождения важнейшим объектом философского рассмотрения является также человек и его прежде всего земное предназначение.

Высшим результатом философской эволюции эпохи Возрождения явилась натурфилософия, под которой мыслители понимали не только предмет своего исследования, философию природы, но и естественный подход к познанию законов мироустройства, противостоящий как знанию схоластики, так и теологическим представлениям. Натурфилософия уступает философии нового времени, которая возникает вне завершившей своё развитие философии Возрождения - будучи связана с зарождением нового математического и экспериментального естествознания, прежде всего классической механики, и с созданием новой механистической (механической) картины мира [2, c. 19].

2. Гуманистическая направленность и социально-философское содержание философии Возрождения

Философию Возрождения отличает ее ярко выраженный антропоцентризм. Человек не только является важнейшим объектом философского рассмотрения, но и оказывается центральным звеном всей цепи космического бытия.

Гуманизм является составной частью философии Возрождения. В широком смысле слова гуманизм представляет собой образ мышления, который провозглашает идею блага человека главной целью социального и культурного развития и отстаивает ценность человека как личности. Родоначальником гуманизма считается поэт и философ Франческо Петрарка. Своими рассуждениями он заложил основу формирования личностного самосознания эпохи Возрождения. Человек эпохи постепенно отказывается от универсальных средневековых понятий, обращаясь к конкретному, индивидуальному.

Гуманисты вырабатывают новый подход к пониманию человека, в котором огромную роль играет понятие деятельности. Яркое воплощение этого подхода Леон Батист Альберти (1404-1472) – архитектор, живописец, автор трактовок об искусстве и т. д. По мнению Альберти, человек способен одержать верх над превратностями судьбы лишь собственной активностью.

Подлинным гимном индивидуализму можно считать творчество Лоренцо Валлы (1407-1457). В главном своем философском сочинении “О наслаждении” неотъемлемым свойством человека Валла провозглашает стремление к наслаждению.

Идея достоинства личности, указывающая на особые свойства человека по сравнению с другими существами и особое его положение в мире, хорошо просматривается в творчестве Джованни Пико делла Мирандола (1463-1494) – “Речи о достоинстве человека”. В рассуждениях Джанноццо Манети (1396-1472), Томмазо Кампанеллы (1568-1639) и др. проявилась важнейшая характеристика гуманистического антропоцентризма – тенденция к обожествлению человека.

Особое место в философии Возрождения занимают концепции, обращенные к проблемам государства: основанные на реалистических принципах политические теории Никколо Макиавелли (1469-1527) и социальные утопии Томаса Мора (1479-1555) и Томмазо Кампанеллы (1568-1639). Самым крупным и оригинальным из них был итальянский мыслитель, историк и государственный деятель Николо Макиавелли. Авторы, интерпретирующие воззрения Макиавелли, нередко отмечают известный пессимизм его понимания человека, согласно которому “о людях в целом можно сказать, что они неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, что их отпугивает опасность, влечет нажива” [3, стр. 20]. Рационалистический стержень социально-философской доктрины Макиавелли почти исключает проблему Бога. Тем более что этот практически настроенный мыслитель не проявлял особого интереса к общефилософской проблематике, к вопросам той или иной метафизики

Широко известны слова автора “Государя” о том, что мудрый правитель государства обязан “по возможности не удаляться от добра, но при надобности не чураться и зла” [3, стр.20]. Такой правитель должен сочетать в своей личности и в своих действиях качества льва, способного расправиться с любым из врагов, и лисицы, способной провести самого изощренного хитреца. Такого рода политическое вероломство давно получило наименование макиавеллизма.

Творчество Мора является ярким выражением гуманистического нравственного идеала, учением о достоинстве человека и его свободе. В своем главном произведении “Утопия” он рассуждает о социальных и политических проблемах эпохи.

Идеалом общественных отношений для Мора, который он конкретно демонстрирует на примере отношений на острове Утопия, были общественная собственность, высокоорганизованное производство, целесообразное руководство, гарантирующее справедливое и равное распределение общественного богатства.

Томас Мор был одним из основателей утопического социализма. Его творчество является наиболее важным исследованием о социализме конца XVIII столетия. Здесь он проявился как рационалист, его социальное учение соответствует уровню научного познания того времени. Он полагал, что при помощи образованного правителя его идеи можно реализовать в ближайшем будущем. В этом также проявлялась иллюзорность, неосуществимость его учения, и оно входит в историю мышления как “утопическое” [4, стр.341].

Томмазо Кампанелла был одним из представителей итальянской философии природы; однако более значительную роль сыграло его социальное учение: кроме “Города Солнца” он написал “О христианской монархии”, “О церковной власти”, ”Об испанской монархии”. Он отстаивает единство церковной и светской власти, отвергает протестантскую Реформацию, провозглашает идею власти папы над всеми христианами.

Он выражает мысль о необходимости больших общественных преобразований, направленных на реализацию царства божьего на земле, призывает в соответствии с христианской совестью к ликвидации частной собственности и эксплуатации. В отличие от Мора он полностью убежден в возможности реализации этого переворота силой массового восстания.

Утопическая теория Кампанеллы в отличие от учения Мора не является продуктом социального анализа противоречий эпохи, содержит целый ряд внутренних противоречий. Несмотря на это, в ней много положительных элементов. Так, он предсказывает огромную роль науки, говорит об образовании народа, о ликвидации войн, частной собственности, о справедливом и разумном управлении.

Мор и Кампанелла принадлежат к прогрессивным мыслителям, их социалистические утопии представляют собой идейно целое и плодотворное течение социально-политических концепций Ренессанса. В своем творчестве они развивают мелкобуржуазные идеалы эмансипации и гуманизма. В философском смысле они позитивно повлияли на дальнейшее развитие европейского рационального мышления, в частности философии Просвещения.

3. Гелиоцентрическая система Николая Коперника

Возникновению первой научной картины мира предшествовала борьба двух концепций - геоцентрической и гелиоцентрической, - приведшая к торжеству гелиоцентризма, согласно которому Земля, вращающаяся вокруг собственной оси, является одной из планет и вместе с ними обращается вокруг Солнца.

Эпоху Возрождения по праву именуют эпохой "великих открытий". Кругосветные путешествия, открытие Нового света, когда впервые представилась возможность выйти за пределы "мира", известного античной и средневековой географии, предшествовали многочисленным важным открытиям в самых различных областях естествознания. Однако ни одно из поистине выдающихся научных наблюдений и открытий не имело такого исключительно важного значения, как создание великим польским астрономом Николаем Коперником (1473-1543) гелиоцентрической системы мира.

Опубликованная в 1543 г. книга Николая Коперника "О вращениях небесных сфер" не только определила характер научной революции XVI в., но сыграла решающую роль в радикальном пересмотре философских представлений о мире. Ее значение далеко выходит за рамки собственно истории астрономии. Сам Коперник называл созданное им учение "философией", а себя считал не только астрономом и математиком, но и философом, и как возникновение, так и последующее воздействие его труда на развитие европейской мысли связано с коренными проблемами философии Возрождения [5, c.114-115].

Коперниканская революция не сводилась к простой перестановке предполагаемого центра мира, к замене центрального положения Земли центральным положением Солнца. Разумеется, гелиоцентризм давал иную картину движений небесных светил; он позволял значительно упростить схему небесных движений, привести ее в большее соответствие с расчетами, дать, наконец, такое описание движений, которое наилучшим образом согласовывалось бы с данными астрономических наблюдений. Но главное при этом заключалось в создании объективно истинной картины движений планет, что и явилось камнем преткновения для признания коперниканства со стороны теологии. Последняя была готова согласиться с теорией Коперника как математической фикцией, облегчающей расчеты, но ни в коем случае не претендующей на истинность новой картины мира [5, c.116].

В число тех небесных тел, которым свойственно "круговое движение", оказалась включенной Земля. Тем самым возникала необходимость пересмотра некоторых из существенных положений схоластической философии. Ставилось под сомнение, прежде всего, деление мира на "тленную" земную субстанцию, состоящую из четырех "элементов" стихий, и противостоящую ей небесную, нетленную, не знающую изменений, вечную "пятую сущность", из которой состоят небесные сферы и тела. Упразднялось физическое, а, следовательно, и теологическое противопоставление "земли" и "неба": Земля рассматривалась в качестве одного из небесных тел, законы движения оказывались едиными для Земли и иных планет. Земля не противостоит в системе мироздания Коперника планетам и звездам, а образует с ними единую Вселенную [6, c. 99-100].

Новым оказалось и отношение к движению. Если по своей физической природе Земля в старой системе мира являла "низшую" ступень, то своей неподвижностью она обеспечила за собой значение центра мира. При этом покой почитался высшим состоянием по сравнению с движением: средневековая картина мира принципиально статична. Сделав движение уделом Земли, Коперник не только "поднял" ее до небес, но и показал, что именно движение является нормальным состоянием всех планет.

Коренному пересмотру подвергался и вопрос о причине и характере движения небесных тел. Коперник объясняет движение небесных тел их сферической, шарообразной формой, т.е. их природой. Благодаря этому отпадает надобность во внешних двигателях ("интеллигенциях" схоластической философии, "ангелах" схоластической теологии), и бог оказывается творцом и создателем "мирового механизма", не вмешивающимся в его дальнейшее функционирование. Тем самым не только в космологию, но и в философскую картину мира вводился принцип самодвижения тел.

Гелиоцентрический космос Коперника конечен, ограничен сферой фиксированных звезд, но он оказывается неизмеримо большим - в две тысячи раз большим, чем предполагали прежние астрономы, и не случайно в книге "О вращении небесных сфер" встречается уподобление мира бесконечности: "Небо неизмеримо велико по сравнению с Землей, и представляет бесконечно большую величину; по оценке наших чувств Земля по отношению к небу, как точка к телу, а по величине как конечное к бесконечному". Оставляя вопрос о бесконечности Вселенной открытым, великий польский астроном показал, что в рамках новой структуры мироздания нет нужды в ограничивающей мир сфере фиксированных звезд [5, c.120].

Разрушение иерархической системы мироздания явилось главнейшим мировоззренческим результатом коперниканства. Именно вокруг новой космологии будут идти главные идеологические битвы XVI - начала XVII в. Подлинный смысл революции - не только в естествознании, но и в философии, которую произвела книга Николая Коперника, раскроет в своем творчестве Джордано Бруно.

4. Натурфилософия и идеи космологии Джордано Бруно

В творчестве итальянского философа, ученого и поэта Джордано Бруно (1548-1600) впечатляющие и глубокие результаты получила натурфилософия эпохи Возрождения.

Основным источником натурфилософской доктрины Джордано Бруно стала гелиоцентрическая астрономия Николая Коперника. Её он прежде всего и защищал - как подлинную реальность - в своих многочисленных диспутах и спорах со сторонниками традиционной системы мира. Космологическая доктрина - одна из главных компонент натурфилософии Бруно [7, c. 73].

Бруно утверждает, что "природа есть Бог в вещах" (Deus in rebus, Dio nelle cose), божественная сила, скрытая в них же. Природа в понимании Бруно фактически приобретает полную самостоятельность, а Бог мыслится как синоним ее единства. Соответственно вещи и явления природы - не символы "сокрытого Бога", из которого соткано покрывало таинственности, окутывающее ее, несмотря на все успехи познающего человека, а самостоятельные и полноценные реальности, в мире которых он живет и действует. Максимальное приближение Бога к миру природы и человека толкало Бруно к их отождествлению во множестве конкретных случаев. Именно многочисленность таких отождествлений Бога то с природой, то с ее различными вещами и процессами, а иногда прямо с материей делает пантеизм Бруно не только натуралистическим, но и материалистическим. Особенно показательны в этом плане заключительные главы его поэмы "О безмерном и неисчислимых" [5, c.286].

Материя, рассматриваемая в ее единстве с формой, отождествляется с природой. Бруно постоянно развивает ренессансное понимание ее как многокачественной, живой, непрерывно изменяющейся - воззрение, в общем преобладавшее и в античности. Подобно другим ренессансным (как и античным) натурфилософам он исходит из идеи тождества микро- и макрокосмоса, человека и универсума, вселенной. "Все вещи находятся во вселенной и вселенная во всех вещах: мы - в ней, она - в нас", - пишет Бруно [5, c. 272].

Трактовка природы в произведениях Бруно почти всегда органистическая - чувственные и интеллектуальные свойства микрокосмоса переносятся на всю природу. "Мир одушевлен вместе со всеми его членами", а душа - "ближайшая формирующая причина, внутренняя сила, свойственная всякой вещи". Вместе с тем она выступает и в качестве всеобъемлющей духовной субстанции - мировой души, к понятию которой многократно обращались многие средневековые философы. В произведении Бруно "О причине, начале и едином" понятие мировой души фактически подменяет понятие самого Бога.

Гармония и красота природы могут быть объяснены, согласно Бруно, лишь тем, что всеобщий ум выступает как "художественный интеллект", что природа полна бессознательного творчества, а человеческое - только уподобление ей.

Материалистическая суть учения Бруно становится особенно очевидной, если с онтологического уровня спуститься на уровень собственно натурфилософский, непосредственно связанный с истолкованием природы. Таково, например, его положение, согласно которому материальный субстрат в принципе остается неизменным, сколько бы изменений и переходов ни осуществлялось в конкретных природных изменениях и превращениях. Натурфилософский материализм заключен в традиционных воззрениях, шедших с глубокой древности, относительно главных стихий, или элементов, образующих, так сказать, тело природы. Это качественное воззрение античной физики было воспринято как схоластическими трактовками природы, так и ренессансной натурфилософией. У Джордано Бруно оно стало первостепенным элементом его космологических воззрений [7, c. 83].

Бруно сделал радикальные выводы из гелиоцентризма, включив его в свою общефилософскую систему натуралистического пантеизма. Открытие Коперника послужило для него отправной точкой для разработки космологии бесконечной Вселенной.

На довод схоластов относительно неправдоподобности движения Земли, "раз она середина и центр Вселенной, в которой занимает место фиксированной постоянной основы всякого движения", Бруно отвечает, что фиксированному центру нет места в бесконечной Вселенной, где пространство бесконечно, а движение относительно.

Земля может обладать собственным движением, подобным движению иных небесных тел, потому что существует физическая однородность Вселенной, нет деления на тленный - "элементарный", подлунный мир и квинтэссенцию нетленной, высшей, небесной материи. Все небесные тела, к которым относится Солнце, и наша Земля, и планеты, и звезды, "состоят из одних и тех же элементов, имеют ту же форму, тот же вид движения и изменения, место и расположение".

Признание естественного характера движения и Земли, и других небесных тел означало отказ от внешних по отношению к движущемуся телу двигателей. "Миры движутся вследствие внутреннего начала, которое есть их собственная душа… и вследствие этого напрасно разыскивать их внешний двигатель". Бруно высказывает мысль о внутреннем источнике движения, принципе самодвижения материи. Движение от внешнего двигателя есть насильственное движение, чуждое природе. Вся суть в самодвижении, в "достаточном внутреннем начале" - мировой душе, проникающей в каждое светило, каждую планету, образующей ее внутренний деятельный принцип [5, c.282].

Таким образом, в новой космологии, исходящей из относительности пространства в бесконечной Вселенной, нет места для фиксированного центра мира. Таким центром не может быть ни Земля, ни Солнце: "Нет никакого основания, чтобы бесцельно и без крайней причины неисчислимые звезды, являющиеся многочисленными мирами, даже большими, чем наш, имели бы столь незначительную связь единственно с нашим миром".

Говоря о строении солнечной системы, Джордано Бруно высказал оправдавшуюся впоследствии гипотезу о существовании в ней планет, не известных тогдашним астрономам: "Не противоречит разуму также, чтобы вокруг этого Солнца кружились еще другие земли, которые незаметны для нас": их недоступность земному наблюдению Бруно объяснял их большой отдаленностью, сравнительно небольшой величиной, отсутствием водных поверхностей, отражающих свет, и несовпадением во времени их обращенности к Земле и освещенности Солнцем.

Более того, творческая фантазия Бруно привела его и еще к более смелому утверждению, что не только наше Солнце имеет сопутствующие ему планеты, но и звезды как далекие Солнца также имеют своих спутников - воззрение, подтвержденное астрономией только в XX столетии! Эти и другие астрономические идеи Бруно представляют пример плодотворного влияния философии на астрономию.

Космология Бруно, таким образом, уравнивала Землю со всеми другими планетами Солнечной системы, а последнюю - со всеми бесчисленными звездными системами. Натурфилософской основой такого уравнивания стало убеждение Бруно в том, что земля, вода, воздух и огонь образуют не только наш земной мир, но и все остальные планеты Солнечной системы, как и все звезды с их спутниками [6, c. 123].

Одним из следствий учения о единстве Вселенной явилось важное убеждение Бруно о существовании разных форм жизни во Вселенной, отличных от тех, которые имеют место на Земле, в том числе и разумной жизни на других небесных телах.

Главнейшим положением космологии Бруно было учение о бесконечности: "Вселенная есть бесконечная субстанция, бесконечное тело в бесконечном пространстве, т.е. пустой и в то же время наполненной бесконечности. Поэтому Вселенная (universum) - одна, миры же бесчисленны. Хотя отдельные тела обладают конечной величиной, численность их бесконечна", - писал Бруно.

Джордано Бруно - и в этом заключено то принципиально новое, что вносит он в космологию бесконечности, - отвергает деление мира на "здешний", материальный и конечный, и иной, запредельный и нематериальный.

Учение и бескомпромиссная жизнь Бруно получили множество откликов в философии и литературе последующих веков. Наибольшую роль для прогресса натуралистического мировоззрения сыграло положение его натурфилософии о принципиальном единстве земного и небесного миров. Весьма важно и положение о бесчисленности миров в универсуме и о населенности их. Подтверждение последнего ищет и астрономия наших дней.

Стремление к углубленному и достоверному познанию природы нашло отражение в творчестве Леонардо да Винчи (1452-1519), Николая Коперника (1473-1543) и др.

Прекрасный мир природы есть выражение и проявление бога. Отвергая теологическое противопоставление мира “земного” и “небесного”, Леонардо да Винчи провозглашает физическую однородность Вселенной: природа Земли и небесных тел оказывается если и не вполне тождественной, то, по крайней мере, “подобной”; Земля — такое же “светило”, как и прочие небесные тела, которые в свою очередь состоят из тех же “земных” элементов-стихий.

Леонардо впервые вводит в космологию мысленный эксперимент, ставя вопрос, какой представлялась бы наша земля наблюдателям, находящимся на других небесных телах, исходя при этом из физической однородности космического пространства. А его “Похвала Солнцу” прямо предвещает наступление века гелиоцентризма: “У меня же недостает слов для порицания тех, кто считает более похвальным поклонение людям, чем солнцу, так как во всей Вселенной я не вижу большего и могущественнейшего,— его свет освещает все небесные тела, размещенные во Вселенной; все души от него происходят, ибо тепло, находящееся в живых существах, происходит от душ, и нет никакой иной теплоты и света во Вселенной” [5, стр112].
Как достойный наследник итальянского гуманизма ХГ7—XV вв., Леонардо утверждает, что человек есть “величайшее орудие природы” [5, стр.113] и лучшие из людей по праву могут быть поименованы “земными богами” [5, стр.113].

Одним из наиболее значительных достижений естествознания этого времени было создание польским астрономом Николаем Коперником гелиоцентрической системы мира.

В качестве основных принципов и гипотез той натуральной философии, на основе которой Коперник строит свою космологию, он называет следующие центральные положения: “Что мир сферичен, неизмерим и подобен бесконечности, что вмещающая все сфера неподвижных звезд находится в покое, что все остальные небесные тела имеют круговое движение. Затем мы приняли, что земля обладает некоторыми вращениями, и на этом, как на фундаменте, хотим построить всю науку о звездах” [5, стр.118]. А основные идеи, положенные в основу этой системы, состоят в следующем: Земля не является неподвижным центром мира, а вращается вокруг своей оси и одновременно вокруг Солнца, находящегося в центре мира.

Николай Кузанский (1401-1464) так же является представителем натурфилософии. Человеческая природа рассматривается Кузанцем в качестве высшего и наиболее значительного божественного творения: она “помещена над всеми творениями бога”.

“Человек есть бог, но не абсолютным образом, ибо он человек,— писал Николай Кузанский в трактате “О предположениях”. — Следовательно, он человеческий бог”, он “содержит в себе Вселенную человечески ограниченным способом” [5, стр.64].

Онтологическому учению Кузанца о боге и космосе и их диалектической связи соответствует в его гносеологии представление о предмете познания. “Существует лишь один объект для духовного видения и чувственного зрения,— утверждает Кузанец,— первое видит то, как он существует в себе, второе — как он познается посредством знаков. Единый объект есть Сама Возможность” [5, стр.65]. Итак, единый и единственный объект познания – пантеистически понятый и истолкованный бог.

В космологии Кузанского отвергалось учение о Земле как центре Вселенной, а отсутствие неподвижного центра привело его к признанию движения Земли. В трактате “Об ученом незнании” он прямо говорит: “. Наша Земля в действительности движется, хоть мы этого и не замечаем” [8, стр.108]. Было бы неверно видеть в космологических построениях Кузанского прямое предвосхищение гелиоцентризма Коперника. Отвергая центральное положение и неподвижность Земли, он не отдавал предпочтения какой-либо определенной схеме движения небесных тел. Но, расшатывая традиционные представления о мире, он открывал путь к десакрализации космологии, т. е. к ее освобождении от религиозного толкования.

Наиболее глубокие результаты натурфилософия получила в творчестве Джордано Бруно (1548—1600), с чьим именем связан решающий поворот в утверждении новой космологии.

Центральная идея космологической доктрины Бруно — тезис о бесконечности Вселенной. “Она никоим образом не может быть охвачена и поэтому неисчислима и беспредельна, а тем самым бесконечна и безгранична.” [8, стр109]. Эта Вселенная не сотворена, она существует вечно и не может исчезнуть. Она неподвижна, “ибо ничего не имеет вне себя, куда бы могла переместиться, ввиду того, что она является всем” [8, стр.109]. В самой же Вселенной происходит непрерывное изменение и движение.

Обращаясь к характеристике этого движения, Бруно указывает на его естественный характер. Он отказывается от идеи внешнего перводвигателя, т. е. Бога, а опирается на принцип самодвижения материи. А материя, говорит Бруно, ссылаясь при этом на пантеиста XIII в. Давида Динанского, “столь совершенна”, “что она, как это ясно при правильном созерцании, является божественным бытием в вещах” [5, стр.287].

Положение о бесконечности Вселенной позволило Дж. Бруно по-новому поставить вопрос о центре мира, отрицая при этом не только геоцентрическую, но и гелиоцентрическую системы. Центром Вселенной не может быть ни Земля, ни Солнце, потому что существует бесчисленное множество миров. И у каждого мира-системы есть свой центр — его звезда.

Разорвав границы мира и утвердив бесконечность Вселенной, Бруно оказывается перед необходимостью выработать новое представление о Боге и его отношении к миру. Решение этой проблемы свидетельствует о пантеистической позиции мыслителя. Бруно утверждает, что “Природа есть или ничто, или божественное могущество, воздействующее изнутри на материю, и запечатленный во всем вечный порядок.” [5, стр287].

У Бруно бог отождествляется с природой, и он немыслим вне материального мира: “Искусство имеет дело с чужой материей, природа — со своей собственной. Искусство находится вне материи, природа — внутри материи, более того: она сама есть материя. Итак, материя все производит из собственного лона, так как природа сама есть внутренний мастер, живое искусство. Она есть двигатель, действующий изнутри” [5, стр.287]. В этом и состоит натуралистический пантеизм Бруно.

5. Научные открытия Галилео Галилея

Итальянский ученый Галилео Галилей (1564-1642) справедливо считается подлинным основоположником метода исследования природы. Его научная деятельность сочеталась с глубоким осознанием философских основ нового естествознания: идеи, высказанные Галилеем в этой связи, делают его первым представителем механистического материализма. Астроном, механик и философ, Галилей дал в своих сочинениях развернутое и стройное изложение экспериментально-математического метода и четко сформулировал сущность соответствующего понимания мира [9, c. 155].

Для торжества теории Коперника и идей, высказанных Джордано Бруно, огромное значение имели открытия, сделанные на небе Галилеем с помощью телескопа, который он построил одним из первых. При помощи подзорной трубы, ученый обнаружил кратеры и хребты на Луне (в его представлении "горы" и "моря"), разглядел бесчисленные скопления звезд, образующих Млечный путь, увидел спутники Юпитера. Обо всем этом Галилей поведал миру в своем сочинении "Звездный вестник" (1610), принесший ученому славу "Колумба неба". Тогда же он отчетливо разглядел пятна на Солнце, обнаружил фазы Венеры [7, c.140].

Астрономические открытия Галилея - в первую очередь спутники Юпитера и фазы Венеры - стали наглядным доказательством истинности гелиоцентрической теории Коперника; наблюдения же Луны, казавшейся планетой, вполне аналогичной Земле, и пятен на Солнце, сыграли ту же самую роль по отношению к идее Джордано Бруно о физической однородности Земли и неба. Смещение солнечных пятен показало, что Солнце вращается вокруг своей оси. Открытие же звездного состава Млечного пути (многие схоласты считали его "спайкой" двух небесных полушарий) было косвенным доказательством бесчисленности миров во Вселенной [9, c. 94].

Все эти открытия Галилея положили начало его ожесточенной полемике со схоластами и церковниками. До сих пор католическая церковь была вынуждена терпеть воззрения тех ученых, которые признавали теорию Коперника в качестве одной из гипотез, а ее идеологи считали, что доказать эту гипотезу в качестве теории невозможно. Теперь же, когда эти доказательства появились, римская курия принимает решение, запрещающее всякую пропаганду взглядов Коперника, даже в качестве гипотезы, а сама книга Коперника "Об обращении небесных сфер" вносится в "Список запретных книг".

Деятельность Галилея была поставлена тем самым под удар, но ученый продолжал работать над совершенствованием доказательств истинности теории Коперника. В этом отношении огромную роль, еще более важную, чем наблюдения неба в телескоп, имели работы Галилея в области механики [9, c. 92].

Галилей путем ряда экспериментов создал важную отрасль механики - динамику, т.е. учение о движении тел. Занимаясь различными вопросами механики (равномерное движение тел, свободное движение тел, движение тел по наклонной плоскости, движение тела, брошенного под углом к горизонту и т.д.), Галилей открыл ряд фундаментальных законов механики: одинаковость скорости падения тел различного веса в безвоздушной среде, неуничтожимость прямолинейного равномерного движения, сообщенного какому-либо телу, до тех пор, пока какое-либо внешнее воздействие не прекратит его (то, что впоследствии получило название закона инерции), и др.

Философское значение законов механики, сформулированных Галилеем, состояло в том, что эти законы, допускавшие математическую формулировку, относились ко всей природе и ставили понятие природы на строго научную почву.

Эти же законы были применены Галилеем для доказательства физической реальности теории Коперника, которая была непонятна большинству людей, незнакомых с законами механики.

Сила аргументов, опиравшихся на открытые Галилеем принципы механики и высказанных в вышедшем в 1632 г. "Диалоге о двух главнейших системах мира - птолемеевой и коперниковой", была такова, что она не оставляла никаких сомнений относительно подавляющей убедительности теории Коперника. "Вина" Галилея перед лицом католической церкви состояла в том, что "Диалог" был написан и опубликован на народном итальянском языке и, таким образом, значительно возрастала аудитория, способная воспринять и оценить и без того уже опасную для церкви теорию Коперника [9, c. 101].

Галилео Галилей был осужден римской инквизицией сначала секретно в 1616 году, а потом публично привлечен к суду в 1633 году; во время этого процесса он формально отрекся от своих "заблуждений" и обещал больше никогда снова не утверждать, что Земля вращается вокруг своей оси или вокруг Солнца. Его книга была запрещена, однако приостановить дальнейшее торжество идей Коперника, Бруно и Галилея церковь была уже бессильна [7, c.152].

Таким образом, влияние Галилея на современников - ученых и философов - было громадным. В надписи, высеченной на его могильном памятнике, было сказано, что хотя под конец жизни мыслитель и ослеп, это было для него уже безразлично, потому что в природе будто бы уже не оставалось ничего, чего он в ней еще не увидел.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Два с половиной столетия Возрождения - от Петрарки до Галилея - знаменуют собой разрыв со средневековой традицией и переход к новому времени. Этот этап явился закономерным и необходимым в истории философской мысли. Не было непосредственного перехода от “Сводов" Фомы Аквинского к “Рассуждению о методе” Декарта, от поисков парижских и оксфордских номиналистов XIV в. к новой физике и механике Галилея. Однако было бы неверно сводить роль философии Возрождения только к разрушению или изживанию схоластической традиции. Мыслителями XIV-XVI вв. была разработана картина мира и человека, глубоко отличная от средневековой.

Термин "Возрождение" появляется как отражение ценностной установки мыслителей новой эпохи: это, с одной стороны, сознательное противопоставление себя мрачному средневековью, где господствовали теология и схоластическая философия, а с другой - возвращение к ценностям античной культуры с ее культом Разума и Гармонии. Огромное количество изобретений и научно-технических достижений, а также изменения в ценностях культуры буквально во всех сферах жизни людей в Западной Европе - все это свидетельствовало о наступлении новой эпохи - эпохи Возрождения. Новая ориентация в культуре ищет собственного теоретического выражения в философии.

Культура эпохи Возрождения характеризуется глобальной сменой общемировоззренческих позиций. В центре возрожденческого мировосприятия оказывается уже не Космос античности и не Бог средневековья, а Человек.

Философию эпохи Возрождения отличал ярко выраженный антропоцентризм. Если в Средневековье человек рассматривался не сам по себе, а только в рамках своих отношений с Богом, то для Возрождения характерно изучение человека в его, так сказать, земном образе жизни. Формально мыслители этой эпохи по-прежнему ставили в центр мироздания Бога, но преимущественное внимание уделяли уже не ему, а человеку. Человек рассматривался как деятельная творческая личность — будь то в искусстве, политике, технике и т. д. Феодальному аскетизму, авторитету церкви, вере в потусторонний мир противопоставлялись светские интересы и полнокровная земная жизнь. Освобождение от духовных оков привело к необычайному расцвету искусства и литературы, становлению гуманистического мировоззрения.

Рассмотрев предмет данной работы, можно сделать некоторые обобщения. Догма о неподвижности и исключительности Земли была разрушена положением Николая Коперника о том, что большинство видимых небесных движений есть лишь следствие движения Земли как вокруг своей оси, так и вокруг Солнца. Поменяв местами Землю и Солнце, Коперник стал рассматривать Солнце как абсолютный центр Вселенной. Однако ученый сохранил иллюзию о равномерно-круговых движениях планет. А для объяснения смены времен года он ввёл третье движение Земли - "движение по склонению". Непоследовательность Коперника преодолел Джордано Бруно. Он показал, что Вселенная бесконечна и не имеет центра, а Солнце - рядовая звезда в бесконечном множестве звёзд и миров. Закон инерции Галилео Галилея позволил отбросить "движение по склонению" и окончательно доказать несостоятельность аргументации противников гелиоцентризма.

Таким образом, в работах Дж. Бруно, Г. Галилея, других учёных и философов система Н. Коперника была освобождена от остатков аристотелизма. Дальнейший шаг вперёд сделал Исаак Ньютон (1643 - 1727). Его книга "Математические начала натуральной философии" (1687) дала физическое обоснование учению Коперника. Этим окончательно был ликвидирован разрыв между земной и небесной механикой и создана первая в истории человеческого познания научная картина мира. Победа гелиоцентризма означала торжество материалистической науки, стремившейся познать и объяснить мир из него самого.

Следует напоследок отметить, что за привычным доверием к выводам науки, мы часто забываем, что наука - развивающаяся и подвижная система знаний, что способы видения, присущие ей, - изменчивы. А это означает, что сегодняшняя научная картина мира во многом отличается от вчерашней. Повседневное сознание всё ещё живёт научной картиной мира прошлых лет и веков, а сама наука уже ушла далеко вперёд и рисует порой вещи столь парадоксальные, что сама её объективность и беспристрастность начинает казаться мифом.

Современная научная картина мира динамична, противоречива. В ней больше вопросов, чем ответов. Она изумляет, пугает, шокирует, ставит в тупик. Но с этим ничего не поделаешь. Поискам познающего разума нет границ, и в ближайшие годы человечество, возможно, будет потрясено новыми открытиями и новыми идеями в представлениях о месте человека среди окружающих вещей, его положении в космической и природной иерархии…


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ