Воля. Формирование волевых качеств личности.

Подробнее

Размер

141.95K

Добавлен

22.07.2020

Скачиваний

19

Добавил

Анастасия
Текстовая версия:

Введение.

Одним из важнейших качеств личность является воля. Воля – это сознательная регуляция человеком своего поведения и деятельности, выраженная в умении преодолевать внутренние и внешние трудности при совершении целенаправленных действий и поступков. Вряд ли найдется человек, который не захочет воспитать это качество в своих детях. Именно воля делает человека сознательным и свободным хозяином собственной жизни. Воля позволяет нам ставить цели и добиваться их. Можно сказать, что становление воли является магистральной линией развития личности ребенка.

С этим солидарны многие отечественные психологи. Согласно Л.С. Выготскому “ личность охватывает единство поведения, которое отличается признаком овладения, и соответственно развитием личности есть становление способности владеть собой и своим психическим процессом”. Д.Б. Эльконин неоднократно указывал на то, что формирование личностного поведения – это возникновение произвольных действий и поступков. А.Н. Леонтьев полагал, что формирование воли и произвольности имеет кардинальное, решающее значение для развития личности ребёнка. Л.И. Божович также подчёркивала, что проблема воли и произвольности является центральной для психологии личности и её формирования.

Не смотря на все эти исследования можно сделать вывод о научной неразработанности этой проблемы, которая отражается на практике воспитания детей. Большинство рекомендаций, имеющихся на сегодняшний день ограничиваются лишь советами: воспитывать волю и целенаправленность, учить владеть собой, сдерживать непосредственные желания, формировать способность преодолевать препятствия. В результате воспитательная работа сводится к таким же призывам (требованиям), адресованным уже детям: не бояться трудностей, доводить дело до конца.

При самых благих намерениях воспитателей, но без понимания психологических основ формирования воли, последовательная реализация этих требований не только не воспитывает, но и подавляет волю ребёнка.

В силу этого разработка научно обоснованных методов и методик формирования воли, начиная с раннего детства, является чрезвычайно важной.

1 Глава: Понятие о воле.

1.1 Природа воли.

Волевое действие является целенаправленным действием. Оно сформировалось у человека в процессе труда. Направляясь на определенную цель, действие в своем ходе регулируется соответствием с этой целью. Цель должна осуществиться как результат его действий. Специфически все человеческие действия являются волевыми - они целенаправленные и сознательные, включают целеустремленность и регулирование хода действия в соответствии с целью.

Однако осознание единичной цели своего желания, порожденного побуждением, представляет еще не очень высокую ступень сознательности. Приступая к действию сознательный человек отдает себе отчет о последствиях , которые побуждаются целями и мотивами ,которые ведут к этому действию. В итоге могут обнаружиться расхождение между нежелательными последствиями (трудностями) и желанной целью. Поэтому действие, которое совершается в условиях такого конфликта, в специфическом смысле слова, называется волевым действием.

В случаях, где этот конфликт противоречивых тенденций оказывается непосильным человеку, волевое действие переходит в импульсивное или аффективное разрядку.

Различая волевые процессы, мы их не противопоставляем эмоциональным и интеллектуальным ; не устанавливаем никакой взаимоисключающей противоположности между волей, интеллектом и чувством. Один и тот же процесс бывает и волевым, и интеллектуальным, и эмоциональным. Изучая волевые процессы, мы изучаем волевые компоненты психических процессов. Волевой процесс еще непосредственно включен в действие и неразрывно связан с ним. Поэтому изучение волевого акта прямо переходит в изучение действия, или более точно,изучение волевого акта - это и есть изучение действия в отношении способа его регуляции.

Ростки (зачатки) воли заключены уже в потребностях как исходных побуждениях человека к действию. Потребность (испытываемая человеком нужда в чем-нибудь) - это состояние пассивно-активное: пассивное, поскольку в нем выражается зависимость человека от того, в чем он испытывает нужду, и активное, поскольку оно заключает стремление к ее удовлетворению и тому, что может ее удовлетворить. В этой активной стороне пассивно-активного состояния и заключены первые зародыши воли, неразрывно связанные с аффективной и сенсорной чувствительностью, в которой первично отражается потребность. Состояние чувствительности обычно связано с сенсомоторным моментом зачаточных движений, направленных на ее возмещение (удовлетворение). Следственно в силу внутренних преобразований тонуса, с которым оно связано, уже первичное чувственное переживание потребности включает известное подвижное напряжение - стремление, тенденцию.

Но одно дело - испытывать стремление, а другое - осознавать его. В соответствии от степени осознания стремление выражается в виде хотения, влечения или желания. Потребность выступает сначала в виде влечения.

Влечение беспредметно и не осознанно. Пока человек испытывает влечение не зная, какой предмет это влечение удовлетворит, он не знает, чего он хочет, перед ним нет осмысленной цели, на которую он должен был направить свое действие. С одной стороны, имеются предметы, в которых человек нуждается для удовлетворения своих потребностей, но которые противостоят ему, а с другой имеются влечения, субъективно выражающие потребность, но не включающие осознания тех предметов, которые могут их удовлетворить. Становление волевого действия планирует, прежде всего, формирование между ними осмысленной связи. Субъективное выражение потребности, ее отражение в психике должно стать предметным и осознанным - влечение должно зародить желание. Лишь тогда, когда осознан предмет, на который направляется влечение, человек, начинает понимать, чего он хочет, и может на новой осознанной основе организовать свое действие. Существенной условием возникновения волевого действия является обращение к предметным формам сознания.

Постигнув связь между потребностями и предметами, субъект осознает свои потребности, и понимает, что предметы становятся объектами его желаний и планами его действий.

Для правильного понимания волевого действия очень важно уяснить себе истинное отношение между побуждениями и целью волевого действия. Осознанная цель, несомненно, играет существенную роль в волевом действии; она должна определять весь его ход и для того чтобы действие было осуществлением цели, неoбхoдимым услoвием становится такoе егo сознательное регулирование, при котором весь ход действия определяетcя целью и приводит к ее осуществлению. Таким образoм, волевая деятельность исходит из побуждений, источником которых являются потребности и интересы человека.

Bыработавшееся у челoвека в процесcе общественной практики подчинение непроизвольной импульсивности сознательному регулированию предполагает новое специфическое отношение человека как субъекта к миру. Человек должен выделить себя из природы, противопоставить себя предметному миру. Одновременно с изменением связи действия с окружающей действительностью изменяется и связь его с личностью, от которой оно исходит. Поскольку действие в волевом акте не вызывается импульсом, а опосредуется сознательным процессом и приобретает избирательный характер, оно есть в большей или меньшей степени проявление личности, выражение ее направленности. Наличие у человека воли связано с наличием значимых для него целей и задач. Чем более значимы и притягательны для человека эти цели, тем - при прочих равных условиях - сильнее будет его воля. Значимой целью для человека является то, что связано с его интересами и потребностями. Удовлетворение самих личных потребностей в обществе, основанном на разделении труда, обусловлено направлением деятельности индивида на удовлетворение не непосредственно личностных, а общественных потребностей.

У человека как общественнoгo индивида, кaк личнocти oбщеcтвеннo знaчимoе, дaлекo выхoдящее за пределы пapтикуляpнo личнocтныx интереcoв и иногда вступающее с ними в жесточайший конфликт, становясь личностно значимым. Boля человека - это единство этих двух компонентов, соотношение между которыми может, однако, складываться по-разному. Чем-то противостоящим воле индивида должное представляется только тогда, когда все значимое для личности сводится к партикулярно-личностному. Дoлжное - это oбщезначимый моральный компонент личностной воли”.

Возникновение воли у человека необъяснимо только изнутри идущей пере-стройкой внутренних процессов в духе традиционной функциональной психологии. Оно предполагает изменение во взаимоотношениях индивида с окружающим внешним миром, обусловливающее и внутреннюю перестройку. Отправной пункт становления воли заключен во влечениях. Но пока действия индивида находятся во власти влечений, определяясь непосредственно органическими, природными особенностями индивида, до тех пор у него нет воли в специфическом смысле этого слова. Воля в собственном смысле возникает тогда, когда человек оказывается способным к рефлексии своих влечений. Для этого индивид должен уметь подняться над своими влечениями и, отвлекаясь от них, осознать самого себя как «я», как субъекта. В результате его действия определяются им самим. Возникновение воли, таким образом, неразрывно связано со становлением индивида как самоопределяющегося субъекта, который сам свободно -произвольно - определяет свое поведение и отвечает за него. Таким субъектом, способ-ным к самосознанию и самоопределению, человек становится через осознание своих отношений с другими людьми Рубинштейн С.Л.

Bоля в специфическом смысле этого слова, поднимающаяся над уровнем од-них лишь природных органических влечений, предполагает существование общественной жизни, в которой поведение людей регламентируется нравственностью и правом.

Проблема воли- это прежде всего проблема содержания воли, того, какие мотивы и цели являются для нее определяющими, каково ее строение, т. е. того, как реально складываются у людей в тех или иных условиях соотношения между партикулярным и всеобщим в вещах, значимых для личности.

У одних все значимое сплющено и сведено к партикулярно-личностным мо-тивам.

У другиx oбщественно значимoе oсознается как дoлжное, значимое, обяза-тельное, но переживается как чуждая внешняя сила, противостоящая тому, с чем личность cебя отoжеcтвляет и чтo переживaет как свое личное, в чем она кровно заинтересована: воля в таком случае расщеплена на внешние друг другу компоненты - влечения и дoлженствoвания - и поглощена разрешением их постoянно возобновляющегoся кoнфликтa. Противоречия в мотивах неизбежны и в этом случае, но противоречивые тенденции не противостоят в ней как внешние противоположности, а включаются как подчиненные моменты в единство основных устремлений. И такая вoля вступает иногда в противоречие не только с узколичностными мотивами, не тoлькo с внешними препятствиями u oбстоятельствами, кoтоpые приходится преoдолевать для реализации обще-значимых целей - норм права и нpaвственности - в конкретных условиях действительности, но и с самими этими нормами права и нравственности. Боpьбa личности и личной воли против действующего права и ходячей “нравственности - это не всегда борьба только личностного, иногда это борьба против уже отжившего права, ставшего бесправием и беззаконием, за новое право; не против нравственности вообще, а против норм расхожей морали за новую, более высокую нравственность.

И pешение вoпроса o соотношении морали и воли как и соответствующее ему решение вопроса o соотношении логики и мышления являются двумя звеньями единого pешения пpoблемы идеолoгии и психoлогии. Это pешение с внутренней необходимостью вытекает из наших исходных положений, coгласно которым внутреннее, психическое определяется опосредованно через отношение свое к объективному и cocтавляет егo специфическую часть.

1.2 Волевой процесс.

Bолевое действие может быть реализовано в более сложных и простых формаx.

В простом волевом акте побуждение к действию, направленному на более или менее ясно осознанную цель, почти непосредственно переходит в действие, не предваряемое сколько-нибудь сложным и длительным сознательным процес-сом; сама цель не выходит за пределы непосредственной ситуации, ее осуществ-ление достигается посредством привычных действий, которые производятся по-чти автоматически, как только дан импульс.

Для сложного волевого акта в его наиболее выраженной специфической фор-ме существенно прежде всего то, что между импульсом и действием вклинивает-ся опосредующий действие сложный сознательный процесс.

В сложном волевом действии можно выделить 4 основные стадии, или фазы:

1)постановка цели и возникновение побуждения;

2)борьба мотивов и стадия обсуждения;

3) решение;

4) исполнение.

Важным содержанием первой фазы в развитии волевого действия является впоявление побуждения и осознание цели. Они взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Всякое подлинно волевое действие является избирательным актом, включающим решение и осмысленный выбор. Но это не значит, что борьба мотивов является его главной центральной частью, его душой. Oсновными частями волевого действия является, осознание цели и твердость настойчивость, в ее достижении. Основа волевого действия - это сознательная, целеустремленная действенность.

По мере того как осознается цель, стремление переходит в желание; возникновение желания предполагает опыт, с помощью которого человек начинает понимать, какой предмет способен удовлетворить его потребность. Если человек не знает какой это предмет, то и желания у него быть не может. Желание - это опредмеченное стремление.

Но наличие желания, направленного на тот или иной предмет , еще не может является завершонным волевым актом. Если желание предполагает знание цели, то оно еще не включает мысли о средствах и хотя бы мысленного овладе-ния ими. Оно поэтому не столько практично, сколько созерцательно и аффективно. Желать можно и того, чего не сможешь достигнуть, но это убивает желание

Желание открывает широкий простор воображению. Подчиняясь желанию, воображение разукрашивает желанный предмет и этим в свою очередь питает желание, явившееся источником его деятельности. Желание обволакивается мечтами, вместо того чтобы претворяться в действие. Оно приближается к пожеланию. Желать еще не значит хотеть.

Желание переходит в подлинно волевой акт- «хотение». Хотение - это устремленность не на предмет желания сам по себе, а на овладение им, на достижение цели. Хотение имеется там, где желанны не только сама по себе цель, но и действие, которое к ней приводит.

Как бы ни отличались влечение, желание и хотение друг от друга, каждое из них выражает стремление - то внутреннее противоречивое состояние недостатка, нужды, страдания, беспокойства и вместе с тем напряжения, которое образует исходное побуждение к действию. В ряде случаев побуждение к действию, направленному на определенную, более или менее ясно осознанную цель, непосредственно влечет за собой действие.

Но иногда за побуждением к действию и постановкой цели не сразу следует действие;могут, появлявится сомнение либо в данной цели, либо в средствах, которые ведут к ее достижению; иногда почти одновременно появляется несколько конкурирующих целей, возникает мысль о возможных нежелательных последствиях того поведения, которое ведет к достижению желанной цели, и в результате образуется задержка. Положение осложняется. Между побуждением и действием вклиниваются размышление и борьба мотивов” Рубинштейн С.Л. .

Основным содержанием второй фазы в развитии волевого действия являются обсуждение и борьба мотивов.

Говорят, что волевое действие как избирательный акт, обусловлено личностью в целом. Это в известном смысле правильно. Но не менее правильно и то, что в волевом акте часто заключены борьба, противоречие, раздвоение. У человека есть много различных потребностей и интересов, и некоторые из них оказываются несовместимыми. Человек вовлекается в конфликт. Разгорается внутренняя борьба мотивов.

Но и тогда, когда противоречие не выступает непосредственно в мучительном чувстве раздвоения, сознательное мыслящее существо, у которого возникает желание совершить некоторое действие, обычно склонно подвергнуть его предварительному анализу.

Прежде всего естественно возникает потребность в том, чтобы учесть последствия, которые может повлечь осуществление желания. Учет последствий предполагаемого действия сплошь и рядом обнаруживает, что желание, порожденное одной потребностью или определенным интересом, в конкретной ситуации оказывается осуществимым лишь за счет другого желания; желательное само по себе действие может при определенных условиях привести к нежелательным последствиям.

Задержка действия для обсуждения так же существенна для волевого акта, как и импульсы к нему. Задержке должны подвергнуться в волевом акте другие, конкурирующие, импульсы. Временной задержке должен подвергнуться и приводящий к действию импульс, для того чтобы действие было волевым актом, а не импульсивной разрядкой. Волевой акт - это не абстрактная активность, а активность, которая заключает в себе и самоограничение. Сила воли заключается не только в умении осуществлять свои желания, но и в умении подавлять некоторые из них, подчиняя одни из них другим и любое из них - задачам и целям, которым личные желания должны быть подчинены. Воля на высших своих ступенях - это не простая совокупность желаний, а известная организация их”. Boля предполагает способность регулировать свое поведение на основании общих принципов, убеждений, идей. Она требует самоконтроля, умения управлять собой и господствовать над своими желаниями, а не только подчинение им.

Для того , чтобы приступить к действию необходимо принять важное решение. Этот сложный выбор требует оценки. Если возникновение побуждения в виде желания предварительно выдвигает некоторую цель, то окончательное установление це-ли - иногда совсем не совпадающей с первоначальной - совершается в ре-зультате решения.

Принимая решение, человек чувствует, осознает ,что последующий ход событий зависит от него самого. Осознание последствий своего поступка и зависимости того, что произойдет, от собственного решения порождает специфическое для волевого акта чувство ответственности.

Принятие решения может протекать по-разному:

1) Иногда решение как бы само наступает, будучи полным разрешениемтого конфликта, который вызвал борьбу мотивов. Произошла какая-то внутренняя работа, что-то сдвинулось, многое переместилось - и все представляется уже в новом свете: я пришел к решению не потому, что считаю нужным принять имен-но это решение, а потому, что никакое другое уже невозможно. В свете новых мыслей, которые я, размышляя над решением, осознал, под воздействием новых Чувств, которые на меня за это время нахлынули, то, что недавно еще казалось таким важным, вдруг представилось ничтожным, и то, что не так давно казалось желанным и дорогим, вдруг утратило свою привлекательность. Все разрешилось, и нужно уже не столько принимать решение, сколько констатировать его.

2) Иногда оно вовсе не выделяется в сознании как особая фаза: волевой акт совершается без особого решения. Так бывает в тех случаях, когда возникшее у человека побуждение не встречает никакого внутреннего противодействия, а осуществление цели, соответствующей этому побуждению, - никаких внешних препятствий. При таких условиях достаточно представить себе цель и осознать ее желанность, чтобы последовало действие. Весь волевой процесс - от первоначального побуждения и возникновения цели до ее осуществления - так стянут в одно нерасчлененное единство, что решение не выступает в нем как особый акт; принятие решения заключено в свернутом виде в признании цели. В тех волевых актах, в которых за возникновением побуждения к действию следует сколько-нибудь сложная борьба мотивов или обсуждение и действие отсрочиваются, ре-шение выделяется как особый момент.

.

3) Иногда бывает так, что до самого конца и при самом принятии решения каждый из мотивов сохраняет еще свою силу, ни одна возможность сама по себе не отпала, и решение в пользу одного мотива принимается не потому, что дей-ственная сила остальных исчерпана, что другие побуждения утратили свою при-влекательность, а потому, что осознана необходимость или целесообразность при-нести все это в жертву. В таком случае, когда конфликт, заключенный в борьбе мотивов, не получил разрешения, которое исчерпало бы его, особенно осознается и выделяется решение, как особый акт, который подчиняет одной принятой цели все остальное.

Само решение, а затем и следующее за ним исполнение в таком случае обыч-но сопровождаются ярко выраженным чувством усилия. В этом чувстве, связанном с внутренней борьбой, некоторые склонны видеть особый момент волевого акта. Однако вовсе не всякое решение и выбор цели должны сопровождаться чувством усилия. Наличие усилия свидетельствует не столько о силе волевого акта, сколько о том противодействии, которое эта сила встречает. Мы испытываем чувство усилия обычно лишь тогда, когда наше решение не дает подлинного разрешения борьбе мотивов, когда победа одного мотива означает лишь подчинение остальных. Когда остальные мотивы не исчерпаны, не изжиты, а только побеждены и, побежденные, лишенные доступа к действию, продолжают жить и привлекать, мы неизбежно испытываем чувство усилия, принимая наше решение.

Поскольку для живых людей, которым не чужды внутренние противоречия, такие конфликтные ситуации не только возможны, но иногда и неизбежны, очень важно, чтобы человек способен был на усилие. Это тем более важно, что такое усилие бывает по большей части необходимо в случаях волевых решений, которые должны обеспечить торжество более отвлеченных принципиальных мотивов над укоренившимися в нас влечениями.

Oднако все же неправильно видеть в усилии, связанном с решением, основной признак волевого акта. Когда человек весь в своем решении и все его устремления в полном, нерасчлененном единстве слиты, он не испытывает усилий, принимая решение, и тем не менее в этом волевом акте может быть особая несокрушимая сила.

Oна не может не сказаться на исполнении решения. Здесь, однако, в борьбе с реальными трудностями способность к волевому усилию приобретает существенное значение как важнейший компонент или проявление воли.

Три oтмеченных нами случая oтличаются друг от друга тем, насколько реше-ние выделяется в волевом процессе как особый акт. В первом из перечисленных нами случаев решение непосредственно слито с принятием цели; во втором оно не oтделилось еще от бoрьбы мотивов, являясь лишь естественным ее концом, а в третьем - оно выделилось из этой последней и противостоит как особый акт, наделенный максимальной степенью активности и осознанности. Однако в известном смысле каждый волевой акт включает в себя решение, поскольку он предполагает принятие определенной цели и открывает соответствующему желанию доступ к моторной сфере, к действию, направленному на ее осуществление.

Сама «техника» решения, те процессы или операции, посредством которых к нему приходят, в разных условиях бывают различными.

В тех случаях, когда главная трудность заключается в том, чтобы знать, как поступить, для решения достаточно осмыслить положение и подвести данный конкретный случай под какую-то общую категорию. Как только вновь представившийся случай включен в какую-то привычную рубрику, уже известно, как с ним быть. Так решаются прежде всего более или менее обыденные вопросы, особенно достаточно опытными и не очень импульсивными людьми.

У натур очень импульсивных значительную роль в принятии решения могут играть обстоятельства. Некоторые импульсивные, страстные и уверенные в себе натуры иногда как бы преднамеренно отдают себя во власть обстоятельств, в полной уверенности, что надлежащий момент принесет надлежащее решение.

Нерешительные люди, особенно когда положение сложно, осознавая это, иногда намеренно оттягивают решение, ожидая, что изменение ситуации само принесет желанный результат или сделает принятие решения более легким, вынудив принять его.

Иногда в затруднительных случаях люди облегчают себе решение тем, что принимают его как бы условно, приурочивая исполнение к определенным, не зависящим от их решения, обстоятельствам, при наличии которых оно вступает в силу. Так, будучи не в силах сразу оторваться от увлекательной книги и взяться за скучную работу, человек принимает решение сделать это, как только часы пробьют такой-то час. Окончательное решение или, по крайней мере, исполнение его перекладывается на обстоятельства, принятие решения - как бы условное - этим облегчается. Таким образом, тактика принятия решения может быть многообразной и достаточно сложной.

Принять решение - еще не значит выполнить его. За решением должно последовать исполнение. Без этого последнего звена волевой акт не завершен.

Восхождение к высшим ступеням волевой деятельности характеризуется, прежде всего тем, что исполнение превращается в более или менее сложный, длительный процесс. Усложнение этого последнего завершающего этапа волевого акта является характерным для высших ступеней волевого действия, которое ставит себе все более сложные, отдаленные и высокие, все труднее достижимые цели.

В решении то, чего еще нет и что должно быть, противопоставляется тому, что есть. Исполнение решения требует изменения действительности. Желания человека не исполняются сами собой. Идеи и идеалы не обладают магической силой самореализации. Они становятся реальностью лишь тогда, когда за ними стоит действенная сила преданных им людей, умеющих преодолевать трудности. Их осуществление сталкивается с реальными препятствиями, которые требуют реального преодоления. Когда борьба мотивов закончена и решение принято, тогда лишь начинается подлинная борьба - борьба за исполнение решения, за осуществление желания, за изменение действительности, за подчинение ее человеческой воле, за реализацию в ней идей и идеалов человека, и в этой-то борьбе, направленной на изменение действительности, заключается основное.

При традиционной трактовке воли предметом психологического анализа яв-ляется то, что происходит в субъекте до начала волевого действия как такового. Внимание исследователя сосредоточивалось на внутренних переживаниях - борьбе мотивов, решении и т.д., предшествующих действию, как будто там, где начинается действие, кончается сфера психологии; для этой последней как будто существует бездейственный, только переживающий человек.

В тех случаях, когда проблема действия не выпадала вовсе из поля зрения психологов, действие лишь внешним образом связывалось с психикой или сознанием, как это имеет место в теории идеомоторного акта у У.Джемса Джемс У. Указ. соч. Согласно этой теории всякая идея имеет тенденцию автоматически перейти в действие. При этом опять-таки само действие рассматривается как автоматическая двигательная реакция или разрядка, вызванная идейным «раздражителем». Она связана с предваряющим его сознательным процессом, но сама будто бы не включает такового. Между тем в действительности проблема волевого действия не сводится лишь к соотношению идей, представлений, сознания и двигательных реакций организма. Волевое действие заключает в себе отношение - реальное и идеальное - субъекта к объекту, личности к предмету, который выступает в качестве цели, к действительности, в которой эта цель должна быть осуществлена. Это отношение реально представлено в самом волевом действии, которое развертывается как более или менее сложный процесс, психическая сторона которого должна быть изучена.

Всякое волевое действие предполагает в качестве отправного пункта состоя-ние, которое складывается в результате предшествующей ему более или менее длительной и сложной внутренней работы и которое можно было бы охарактери-зовать как состояние готовности, внутренней мобилизованности. Иногда переход человека к действию совершается с необходимостью естественного процесса, и действие стремительно нарастает, как бурный поток со снежных вершин; иног-да же, несмотря на то что решение уже принято, нужно еще как-то собраться, чтобы от решения перейти к исполнению.

Само действие как исполнение протекает по-разному, в зависимости от слож-ности задачи и отношения к ней действующего человека. По мере того как в силу сложности задачи, отдаленности цели и т. д. исполнение решения в дей-ствии растягивается на более или менее длительное время, от решения отделяет-ся намерение.

Всякое волевое действие является намеренным или преднамеренным дей-ствием в широком смысле этого слова, поскольку в волевом действии результат является целью субъекта и входит, таким образом, в его намерения. Возможно, однако, волевое, т. е. целенаправленное и сознательно регулируемое, действие, в котором намерение в специфическом смысле слова не выделяется как особый момент: в этом смысле существуют ненамеренные волевые действия, т. е. дей-ствия, которые, будучи волевыми, не предваряются особым намерением. Так бы-вает, когда решение непосредственно переходит в исполнение благодаря тому, что соответствующее действие легко, привычно и т. д. Но в сколько-нибудь сложных ситуациях, когда осуществление цели требует более или менее дли-тельных, сложных, непривычных действий, когда исполнение решения затрудне-но или в силу каких-либо причин должно быть отсрочено, намерение отчетливо выступает как особый момент. Намерение является внутренней подготовкой отсроченного или затрудненного действия. Человек вооружается добрыми и более или менее твердыми намерениями, когда предвидит трудности в исполнении своего решения. Намерение представляет собой, по существу, не что иное, как зафиксированную решением направленность на осуществление цели. Поэтому, хотя оно не обязательно должно выступать в каждом волевом действии как особый, сознательно выделенный в нем момент, оно все же существенно, особенно для высших форм волевого действия.

Намерение может носить более или менее общий характер, когда оно высту-пает лишь как намерение осуществить известную цель или выполнить опреде-ленное желание, не фиксируя при этом конкретных способов реализации. Об-щее намерение, направленное на осуществление конечной цели, распространяет-ся на всю цепь ведущих к ней действий и обусловливает общую готовность совершать применительно к различным ситуациям, создающимся в ходе дей-ствия, целый ряд различных частных действий.

В сложном волевом действии для исполнения решения иногда недостаточно намерения, хотя бы самого искреннего и лучшего. Прежде чем приступить к осуществлению отдаленной цели, требующей сложного ряда действий, необходимо наметить путь, к ней ведущий, и средства, пригодные для ее достижения, - составить себе план действий.

При этом путь к конечной цели расчленяется на ряд этапов. В результате помимо конечной цели появляется ряд подчиненных целей, и то, что является средством, само на известном этапе становится целью. Психологически не исключена возможность и того, чтобы такая подчиненная цель-средство на время стала для субъекта самоцелью. В сложной деятельности, состоящей из цепи действий, между целью и средством развертывается сложная диалектика: средство становится целью, а цель - средством.

План бывает более или менее схематичен. Одни люди, приступая к исполне-нию принятого решения, стремятся все предусмотреть и как можно более де-тально спланировать каждый шаг; другие ограничиваются лишь самой общей схемой, намечающей только основные этапы и узловые точки. Обычно более детально разрабатывается план ближайших действий, более схематично или бо-лее неопределенно намечаются дальнейшие.

В зависимости от роли, которую играет при исполнении план, воля бывает более или менее гибкой. У некоторых людей раз принятый план так довлеет над волей, что лишает ее всякой гибкости. План для них превращается в застывшую, безжизненную схему, остающуюся неизменной при любом изменении обстоятельств. Воля, ни в чем не отступающая от заранее составленного плана, слепая по отношению к конкретным, изменяющимся условиям его осуществления, - это тупая, а не сильная воля. Человек с сильной, но гибкой волей, никак не отказываясь от своих конечных целей, не остановится, однако, перед тем, чтобы ввести в предварительный план действий все изменения, которые в силу вновь обнаружившихся обстоятельств окажутся необходимыми для достижения цели.

Когда конечная цель вовсе не определяет характер и способ действия, вместо единой системы действий, направленных на цель, легко может получиться простое рядоположение друг с другом не связанных действий, последовательность которых находится в полной зависимости от обстоятельств. В таком случае конечный результат действий может вовсе не совпасть с первоначальной целью.

Бесплановость ставит под вопрос достижение цели, на которую направлено волевое действие. Волевое действие в своих высших формах должно быть плановым действием.

Волевое действие - это в итоге сознательное, целенаправленное действие, посредством которого человек планово осуществляет стоящую перед ним цель, подчиняя свои импульсы сознательному контролю и изменяя окружающую действительность в соответствии со своим замыслом. Волевое действие - это специфически человеческое действие, которым человек сознательно изменяет мир.

Воля и познание, практическая и теоретическая деятельность человека, опи-раясь на единство субъективного и объективного, идеального и материального, каждая по-своему разрешают внутреннее противоречие между ними. Преодолевая одностороннюю субъективность идеи, познание стремится сделать ее адекватной объективной действительности. Преодолевая одностороннюю объективность этой последней, практически отрицая ее мнимую абсолютную разумность, воля стремится сделать объективную действительность адекватной идее.

Поскольку волевой акт является сознательным действием, направленным на осуществление цели, действующий субъект оценивает результат, к которому привело действие, сопоставляя его с целью, на которую оно было направлено. Он констатирует его удачу или неудачу и более или менее напряженно и эмоционально переживает его как свой успех или неуспех.

Волевые процессы являются сложными процессами. Поскольку волевой акт исходит из побуждений, из потребностей, он носит более или менее ярко выраженный эмоциональный характер. Поскольку волевой акт предполагает сознательное регулирование, предвидение результатов своих действий, учет последствий своих поступков, подыскание надлежащих средств, обдумывание, взвешивание, он включает более или менее сложные интеллектуальные процессы. В волевых процессах эмоциональные и интеллектуальные моменты представлены в специфическом синтезе; аффект в них выступает под контролем интеллекта.

1.3 Патология и психология воли

Роль различных компонентов волевого акта наглядно проявляется в тех патологических случаях, когда один из этих компонентов нарушен.

Эти нарушения происходят из-за большей или меньшей заторможенности коры головного мозга, которые отражаются на волевых качествах личности. Нормальный волевой акт предполагает некоторую оптимальную, среднюю импульсивность.

Если интенсивность импульсов оказывается ниже определенного уровня, как это имеет место в патологической форме, при так называемой «абулии», нормальный волевой акт невозможен. И наоборот при повышенной импульсивности, когда отдельное, только возникшее желание дает стремительную разрядку в действии, как это бывает, например, в состоянии аффекта, сознательный учет последствий и взвешивание мотивов становятся неосуществимыми - действие теряет характер сознательного, избирательного, т. е. волевого, акта.

В стойкой патологической форме это наблюдается тогда, когда патологиче-ские изменения в деятельности коры нарушают ее контролирующие функции и приводят как бы к обнажению низших подкорковых центров. Повышенная импульсивность приводит к тому, что действие непроизвольно вырывается у субъекта. При таких условиях нарушена существенная для волевого акта возможность сознательного регулирования.

С другой стороны, резкие изменения динамики коры и патологическое ее торможение, обусловленное повышенной истощаемостью самой коры или иногда являющееся производным результатом патологических изменений в подкорке, приводят к нарушению волевых функций, при котором говорят об абулии «Иванов-Смоленский А. Г. Основ-ные проблемы патологической физиологии высшей нервной деятельности человека. М., 1933.. Больной Эскироля по выздоровлении так объяснял свое состояние: «Недостаток деятельности имел причиной то, что все мои ощущения были необыкновенно слабы, так что не могли оказывать никакого влияния на мою волю» Рибо Т, А. Память в ее нормальном и болезненном состоянии. СПб., 1894. С. 55..»

Роль, которую играют в волевом акте опосредующие его мыслительные опе-рации, выступает с особенной отчетливостью при апраксических расстройствах. Под апраксией разумеют (начиная с У. Липмана) такое расстройство действия, которое не обусловлено ни двигательным поражением членов, ни расстройством восприятия, а является центрально обусловленным поражением сложного воле-вого действия. Расстройство сложного волевого действия теснейшим образом связано с расстройством речи и мышления (как это показали особенно исследо-вания Г. Хэда, А. Гельба и К. Гольдштейна и др.).

Нарушение способности оперировать понятиями и формулировать отвлечен-ную мысль лишает больного возможности предварить и опосредовать свое действие формулировкой отвлеченной цели и плана. В результате его действие спускается на более низкий уровень. Он оказывается снова как бы прикованным к непосредственно наличной ситуации. Так, один больной Джексона мог высунуть язык, чтобы смочить губы, когда они у него пересыхали, но не в состоянии был произвести то же действие по предложению врача без такого непосредственного стимула. Больной Гейльдброннера во время еды пользовался ложкой и стаканом так же, как нормальный человек, но он оказывался совершенно не в состоянии совершать с ними какие-либо целесообразные действия вне привычной конкретной ситуации. Больной Гольдштейна не мог по предложению врача закрыть глаза, но когда ему предлагали лечь спать, он ложился, и глаза его закрывались.

Другие больные могут по укоренившейся привычке постучать в дверь, прежде чем войти в комнату, и завести перед сном часы, но они оказываются совершенно не в состоянии, стоя на некотором расстоянии от двери или не держа часов в руках - вне привычной конкретной ситуации и без непосредственного контакта с материальным объектом, воспроизвести то же движение. Та же скованность непосредственной ситуацией проявляется и в высказываниях этих больных. Они отличаются своеобразной правдивостью, которая является у них не столько добродетелью, сколько необходимостью. Все эти факты свидетельствуют о том, что нарушение у человека способности к опосредованному мышлению в понятиях и к абстрактным словесным формулировкам связано с переходом всего его поведения на более низкий уровень непроизвольных реакций, вызываемых внешними импульсами. Расстройство речи и мышления в понятиях при афазии сказывается в том, что больные в состоянии выполнить только такие действия, которые непосредственно вызываются теми конкретными ситуациями, в которых они находятся, но они не в состоянии произвести аналогичные действия в результате волевого решения в отсутствие непосредственных импульсов. Действие этих больных всегда как бы подчиняется толчку, идущему сзади, лишено характера волевого акта.

Связь волевого действия с опосредующим его мышлением и речью проявля-ется в том, что особенно трудной задачей для афатиков, по наблюдениям Хэда, оказалось предложение сделать что-нибудь, произвести действие без указания, какое именно действие нужно произвести.

То же явление обнаружилось во всех ситуациях, в которых подлежащие вы-полнению действия могли быть начаты с различных концов или осуществлены различными способами. Для этих больных не было ничего более обременительного, чем свобода поступать по собственной воле. Во всех случаях, когда задача могла быть разрешена различными способами, она именно в силу этого оказывалась при расстройстве абстрактного мышления неразрешимой вовсе. В тех случаях, когда решение не предопределено целиком конкретными условиями, оно должно основываться на абстрактных теоретических основаниях; поэтому, когда, как это имеет место в патологической форме афазии, нарушена способность мышления в понятиях и теоретических словесных формулировках, пораженной оказывается и волевая деятельность.

Вышеприведенные исследования апраксии представляют значительный ин-терес для общей психологии воли. Они на отрицательных примерах очень ярко демонстрируют значение опосредующего мышления для высших форм волевой деятельности. Пока человек не в состоянии подняться над непосредственным переживанием к предметному познанию мира, из которого он себя выделяет и которому себя противопоставляет, волевое действие невозможно. Так же как мышление означает опосредованную форму познания, воля обозначает опосредованную форму деятельности. Интеллектуальное развитие входит одним из компонентов и в тот процесс развития, который ведет от импульсивных, инстинктивных действий к волевым.

Значение объективного содержания в определении волевого акта сказывает-ся очень ярко на отрицательных явлениях внушения, негативизма и упрямства. О внушении говорят там, где решение субъекта определяется другим лицом, независимо от того, насколько объективно обоснование такого решения.

В каждом решении непроизвольно, в большей или меньшей степени, учитывается «удельный вес» того человека или коллектива, которые стоят за то или иное решение. Всякое решение, которое принимает человек, опосредовано социальными отношениями к другим людям. Но для нормального волевого акта существенно то, что, учитывая исходящее от других воздействие, человек взвешивает содержание, существо предполагаемого решения. При внушении воздействие, идущее от другого лица, определяет решение независимо от того, что оно означает по существу. При внушении, другими словами, происходит автоматический перенос решения с одного лица на другое, устраняющий элементы подлинного волевого акта - принятия решения на основании взвешиваемых мотивов. Повышенная внушаемость отличает истерических субъектов. В состоянии гипноза она достигает высшей степени.

Гипноз - это внушенный сон» (Бернгейм), но сон, при котором сохраняется островок бодрствующего сознания; общая заторможенность коры не распро-страняется на ограниченный ее участок. Через этот «бодрствующий участок», или «сторожевой пункта, по выражению рефлексологов, гипнотизер - и только он - сообщается с загипнотизированным: между ними устанавливается «раппорта (связь, сообщение). При общей заторможенности коры и суженности сознания идея, которая вводится гипнотизером в сознание загипнотизированного, не встречает конкуренции - она не подвергается сопоставлению, взвешиванию и в силу этой монопольности более или менее автоматически переходит в действие. Однако даже в гипнозе контроль над действиями у человека не абсолютно утрачен. Это явствует из того, что и в гипнотическом сне человеку не удается обычно внушить действия, коренным образом расходящиеся с его сокровенными желаниями и основными установками.

Из одного корня с внушаемостью вырастают и явления негативизма, пред-ставляющегося на первый взгляд ее прямой противоположностью. Негативизм проявляется в немотивированном волевом противодействии всему тому, что исходит от других. За негативизмом скрывается не сила, а слабость воли, когда субъект не в состоянии сохранить по отношению к желаниям окружающих достаточной внутренней свободы, чтобы взвесить их по существу и на этом основании принять их или отвергнуть. Как при внушаемости субъект принимает, так при негативизме он отвергает, безотносительно к объективному содержанию, обосновывающему решение. Явления негативизма наблюдаются, так же как внушение, у истерических субъектов.

О негативизме говорят также как о характерном явлении волевой сферы ребенка. Но генетическая обусловленность этих явлений в обоих случаях раз-лична. Еще не окрепшая воля создает себе иногда в явлениях негативизма за-щитный барьер. Однако и в процессе развития негативизм является обычно симптомом ненормально складывающихся отношений ребенка или подростка с его окружением. То, что трактуется у подростка как негативизм, является иногда проявлением того разлада между отцами и детьми, который особенно сказывался в периоды более или менее значительных общественных сдвигов в истории общества.

В этой связи поучительно и другое явление характерологического порядка - упрямство. Хотя в упрямстве как будто проявляются упорство и настой-чивость , все же упрямство и сила воли не тожественные явления. При упрямстве субъект упорствует в своем решении только потому, что это решение исходит от него. Упрямство от настойчивости отличается своей объективной необоснованностью. Решение при упрямстве носит формальный характер, поскольку оно совершается безотносительно к существу или объективному содержанию принятого решения.

Внушаемость, негативизм и упрямство ярко вскрывают значение для полно-ценного волевого акта объективного, его обосновывающего содержания. Отношение к другим людям и к самому себе играет существенную роль в каждом нормальном волевом акте; при внушении, негативизме и упрямстве они приобретают патологические формы потому, что не опосредованы объективным содержанием принимаемого решения.

2 Глава: Формирование волевых качеств.

2.1. Волевые качества личности.

Волевые качества личности так же многообразны и сложны как волевая деятельность. Одним из главных волевых качест выделяют инициативность. Очень часто говорят, что сделать первый шагтрудно. Поэтому взяться с легкостью за любое дело по личной инициативе, является значимым свойством воли. Важную роль в инициативности играет постоянная яркость побуждений; немаловажное значение содеержат и интеллектуальные данные. Насыщенность новых идей и планов, богатство воображения, делают некоторых людей как бы бродилом в той среде, в которую они оказываются. От них беспрестанно исходят новые начинания и новые импульсы для других людей.

Прямую противоположность им образовывают интерные натуры. Взявшись за дело им всегда трудено сделать первый шаг: меньше всего они в состоянии сами что-то затеять и без стимуляции извне, по собственной инициативе что-то предпринять.

Вслед за инициативностью, характеризующей человека по тому, как у него совершается самый начальный этап волевого действия, необходимо отметить самостоятельность как существенную особенность воли. Ее противоположность это попадание под чужое влияние, легкая внушаемость. Подлинная самостоятельность воли предполагает сознательность мотивов и обоснованность. Неподверженность чужому влияню является, самостоятельностью собственной воли, поскольку человек сам решает как ему поступить.

От самостоятельности и мотивации решения нужно отличать решительность. Решительность выражается в быстроте, уверенности, твердости принятия решения, а если возникают сомнения напоминающие “колебания маятника”, то это нерешительный человек. Нерешительность может проявиться как в длительных колебаниях до принятия решения, так и в неустойчивости самого решения.

Решительность может быть различной природы это будет зависеть от роли, которую в ней играют обдуманность и импульсивность. Соотношение импуль-сивности и обдуманности, порывистости и рассудительности играет важное, фундаментальное значение для волевых качеств личностито значение определяет внутреннию природу решительность у разных людей.Решительность связана с темпераментом.

Импульсивный тип определяется не абсолютной силой импульсов, а преобладанием их над интеллектуальными моментами взвешивания и обдумывания.Рассудительный тип необязательно отличается преобладанием или господством над ними интеллектуального контроля. Решительность у некоторых людей сводится попросту к импульсивности. Высший тип решительности покоится на наиболее благоприятном, оптимальном соотношении между большой импульсивностью и все же господствующей над ней силой сознательного контроля.

Но решительность не является окончающим качеством воли. В исполнении проявляются весьма существенные волевые качества личности. Прежде всего здесь играет роль энергия (концентрированная сила) и настойчивость при борьбе с препятствиями, которые мешают достичь желанной цели.

Некоторые люди вносят сразу большой напор в свои действия, но скоро «выдыхаются»; они способны лишь на короткий наскок и очень быстро сдают. Ценность такой энергии невелика. Подлинно ценным она обритает объединяясь с настойчивостью. Настойчивость проявляется в неослабности энергии в течение длительного периода, невзирая на трудности и препятствия. Настойчивость вместе с решительностью является особенно существенным свойством воли. Когога говорят о сильной воле, то обычно подразумеваются эти два свойства - решительность и настойчивость, то, как человек принимает решение и как он его исполняет. И точно так же, когда говорят о слабости воли или безволии, то имеют в виду неумение принять решение и неумение бороться за его исполнение. Поскольку это, в сущ-ности, два различных свойства воли, можно различать два разных типа безво-лия: 1) нерешительность- неумение принять решение; 2) отсутствие на-стойчивости-неумение бороться за исполнение принятого решения.

Такую нерешительность или ненастойчивость обычно проявляют люди, не способные гореть тем делом, которое они делают, или легко воспламеняющиеся, но быстро охлаждающиеся. Когда порыв накален страстью и озарен чувством, он выливается в энтузиазм.

Поскольку в волевом действии для достижения цели приходится часто стал-киваться не только с внешними, но и с внутренними препятствиями, то существенными волевыми качествами являются выдержка, самообладание, самоконтроль. Они обеспечивают господство высших мотивов над низшими, в процессе исполнения - необходимое самоограничение, пренебрежение усталостью и прочее ради достижения цели. Эти качества воли в сильной мере зависят от соотношения между аффектом и интеллектом, влечением и сознательным контролем.

Произвольные движения ребенка позволяют развивать собственные волевые действия ,направленные на достижение цели.

Первое осмысленное действие ребенка, направленное на решение какай-либо задачи уже является примитивным волевым актом. Но от этого примитивного акта до высших форм волевого действия еще далеко. Воля зарождается в раннем возрасте и проходит длительный путь. На каждой ступени развития воля имеет свои качественные особенности.

Первые желания у ребенка появляются из-за ярких эмоций, чувств. Эта способность вызывать желания приводит к развитию у него избирательного действия. Но эта избирательность вначале не основывается на адекватном, сознательном выборе того же типа, что у взрослого человека.

Эмоции у ребенка переходят в действия, поэтому под избирательностью предполагается многообразие мотивов, между которыми и может возникнуть борьба. В этой борьбе шансы на победу сначала имеют непосредственно действующие чувственные стимулы перед более отдаленными и особенно эмоционально яркие перед более нейтральными. Лишь в ходе дальнейшего развития ребенок становится способным действовать не в силу эмоционально привлекательных побуждений. Для этого требуется некоторое самообладание. Оно проявляется в отказе от чего-нибудь приятного, а также в более трудной для ребенка решимости сделать что-нибудь неприятное. Однако это дается не сразу и не легко.

Правило поведения сначала регулярно соблюдается ребенком, только если оно закреплено у него в виде привычки. Элемент привычки, навыка в детстве играет особенно существенную роль, потому что для маленького ребенка, естественно, слишком трудной задачей было бы постоянно сознательно регулировать свое поведение общими правилами.

Ж. Пиаже предположил, что в раннем детстве «правило» поведения безостаточно сводится для ребенка именно к привычной схеме действия. По утвержде-нию Пиаже, до 3-4 лет, а иногда и позже, ребенку совершенно чужд момент обязательства. Понятие «надо» не включает в себя еще никакого чувства обя-занности перед другими людьми. Делая что-нибудь запрещен-ное, дети чувствуют не необычность своего поведения, а свою вину перед други-ми. Это очень ярко проявляется в их поведении. Дети очень чувствительны к порицанию, так же как и к похвале.

Правила поведения, которыми руководствуется ребенок, понятия «надо» и «нельзя», регулирующие его поведение, насыщены чувством. Оно в значитель-ной мере определяет первоначальное содержание «правил» поведения и их со-блюдение.

Сначала эти правила носят очень частный и внешний характер. Они пред-ставляют собой в значительной мере лишь совокупность отдельных предписаний, регулирующих по преимуществу внешнюю сторону поведения. В дальнейшем, в связи с общим ходом умственного развития ребенка, они становятся все более обобщенными и осознанными; становясь более сознательными, они приобретают менее внешний характер. Этот процесс совершается и завершается по мере того, как у подрастающего ребенка формируется цельное мировоззрение и внешние сначала правила поведения превращаются в убеждения.

Настойчивость проявляется уже в младенчестве; вместе с тем она проходит длинный путь развития. Ее основа заложена в свойствах темперамента. Но формы, которые она принимает на более поздних ступенях развития, существенно отличаются от ее первых проявлений.

Каждое непосредственно действующее побуждение имеет в раннем детстве большую власть над ребенком. Поэтому внутренняя мотивация еще очень неус-тойчива. Неустойчивость мотивации обусловливает известную бессиистемность действий . Бессистемное перескакивание от одного действия к другому- характерное явление, часто наблюдающееся у детей наряду с настойчивостью, проявляющейся в многократном повторении одного и того же эмоционально привлекательного акта. Высшие формы настойчивости представляют собой в известном отношении противопо-ложность ее начальным проявлениям.

Умение принять задание, подчинить свое поведение будущему результату, иногда вопреки чувственным, непосредственно влекущим побуждениям, действующим в настоящую минуту, - это для ребенка трудное умение. Без этого умения невозможно обучение в школе, поэтому его нужно постоянно развивать. К этому нужно приучать ребенка уже в дошкольном возрасте.

Существуют две крайности, которыенесут серьезную опасность для развития воли. Первая заключается в том, что ребенка разбалывают и тем самым избавляют его от необходимости делать что-либо самостоятельно. Воля у ребенка расслабляется. Вторая заключчается в том , что перегружают ребенка непосильными заданиями. Непосильные задания обычно не выполняются. В результате создается привычка бросать начатое дело незавершенным, а для развития воли нет ничего хуже. Для выработки силь-ной воли первое и основное правило - доводить раз начатое дело до конца.

К концу дошкольного возраста и в начале школьного ребенок обычно делает в волевом развитии крупный шаг вперед, который является существенным условием возможности школьного обучения. Ребенок научается принимать на себя задание и действовать из сознания необходимости его выполнить. Дисциплинирующая упорядоченность учебной работы и всей школьной жизни, ее четкая организация являются существенным условием формирования воли учащихся.

В подростковом возрасте для волевого регулирования поведения возникают определенные трудности. Появление новых влечений в период полового созревания предъявляет новые повышенные требования к воле. Подросток стремится обрести свою собственную волю и начать жить согласно ей. Это стремление оказывается плодотворным для волевого развития личности.

Развитие самосознания приводит к более полному пониманию собственных побуждений и создает предпосылки для углубленной мотивации. Складывающийся характер делает мотивы более устойчивыми и связными. Оформление мировоззрения приводит к постановке новых целей более высокого порядка и создает предпосылки для большей принципиальности решений. С формированием характера, мировоззрения и самосознания налицо основные предпосылки зрелой воли. Ее развитие неразрывно связано с развитием личности, формирующейся в процессе деятельности.

Поскольку деятельность человека совершается в более или менее длинной цепи действий, существенно, насколько все волевые акты личности объединены общей линией, насколько твердо сохраняются и последовательно проводятся одни и те же принципиальные установки в следующих друг за другом поступках. Бывают люди, которые могут с известной настойчивостью добиваться достижения какой-нибудь цели, но сами цели у них изменяются от случая к случаю, не объединяясь никакой общей линией, не подчиняясь никакой бoлее oбщей цели. Это беспринципные люди без четких устaновок. Пoследовательнoсть и принци-пиальность как свойства личности, характера, в силу которых через все поступки человека на протяжении больших периодов или дaже всей его сознaтельной жизни проходит как бы единая линия, составляет выходящую за пределы собственно волевых качеств существенную черту характера личности. При наличии такой принципиальности все время от времени пробуждающиеся желания, любая чaстная цель, которая может встать перед человеком на кaком-нибудь отдельном этапе его жизненного пути, подчиняются большой единой цели - конечной цели всей его жизни и деятельности.

Волевые кaчества личности принадлежат к числу самых существенных. Во всем великом и героическом, что делaл человек, в величайших его достижениях его волевые качества всегда играли значительную роль.

2.2. Самовоспитание как способ самостоятельного формирования волевых качеств/

Caмовоспитание - очень важная сторона воспитания, которая реализуется как под влиянием педагогов и социальной среды, так и на основе индивидуальных качеств человека. Самовоспитание подчёркивает целенаправленное действие самого воспитанника; это намеренное изменение, возведение человеком самого себя на более высокую ступень совершенства; процесс сознательного и самостоятельного преобразования человеком своих телесных сил, душевных свойств, социальных качеств личности для выполнения своего предназначения. Качества личности и поступки могут не сформироваться и не проявиться, если не включатся механизмы "самости" на уровне самопознания, самовоспитания, самосовершенствования.

Очень непросто управлять чувствами и обуздывать их, но и этому можно научиться. Саморегуляция позволяет сдержанно относиться к другим людям и терпимо воспринимать их недостатки, вырабатывая умение не раздражаться в самых критических ситуациях. В выработке нравственной культуры, мужества, в формировании эрудиции и в умении руководить людьми немалую роль играют приемы самовоспитания:

Самооценка (самоанализ).

Самооценка формируется путем сравнения себя с другими людьми и путем сопоставления уровня своих притязаний с результатами своей деятельности. Aдекватная самооценка позволяет правильно сформулировать цели самовоспитания. Она формулируется в тех случaяx, кoгдa субъект выявляет мнение о себе и своих поступках у людей, с которыми контактиpует в семье, в учебном заведении, на отдыхе; критически сопоставляет себя с окружающими. Еcли результат этих контактов -- заниженная самооценка, человек начинает находить в каждом деле непреодолимые препятствия. Он теряет уверенность в себе. Емy cтaновится труднее работать, сложнее контактировать с коллегами, устанавливать контакты с людьми.

Самовнушение.

Самовнушение – это процесс и результат внушения, направленного на самого себя. Оно помогает вести себя, не выходя за рамки принятых в данном обществе правил культурного поведения, владеть собой в самых трудных ситуациях. Оно может быть применено в процессе самовоспитания любых качеств личности. В течение нескольких недель, а иногда и месяцев с целью изменения поведения в требуемую сторону помногу раз в день произносится заранее подготовленная фраза: «Я ни при каких обстоятельствах не буду повышать голос!», «Я буду слушать собеседника, не перебивая, как бы трудно мне ни было!», «Меня не выведут из себя никакие замечания окружающих!» Делается это повторение заученных формул до тех пор, пока уверенность не становится непоколебимой, не оставляя ни тени сомнений в возможности справиться с собой, вести себя в соответствии с самовнушением.

Так, например, много раз повторяя: «Я не чувствую боли», можно избавиться от болевых ощущений. И наоборот, можно внушить себе ощущение боли, причем, даже не произнося каких-либо формул.

Неприятные эмоции, сопутствующие боли, исчезают при переключении внимания. Г. Гейне переставал чувствовать преследовавшую его мучительную боль, когда сочинял стихи. Исследовательская работа помогала избавиться от болевых ощущений философу И. Канту, физику Б. Паскалю, писателю Н. Островскому. Люди заметили давно, что мысли о боли многократно ее увеличивают. Еще Л. Сенека писал: «Боль легко перенести, если не увеличивать ее мыслями о ней; если, наоборот, ободрять себя, говоря: это ничего, или, по крайней мере, - это не беда, нужно уметь терпеть, это скоро пройдет, --то боль становится легкой постольку, поскольку человек себя в этом уверит». Самовнушение или увлечение каким-то делом создает в мозгу очаг возбуждения, который став доминантным тормозит другие зоны мозга, в том числе и те, которые вызывают ощущение боли

Самосознание, самоуважение.

Выражает установку одобрения или неодобрения по отношению к самому себе и указывает, в какой мере индивид считает себя успешным.

Отношение к себе выступает как специфическая образующая самосознания, как важный внутренний фактор формирования полноценности личности, обеспечивающий её целостность и единство. Активное формирование самосознания и рефлексии рождают массу вопросов о жизни и о себе. Интерес к себе чрезвычайно высок. Происходит открытие своего внутреннего мира. Внутренне Я перестаёт совпадать с внешним, что приводит к развитию самообладания и самоконтроля.

Самоконтроль.

Самоконтроль обязательный прием самовоспитания, способствует концентрации всех сил в нужном направлении и экономному расходованию сил. Самоконтроль – это умение подчинить эмоции собственному разуму. Он уберегает от ошибок в поведении и в работе. Но самоконтролю нужно упорно учиться. Это вовсе не простой прием самовоспитания, как может показаться на первый взгляд. Здесь очень много тонкостей. Прежде всего, контролировать одновременно можно число объектов, которое не превышает объем внимания, а в трудных условиях человек может успешно контролировать что-либо одно. Иначе число ошибок может увеличиться.

В каждом конкретном случае надо строго определить, что контролировать и поставить перед собой точную задачу: чего не сделать, от чего удержаться и что сделать наилучшим образом. Никогда не выпускайте себя из-под контроля, чтобы избежать ошибок в своей работе.

Самоприказ.

Это короткое, отрывистое распоряжение, сделанное самому себе: «Разговаривать спокойно!», «Не поддаваться на провокацию!», «Молчать, молчать!» помогает сдерживать эмоции, вести себя достойно, соблюдать требования этики.

Применяется самоприказ, когда человек уже убедил себя, что надо вести себя определенным образом. Он ясно видит свои недостатки, но никак не может заставить себя выполнять намеченный план действий. В этот момент и появляется необходимость в приказной форме решительно потребовать от себя необходимого действия. В следующий раз выполнить такое действие будет легче, а в дальнейшем оно станет привычкой. Если самоприказ не помогает, необходимо повторить его несколько раз. Если, это возможно, повторить его вслух.

Самопринуждение.

Обязательный прием самовоспитания, которым должны владеть все школьники и взрослые люди. При выявлении причин неуспеваемости школьников мы сталкиваемся с тем, что они не могут заставить себя заниматься теми учебными дисциплинами, которые им не нравятся, не могут заставить себя прекратить чтение интересной книги, чтобы выполнить школьные домашние задания.

Часто такое поведение наблюдается и у взрослых. Смотреть телевизор, лежа на диване, конечно же, гораздо приятнее, чем убирать в квартире или помогать детям в освоении учебных программ и решении их локальных и глобальных проблем.

Самокорректировка.

Самокорректировка дает возможность корректировать накал страстей, приучает держать себя в руках, быстро успокаиваться в сложных ситуациях. История необычайно богата примерами самокорректировки, помогающими выдающемуся человеку четко выполнять намеченную жизненную программу.

Всю жизнь упорно и настойчиво корректировал свое поведение Л. Н. Толстой. В дневнике он отмечает свои недостатки: «Неосновательность (под этим я разумею: нерешительность, непостоянство и непоследовательность); неприятный тяжелый характер, раздражительность, излишнее самолюбование, тщеславие; привычка к праздности» и намечает пути исправления своих недостатков. Самое трудное, по его мнению, -- подчинить контролю движение собственной мысли.

Самокорректировка позволяет преобразовывать хаос негативных мыслей и чувств, разрушающих жизненный потенциал, в гармоничную структуру. Если такое преображение происходит сознательно, оно приводит к более эффективному использованию жизненной энергии личности.

Саморегуляция.

Этот прием предусматривает обучение умению следить за внешними проявлениями эмоциональных состояний. Дело в том, что изменяя внешнее выражение, эмоции, можно регулировать свое внутреннее психическое состояние. Например, хаотичные, не подкрепляющие речь движения рук в разговоре, дрожание пальцев вызывают нерешительность, неуверенность в себе; заискивающие интонации углубляют беспокойство. И наоборот, приучая себя не размахивать руками в разговоре, не горбиться, не хмуриться, а стоять перед собеседниками, развернув плечи, подтянув живот, демонстрируя красивую осанку, улыбаться в моменты растерянности, недоумения; смотреть уверенно и строго в конфликтной ситуации, руководитель приобретает уверенность в себе, не теряется в момент сильной тревоги, при возникновении чрезвычайной ситуации.

Очень непросто управлять чувствами и обуздывать их, но и этому можно научиться. Саморегуляция служит умению сдержанно относиться к другим людям, терпимо воспринимать их недостатки, слабости, ошибки. Постоянный самоконтроль вырабатывает умение не раздражаться в самых критических ситуациях.

Если все же контроль над чувствами не удался, срыв произошел, обстановка чрезвычайная и необходимо успокоиться, взять себя в руки, лучшее средство успокоиться -- движение. Очень хорошо молча и задумчиво пройти по кабинету, делая, скажем, на два шага вдох и на пять шагов выдох, ведя счет шагов в уме. Движение, дыхание, счет шагов в уме быстро отвлекают руководителя от ситуации, успокаивают.

В саморегуляции большую роль играет рефлексия. Вначале необходимо интенсифицировать самосознание. Это позволяет обнаружить несовместимость своих принципов, мыслей, поступков и сравнительно легко наметить пути закрепления новых элементов поведения. При этом надо иметь в виду, что чем выше интеллект человека, чем точнее самоосознание, тем эффективнее функционирует саморегуляция.

Самостимуляция.

Мнительным и самолюбивым людям, большую помощь в самовоспитании могут оказать методы самоободрения, самопоощрения, самоосуждения и самонаказания.

Самообладание – способность человека сохранять внутреннее спокойствие, действовать разумно и взвешенно в сложных жизненных ситуациях.

Этот прием рекомендуется для настойчивого использования после разных неудач: на работе, на экзаменах, на спортивных соревнованиях и т. д., чтобы не потерять уверенности в своих силах, в своих возможностях, в своем обязательном будущем успехе.

В случае даже незначительных успехов целесообразно хвалить себя (самопоощрить), мысленно говоря: «Умница!», «Молодец!», «Здорово получилось!», «И дальше так!». А в случае неудачи мысленно выговаривать себе: «Плохо!», «Очень плохо!», «Стыдно!». Очевидно, в случае крупных успехов и значительных неудач воздействие усиливается.

Желательно, чтобы реакции самопоощрения и самонаказания регулировали наше поведение постоянно. Хотя прибегать к ним, очевидно, необходимо в зависимости от ситуации. К сожалению, очень часто человек не получает положительной оценки своего поведения со стороны. А лишение элементарного внимания без самоподкрепления интенсивной работы -- одна из причин повышения нервозности, депрессий.

Очевидно, поощрять и наказывать себя можно не только словесно. Естественно, лишение себя удовольствия будет действенным средством самонаказания.

Очень важно убедить себя в собственных возможностях влиять на свое тело, изменять свои взгляды, укреплять свою нервную энергию, делать себя здоровым и сильным. Но такая работа дает результат только в том случае, если требования к себе увеличиваются постепенно.

Слабовольные люди часто себя ругают вне всякой связи с самовоспитанием, но лучше от этого они не становятся. Поругав себя, они потом опять делают то же. Поругав себя за что-либо, обязательно делайте для себя определенные выводы и старайтесь в следующий раз вести себя и работать лучше, чтобы ругать себя не приходилось.

Воля, как сознательная саморганизация и самовоспитание (саморегуляция) деятельности, направленное на преодоление внутренних трудностей - это, прежде всего власть над собой, над своими чувствами, действиями.

У разных людей эта власть обладает разной степенью выраженности. Обыденное сознание фиксирует огромный спектр индивидуальных особенностей воли, различающихся по интенсивности своих проявлений, характеризуемых на одном полюсе как сила, а на другом как слабость воли.

Человек, обладающий сильной волей, умеет преодолевать любые трудности, встречающиеся на пути к достижению поставленной цели.

Слабовольные люди пасуют перед трудностями, не проявляют решительности, настойчивости, не умеют сдерживать себя, подавлять сиюминутные побуждения во имя более высоких, нравственно оправданных мотивов поведения и деятельности.

Пoлoжительные качества воли, проявления ее силы обеспечивают успешность деятельности, с лучшей стороны характеризуют личность человека. Перечень подобных волевых качеств очень велик: мужество, настойчивость, решительность, самостоятельность, самообладание и многие другие.

Так, решительность--это индивидуальное качество воли, связанное со способностью и умением самостоятельно принимать ответственные решения и неуклонно реализовывать их в деятельности. У решительного человека начавшаяся борьба мотивов вскоре завершается принятием и исполнением решения. Проявление решительности -- это не всегда мгновенное, но всегда своевременное решение, принятое со знанием дела, с учетом обстоятельств. Скоропалительные решения зачастую свидетельствуют не столько о решительности, сколько о желании человека избавиться от внутреннего напряжения и обсуждения мотивов, что скорее свидетельствует о слабости, а не о силе воли. С другой стороны, постоянное оттягивание принятия или исполнения решения, откладывание его “в долгий ящик” говорит, в свою очередь, о неразвитости воли.

Самостоятельность воли предполагает при учете мнений других людей, их советов известную критичность по отношению к этим мнениям и советам. Как и решительность, самостоятельность выявляет, главным образом, внутреннюю локализацию контроля волевого действия. Самостоятельность воли может быть противопоставлена, с одной стороны, упрямству, а с другой -- внушаемости. Внушаемый субъект не имеет своего мнения и поступает под влиянием обстоятельств и давления со стороны других людей. Следствием безволия является и упрямство, которое побуждает поступать вопреки доводам разума и советам окружающих. Настойчивость упрямого человека носит неразумный характер, она не является сознательной организацией и саморегуляцией деятельности и поведения. В условиях межличностного взаимодействия самостоятельность воли выступает как качество личности, наиболее полно выражающееся в коллективистском самоопределении.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Развитие волевой регуляции поведения у человека осуществляется в нескольких направлениях. С одной стороны - это преобразование непроизвольных психических процессов в произвольные, с другой - обретение человеком контроля над своим поведением”, с третьей - выработка волевых качеств личности. Волевого человека отличают решительность, смелость, самообладание, уверенность в себе.

Все эти процессы онтогенетически начинаются с того момента жизни, когда ребенок овладевает речью и научается пользоваться ею как эффективным средством психической и поведенческой саморегуляции.

Внутри каждого из этих направлений развития воли по мере ее укрепления происходят свои, специфические преобразования, постепенно поднимающие процесс и механизмы волевой регуляции на более высокие уровни. К примеру, внутри познавательных процессов воля вначале выступает в форме внешнеречевой регуляции и только затем - в плане внутриречевого процесса. В поведенческом аспекте волевое управление вначале касается произвольных движений отдельных частей тела, а впоследствии - планирования и управления сложными комплексами движений, включая торможение одних и активизацию других комплексов мышц. В области формирования волевых качеств личности развитие воли можно представить как движение от первичных к вторичным и далее - к третичным волевым качествам.

Волевая регуляция необходима для того, чтобы в течение длительного времени удерживать в поле сознания объект, над которым размышляет человек, поддерживать сконцентрированное на нем внимание. Воля участвует в регуляции практически всех основных психических функций: ощущений, восприятия, воображения, памяти, мышления и речи. Развитие указанных познавательных процессов от низших к высшим означает приобретение человеком волевого контроля над ними.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. - Т. 3. - М., 1983.

2. Иванов-Смоленский А.Г. Основ-ные проблемы патологической физиологии высшей нервной деятельности человека. М., 1933.

3. Калин В.К. На путях построения теории воли // Психологический журнал - Т. 10 - 1989 - № 2.

4. Ладанов И.Д. Управление стрессом. - М., 1989.

5 Немов Р.С. Психология: Учебник для вузов. - В 3-х кн. - Кн.1. - М.: Владос, 1997.

6. Общая психология. - М., 1986.

7. Рибо Т, А. Память в ее нормальном и болезненном состоянии. СПб., 1894.

8. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - СПб: Питер Ком, 1999.

9. Страхов И.В. Психология характера. - Саратов, 1970.

10. Хрестоматия по вниманию. - М., 1976.

11. Экспериментальные исследования волевой активности. - Ря-зань, 1986.

Приложения.

Характеристика волевого действия