Анализ сонета "Одиночество" Андреаса Грифиуса

Подробнее

Размер

44.98K

Добавлен

16.12.2020

Скачиваний

9

Добавил

Мария

Тип работы

Вуз

Преподаватель

Текстовая версия:

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра зарубежной литературы

АНАЛИЗ СОНЕТА «ОДИНОЧЕСТВО» АНДРЕАСА ГРИФИУСА

Реферат по немецкой литературе

Башаркевич Марии 

студентки 2 курса, специальность «романо-германская (немецкая) филология»

Научный руководитель:

-

Минск, 2019


Содержание

Жизнь и творчество Андреаса Грифиуса 5

Анализ сонета 7

Заключение 11

Список использованной литературы 12


Введение

Непрекращающиеся войны, эпидемии чумы, религиозные конфликты – все это переживает Западная Европа в период с конца XVI и до начала XVIII.

Под натиском реформации христианская Европа делится на католиков и протестантов. Вражда между ними обостряется довольно быстро и переходит в Тридцатилетнюю войну. Уже к середине XVII века Германия теряет почти половину населения. Неимоверное количество людей стали участниками опустошительной Тридцатилетней войны. Люди не могли свободно выражать свои мысли, им буквально "затыкали рты". Несмотря на все это, семнадцатый век стал столетием научных и философских открытий, веком ярчайшей поэзии. «Человеческий дух метался от надежды к отчаянию, от глубокой подавленности и пессимизма к безудержному жизнелюбию, от мрачного религиозного мистицизма к обожествлению самого человека – центра мироздания, венца всего сущего» [1 с. 5].

Именно трагизм немецкой жизни, что породила война, дает возможность ярче зазвучать мотивам барокко о бренности, хрупкости и ничтожности человеческой жизни, что показывает в своем творчестве Андреас Грифиус (Andreas Gryphius, 1616—1664). Как отмечает Пуришев, «характерно, что классицизм с его уравновешенностью и твердой верой в незыблемость земных гражданских ценностей, столь пышно расцветший в соседней Франции, не смог пустить в Германии того времени глубоких корней. Он был смят и раздавлен налетевшей военной бурей, нанесшей стране такой моральный и материальный ущерб, от которого она долго не могла оправиться» [5 с. 243].

XVII век отличается повышенным вниманием к Библии и библейским текстам, в особенности к Книге Экклесиаста. Книга, с ее мотивами бренности бытия и бессмыслия жизни, становится философской основой барокко. Как пишет в своих исследованиях Г. В. Синило, «несомненно, ведущим мировоззренческим принципом барокко и одновременно его генеральной темой является vanitas mundi («бренность мира») — видение мира в бесконечной изменчивости, текучести, постоянном непостоянстве. Само же понятие vanitas есть прямой продукт рецепции текста Экклесиаста и попытки передать средствами латыни непереводимое хавель. Показательно, как часто в поэтических текстах эпохи барокко (например, в названиях од и сонетов А. Грифиуса) звучит экклесиастовское «Vanitas mundi», «Vanitas! Vanitatum vanitas!», «Vanitas, vanitatum et omnia vanitas» [11].

В это переломное для Германии время писали такие поэты как Мартин Опиц (Martin Opitz, 1597-1639), Пауль Флеминг (Paul Fleming, 1609-1640), Андреас Грифиус. Последний является крупнейшим немецким поэтом и драматургом XVII века. Его творчество ярко отражает события того времени. Ужас войны, оставивший неизгладимый след в его душе, так же ярко отражен в его поэзии. Грифиус рано лишился родителей, ему приходилось много скитаться, получая образование в разных городах Германии. Путь Грифиуса - поэта начался с написания стихов на латинском. Пуришев замечает, что «если Опиц устремлялся в мир пасторали и идиллии, чтобы там обрести духовное равновесие, то Грифиус уже не тешит себя радужными иллюзиями. Земной мир представляется ему долиной слез и страданий, зловещим хаосом, всегда готовым поглотить беззащитного человека. Правда, оставалась религия с ее заоблачными миражами, к которой в те мрачные годы многие обращались за утешением» [5. c. 243].

Андреас Грифиус был очень образованным человеком. В гимназии в Данциге он в совершенстве изучил латынь, там же он познакомился с Мартином Опицем. После он учился в Лейденском университете. Проучившись там три года, он начал сам читать лекции. Он знал одиннадцать языков и владел знаниями в самых разных отраслях науки. Из Лейдена он отправляется в Париж, сопровождая молодого студента. Прожив полтора года во Франции, он отправился в Италию, посетил Рим и Флоренцию и вернулся в Германию. Свою первую драму «Лев Армянин» он пишет в Страгсбурге. По окончанию войны Андреас Грифиус вернулся в Силезию. После женитьбы он занял пост синдика Глогау. «Незадолго  до смерти Грифиус был принят в  «Плодоносящее общество», где получил  прозвище «Бессмертный»» [7. с. 124].  И это ещё раз доказывает читателям, что этот автор в любую эпоху окажется актуальным, показывающим самые важные и острые проблемы.

Только в начале XX века интерес и слава пришли к Грифиусу как лирику. Хотя сонеты он писал еще в юности и в 1637 вышла небольшая книжка, куда были включены 31 сонет и стихи на латыни и по-немецки.

Над данной темой работали такие ученые, как Г. В. Синило, Л. Гинзбург, Б. И. Пуришев, Н. Т. Пахсарьян и О. С. Рахманина.

В работе мы анализируем сонет Грифиуса «Einsamkeit».

Цель работы определить специфику поэтики А. Грифиуса на примере сонета «Одиночество» («Einsamkeit»).

Для достижения данной цели необходимо решить следующие задачи:

В заключении мы подведем итоги проделанной работы.


Жизнь и творчество Андреаса Грифиуса

Андреас Грифиус родился за два года до Тридцатилетней войны (1618-1648) в силезском городе Глогау. Поводом к началу войны послужили религиозные конфликты. На собственном примере Грифиус познал все страдания и горести, которые несла разрушительная война. В раннем возрасте Грифиус лишился самых близких людей, о чем он вспоминает через пару лет в своем стихотворении «Мертвец говорит из своей могилы» («Toter spricht aus seinem Grab»):

Как ни молись, как ни постись, -

Нельзя от смерти упастись!

Во время обучения в гимназии во Фрейштадте он стал свидетелем падения города и гибели его жителей, ставших жертвами обстрела и пожаров. В это время он пишет «Гибель города Фрейштадта»Über den Untergang des Stadt Freistadt»):

О знай, Германия! Из твоего кремня

Стихии высекли зловещий сноп огня.

И лишь когда в тебе погаснет эта злоба,

Несчастный наш Фрейштадт поднимется из гроба,

Подставив голову живительным ветрам.

(пер. Л. Гинзбург)

Покинув Фрейштадт, он продолжает обучение в Данциге в академической гимназии. Там он знакомится с крупнейшим поэтом того времени Мартином Опицем, автором «Книги о немецкой поэтике» («Buch von der Deutschen Poeterey»)

В 1636 году Грифиус пишет самый знаменитый сонет «Слезы отечества»Tränen des Vaterlandes»), где показывает весь ужас войны и падение родной Германии:

В руинах города, соборы опустели.
В горящих деревнях звучит чужая речь.
Как пересилить зло? Как женщин оберечь?
Огонь, чума и смерть... И сердце стынет в теле.

Но что позор и смерть, что голод и беда,
Пожары, грабежи и недород, когда
Сокровища души разграблены навеки?!

(пер. Л. Гинзбург)

Грифиус был очень образованным, он владел десятью языками, а знание обычаев и нравов различных народов он приобрел во время путешествий. Он посетил Амстердам, Париж, Рим, Флоренцию и Страсбург. По возвращению в родной город Глогау Ангдреас Грифиус исполняет должность синдика – выбранного главы городского самоуправления. Здесь в 1650 году он написал сонет «Одиночество» («Einsamkeit»), анализ которого мы предоставим в следующей главе.

Помимо лирики, Грифиус занимался и драматургией. Его трагедии представляют собой яркие образцы немецкой риторической трагедии эпохи барокко. Будучи знатоком многих языков, Грифиус знакомился с мировой литературной трагедийной традицией, прежде всего, с античной. Так, он ввёл в ряд своих трагедий хоры, беря за образец трагедии Софокла.

Его лучшая трагедия «Карденио и Целинда» имеет все барочные эффекты: призраки, колдовство, говорящий мертвец. Главной мыслью трагедии «Лев Армянин» ̶ борьба за власть. Патриотическая тема в трагедии «Екатерина Грузинская» связывается с религиозной темой. К лучшим его комедиям относится «Петер Сквенц», в гротескной форме изображающая быт различных слоев немецкого общества после Тридцатилетней войны.


Анализ сонета

Сонет – твердая поэтическая  форма: стихотворение из 14 строк, образующих два четверостишия-катрена (на две рифмы) и два трехстишия-терцета (на две или три рифмы). Чаше всего это abba abba ccd eed (или ccd ede) – «французская» последовательность, или abab abab cdc dcd (или cde cde) – «итальянская» последовательность. Композиция сонета предполагает сюжетно-эмоциональный перелом, который в «континентальном» сонете приходится, как правило, на переход от катренов к терцетам. Но возможно также, что перелом оттягивается поэтом и подает иной раз даже на 14 стих.

Представим сонет Андреаса Грифиуса «Einsamkeit» («Одиночество»):

 

In dieser Einsamkeit, der mehr denn öden Wüsten,

Gestreckt auf wildes Kraut, an die bemooste See:

Beschau ich jenes Tal und dieser Felsen Höh′,

Auf welchem Eulen nur und stille Vögel nisten.

 

Hier, fern von dem Palast; weit von des Pöbels Lüsten,

Betracht′ ich: wie der Mensch in Eitelkeit vergeh′,

Wie, auf nicht festem Grund all unser Hoffen steh′,

Wie die vor Abend schmähn, die vor dem Tag uns grüßten.

 

Die Höll′, der rauhe Wald, der Totenkopf, der Stein,

Den auch die Zeit auffrisst, die abgezehrten Bein′

Entwerfen in dem Mut unzählige Gedanken.

 

Der Mauern alter Graus, dies unbebaute Land

Ist schön und fruchtbar mir, der eigentlich erkannt,

dass alles, ohn′ ein′ Geist, den Gott selbst hält, muss wanken. [13.].

 

Далее приведем собственный подстрочный перевод: («В этом одиночестве [уединении], которое больше, чем пустынные пустыни / Вытянут на дикую траву [трясину], в болото: / Смотрю [осматриваю, рассматриваю] я ту сторону [часть] и этой скалы высоту. / На которой только совы и тихие птицы гнездятся. // Отсюда далеко до [от] дворцов ; но близко к [от] пошлой радости / наблюдаю [рассматриваю]: как человек уходит [исчезает, пропадает] в тщеславие / Как на нетвердом [шатком] основании находится [стоит] вся наша надежда / Как вечером нас хулят [оскорбляют], а днём же приветствуют // Скала, суровый лес из черепов и камень / Которые только повременят [отсрочивают время],  высохшие [изнуренные]кости / Предрекают в грязи неисчислимые мысли. // Стен старый ужас, чьих разрушенная [не построенная] страна / прекрасна [красива] и плодотворна, но который истинно знает / Что все, кроме духа, принадлежащего Богу, должно колебаться).

 

Так же приведем литературный перевод Льва Гинзбурга:

 

Я в одиночестве безмолвном пребываю.

Среди болот брожу, блуждаю  средь лесов.

То слышу пенье птах, то внемлю крику сов,

Вершины голых скал вдали  обозреваю, 

 

Вельмож не признаю, о черни забываю,

Стараюсь разгадать  прощальный бой часов,

Понять несбыточность  надежд, мечтаний, снов,

Но их осуществить  судьбу не призываю. 

 

Холодный, темный лес, пещера, череп, кость —

Все говорит о том, что я на свете гость,

Что не избегну я ни немощи, ни тлена. 

 

Заброшенный пустырь, замшелая стена,

Признаюсь, любы мне... Ведь плоть обречена.

И все равно душа бессмертна и нетленна!.. [1. с. 350].

Стихотворение полностью соответствует конструкции барочного сонета: за двумя катренами с обнимающей рифмой следуют два терцета. Так же в произведении есть анжамбеманы (употребление цезуры внутри тесно связанной по смыслу группы слов, резкий перенос смысла на другую строку), которые связывают 1 и 2, 5 и 6, а также 9 и 10, 12 и 14 строки.  Сонет написан александрийским стихом (шестистопный ямб с твердой цезурой после третьей стопы).

Как отметил Пуришев, «мир простирается перед ним необъятным кладбищем. Повсюду он находит гробницы, скелеты, косу смерти, сверкающую холодным блеском» [6. с. 244]. Одиночество делает человека слабым и беспомощным. В одиночестве невозможно преодолеть и пережить трудности, и Грифиус это ярко показывает.

«Сонет Грифиуса – и художественное произведение, и беспощадный документ времени» [12. c. 112].

Грифиус начинает стихотворение  с общего описания его окружения. Уже с первой строкой читатель погружается в  эту холодную атмосферу одиночества. Все очень спокойно, нет никаких звуков. Это спокойствие очень неприятное, тревожное и угнетающее. Единственные живые существа – это «совы и тихие птицы». Тихо, ни одной живой души. Грифиус также упоминает «большое количество пустых пустынь», ведь пустыня и есть то одиночество, пустота.

Во второй строфе противопоставляется дворянство и пошлый народ: «Тут далеко от дворцов, близко к пошлым желаниям [веселью]». Но Грифиус не становится ни на чью позицию. Грифиус показывает, что неважно, бедный человек или богатый, если он становится не на ту дорогу и попросту растрачивает свою жизнь. И поэтому он говорит, что «на шатком основании строятся надежды». Следует помнить, что стихотворение написано во время Тридцатилетней войны и болезней.

«Скала [пещера], суровый лес из черепов и камень». Все это – предметы смерти, показывающие ее приближение. Пещера – страшное и темное место, где человек не сможет ориентироваться. «Суровый лес» показывает сложность жизни: деревья и кустарники, в которых едва ли можно ориентироваться и легко потеряться.

Время играет очень важную роль в сонете. Оно быстротечно и заставляет нас двигаться и действовать как можно быстрее. Все это приводит к размышлениям о существовании.

В последней строфе Грифиус дает оценку этому месту. Строки «разрушенная [не построенная] страна // прекрасна [красива] и плодотворна мне». Впервые мы можем увидеть в стихотворении что-то оптимистичное. Может быть, это голос, который говорит, что еще не все потеряно, что нужно только постараться и все возродиться. Главное быть честным с самим собой и помнить, что всё принадлежит Богу. Они могли возлагать свои надежды только  на него.

Около 1650 произведений, стихотворений, сонетов написано Андреасом Грифиусом, и из них «Одиночество» наиболее ярко выражает идею vanitas mundi. И утверждает, что чтобы не произошло – конечная остановка – это Бог. И путь человека – это путь к Богу.

«Для лирики Грифиуса характерны короткие фразы, маленькие  зарисовки, воссоздающие своей динамичностью всю картину происходящего, весь хаос реальности. Поэзии барокко свойственна манера составлять художественное произведение как мозаику, из множества деталей», подмечает Рахманина [7. с.125].

Для поэзии Грифиуса очень важна визуальность. В сознании сразу рисуются яркие образы: «лес», «болото», и все настолько реалистично, словно перед нами яркая картина.

В «Одиночестве» он показывает в первую очередь свои переживания, связанные с войной. Наряду с этим в его произведениях мы видим мотив быстротечности жизни, а так же повторяющее указание на «тщеславие».

«В своих сонетах поэт безудержно, расточительно использовал художественные средства для постижения и выражения абсурдной, противоестественной реальности и противостоящей ей силы человеческого духа», ̶ указывает Г. В. Синило [12.  с. 115].

 К финалу читатель постепенно познает и понимает, что земная жизнь, наполненная бедствиями, это дорога, которая, в конце концов, приведет к Богу. Понимая быстротечность времени, читатель начинает ценить его – мирное время, в котором он живет.


Заключение

Творчество Андреаса Грифиуса проникнуто ужасом разрушительной войны. Его сонеты посвящены утрате близких, павшим под натиском войны городам и судьбе Германии. Он, как и знаменитые поэты того времени, обращается к библейским текстам и Книге Экклесиаста. «Суета сует – все суета!» ̶ эта мысль неотделима от творчества Андреаса Грифиуса.

Грифиус относился к  тем поэтам, которые не созерцали жизнь со стороны; но принимали в ней самое деятельное участие. Он был человеком разносторонних дарований, широкой образованности.

Сонет Грифиуса «Одиночество» обладает очень глубоким смыслом и визуальностью. Сонет заставляет читателя задуматься о собственной жизни, о жизни страны и о том, как же быстро идет время.

Несмотря на всю безнадежность Грифиус показывает, что еще не все потеряно. Он дает надежду, что их ждет спасение, которое они могут найти в Боге. Человек должен понять, что все в итоге возвращается к Богу.


Список использованной литературы

1. Гинзбург, Л. Немецкая поэзия XVII века / Л. Гинзбург – Москва : Художественная литература, 1976. – 208с.

2. Европейская поэзия XVII века. M., 1977.

3. Пуришев, Б. И. Очерки немецкой литературы. XVXVII вв. / Б. И. Пуришев. – Москва : Государственное издательство художественной литературы, 1995. – 391 с.

4. Пуришев, Б. И. Грифиус / Б. И. Пуришев // Западноевропейская литература XVII века. М., 2002. – С. 281-282.

5. Пуришев, Б. И. Грифиус / Б. И. Пуришев // История всемирной литературы. В 9 т. Т. 4. М., 1987. – С. 243-248.

6. Пахсарьян, Н. Т. Литература XVII века / Н. Т. Пахсарьян // История зарубежной литературы XVII века. М., 2005.

7. Рахманина, О. С. Немецкая поэзия / О. С. Рахманина // История зарубежной литературы XVII века. М., 2005.

8. Синило, Г. В. Экклесиаст и его рецепция в мировой культуре. Часть I / Г. В. Синило. – Минск: Белорусский государственный университет, 2012. – 220с.

9. Синило, Г. В. Немецкая литература XVII века / Г. В. Синило // Литература XVII – XVIII  веков. Мн., 1989.

10. Синило, Г. В. Поэтика Грифиуса как выражение духа времени // Вестник БГУ. 1991. № 2. – С. 20-24.

11. Синило, Г. В. Экклесиаст как метатекст эпохи барокко // Барокко и классицизм в истории мировой культуры: Материалы Международной научной конференции. Серия «Symposium». Вып. 17. СПб., 2001 http://anthropology.ru/ru/text/sinilo-gv/ekklesiast-kak-metatekst-epohi-barokko. – Дата доступа: 15.12.2019.

12. Синило, Г. В. Поэтика сонета А. Грифиуса «Слезы Отечества» / Г. В. Синило // Вестник полоцкого государственного университета: Гуманитарные науки. 2005. – С. 32-38.

13. Gryphius A. Einsamkeit / https://www.zgedichte.de/gedichte/andreas-gryphius/einsamkeit.html. – Datum des Zugangs: 15.12.2019.