Психофармакология и эффекты прерывания

Подробнее

Размер

29.05K

Добавлен

20.12.2020

Добавил

Максим
5+
Текстовая версия:

Эссе «Психофармакология и эффекты прерывания»

Психиатрические препараты уже давно используются для борьбы с психическими расстройствами. Их использование было основано на небольшом фармакологическом понимании их способа действия у пациентов. Однако лекарство сыграло решающую роль в восстановлении нормального психического состояния пациента. Некоторые лекарства негативно влияют на здоровье пациента, особенно после их отмены. В результате этого возникла повышенная потребность в том, чтобы сиделки в психиатрическом отделении понимали фармакологическое воздействие препаратов и широкий спектр побочных эффектов после отмены. Большинство пациентов используют психиатрические препараты из-за сильного психического, психологического или эмоционального стресса.

Однако, хотя психические лекарства обычно изменяют отношение пациента так же, как и любые другие психоактивные вещества, важно понимать, что такие лекарства не изменяют основную причину эмоционального дискомфорта. Существует широкий спектр эффектов, связанных с прекращением приема психиатрических препаратов, включая соматический абстинентный синдром, состояние, которое часто ошибочно принимают за рецидив. Кроме того, быстрое начало психотической реакции после отмены препарата является обычным явлением, особенно для нейролептических препаратов и клозапина.

Однако такие результаты являются обычными, поскольку многие исследования по этому лекарству являются ошибочными. Более того, существует тот факт, что нынешние психические состояния являются ятрогенными. Из проведенного исследования становится очевидным, что для обеспечения того, чтобы неблагоприятные последствия прекращения приема лекарств не перевешивали их преимущества, необходимы дополнительные анализы и исследования психиатрических препаратов.

Понимание Психофармакологии

Четкое понимание фармакологии препарата и механизма его действия играет решающую роль в объяснении не только терапевтического воздействия и побочных эффектов, но и побочных эффектов при прекращении приема препарата (Wenzel, 2014). Поэтому необходим широкий обзор и анализ потенциальных последствий, связанных с прекращением приема многочисленных психотропных препаратов. В настоящее время широко используемые антидепрессанты имеют низкие случаи побочных эффектов по сравнению с ранее применявшимися. Однако некоторые менее серьезные и потенциально вредные побочные эффекты связаны с целым рядом новых антидепрессантов, распространенных сегодня на рынке в попытке доказать их эффективность (Goldberg & Ernst, 2012). Поэтому первичные медицинские работники, занимающиеся современной психиатрией в области психофармакологического лечения депрессии, должны быть осведомлены о широком спектре как незначительных, так и серьезных побочных эффектов. Статья в основном посвящена психофармакологии и последствиям прекращения приема психотропных препаратов.

Большинство людей начинают принимать психиатрические препараты из-за крайнего чувства дистресса. Пациент либо испытывает подавляющее состояние эмоционального или психологического расстройства, либо сочетание обоих состояний. Однако для таких состояний, как депрессия, тревога, паранойя, психоз и мания, используются различные ярлыки, и эти ярлыки меняются с течением времени (Goldberg & Ernst, 2012). В большинстве случаев врач сообщает пациентам, что их эмоциональный дискомфорт является результатом психических расстройств, имеющих биохимическую основу. Более того, их дистресс опасен и нуждается в контроле с помощью психиатрического наркологического лечения. Психическое лекарство обычно воздействует на мозг и изменяет отношение и осознание точно так же, как любое другое психоактивное вещество (Sinacola & Peters-Strickland, 2012). Однако большинство лекарств могут притупить или контролировать симптомы эмоционального дискомфорта, расслабляя человека, шокируя чувствительность или заставляя пациентов спать. Они обычно позволяют людям чувствовать себя способными жить более комфортно (Goldberg & Ernst, 2012).

Тем не менее, крайне важно понимать, что психиатрическое лечение не изменяет глубинных причин эмоционального расстройства или дискомфорта. Он часто понимается как инструмент для механизма совладания, который облегчает симптомы и прокладывает путь к трансформации, но со значительным риском для любого, кто потребляет лекарство.
Как и любые другие изменяющие вещества, Психотропные препараты являются психоактивными и регулируют поведение разума, воздействуя на химию мозга. Их важность и риск обычно являются результатом смещения мозга и изменения сознания, включая плацебо и ожидания. В современной медицинской практике психиатрические препараты изменяют уровни химических веществ, известных как нейротрансмиттеры (Sinacola & Peters-Strickland, 2012). Такие химические вещества связаны с функционированием психики и настроения, и все клетки нервной системы, включая клетки мозга, используют нейромедиаторы для связи друг с другом. Когда уровни нейротрансмиттеров изменяются в системе организма, рецептор, который принимает и контролирует нейротрансмиттер, имеет тенденцию быть более чувствительным, таким образом, сокращается, чтобы приспособиться (Goldberg & Ernst, 2012).

Например, известно, что селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) повышают уровень нейромедиатора в головном мозге, тем самым уменьшая количество серотониновых рецепторов мозга. Кроме того, антипсихотические препараты, такие как Халдол, обычно снижают количество дофаминовых рецепторов в мозге (Sinacola & Peters-Strickland, 2012). Действие нейротрансмиттеров и рецепторов обычно одинаково в любой форме психоактивных препаратов. Алкоголь влияет на нейромедиатор, включая серотонин и дофамин, а кокаин изменяет уровни как серотонина, так и дофамина (Sinacola & Peters-Strickland, 2012).

Несмотря на риск употребления психиатрических препаратов, польза этих препаратов широко пропагандируется. Самый важный аспект наркотиков, как правило, смешивается с ложными утверждениями. Существуют различные способы, которыми психиатрические препараты могут быть полезны. Например, недосыпание является единственной причиной или фактором, способствующим эмоциональному кризису, и психиатрические лекарства используются для контроля этого состояния (Sinacola & Peters-Strickland, 2012). Установлено, что Психотропные препараты защищают индивидов от эмоционального кризиса, который настолько серьезен, что угрожает их психической стабильности и даже жизни. Сообщается, что симптомы чувствуют себя управляемыми на лекарствах, и эпизоды депрессии или мании облегчаются. Кроме того, прерывание кризиса и получение адекватного сна позволяют пациенту уменьшить стресс, аспект, который уменьшает жизненный хаос (Élie et al., 2010). Это, как правило, основа для большей стабильности и решения ситуации, которую было бы трудно контролировать.

Независимо от медицинского принципа информированного согласия, врачи обычно склонны оставлять пациентам важную информацию о психиатрических препаратах, которые они назначают. Более высокие дозы и длительное применение таких препаратов приводят к более глубоким и длительным изменениям (Élie et al., 2010). Эти препараты часто очень трудно прекратить использовать из-за их неблагоприятных эффектов, связанных с абстиненцией. Хотя мозг обладает потенциалом к самоисцелению и самовосстановлению, такой процесс занимает много времени, чтобы полностью восстановиться после абстиненции (Goldberg & Ernst, 2012). Кроме того, важно понимать, что нейролептические препараты, хотя и считаются антипсихотическими, редко нацелены на психоз или специфические симптомы психического расстройства. Вместо этого они только ухудшают работу мозга в целом для любого пациента, использующего вышеуказанные лекарства. Большинство пациентов, употребляющих наркотики, сообщают, что их психотические симптомы продолжают сохраняться, хотя их эмоциональная реакция имеет тенденцию уменьшаться.

Риск для здоровья и психики, связанный с психиатрическими препаратами

Решение о том, следует ли отказаться от психиатрических препаратов, предполагает оценку как рисков, так и связанных с ними преимуществ, включая важную информацию о последствиях. Однако эффекты лекарств могут существенно различаться у разных людей. Психиатрические препараты вредны и могут нанести вред организму пациента (Élie et al., 2010). Нейролептические препараты могут вызывать опасные для жизни проблемы, известные как нейролептический злокачественный синдром, а также болезнь Паркинсона. Кроме того, регулярное обследование крови имеет решающее значение для таких препаратов, как литий и клозапин, чтобы оценить любой потенциальный физический вред. Кроме того, было обнаружено, что многие психиатрические препараты приводят к внезапному сердечному приступу, почечной недостаточности и другим серьезным заболеваниям крови среди других эффектов (Élie et al., 2010). Другие токсические эффекты включают нарушение нормального менструального цикла, беременность и серотониновый синдром.

Кроме того, Психотропные препараты способны повреждать клетки мозга. Например, поздняя дискинезия является распространенной проблемой, которая приводит к обезображиванию лицевых припадков. Он очень широко распространен среди пациентов, принимающих высокие и стойкие антипсихотические препараты (Élie et al., 2010). Было обнаружено, что антипсихотические препараты вызывают сокращение мозга, в то время как антидепрессанты приводят к проблемам с памятью и повышают уязвимость к депрессии. Другие эффекты включают умственные и когнитивные нарушения и травмы головного мозга. Действие препарата создает риск снижения качества жизни, включая снижение сексуальности, депрессию и повышенное чувство беспокойства. Литиевые препараты взаимодействуют с водой и солью в организме пациента, что приводит к колебаниям потенции (Wenzel, 2014). Хотя регулярные анализы крови используются для контроля дозы лития, люди, использующие лекарство, обычно подвергаются более высокому риску его воздействия. Сообщалось, что другие психотропные препараты, такие как риталин и Аддералл, вызывают задержку роста у детей. Они также представляют неизвестный риск для нормального роста мозга. Кроме того, как и амфетамины, риталин и Аддералл также вызывают привыкание и вызывают психоз и проблемы с сердцем (Wenzel, 2014).

Риски для психического здоровья являются наименее изученными аспектами психиатрических лекарств. Такие лекарства усугубляют психотические симптомы и повышают вероятность возникновения кризиса. Препараты обладают способностью изменять рецепторы. Например, такой нейромедиатор, как допамин, делает пациента сверхчувствительным к психозу (Élie et al., 2010). В результате повышается чувствительность эмоций и переживаний. Сообщалось, что Психотропные препараты вызывают суицидальные чувства как один из психотических симптомов. Однако врачи, как правило, реагируют, назначая больше лекарств на диагноз. Кроме того, многие люди испытывают возрастающие изменения в личности, включая чувство наркотического опьянения, эмоциональное притупление, снижение физической активности и нарушение креативности (Wenzel, 2014). Было обнаружено, что у пациентов, принимающих психиатрические препараты, в частности антипсихотические препараты, развиваются долгосрочные проблемы в качестве психически больных.

Побочный эффект прекращения психофармакологии

Прекращение или сокращение приема психиатрических препаратов приводит к возникновению неблагоприятных медицинских проблем. Наиболее распространенным является синдром соматического прерывания, также широко известный как реакция отмены. Синдром обычно относится к психологическому выражению биологических эффектов, вызванных прекращением регулярного приема лекарств (Marin & Escóbar, 2013). Такие синдромы ранее концептуализировались как результат биологической адаптации к продолжающемуся психотическому употреблению наркотиков, которое внезапно перестало сопротивляться, когда наркотик был отменен, особенно внезапно. В настоящее время установлено, что абстинентный синдром возникает при применении широкого спектра лекарственных средств, а не только антидепрессантов и нейролептиков. Однако реакция на литиевые препараты была признана наиболее частой (Landry & Skalli, 2010). В некоторых случаях сообщалось, что реакция прекращения приема препарата сохраняется в течение длительного периода времени (Marin & Escóbar, 2013). Кроме того, большинство случаев абстинентных симптомов обычно включали поведенческие и психологические симптомы, такие как беспокойство, тревога и нарушение сна, которые часто интерпретируются как признаки рецидива.

Быстро Развивающийся Психоз

Быстрое начало психоза является одним из распространенных последствий прекращения психофармакологии. Это влечет за собой возникновение психотических инцидентов вскоре после прекращения длительного употребления психотропных препаратов, в частности нейролептиков. Однако частота таких случаев выше у клозапина, где в ряде случаев этот эффект был продемонстрирован у пациентов как с резистентностью к лечению, так и с реактивным психозом (Marin & Escóbar, 2013). Быстрый психоз появляется обычно через несколько дней после отмены, и симптомы, как правило, являются постоянными, включая визуальные галлюцинации, параноидальные галлюцинации и враждебность. Тем не менее, большинство случаев были задокументированы у людей, не имевших ранее психиатрических историй. Кроме того, есть несколько случаев новых психотических симптомов, зарегистрированных у пациентов, у которых ранее была диагностирована маниакальная депрессия (Landry & Skalli, 2010).

Тем не менее, факты указывают на возможность того, что психотическая реакция имеет тенденцию быть отличительной от основного расстройства и обычно представляет собой ятрогенный синдром. Преобладание людей без предшествующего известного психиатрического анамнеза усиливает доказательства этого эффекта и новое начало специфических признаков, документированных во многих других случаях (Marin & Escóbar, 2013). Сравнительное постоянство симптомов также указывает на возможность того, что все они связаны с симптомами стимуляторного психоза, обусловленного чрезмерной активностью дофамина. Однако быстрота наступления указывает на то, что это явление является физическим проявлением процесса отмены. Кроме того, в случае клозапина очевидно, что возникновение эффектов совпало с соматическим абстинентным синдромом (Landry & Skalli, 2010). Хотя трудно понять, насколько часто встречается соматический синдром, он обычно описывался после отмены клозапина, что объясняется коротким периодом полувыведения клозапина. Однако, что касается психиатрических препаратов с более длительным периодом полураспада, абстинентный психоз часто ошибочно интерпретируется как естественная реверсия, поскольку его начало имеет тенденцию быть менее быстрым (Marin & Escóbar, 2013).

Психологическая реакция и неправильное воздаяние

Теоретически снижение или прекращение приема психотропных препаратов может вызвать психологические реакции, сходные с эффектом плацебо, широко известным как эффект ноцебо (Landry & Skalli, 2010). Этот термин описывает ситуацию, когда ожидание болезни вызывает реальную болезнь. Ряд исследований показал, что люди могут заболеть и подвергнуться психологическому стрессу с помощью внушения. Эффект ноцебо - это идея о том, что на исход абстиненции может повлиять негативное предвосхищение со стороны психиатрических пациентов или других лиц, связанных с их лечением. На него обычно влияет либо уменьшение предложения лекарств в организме, либо соматическая абстиненция из-за уменьшения количества лекарств (Sinacola & Peters-Strickland, 2012). Теоретически его можно отличить от психологических симптомов, проявляющихся непосредственно биологическими эффектами отмены препарата, хотя на практике это может быть проблематично. Тем не менее, психологическая реакция может быть менее последовательной в своем симптоматическом профиле и начале, чем симптом отмены (Landry & Skalli, 2010). Поэтому тревога, как правило, является наиболее заметным симптомом неправильного воздаяния. Человек, вовлеченный в уход за пациентами, испытывает значительную тревогу по поводу изменений в медикаментозном лечении, в частности, в связи с сокращением продолжительности медикаментозного лечения. В результате такое чувство может передаваться пациенту и иметь тенденцию к обострению психологической реакции у пациентов (Sinacola & Peters-Strickland, 2012).

Кроме того, существует связанный с этим сценарий, согласно которому нормальные долгосрочные колебания состояния пациента неверно связываются с воздействием отмены препарата пациентом или другими лицами, которые обеспокоены исходом сокращения. Это очень распространенный инцидент, и он возникает, когда клинические кабинеты выступают против решения уменьшить прекращение приема лекарства (Stahl, 2014). В такой ситуации все негативные события, происходящие после изменения схемы приема психоактивных веществ, связаны с ней независимо от предшествующих событий. Психологическая реакция-это очень критическое понятие, как и физиологический синдром отмены; его обычно ошибочно принимают за рецидив. Более того, они способствуют повторному возникновению психотического заболевания (Stahl, 2014).

Повторное возникновение основного состояния

Это осложнение возникает в результате рецидива или обострения основного заболевания вследствие прекращения приема психотропных препаратов. Связь между снижением приема лекарств и рецидивом обычно бывает сложной (Stahl, 2014). Однако рецидив возникает после прекращения приема назначенных препаратов в основном из-за устранения благотворного профилактического воздействия препарата (Wenzel, 2014). Более того, сам по себе процесс абстиненции также вызывает дегенерацию, которая иначе не наступила бы во время естественного течения расстройства.

Несмотря на прежний скептицизм, существует консенсус, что прекращение приема литиевых препаратов повышает риск рецидива маниакальной депрессии выше уровней, связанных с естественным течением психического заболевания. Повышенный риск рецидива обычно наблюдается в течение первых нескольких дней после прекращения лечения и обычно заканчивается после него. Однако высокая частота рецидивов возникает после быстрой отмены по сравнению с постепенной отменой (Stahl, 2014). Кроме того, частота рецидивов после отмены литиевого препарата обычно превышает частоту эпизодов до начала приема литиевого препарата (Wenzel, 2014).

Фармакодинамика Адаптация

Считается, что длительное применение психотропных препаратов, особенно тех, которые подавляют специфические нейромедиаторы, вызывает компенсаторное повышение чувствительности соответствующих рецепторов. Когда такие рецепторы больше не подавляются лекарствами, обычно наблюдается избыточная активность систем нейротрансмиттеров (Élie et al., 2010). Это приводит к характерным синдромам прекращения, которые приводят к быстрому началу психоза и в конечном итоге к фармакодинамическому стрессу, что повышает уязвимость к рецидиву. Кроме того, исследования сверхчувствительного психоза показали, что у людей наблюдаются сдвиги в дофаминовых рецепторах, особенно после длительного употребления нейролептических препаратов. Тем не менее, связь между сверхчувствительностью рецепторов дофамина и психозом эмпирически не изучалась, в то время как предполагаемые проявления сверхчувствительности дофамина, такие как чувствительность к пролактину, не были последовательно продемонстрированы (Élie et al., 2010).

Повышенный риск рецидива, обусловленный прекращением приема препарата, в значительной степени объясняется одной и той же моделью адаптации фармакодинамики. Резкая отмена нейролептиков и лития обычно связана с повышенным риском. С другой стороны, постепенный уход будет соответствовать такому объяснению из-за более низких возможностей для адаптации и возвращения к нормальной жизни (Landry & Skalli, 2010). Поскольку адаптация обычно присутствует у человека только в течение нескольких недель после однократной дозы, это объясняет, почему риск рецидива сохраняется через несколько месяцев после первоначальной отмены. Кроме того, психологическая реакция на прекращение приема психиатрических препаратов вызывает появление симптомов и повышает вероятность рецидива заболевания. Исследования на конкретных примерах указывают на такие эффекты у людей с психозом. Однако психологическая реакция также очень распространена среди людей, страдающих депрессией (Landry & Skalli, 2010). Кроме того, психологические эффекты по-разному сочетаются с механизмами фармакодинамики. Например, седативные и опьяняющие эффекты лекарства прямо или косвенно повышают тревогу, напоминая людям, что их лечение прекращается. Таким образом, психологические реакции персонала, пациентов и лиц, осуществляющих уход, являются решающими факторами успеха или неудачи прекращения лечения (Landry & Skalli, 2010).

В заключение следует отметить, что, хотя психофармакология играет важнейшую роль в психиатрии, абстиненция часто приводит к различным последствиям, как незначительным, так и серьезным. Хотя антидепрессанты и другие лекарственные средства облегчают потенциальный ухудшающий синдром депрессии и других психических заболеваний, важно признать важность их побочных эффектов для поддержания комплаентности (Wenzel, 2014), однако, поскольку описанные выше побочные эффекты могут быть ошибочно приняты за повторное возникновение основного заболевания, необходимо будет пересмотреть доказательства ценности поддержания психиатрических препаратов.

Группы плацебо часто подвержены вышеуказанным неблагоприятным эффектам. Однако, поскольку такие факты часто упускаются из виду, они приписываются основному заболеванию и принимаются как доказательство превосходства дальнейшего использования таких лекарств (Goldberg & Ernst, 2012).

Когда рецидив в основном оценивается просто как клиническое ухудшение, соматические симптомы прекращения, а также тревожный индуцированный процесс ошибочно принимают за него. Существует острая необходимость в повышении осведомленности о побочных эффектах психиатрических препаратов, используемых в лечении большинства инвалидизирующих психических заболеваний (Stahl, 2014). В результате этого он будет играть решающую роль в устранении ложного толкования, очевидного между побочными эффектами и рецидивом заболевания, и обеспечивать, чтобы преимущества прекращения лечения перевешивали побочные эффекты.